Действующие лица:
Захар Гроб'наш
Лайлантар Вэрдан
Рут Нойман
Поочерёдность постов соответственно
Внешний вид персонажей:
В постах
Дата и время в эпизоде:
16 день месяца Граната года Багряного льда
Погода в эпизоде и место действия:
начало - западный район Хекса, лавочка господина-мага Вольфганга Ноймана
после - заброшенное святилище религии Ски'ин на востоке горной гряду меж Везеном и Хексом
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Орк и люмбер находят по обрывку с старинными письменами, и чтобы выяснить их значение, обращаются к Нойману. Маг и его ученица помогают расшифровать пергамент, который оказывается письмом монаха-отшельника - он просит  своего друга перед кончиной "забрать богатства, нажитые за долгую жизнь". В поисках этих богатств трое приключенцев покидают Хекс.

Рейтинг поста: 0

Для Месяца Граната день выдался на удивление ясным.Ну что поделать, в Хексе тепло даже зимой и солнце яркое  круглый год. Все краски города, и без того яркие,  теперь поистине горели под огнем солнечных лучей. У Лайла от всего этого сияния, и для человека-то яркого, болели глаза. Красиво конечно, да. Но долго такие мучения темный эльф выносить не собирался. Так что он поглубже надвинул капюшон черного плаща, поправил шарф, скрывающий его лицо, и, круто повернувшись, зашагал по направлению к библиотеке. Раз уж заняться все равно нечем, а стемнеет только часов через пять, то почему бы и не зарыться в книги?
Обитель знаний и неисчислимых историй встретила гостя сухим и теплым воздухом. Солнечный свет проникал сюда свозь огромные окна с изукрашенными рамами, однако, приглушенный стенами, боли уже не приносил. Пылинки, медленно кружившиеся в воздухе, напоминали Лайлу потревоженных светлячков. Старый библиотекарь  не обратил на эльфа особого внимания, лишь коротко посмотрел на него поверх очков. Лайл приветствовал старика коротким кивком.
Темный эльф сидел прямо на полу, привалившись спиной к стеллажу. Когда он перелистнул очередную страницу, из книги выскользнул тонкий листок  пергамента. Заинтересовавшись, Лайл поднял его и осмотрел. Потемневший от времени,  весь измятый и истертый, он был покрыт какими-то символами.  По наличию похожих на знаки  препинания символов,  заглавных букв, да и по общей структуре текста, эльф заключил, что это скорее незнакомый ему язык или шифр, чем что-то магическое. Полный нетерпения от предвкушения чего-то интересного, наемник рывком  поднялся на ноги, вернул книгу на ее законное место и, подхватив с пола свою сумку, быстрыми и легкими шагами направился к библиотекарю.
-Что здесь написано? – Лайл чуть ли не лег на стол, подсовывая пергамент прямо под нос старику и абсолютно бесцеремонно нарушая его личное пространство.
-Мне-то откуда знать? – ворчливо ответил библиотекарь, едва взглянув на пергамент  и отодвигаясь подальше от люмбера. – Шел бы ты, мальчик…. К Вольфгангу Нойману, магу, у него лавка в городе есть.
Лайл улыбнулся от одного заостренного уха до другого. Впервые его кто-то назвал «мальчиком» и наемника, умелого воина и убийцу, чьи руки были по локоть в крови, это очень развеселило.  Он кивнул старику в знак благодарности и вышел из библиотеки.
Хекс Лайл знал достаточно хорошо и лавочку Ноймана он нашел без труда – когда-то темный эльф уже покупал травы у мага. Звякнул дверной колокольчик, возвещая мага о прибытии гостя. Лайл непроизвольно напрягся – он слишком привык передвигаться незаметно, а колокольчик выдал его. И вовсе неважно, что прятаться наемник не собирался. Из внутренней части лавки послышались шаги, слишком легкие, однако, для мужчины. У прилавка появилась девочка с растрепанными каштановыми волосами. От взгляда Лайла не укрылись ее острые ушки. Девочка явно сорвалась с места, побежав на зов колокольчика, отчего выглядела еще более растрепанной, чем на самом деле, однако это лишь прибавляло ей очарования.
-Вольфганг Нойман? – Лайл улыбался, в синих глазах плясали озорные искорки. – Эк жизнь тебя потрепала….

Флиртующий темный эльф - как ежик в открытом море. Пока держится, но все равно жалко.
(с)Рут

Хранилище памяти

Рейтинг поста: 0

Рут торопливо пересчитывала и протирала от пыли бутыльки с зельями в тесной комнатке за прилавком. Тут хранился почти весь товар лавочки, и сегодня девушке предстояло разобрать заставленные стеллажи с  тем чтобы убрать пыль, выбросить негодные товары и посмотреть, что нужно в срочном порядке перекупать или готовить.  Разнежившись с утра под лучами теплого почти весеннего солнца, Рут потеряла много времени и теперь торопилась разобрать все до обеда. Попутно, она пыталась вытащить из волос цветки и листья из связки сухой прибрежницы, которая так неудачно свались на макушку. Когда мелодичный звон дверного колокольчика известил о покупателе, Рут поспешила к прилавку, силясь сдержать улыбку –  предвкушала комментарии к ее внешнему виду. Она уже хотела выпалить дружелюбное приветствие, но осеклась, увидев посетителя. 
За долгие годы в Хексе  девушка уже приноровилась отличать обывателей от гостей, сопричастных темной стороне жизни. Неслышные шаги, излишне напряженные плечи и пытливый взгляд, которым люмбер окинул лавочку, заставили Рут чуть вжать голову в плечи и одернуть рукава.
-Вольфганг Нойман? Эк жизнь тебя потрепала.
Рут заозиралась по сторонам и, не найдя рядом учителя, растерянно посмотрела на гостя.
–Вы обознались, – Рут торопилась исчезнуть с его глаз и поэтому торопливо пролепетала, – Господин Нойман еще не спускался, но погодите секунду, я его позову.
Девушка поспешила обогнуть прилавок и взлететь по лестнице к кабинету мага. Но ее неуклюжесть решила вмешаться в самый неподходящий момент, потому, не миновав и половины лестницы, она запнулась и стукнулась коленом о ступеньку. Дальше пути до кабинета она не заметила от дикого смущения. Мало того, что толково не поприветствовала посетителя и позорно сбежала, так еще ухитрилась упасть!
– И что с тобой стряслось? – протянул Вольфганг, стоило ей миновать порог. Он недоуменно смотрел на его прихрамывающую, красную как рак ученицу с полным хаосом на голове и уже прикидывал, что она могла разбить, раз так примчалась.
–Там, – ответила она севшим голосом, – Вас спрашивают, дядя.
Маг вздохнул и, не берясь даже представить, что за гость мог так всполошить девушку, отправился вниз, жестом поманив ее за собой.
– Чем могу быть полезен, – достойно поинтересовался он, спускаясь к гостю. Впрочем, деловой тон живо сменился заинтересованным, когда Нойман увидел в руках посетителя старый пергамент. Рут, замершая на последних ступенях, разочарованно усмехнулась, когда, не удосужившись даже поздороваться, он сразу перешел к делу:
–  О, вы принесли поистине занятную вещицу. Позволите? –  Вольфганг нетерпеливо протянул руку. Аккуратно взяв рукопись, маг стал пристально вглядываться в мелкую вязь символов, однако вскоре раздраженно цыкнул языком:
–Документ сильно поврежден, мне нужны инструменты, – он развернулся и пошел было обратно в кабинет, но дорогу ему преградила маленькая подопечная. Она смирила учителя строгим взглядом и многозначительно кивнула в сторону посетителя. Словно опомнившись от чего-то, маг обернулся к гостю и подобающе законам приличия пригласил следовать за ним. Рут облегченно вздохнула, ответила полуулыбкой на просьбу принести чаю и посторонилась, пропуская хозяина лавки и его посетителя. Она хотела исправить первое впечатление, но снова  не нашла в себе смелости прямо просмотреть на люмбера и только сдержанно отвернулась, когда он прошел мимо. "Сначала я чураюсь его как прокаженного, потом дядя так им пренебрегает, что теперь о нас только думают", – с тяжелым чувством девушка отправилась заваривать чай – в нем была последняя надежда.  Отмеряя нужно количество чайного листа, чабреца, мяты и засушенных ягод малины, красиво раскладывая в глубокой тарелке имбирное печенье и рассчитывая, как выгоднее расставить все на подносе, Рут быстро успокоилась и относила угощение наверх уже с умиротворенной улыбкой.  Она старалась быть как можно тише, когда ставила посуду и разливала чай, ведь впервые за долгое время Нойман так охотно и подробно отвечал на вопросы.
Видите ли, у этого экземпляра крайне интересная форма, такие закругленные углы давно считаются характерными для рукописей Культа Врат. Правда последнее столетие эта особенность вырождается, как ни прискорбно. – маг разглядывал через лупу потрепанный временем лист, заботливо оградив его рукой от снеди, принесенной подопечной, – Что ж, оформление текста… Да, судя по оформлению это личное письмо. Дайте мне минуту, я никак не могу разобрать дату и место отправления. 
Рут тепло посмотрела на дядю, она всегда умилялась его способности с головой погружаться в предмет изучения. Поглубже вдохнув, она протянула гостю чашку свежезаваренного чая, даже смогла встретиться с ним взглядом и учтиво улыбнуться.
Спустившись вниз, девушка хотело было вернуться к сортировке товаров, но наткнулась на свое отражение в металлическом подносе. Рут снова залилась краской, когда увидела растрепанную донельзя макушку, в которой тут и там запутались сухие цветки прибрежницы, а на щеке ко всему прочему красовалось яркое фиолетовое пятно пыльцы. Проклиная себя за неряшливость, девушка яростно отерла щеку и принялась выгребать мусор из волос. Тогда-то она и услышала второй за этот долгий день звон колокольчика.

Рейтинг поста: 0

Пускай Багряный лёд и повторялся из разу в раз, каждый день орк находил что-то новое для себя. На этот раз, например, ему повезло в самом начале года - он нашёл в гримёрке какую-то бумажонку, заткнутую в проеме меж деревянной стенкой трюмо и круглым зеркалом. При ближайшем рассмотрении эта бумажонка оказалась куском папируса (не прошли даром уроки у мастера Алээтта!), оборванным ровно на середине. Закругленные углы листа, на одном из которых красовалось, видимо, окончание какого-то обращения (письмо?) на поверку пахли можжевельником, очевидно, использовавшимся для чернил. Всё это было очень интересно, но вот языка Хар не знал. Прошарился по словарям, что имел - но всё равно не нашёл. Пытался сам систематезировать - но, увы, он сам ещё не написал ни одного словаря, и, несмотря на любовь к языкознанию, был немного не у дел в связи с отсутствием желания проводить ночь в разборе символов, которые могут оказаться и бессмысленными.  К знакомым птицам обращаться не хотел, не желая привносить больше информации о себе для друзей и знакомых, а потому остановился на самом банальном - поисках знакомого мага. Хотел заскочить к мастеру Алээту - но люмбер, похоже, был слишком занят на своих занятиях, и потому посоветовал обратиться к иному ремесленнику. Блиц-опрос - и ему советуют некоего Ноймана. Вольфганг Нойман, судя по описанию, был магом увлеченным, но исполнительным и порядочным, а главное - хранящим конфидециальность. Так что Хар, на третий день после нахождения бумажонки уже уставший с ней таскаться, отправился к потенциальнмоу дешифровщику сразу, как только наступил свободный от репетиций день.
- День добрый? Я ищу Вольфганга Ноймана, - именно с этой реплики, прозвучавшей сразу после стука, и началось знакомство Гробнаша с как минимум мистером Нойманом.
- Я слышал, что... О, первоцветы?.. Прошу прощения, я отвлёкся. Мне хотелось бы купить у вас, одним словом, одну услугу. Вы ведь занимаетесь переводами бумаг? - Захар сверкал доброжелательной улыбкой. Даже одежда его, обычно броская, на этот раз была относительно (относительно самого Хара, конечно же) проста, хоть и изящна - бордовый холщовый жилет поверх белой рубашки, светлые шаровары и феска. Маленькая красная феска, смотревшаяся, на взгляд орка, вишенкой на торте. Буквально вишенкой на торте. Жаль, сходу не было видно никого, кто мог бы заметить пресловутую шапочку.

Рейтинг поста: 0

"Какая забавная девчушка, настоящее чудо в... ветках, ага. Боится меня, что ж, правильно делает."
—Вы обознались...
—Сарказма ты совсем не понимаешь, да? — напрямую, но без раздражения, спросил наемник. Однако слова прозвучали уже в спину помощницы мага: девочка со всех ног кинулась извещать хозяина лавки о странном посетителе. Лайл даже зашел за прилавок, чтобы проследить за ней взглядом. Споткнулась, упала, хорошо хоть кубарем вниз не покатилась. И во всех ее движениях чувствовались смущение и спешка. Мда. Давно уже Лайл не видел подобной реакции на свое появление. Даже забавно.
Спустившийся маг без предисловий перешел к делу, увидев в руках посетителя пергамент.
Да, — темный эльф отдал Нойману пергамент. — Я нашел его в одной из книг в библиотеке, мне показалось интересным, что какой-то рукописный обрывок на неизвестном лично мне языке лежал в обычной книжонке на зарядном Общем.
Вольфганг явно не слышал его. Он хотел было уйти наверх, дабы изучить рукопись, но остановился под пристальным взглядом юной ученицы. А девочка не так проста, как кажется. Жест, приглашающий внутрь (как будто бы без него любопытный эльф не увязался бы вслед за хозяином лавки), просьба принести чай. Проходя мимо девушки, Лайл зачем-то решил усилить и так произведенное уже впечатление и нахмурился.
В комнате мага наемник уселся на небольшой диванчик, стоявший неподалеку от рабочего стола. Его не особо волновало, позволено ли подобное поведение. Нойман углубился в работу. Бывали в жизни Лайла моменты, когда хотелось ненадолго отдохнуть, остановиться и не совать длинный  нос  куда попало. Но, видят боги, не сегодня. Темный эльф не вынес и трех минут тишины и рабочей напряженной обстановки: он поднялся с дивана и стал расхаживать по кабинету мага, рассматривая все, что там находилось. Вещи, выглядящие хрупкими, однако, не трогал. Зато взял с полки заинтересовавшую его книгу и углубился в чтение. Именно таким застала его вернувшаяся ученица мага.
Лайл осмотрел поднос, принесенный девушкой, оценил старания, улыбнулся и легонько кивнул в знак благодарности.
Лайл слушал Ноймана, задумчиво хрустя печеньем и неспеша потягивая свежезаваренный чай, когда раздался звон колокольчика. Эльф напрягся и прислушался. Его заинтересовал громкий бас посетителя, но маг продолжал говорить, так что наемник не мог спуститься и посмотреть, кто там.

Флиртующий темный эльф - как ежик в открытом море. Пока держится, но все равно жалко.
(с)Рут

Хранилище памяти

Рейтинг поста: 0

Рут резко подняла голову на звон и поспешила расправить плечи и убрать руки за спину. Она всегда становилась немного скованной в присутствии таких эксцентричных особ как Захар Гроб'наш, знаменитый актер Огненных Птиц. Растерявшись в первое мгновение – второй специфичный гость за день чересчур для ее опасливой натуры  – девушка упустила шанс не то что предложить помощь в выборе товара, но даже достойно соответствовать гостя. Замерев с дружелюбной улыбкой на лице, она силилась выгадать, как можно вставить хоть слово в монолог орка. Рут смущенно накрутила выбившуюся прядь на палец, когда он обратил внимание на прибрежницу в волосах, но ее растерянность живо сменилась интересом, когда Хар спросил о переводе. После увлеченных пояснений Ноймана девушка и сама вдруг захотела почитать что-нибудь на одном из нескольких древних языков, которым ее педантично обучал маг.
–Господин Нойман сейчас беседует с другим клиентом, но возможно я смогу вам помочь? – Рут протянула гостю ладонь для приветствия или передачи документа, на его усмотрение.
Когда же ее пальцы сжали  старый пергамент, девушка порывисто вдохнула – закругленные края и знакомая линия разрыва вверху страницы привлекли внимание быстрее плотной вязи размытых букв.
–Вы не против подняться наверх? Я думаю, что господин Нойман заинтересуются Вашей находкой.
Рут едва смогла успокоить дыхание, когда второй раз за прошедший час стучала в кабинет наставника – второй обрывок письма в руках казался подарком судьбы. За годы работы с дядей Рут научилась понимать важность каждой крупицы информации, а тут она сама струилась в подставленные ладони, как вода из дырявой бочки.
–Ради всех падших богов, Рут, я же говорил не отвлекать меня от работы по пустякам! – раздраженно проникнул маг на ее просьбу войти с посетителем. Она перестала бояться подобных срывов еще в первые годы обучения и сейчас только быстро подошла к столу и аккуратно положила второй отрывок под первый, границы идеально совпали:
–Извините дядя, я только подумала, что находка господина Гроб'наша поможет вам с первым документом, – озорно прощебетала она. Маг неверяще посмотрел на полное письмо, потом на ученицу и снова на письмо, и, наконец, удовлетворенно усмехнулся, одобрительно погладив Рут по голове. Он отвлекся на второго гостя, и после короткой беседы предложил клиентам, во–первых, сотрудничать, чтобы узнать содержание всего письма, во–вторых, послушать, что он успел почерпнуть о содержании из разобранных за это время строк.
   Рут, довольная своей расторопностью и удачным с течением обстоятельств, отправилась вниз за еще одной чашкой чая – Захар был на удивление легко одет для такой погоды, поэтому как целитель она не могла себе позволить рисковать здоровьем такого талантливого актера.  Заваривая вторую порцию душистого травяного чая, Рут вдруг поняла, что ее пугливость и враждебность к люмберу и орку поубавилась, она уже не смущалась и не пыталась поскорее покинуть их общество. По сравнению с первыми месяцами жизни в Хексе, когда девушка чуралась каждого встречного, теперь она стала сдержаннее и терпимее, хотя полностью избавиться от предубеждений не смогла. Особые опасения у нее вызывали люмберы – Лорель всегда говорила о них как о самой жестокой и бесчестной расе, и Вольфгангу стоило больших трудов искоренить паническую боязнь темных эльфов из головы своей подопечной. Пусть и не совершено, но успехи налицо, ведь Рут уже спокойно могла вести беседы или торговаться с любым из множества чудных жителей города, а сегодняшние недоразумение с первым посетителем было скорее исключением, чем правилом. Девушка глубоко вздохнула и поспешила в кабинет – хотелось послушать, что же написано в том письме. Она уже отметила, что текст был на мертвом ныне языке последователей Агидиуса, а Вольфганг, как сторонник их учений, уже больше полутора лет обучал Рут языку, истории и традициям религии ски'ин.
   В кабинете было на удивление тихо. Девушка испугалась было, что за время ее отсутствия мужчины успели повздорить, но подумала и о другой возможной проблеме. Опасения подтвердились, когда она заметила, как маг тихо присваивает указательным пальцем по столешнице: верный признак того, что перевод не шел. Она старалась как можно тише налить чаю артисту, но наставник все же отвлекся на шум и вдруг с величайшим осенением на лице посмотрел на Рут.
Точно, Рути, – девушку передернуло от ласкового обращения, маг точно что–то задумал, – Я ведь давно грозился проверить твои успехи в языкознании. Будь добра, – он пододвинул дощечку со старым пергаментом к ней, – постарайся прочесть. Текст ужасно неразборчив, но уверен, ты прекрасно справишься.
Рут даже не удивилась. Слишком простой и спокойной была ее жизнь в последнее время, и слишком любил дорогой наставник такой шоковый метод обучения. С нервным смешком она села рядом с Нойманом и скороговоркой прочла имя и адрес получателя. Рут боялась, что не сможет разобрать и слова, но хоть строки и были размыты, прочитать их не составляло труда. Она даже отложила в сторону увеличительное стеклышко, поувереннее назвала дату – письму было больше сорока лет.
С этим мы уже разобрались. Содержание письма, пожалуйста. И четче, будь добра.
Рут кивнула и продержалась по тексту глазами – много ли незнакомых слов? Лексика была простой, но изящной. Девушка убрала руку со словаря, собрала растрепанные волосы слабый пучок и закрепила его первым попавшимся под руку карандашом, не отрывая при этом глаз от текста. Слова на линии разрыва были основной проблемой, но по контексту можно было догадаться об их написании и значении. Рут почти ликовала – это возможно прочесть! Да, она еще не в полной мере владела этим языком, да, грамматика и орфография всегда давались ей с трудом, да, поддержать разговор на древних языках она была не мастер, но беглый перевод. Он был ее стихией. Выпрямив спину и поправив голос, она начала медленно и немного нараспев, чтобы было время на размышления, читать письмо в переводе на общий.

"Дорогой друг,
  Я не видел тебя с самого твоего отъезда из нашей скромной обители, и пусть мы все это время продолжали обмениваться письмами, я бы хотел увидеться с тобой еще раз перед возвращением к Вратам. Я давно заметил, как тяжело мне становится расчищать дорогу к храму, следить за тихим садом и собирать дрова…
  Ты, должно быть, помнишь, как юнцами мы помогали в этом старикам, искупляя вину за свои маленькие проказы. Сейчас я отчего-то уверен, что мудрецы, попеняющие нас, и сами в свое время не раз бегали после заката к сельским девушкам. Ты помнишь звонкие девичьи песни под звездным небом? Я вспоминаю о них весной, когда с гор чистыми ручьями сходят снега.  В эту пору храмовники всегда  спускались под гору и помогали вспахивать поля, как и осенью при сборе урожая. Я каждый раз с нетерпением ждал этого паломничества к труду: рядом с храмом пестрело только небо, и как бы я ни любил своенравный горный ветер, пышность и плодородность почв пригорья вызывали во мне не меньшую любовь. Но что говорить об этой любви мне, скромному служителю, когда из нас двоих тебе удалось увидеть эту пышность во всей ее красе? Уверен, твоя мирская жизнь прошла не хуже моей, и никто из нас не жалеет о выборе. Однако, я бы хотел послушать о твоих путешествиях.
   Мне, к сожалению, нечего тебе рассказать. Вместе с опустением селения, опустели и его земли. Пригорья ты не узнаешь, все так же аскетично, как и у ворот нашей обители – землю смыло талыми снегами и на богатых полях теперь редко увидишь островок травы среди серых камней. Впрочем, так было последний раз, когда я спускался вниз. Время отняло у моего тела силы и для такого маленького путешествия. Поэтому я редко отхожу от главных врат, да и оставлять храм без надзора не лучшая услуга нашим ушедшим братьям. Отраду мою последние годы составляют заблудшие души и отшельники. Я с радостью привечаю их, выхаживаю, если требуется. Взамен многие остаются ненадолго помочь мне и составить компанию. Их истории надолго дают мне пищу для ума, поэтому я могу продолжать свою работу, поэтому не застывает перо над летописью храма. Большего старику и не требуется
   Оглядываясь назад, я понимаю, что прожил по-своему прекрасную жизнь, и готов иди дальше. Единственное, что тревожит меня – судьба трудов многих поколений смотрителей храма. Я и сам вложил немало труда в сохранение и пополнение сокровищницы нашей обители.  Время не пощадит  его без должной заботы и такой исход событий страшит меня больше возвращения к Вратам. Поэтому прошу, сам ли или наказав своим потомкам, приди и забери богатства, нажитые этим ныне запустелым, но прекрасным в свои времена местом.
   И если в тебе теплится сочувствие моей одинокой кончине, оставь меня в верхнем саду, это то место, где мне хотелось бы остаться навечно хоть малой частью своего существа.
   Я буду смотреть за последней звездой в Хвосте Змеи и высматривать тебя на пути из Хекса."

   Рут замолкла. Руки мелко дрожали – она все-таки перенервничала – и девушка несмело посмотрела на слушателей. Конец? Она аккуратно перевернулась обрезки и замеров в растерянности:
Я… я не знаю, что значат эти столбцы, – она пристыженно спрятала руки на коленях. Два аккуратных столбика из несвязанных и малознакомых слов сбили весь темп, девушка не знала, что дальше делать. Нойман заинтересованно притянул к себе пергамент.
–О, это ключ к магическому замку. Мы разбирали простейший вариант около месяца назад, только тут вероятно идет опора на порядок слов, а не на числовую последовательность. Но что за порядок…. Хм-хм-хм… Возможно один из афоризмов Агидиуса. Нужно поискать, – он порвался было встать и зарыться в своей библиотеке, но Рут тактично придержала его за рукав и улыбнулась собственно обладателям письма. У них наверняка были вопросы, а если Вольфганг сейчас засядет за книги, то ответов гости не дождутся до следующего вечера. Нойман вздохнул, но сел и сосредоточенно посмотрел на клиентов:
–Ваш заказ выполнен, господа?

Рейтинг поста: 0

Его встретила девочка. Девушка, быть точней. Милейшая молодая особа. Какая естественность, какая чистота! Неожиданный обитатель Золотого Города. Многие тут - убийцы (люмберы), насильники (орки), воры (полуэльфы), чернокнижники (оборотни) или простые бездари (люди). Но даже если отбросить всю предвзятость и стереотипичность, все равно остаётся главная проблема. Как в городе масок можно быть искренним до конца? У Хара это выходило всего дважды. Два раза за восемь лет жизни в городе Солнца - как-то мало. Особенно в сравнении с этой девушкой. Завидно! Почти.
Но в первую очередь Захара переполняла гордость. Сама тогоне ведая, девушка выдала - она орка знает. Знает великого Захара! Сия образованность (или удача? Хорошая память? Фанатичная любовь к театру?) покорила сердце зеленокожего. Пускай и не так глубоко, как Гроб'наша в ту же область поражали великие умы Хекса с не менее великим объемом грудной клетки, но девушка туда точно попала. Маленькая, аккуратно-потрепанная (нужно выяснить, как у неё это выходит - пригодится на сцене!), незнакомка быстро предложила орку свои услуги заместо наставника. Тот, припоминая уроки Рода, (правда, память всё равно подвела дилетанта магических наук) склонился и кратко - буквально на секунду - припал губами к чужой руке. Лишь распрямившись обратно, актер соизволил, наконец, достать документ и безмолвно передать его девушке. Разберётся сама, что к чему. Она же умная. Она же нормальный маг.
Сам орк в это же время снял феску и оставил оную там, где она была самой лишней - стол, служивший, очевидно, прилавком. Всё равно всем плевать, верно? Остаётся лишь проверить, пропадёт к концу визита или останется. Хотелось верить во второе - но исключать первое не стоит никогда.
- Разумеется. Буду следовать за вами, - улыбнувшись, актёр быстро прошаркал по деревянной лестнице до второго этажа, мягко улыбаясь - это была его единственная реакция на их взаимодействие. Милое, семейное... Господин Нойманн, немолодой, но представительный и красивый мужчина, выглядел не просто хорошим специалистом. Он... Вызывал у Хара странное чувство. Заставил вознести краткую беззвучную молитву, быть точней:
- Офор'бьянк, если ты это слышишь - пошли мне такого же дядю!
Пока прошение рассматривалось, Захар неспешно осмотрел помещение - увидел читавшего (и смутно, будто на самом дне памяти, знакомого люмбера). Он рад был бы сходу поприветствовать и его, и хозяина лавки - но ограничился краткими кивками в сторону каждого (впрочем, Вольфганг вместо кивка получил полноценный поклон).
Орк, выслушав предложение мага, согласился, и, ещё разобменявшись с люмбером понимающими кивками, принял чашку душистого чая, выведал у Рути адрес чайной (как оказалось, той самой, в котой его ещё помнили, как Дохарафа) и, слушая её же перевод, краем глаза наблюдал за мужчиной. Потом стал наблюдать не краем глаза. Лишь заветные слова "забери богатство" пробудили зеленолицего из режима наблюдателя.
- Да. И вопрос остался лишь один. Я хотел бы получить услуги мага в полевых условиях. Хотя бы вашей... Ассистентки. Сколько будет стоить один день? И сколько я вам должен за услугу перевода?

Рейтинг поста: 0

За спиной у Рут маячил… орк. Лайл  удивленно изогнул бровь от внезапного предположения. Вспомнилось подземелье, застава гномов,  взгляд светловолосой дриады,  с интересом изучающей нового спутника, какое-то не самое приятное чувство у самого Лайла по этому поводу…. Темный эльф присмотрелся. Нет, он не ошибся. Лайл тихо и коротко зааплодировал.
-Захар Гроб’Наш! – протянул люмбер. – Какими судьбами? Мы с Лин уж думали, тебя пауки сожрали. Обидно, знаешь ли, когда тебя так кидают. Неужели испугался темноты и убежал обратно к Тарфиру?
Лайл мог бы сказать и еще пару ласковых слов орку, но Рут, беззастенчиво шагнувшая к столу наставника, привлекла его внимание. Темный эльф заметил в ее руках обрывок знакомого желтоватого пергамента, подскочил с места, в два шага достиг письменного стола мага, чтобы, замерев от удивления,  проследить, как Рут совмещает две половинки письма. Лайл присвистнул.
-Я не верю ни в богов, ни в судьбу, ни в предназначение. Рискну предположить, это сама Удача одарила нас своей лучезарной улыбкой.
На предложение сотрудничать Лайл поморщился.
-Знаешь, я  уже имел глупость сотрудничать с этим…. Харом. Ничего путного.  Хотя… Ладно, давай попробуем  еще раз. Мне слишком интересно, что в этом письме.
Ученица мага ушла, а сам Вольфганг углубился в письмо. Минута тишины, вторая, третья. Время тянулось медленно, как густая карамель. Лайл наблюдал за Захаром, поглядывающим на мага, и все пытался понять, что  же крылось в этом взгляде. Что-то в нем было, что-то знакомое.
«А разве не так женщины смотрят на мужчин, прежде  чем подойти познакомиться?» - удивленно подумал Лайл. И тут вошедшая Рут второй раз за день прервала его размышления.
Лайл внимательно, с серьезным лицом слушал старое письмо в переводе  ученицы мага.
-Поддерживаю Захара. И благодарю за труды. Одной благодарностью, конечно, не обойдется. Хар? – Лайл повернулся к орку. – Я так понимаю, магичка в полевых условиях тебе понадобилась,  потому что ты собрался найти тот храм и забрать сокровища? Предлагаю идти вместе, это интересно. В противном же случае придется поставить перед девочкой выбор, с кем она хочет идти. И торговаться. Потому что я так просто не сдамся.

Флиртующий темный эльф - как ежик в открытом море. Пока держится, но все равно жалко.
(с)Рут

Хранилище памяти

Рейтинг поста: 0

Удостоверившись, что наставник таки побеседует с посетителями, Рут потянулась к его нетронутой чашке: после долгого и напряженного чтения в голе пересохло. Вольфганг, между тем, уже загорелся идеей экспедиции.
-К сожалению… – маг нахмурил брови, вспоминая имя гостя, - господин Гроб’наш? К сожалению, я не могу в ближайшее время покинуть Хекс ввиду некоторого… ажиотажа вокруг моих профессиональных умений.
Рут спрятала улыбку за чашкой. Однако предложение Хара заставило ее поперхнуться – ее хотят взять в экспедицию?! Пока свое мнение высказывал люмбер, девушка поймала взгляд наставника и с округленными глазами активно покачала головой. Нойман, до этого наблюдавший за беседой гостей с некоторым сомнением, на волнения Рут ответил  лукавой улыбкой и многозначительным кивком.
Что же, в этом был весь Вольфганг. Он с заботой относился к своей подопечной, но всякий раз, когда девушка преставала перед своими страхами и сомнениями, уверенно толкал ее вперед, преодолевать. Не то чтобы девушка боялась идти в экспедицию, нет. У нее уже был немаленький опыт в исследовательских походах. Просто сейчас она немного опасалась своих попутчиков, веди подавать чай рядом и сильным и опытным наставником -одно, а идти одной неизвестно куда с незнакомцами – другое. Приняв неизбежное, Рут поникла и опустила взгляд в чашку. Маг продолжил переговоры:
- Я готов предоставить сам свою ученицу и даже ручаюсь, что с ней у вас не возникнет проблем в экспедиции, однако… - Нойман с достоинством окинул взглядом всех присутствующих в комнате, - Однако я не настолько решителен, чтобы доверять хрупкую девочку двум незнакомцам. Поэтому проясню несколько деталей: мы не можем ручаться за размеры «богатств» ради которых собственно и затевается экспедиция, поэтому имейте ввиду, что поход может обернуться для вас убытками, и нашей вины в этом не будет. Если же в храме найдутся ценности, то их оценкой должен будет заняться профессионал. Не сочтите за дерзость, но в Хексе у меня не так много конкурентов на этом поприще. Другими словами, я предоставлю вам ассистентку, однако ее безопасность ложится на ваши плечи, если вы хотите и дальше сотрудничать со мной. Что до оплаты перевода и сопровождения…
Рут покраснела от таких заявлений – учитель, пусть и ненамеренно, умудрился пригрозить известному артисту и опытному наемнику! Тихо шепнув что-то на ухо наставнику, девушка как можно неприметнее ретировалась в комнату, служившую Нойцману библиотекой, и впопыхах отыскала карту созвездий и подробные карты Харадена, изданные 50 и 40 лет назад.  В кабинете на всю стену так же висела большая современная карта Долины врат, поэтому найти пропавшую деревеньку у подножия гор должно быть просто найти. А по созвездиям можно определить направление пути. Закончив поиски, девушка вернулась в кабинет и передала карты наставнику. Собственно, ими она и оправдала побег из кабинета. Пусть девушка не знала, что на угрозы мага ответили гости, ей так было спокойнее. Если только они теперь не скажут чего-нибудь лично ей. Избегая взгляда в сторону клиентов, Рут вернулась на место и помогла дяде развернуть карты: им предстояло еще долго обсуждать время и маршрут экспедиции, и волшебница за это время надеялась хоть немного понять своих попутчиков и нанимателей.

Рейтинг поста: 0

10

Последняя скотина
Захар Гроб'наш
Орк, 25 лет




Слова люмбера отразились волной паники по самому дну рассудка, но мэтр Гроб'наш силился сохранять лицо. Этот эльф слишком много знает! Надо будет от него избавиться. Как-нибудь потом, меж делом. Богатство сейчас важней, чем какой-то безымянный ваэддиарский выродок! Впрочем, пока нужно успокоить подозрения, так что орк, все с такой же вежливо-солнечной улыбкой отвечает на уязвление:
- Уж от кого, но от подобного вам, дружок, я расизма не ждал. Это как удар ножом со спины в самое сердце! - зеленоухий показательно прижимает к груди руку, показывая масштаб своих боли и уязвления.
- Перед тем, как основываясь на имени и расе, снова пускать голословные обвинения и считать меня своим закадычным… товарищем по темным делишкам, - Захар морщится на последнем словосочетании, будто сам люмбер был ему противен, - проясни для своей темной головы один факт: Захар Гроб'наш - одно из самых часто встречающихся имён у городских орков. Ты уже шестнадцатый, кто говорит, что видел меня там, где я быть не мог - так что, будь ласка, научись читать орочьи лица и перестань бросаться голословными обвинениями в неудавшемся пособничестве. Я, Захар Гроб'наш Хексский, изгнанник клана Полосатого Вепря, первый орк-актер в рядах Огненных Птиц, обретаюсь только в этом городе и берегу свою репутацию, - закончив тираду звезданутого, не слишком разумного, но слишком раздражительного мошенника, Гробик берет в руки чайную чашку от милой девочки и снова с солнечной улыбкой кивает ей.
- Спасибо тебе, о сияющее солнце этого города, - почти стандартное обращение к незнакомой девице для Маэстро Гроб'наша. Особенно если надо убедить кого-то в своем словоблудии.
...и снова орк-колдун оборачивается на своего природного врага: эльфа-бойца. Почему-то, по закону жанра, горячее тело и просветленная душа Захара были в вечной вражде с ледяными линдарийскими душами и черными люмберскими телами… Короче, эльф снова влез, куда не просили.
- Прошу, просто Захар. Моё имя не имеет таких грубых сокращений, - в первую очередь отвечает он именно этому грязному люмберу. Никто в этом городе, кроме двоих его любовников, один из которых сейчас лежит в могиле, а другой - воюет в походе, не имеет право сокращать это имя так.
- И, повторюсь, не выдавайте меня за вашего знакомца, господин Вердан. Я все еще осуждаю вас за фирменный люмберский расизм, которому в городе Солнца места нет! - Хар быстро топает ногой по полу. Всего один раз. Для выражения экспрессии.
И потому что каблуки очень красиво стучат!
Затем, прихлебывая чай, он все так же размеренно слушал… и любовался возвышенными чертами Мэтра Нойманна. Наверное, любовался слишком долго, но когда время, проводимое за душеспасительным занятием, могло быть лишним?
- Право слово, господин Нойманн! Я - лицо публичное! - орк показательно провел пальцем по бороде, что была аккуратно уложена и немного пахла персиковым маслом.
- Если вы не доверяете мне, как орку - то доверьтесь как единственному чистокровному орку в рядах Огненных Птиц с момента их основания! Как тому, кто отстаивает права своего народа и потому пытается показать всем snaganar, что орки - не те дикари, которыми их считали последние несколько тысяч лет из-за пары исторических казусов! - и снова прекрасно стучит родной каблук.
- И, прошу, погодите одно мгновение, мне нужно разобраться с другим клиентом! - орк показательно улыбнулся и…
Подхватил люмбера за локоток. И вынес из комнаты, пока тот не опомнился, чтобы переговорить с эльфом с глазу на глаз.
- Послушай, ночь моя беззвездная, я - не наемник и не воин. И буду занят в ближайшие дни, - на самом деле нет, но мысль работать в компании с этим темным эльфом орка прельщала орка всё меньше.
- Потому… Забирай волшебницу и иди один. Сорок процентов - мои, мне же еще десять - на компенсацию оплаты услуг мага, а тебе - все пятьдесят. По рукам? - орк получил очень условное согласие и тут же, прилизав шальную прядку волос, пошел покорять господина Нойманна.
Ничего интересного или примечательного убийца и травница в этом не расслышали, но Захар покинул лавку через сорок минут, не прощаясь, забирая с собой свою феску… И втихаря, без согласия на то люмбера, рассказав магу, что именно Лайлантар по факту завершения кампании оплатит все расходы за содержание и работу молодой волшебницы.

Рейтинг поста: 2

Улыбка орка на Лайла впечатления не произвела. Он насквозь видел  всю фальшь, за которой орк скрывал истинные чувства. Пусть Хар и тянул губы в улыбке, в глазах его Лайл отчетливо читал «Убью тварь!». Этот взгляд темному эльфу был очень хорошо знаком. «Ну попробуй,» - читалось в ответной, едва заметной, слегка высокомерной ухмылке.
На речь Хара Лайл только фыркнул. Очень хотелось показать орку средний палец.  Собственно, это был единственный ответ, которого данный субъект был достоин. Пытаться, мягко говоря, обмануть наемника, да еще таким убогим методом! Наверняка даже ученица мага заметила, что орк всего лишь прикрывается, пытаясь кидать обвинения в его сторону. А ведь Лайл его даже не обвинял, просто указал на факты. К тому же, уж что-что, а официальная разведка для Интхуула «темным делом» уж никак не являлась. Однако показушника  Хара Лайл счел недостойным спора или ответа.  Только руки зачесались вмазать по холеной морде да сбить всю спесь.
Чем дольше орк говорил, тем сильнее Лайлу казалось, что вскоре он действительно станет расистом, хотя до этого в его словах не было даже намека на всех орков принципе, все, что он говорил, было направлено в адрес конкретного Хара. Непонятно, где орк здесь нашел расизм. Видимо, у кого что болит…
В итоге,  Лайл был настолько раздражен поведением Хара, что не ответил вовремя на угрозу Ноймана, сначала надо было глубоко вздохнуть, чтобы не сорваться на грубость, тем более маг ее вовсе не заслуживал. И  прежде, чем наемник успел эо сделать, орк выкинул еще одну глупость6 схватил его за локоть.
-Не прикасайся ко мне, - едва слышно прошипел Лайл, стряхивая пальцы Хара, словно жирную муху, которую даже убивать мерзко. Прикосновения этого орка – последнее, чего ему хотелось бы в жизни. Взгляды в сторону Ноймана уже ясно дали Лайлу понять, как Хар относится к мужчинам. Нет, темный эльф его не осуждал, главное, что его самого это не касалось.  К тому же, Лайла бесили не ориентация или раса орка. Его выводил из себя сам Хар.
-Послушай, Хар, - Лайл абсолютно осознанно игнорировал указание орка звать его Захаром, - заканчивай с эпитетами. В  остальном на условия согласен, - конечно, Лайл не  собирался делиться добычей. Ну, или же хотел сильно приуменьшить размер найденного сокровища.
После чего, решив, что морду Хару начистит по возвращению, вновь заглянул в кабинет мага.
- Можешь не волноваться о сохранности твоей ученицы, Хар с нами не идет.  А я присмотрю за девочкой. Мы идем вдвоем, - поставил Лайл перед фактом вернувшуюся Рут. – Пошли, - темный эльф кивнул в сторону двери, желая поскорее покинуть кабинет мага в котором собирался задержаться Хар.
-Сколько времени тебе нужно на сборы? – уже гораздо более тепло спросил девочку Лайл, когда они спустились в лавку. – Иди, собери спокойно сумку, я подожду здесь.

Флиртующий темный эльф - как ежик в открытом море. Пока держится, но все равно жалко.
(с)Рут

Хранилище памяти

Рейтинг поста: 1

Атмосфера между гостями все накалялась, но увлеченному находкой Нойману было не до того. И поэтому Рут переживала за двоих: еще не хватало, чтобы в их доме известный актер подрался с каким-то подозрительным наемником. Впрочем, поведение Захара девушку тоже насторожило. Она привыкла видеть его на сцене, погруженным в роль, и мало представляла себе, каков орк в жизни. Пока что он... был не намного лучше фамильярничающего напротив люмбера. Рут тихо выдохнула себе под нос и просто продолжила работу — наставник не зря столько времени отучал ее лезть с помощью в чужие конфликты. Пока гости препирались, волшебники расстелили карты на столе и стали высчитывать расположение деревни. В отличие от неопытной Рут Вольфганг был прекрасным картографом и знал звездное небо как главные откровения Агидиуса — весьма и весьма неплохо. За расчетами и измерениями, маг и не заметил, как гости покинули кабинет, а Рут только взволнованно проводила их взглядом. Исчезнувшая деревенька нашлась ровно в тот момент, когда взвинченный наемник и довольный какой-то остроумной фразой орк вернулись в кабинет. Тактично проигнорировав накалившуюся обстановку, Нойман рассказал об изысканиях. "Конечно, расчеты нужно перепроверить и уточнить, да и на сборы должна уйти пара дней", - с натянутой улыбкой думала Рут. Но у заказчика были свои планы.
Лайл поманил Рут за дверь. Девушка подумала, что ему нужно показать уборную или что-то в этом роде.
-Сколько времени тебе нужно на сборы?
Вежливая улыбка на лице девушки сменилась недоумением.
-Иди, собери спокойно сумку, я подожду здесь.
Рут даже охрипла от такой... наглости? Недальновидности? Или спонтанности?
-Эм... А куда вы собираетесь так скоро направиться? - неуверенно пролепетала волшебница. Перечить жутковатому гостю не хотелось, но не пойдет же она у него на поводу, когда он, откровенно говоря, неправ?!
- Извините за грубость, но на сборы мне понадобится как минимум весь этот день, - Рут быстро глянула на люмбера и, не поняв, как тот среагировал, снова опустила глаза и сжала в ладонях подол юбки, - Мне жаль, если это нарушает ваши планы, но для такого путешествия необходима подготовка. Мы пока только приблизительно определили направление, над ним еще нужно поработать, чтобы быль уверенными. К тому же, важно скорректировать маршрут с учетом новых дорог и трактов. Впрочем, если вы не хотите идти вдоль дорог, мы можем под вас подстроиться. И... эм... Извините еще раз, но нам правда невозможно сделать все сиюминутно.
Под пристальным взглядом Рут то краснела, то бледнела и все продолжала комкать подол. Во многих ситуациях она научилась отстаивать свою точку зрения и с достоинством вести диалог. Во многих, но не во всех.

Рейтинг поста: 1

Темный эльф следил за изменившимся выражением лица девушки, искренне недоумевая, чем же он вызвал такое недоумение с примесью раздражения. Впрочем, молодая травница сама ответила на невысказанный вопрос.
Ах, точно, — сменил, наконец, гнев на милость Лайл, широко улыбнувшись и стараясь разрядить атмосферу. — Прости. Я снова всех сужу по себе, случается иногда. А я, ну, — Лайл показательно дернул за лямку висящий на одном плече дорожный рюкзак, — считай, живу в дороге.  Привык срываться с места. Так что не переживай, время у нас есть, собирайся спокойно, — от цепкого взгляда наемника не укрылись, конечно, измятый нервными пальцами подол и старательно отводимый взгляд. Ему хотелось успокоить девушку и дать понять, что он не из тех, кто приказывает только потому что платит, а вполне себе открыт к переговорам и обсуждению. В конце концов, у них впереди долгий совместный путь, а ученица мага уже нервничает, хотя беспокоиться не о чем.
—Может, тебе нужна помощь со сборами?— сказал Лайл и почувствовал, что перегнул палку. Теперь он со своим  внезапным чрезмерным дружелюбием выглядит маньяком.

Флиртующий темный эльф - как ежик в открытом море. Пока держится, но все равно жалко.
(с)Рут

Хранилище памяти

Рейтинг поста: 1

14 (2019-10-09 14:58:34 отредактировано Ruth aka Wenche Gjertsen)

К великой радости волшебницы, заказчик ее услышал. Рут облегченно выдохнула — ей тоже не хотелось все путешествие быть настороже и следить за каждым словом и действием. Она оценила желание люмбера наконец наладить деловые отношения, но и слишком открытой и дружелюбной тоже не хотела показаться.
- Спасибо за понимание, - Нойман учтиво кивнула и продолжила, - Как я и сказала, нам нужно время для составления маршрута, но это только полбеды. Помните про столбцы на обратной стороне письма? Это ключ к одному из видов магических замков, ранее служители ски'ин защищали так свои храмы. Проблема в том, что простым магам их открывать намного сложнее, чем жрецам Агидиуса, поэтому нам так же нужно время, чтобы расшифровать ключ и переложить его на заклинание. Поэтому, если вас это устраивает, мы просим как минимум два дня на подготовку. Вам будет удобно вернуться сюда послезавтра около полудня? Господин Нойман к тому времени сможет вам подробнее рассказать о дороге и о возможных... богатствах храма.
Рут понимала, что стоящий перед ней люмбер скорее всего не сторонник таких вежливых и высокопарных речей. Однако только так травница чувствовала себя рядом с ним уверенно. Было бы замечательно, если бы наемник подхватил такой способ общения — это определило бы четкую и комфортную для Рут дистанцию между ними. Однако мужчина словно нарочно игнорировал все правила приличия и, будучи едва с ней знакомым, даже предложил помощь в сборах словно закадычный друг или член семьи. Девушка только-только начинала принимать своего заказчика, и вот снова все зачатки доверия погребены под двусмысленной фразой.
"О могучий Цельп, прошу, защити меня от...этого", - мысленно взмолилась Рут. И почему она не начала спор с учителем? Ладно еще идти втроем с хоть сколько-то знакомым Гроб'Нашем, но только с этим подозрительным люмбером?!  Да, возможно, господа заказчики тешили бы себя словесными баталиями всю дорогу, но Рут чувствовала бы себя в безопасности.
Рут невольно отступила на шаг назад, желая увеличить расстояние между ними, но быстро поняла, несколько грубым это могло показаться. Девушка тут же неловко поклонилась, превращая свое тактическое отступление в неказистый реверанс.
- Рут Нойман, - ни с того ни с сего выдала она, - Извините, что представляюсь немного запоздало. Было бы замечательно услышать в ответ ваше имя, господин заказчик. Большей помощи в подготовке к путешествию я не осмелюсь потребовать.

***

Вскоре гости покинули их, и Рут, потратив пару часов на безуспешные уговоры никуда ее не пускать, принялась налаживать дела в лавочке — заброшенная уборка, как-никак, сама себя не закончит. Непреклонный Нойман же отложил свои труды и с головой погрузился в разработку маршрута и дешифровку ключа.
Весь оставшийся день травница дулась на наставника и вымещала обиду на прятавшейся по самым отдаленным углам грязи. Но труд быстро успокаивал, поэтому на следующий день, Рут, уже примирившаяся со своей участью, присоединилась к дешифровке и стала практиковать составляющееся заклинание. Пока что волшебница слабо представляла, как будет распевать длинный текст на склоне горы, где мало воздуха и дует холодный ветер, но Нойман лишь отмахивался от нее, говоря, какая это мелочь для достойного мага. "Мне не очень-то хочется становиться именно "достойным" магом. Просто магом вполне достаточно", - ворчала про себя Рут, продолжая практиковать заклятие.
Утро второго дня Нойман потратила на приготовление лавочки к ее отсутствию и дорожные сборы, так что когда люмбер снова нагрянул в лавочку, девушка уже готова была отправляться. Оставалось только объяснить заказчику детали путешествия и получить аванс.

Рейтинг поста: 1