Джерико стоял над картой и пытался напрячь все свои извилины. Пожалуй, такого ответственного боя у него ещё не было. За все те годы, что он командовал армией, тысячами солдат и магов, он и подозревать не мог, что кто-то действительно позарится на стены непреступного города. Что говорить о том, что противник действительно тщательно подготовился. Огромная махина разрывала щит, а в помощь ей была целая орава нечестивых тварей, которым место в вечном адском пламене
Старик никак не отреагировал на навалившейся груз на его плечи. Золотое правило хорошего воеводы - это воспринимать тактику отдельно от личностей, как бы ужасно это не звучало. Если ты начнёшь думать, что за каждой фишкой - сотни людей, которых дома ждут любящие сердца... ты никогда не сможешь продвинуть эту фишку вперёд. Вероятнее всего, главным убийцей сегодня будет именно он, Джерико Хемберт. И именно ему с этим бременем жить. Благо, не так много ему осталось - годы уже бывалые.
Обмозговав совет своей жены, он уверенно закивал и отдал приказ советнику установить по небольшому отряду резервных воинов в данные места. Каждому отряду выделить систему оповещения: магическую или банальный сигнальный факел - неважно. Отряд Лёна также получил одобрение. Хемберт положил руку на плечо уверенного в себе рыцаря:
-Ты ж понимаешь, что тебе придётся окунуться в кошмар и провести светоч сквозь него? - Джерико пронзительно посмотрел в глаза лису. Это крайне ответственная миссия, на которую не стоит отправлять обычного "вора куриц". Увидев ответный огонь уверенности в глазах Цельпита, главнокомандующий довольно оскалился и хлопнул ещё разок по плечу, - Ах, славные песни о вас сложат, братцы! Похлядите ещё!
Выпроводив отряд из палатки, Джерико уладил ещё несколько организационных вопросов по установке боевых отрядов в зоны мирного населения (мало ли черти с небес и из-под земли полезут), после чего обернулся к своей жене. Он длительно посмотрел на неё, после чего полушепотом произнёс:
-Ты же понимаешь, что мне тут не место, Кас... Моё место там, где сердце этого ледяного гада. - с бравым тоном произнёс он. - Дальше всё перекладываю на советников. Основные 10 планов действий им известны.
Он по-старчески улыбнулся и с тоской прижал к себе жену. Если бы ему за каждое такое прощание давали часть земли, он бы уже стал правителем... а, постойте-ка...



Уверенным шагом Джерико вышел из палатки и направился на баррикадную стену. В руке у него был маленький шар-коммуникатор с Фабианом Гертом. Тычась носом и не понимая, слышит ли его собеседник, Джери орал Фабиану уже сделать что-нибудь с этим недотепой-переростком, а потом высылать уже своих валькирий на грифонах. В ответ тот что-то кричал про безумный план и что он против... но кто когда-либо слушал этого всезнайку? Взойдя на баррикадную стену над воротами, Джери воззрился на ледяного монстра. "О Цельп... хорошо что он единственный в своём роде. Мир бы не вынес двух таких страшил" - подумалось бывалому приключенцу.
Тучи разразилось огнём и с неба слетел магматический сгусток. Подарочек от верховного мага. Рассмеявшись Хемберт взглянул в небо. На фоне переливающегося ало-красного неба взлетели с криками наездники на грифонах. Великолепные и неподражаемые. Символы надежды и веры, они пронеслись над всем городам, задавая боевой дух каждому.
-Эй, Цельп... - тихим басом заговорил старик, - Звиняй, коль иногда я слишком вспыльчив. В мой век то всё иначе было, а?.. Да придай мне сил в последний раз, таки шоб братцы нашим духом наполнились. Шоб матери и дочери за них слёзы то от счастья лили, а бравые писари легенды слагали... Чтож. Пора мне в очередной раз показать, как Цельп бьёт в морды, а?
Старик тихо засмеялся и закрыл глаз. Затишье, перед тем как вскипеть и кинуться в это пекло. В действительности ли Джерико обладал даром божества или он просто в это сильно верил - не известно, но факт в том, что чем больше рож желает ему навредить, тем сильнее он бьёт и тем жестче он держит удар. А сейчас на него смотрит целый мир. И каждый желает смерти! Так выживет же сильнейший!
Вытянув руку вверх, Хемберт ухватился за лапу грифона и взмыл в небо. Его белый доспех светился в лучах красного неба, озаряя всех воинов своим символом бесстрашного героизма. Кто-то один раз сказал старику "быть героем - значит быть мертвым"... у него на этот счёт своё мнение "быть героем - это бить морды тварям, защищая любовь, братство да отроков жизни и мысли".
Свободной рукой Хемберт достал из ножен свой двуручный меч и крепко сжал в правой. Сейчас под ним тысячи тварей застыли в ожидании нечта. Пусть получат. Старик разжимает лапу грифона и с боевым криком обрушивается на голову ледяного великана. Да простит Кассия его за это.

Рейтинг поста: 5

27

Оказавшись у карты, Кассия не заметила, в какой момент Ирис пропала из поля видимости. Впрочем, вскоре она вновь его посетила и, обняв по очереди присутствующих и одарив дриаду чмоком, снова куда-то испарилась. Можно было подумать, что лисица прощается со всеми и намеревается пойти лично разобраться с великаном заместо Джерико. Тот согласился с мыслями супруги и отдал ряд новых распоряжений. Заваливать проходы было проще и, пожалуй, надежнее всего. Но вызывало ряд неудобств в последствии. В случае победы их придется разгребать. В случае поражения же единственный вход в город окажется и единственным выходом из него для отступления. О последнем варианте думать было неприятно, но и о нем думать было необходимо.
В разговор вмешался Лен, доблестно вызвавшийся возглавить направленный главнокомандующим отряд. Дело рискованное, но крайне важное. Казалось бы, мало кто на такое согласился бы, а если и согласился бы, то лишь по приказу. Однако лис говорил с такой уверенностью, что совершенно не оставлял сомнений в своем неизбежном успехе.
- Берегите себя, - сказала Кассия и, чуть прикрыв глаза, сделала несколько причудливых движений рукой, тем самым по-своему благословляя смелых цельпитов и при помощи магии повышая их выносливость, скорость и силу.
Дриада еще некоторое время смотрела им в след, погружаясь уже в свои мысли. Ее мозг лихорадочно рассматривал все возможные варианты развития. Самым пугающим было то, что все они сейчас казались совершенно равновероятностными. И было решительно непонятно, как повоздействовать на чаши весов и склонить их на свою сторону. Пожалуй, больше женщина переживала не за город. Не за его дома, не за неприступные стены. Все это можно выстроить заново, и необязательно здесь же. Место жительство глобально за свою жизнь ей уже приходилось менять. Разумеется, она привыкла к новому быту, но он никогда не смог бы стать для нее по-настоящему родным. Она беспокоилась об обитателях города. О людях, простых жителях Эстелла, о своей семье, друзьях, знакомых. В конце концов, именно это все формирует в большом смысле слово "дом". Сохранив город, но начав делить его с Лонраком, дома себя жители больше чувствовать не будут.
Кассия поймала на себе взгляд Джерико. Он для чего-то начал оправдываться перед ней и будто бы просить разрешения принять участие в битве. Ей стало странно от того, что, как ей казалось, он уже сказал ей об этом до этого. Однако четкого момента она вспомнить не могла. Наверное, она слишком хорошо его знала и прекрасно почувствовала это его желание и без слов.
Будь дриада моложе и эгоистичнее, она бы вцепилась в Хемберта. Процедила бы сквозь зубы, что его место рядом с ней. Закрыла бы ему путь собой. Возможно, оглушила бы по голове чем-нибудь потяжелее! Как ни странно, ничего этого не произошло. Как не происходит уже который год. Кассия оплела супруга руками и уткнулась носом в его плечо.
- Возвращайся вместе с ним, - она отстранилась и улыбнулась. А что, в трофейном зале Ордена наверняка найдется подходящее место для великаньего сердца.
Дриада проводила мужа взглядом, бросила взгляд на тактическую карту, еще раз оглядывая все нынешнее положение, и вышла на стену. Великан был уже пугающе близко. Только теперь можно было по-настоящему оценить его размер. Выпускаемые в него снаряды он будто бы и не чувствовал. Лишь колошматил прозрачный магический барьер. Но должно же у него быть какое-то слабое место? Что насчет огня?
Стоило ей об этом подумать, как сверху на громадину свалился метеорит. С ног он его не сшиб, но, так сказать, шишка останется.
Джерико подошел к краю стены и, по своему обыкновению, попросил помощи у Цельпа. Для подстраховки даровать силу мужу решила и дриада, шепотом наложив на него схожее заклинание, что и на отряд Льна. Только несколько мощнее. Когда дриада открыла глаза, Хемберта на прежнем месте уже не было: взявшись за грифона, как за воздушный шарик, он летел навстречу приключениям. Вот, его рука будто бы выскальзывает, и с тихим выдохом Кассия закрывает рот рукой, но быстро понимает, что сделано это было намеренно.
Что ж, нельзя вечно любоваться главнокомандующим. Во-первых, это волнительно. Во-вторых, скорее всего, он справится, а от волнения толку никому никакого не будет. И, главное, вместо этого можно сделать что-то более полезное. На сколько хватало дистанции, дриада постаралась поднять из-под земли колючие кустарники по ту сторону защитного купола. Часть могла запутать в себе близстоящие войска и помешать их продвижению. А, может, великан случайно на него наступит, посадит себе занозу и, как было в некоторых историях, встанет на сторону того, кто ему ее вынет.
Теперь же женщина по возможности осматривала окружающих воинов, чтобы в случае чего, помочь на расстоянии исцелением.

Рейтинг поста: 4

28

Сэр Сребрен не чувствовал себя так будто он исполнял какой-то долг, или вообще делает нечто выходящее из ряда вон, однако чужой мандраж и чужие эмоции передавались ему помимо его всякой воли, помимо его всяческого осознанного усилия мысли. Хотел он, не хотел, но заражался этим огнем в глазах Джерико, и его собственные мерцали отраженным светом. Уверенность он излучал. Усмехался, презревая всяческий страх и сомнения. Поскреб прильнувшую к нему прощающуюся тасаури за ухом, поймал руку коммандора и пожал её с удвоенной волшебством дриады силой, и надевая свой шлем, застегивая его под подбородком, отвечал Джомлину и ставшему его закадычным другом Тиму, так:
- Не знаю, братец Хохолок, - сказал он пространным, каким-то спокойным голосом, как будто был в своих мыслях где-то далеко-далеко от этого места, - Женюсь, наверное.
Как хорошо что он пережил пенсионный возраст уже где-то лет на восемьдесят, и гибель "за пару дней до пенсии" ему уже давно не грозит.

Они прошли нужное расстояние и вышли на позицию удивительно быстро.
Как-то по немому согласию остальных оказавшийся главным в их группе из без малого двух дюжин рыцарей, Лён разбил отряд на группы, указав каждому первому и второму держаться Джомлина и Тима, и слушаться их соответственно. Таким образом по семеро людей должно было координироваться приказами двух сослуживцев Льна, а сам он, кроме слежения за действиями этих двух сослуживцев, вел за собой непосредственно шестерых. Без особого плана. Как и остальные, он рассчитывал сообразить что-то уже на месте.
Им нужны были волшебники, и уповать по видимому приходилось лишь на Тима, и на его способности в управлении магией. До той поры, обходились без всякого волшебства: откуда-то раскопав на всю группу маскировочные плащи и наказав держать клинки и арбалеты под тканью, лис без всяких задержек и заминок, окольными путями, протащил всех через кусты и через ограды, через грязь и через задние дворы многочисленных домов, к холму, из-за которого через череду оврагов открывался вид сразу на несколько баллист, и на построения вражеских солдат вокруг них.
Шли гуськом, пользуясь тенями и тем, что с приходом грозовых туч, мир будто бы заволокло мраком. Каждую минуту Лён ждал что с неба пойдет дождь, либо в последствие присутствии избыточной магии и резонанса, начнет сыпаться снег. И то и то было бы на руку их маленькому, отважному и безрассудному воинству рыцарей.  Дало бы больше возможностей подступить незаметно, и возможно сбежать, когда дела начнут идти не по плану.
Ведь дела всегда шли не по плану.
В пути, Лён дал несколько указаний цельпитам, которые возможно не слишком соответствали высокоморальному облику рыцаря:
- Мы можем изменить исход этой битвы, и любые методы, которые будут нам на руку, послужат спасению этих земель. Мне нужна вся ваша воля, вся ваша выдержка, и вся ваша сила. Мне, и Эстеллу, - обращался он к ним, - Я знаю, что многие из вас бывалые ветераны сражений, но эту битву не победить одним броском в пекло. Вначале, наш противник должен быть измотан и ослаблен нами. Уже после, мы сможем его прикончить, работая сообща с остальной частью армии.
- Тим, видишь те брошенные харчевни, склады и сторожки? Я хочу чтобы ты и твои люди осматривали их по нашему пути, собирали всё горючее, всё что может гореть - нам нужен керосин и мазут, промасленные тряпицы и факела.
- Джомлин, вы займетесь сбором инвентаря. Нам нужны запасные стрелы, лопаты, капканы. Оружие. Если ты найдешь укрывающихся местных, пускай они присоединяются к нашему отряду. Отбирай тех что покрепче, но не брезгуй кем угодно если найдешь, ведь они все равно погибнут, оставаясь здесь.
Так сказал он, а сам занялся тем, что назвал вскользь мудреным словом: рекогносцировкой. Они шли абсолютно без всякой разведки, и кому-то пришлось заняться ею уже на поле, даже если этим кем-то был сам Лён. Руководя шестью другими рыцарями, он пробирался по пресловутому холму и вглядывался в расположение вражеских сил, пользуясь небольшой складной подзорной трубой. Надеясь что сможет увидеть некий вражеский план или западню прежде, чем осаждающие Эстелл приведут его в действие.
Он чувствовал себя паршивее с каждой минутой, и причиной тому было отнюдь не то что воодушевляющее волшебство Кассии сходило на нет. Причиной тому была эмпатия. Те мысли, которые воин должен отринуть от себя, и про которые он обязан забыть. Дело было в том, что он знал каждого из рыцарей, которые были среди этих двадцати, и знал он их не хуже чем Джомлина и Тима. Он знал и Грейсона и Грейхалада, он знал и Артемия Райт и Риксена, он знал Мордекайена, он знал Лоуренса, Хайгрида, вечно веселого Оррена Голдфута. Сэйфер, Ллевелин, Бхерем Кобольдова Смерть, Тадеус...
Какой-то частью ему было неприятно знать, что наверняка все они погибнут, и эту часть в себе Лён укорял. И эта же часть, заставила его не сбежать прежде, когда он ещё мог ускользнуть от всего этого. "Иди до конца", шептало в нём что-то. И как было бы приятно не испытывать сомнений на самом деле, но у него просто нет выхода, и ради победы, придется кем-то разменивать. Ради победы. Ради порядка.
- Инари, я знаю. Ты слышишь. Проведи меня через эту битву. Дай мне знак, - сказал он себе под нос, возвращаясь на рандеву с остальными, чтобы уже наконец выступить против этих баллист, сформировав и подготовив план - или подобие плана.
И где-то там, невдалеке, вскинув свою подзорную трубу, он увидел как взлетают над городской стеной, наездники на грифонах.

- Держите уши востро, ваши глаза должны быть на затылке, - сказал он остальным, когда они встретились с остальной частью отряда, - Готовьте ловушки. Потеряв друг друга в сече, начинайте отступать в этом направлении. Не разделяйтесь! Наш тыл должен быть чист! Мы обходим шеренгу баллист, ждем, пока армия врага вступает в бой с остальными наземными силами, и только тогда начинаем их поджигать и разламывать. Молитесь Цельпу, за наш успех, в ратном деле докажите ему свою доблесть, и он не оставит нас! И коль прибудет нам смерть, бог осыпет нас почестями!
Здесь, в конце этой фразы, по закону жанра в висок Льна должна была прилететь вражеская вороная стрела, но сегодня лис смеялся над судьбой: как уже говорилось, он носил шлем. Махнув рукой, приказывая всем следовать за собой, сэр Сребрен повел по намеченному с холма пути в обход вражеских сил. Дальше, глубже, на очную ставку с судьбой.

Рейтинг поста: 4

29

Тасаури было не спокойно.
О, нет, это не из-за огромного ледяного великана, который был практически со стену города. И не из-за магических катапульт, и огромной армии ратхов, которых лиса ещё не видела в своей жизни и рассказы о них, естественно не понравились. И, конечно, волновалась жрица не из-за собственной возможной гибели в лапах чудовищ.
Было что-то такое, не спокойное, томительное. Словно интуиция билась в истерике, а разум не находил тому доказательств. Должен же быть какой-то финт от противников, тайный и весьма коварный ход, которым бы обязательно воспользовалась лиса, будь на их месте. И именно это, не возможность предугадать и повлиять, как раз рождала ужасные картины.
Ирис была практически уверена, что нужно поставить дополнительную охрану подле господина Фабиана. Два кордона стражи и рыцарей. А лучше три, дабы исключить риск верных ледяного эльфа. Но где ж взять столько? Так же лисьи хвосты были уверены в наличии некромантов на территории Эстела и, да, снова по три кордона на кладбища. Что ещё может придумать черная исковерканная душа, победы ради? В общем не спокойно было на душе у лисоньки, пускай и выглядела сейчас леди Эала образцом спокойствия и подражания.
Где подвох?
Пожалуй, узнаем об этому уже только после того, как оный материализуется и явит себя. Щит долго не выдержит и, наверное, каждый это понимал. Данное заклинание отсрочивало неминуемое и давало время защитникам. Тасаури использовала его для подготовки уже нескольких точек помощи, которые наверняка вскоре будут забиты раненными. Ирис налаживала механизмы, считала количество подконтрольных врачей и с гордостью принимала добровольцев. Любые руки будут нужны. А потому мелькала женщина в своём белом плаще где только можно и нельзя. Стягивала под знамена укрывшихся и придавала сил смелым.
А после, когда зрачок выцепил фигуру главнокомандующего в полёте, Ирис нахмурилась. Джерико против великана, которому наверняка не одна сотня лет. Или тысяча всё же? Лиса осмотрелась и каблучки её грозно зацокали к таким же белым плащам, как и у неё. Знак будет войскам, кто именно перед ними, ибо удобней так было отыскать плащ белый, чем орать в гуще боя. Переманив на свою сторону жрецов, кратко описав задуманное и сыскав в этом поддержку, жрица указала пальцем на великана. Тот как раз только-только отходил от удара скалой и прибывал в шоке от действий господина Джерико. Определенно, лиса тоже была бы в шоке, когда на неё спрыгнула бы боевая одноглазая мышь с иголкой.
Но в мыслях любоваться действием не было, в мыслях подпортить жизнь этому ледяному существу. Единый порыв десятков жрецов, что руки складывают в молитве, направляя мысли свои, да умения в сторону Исгундира. Не исцелить и не сил предать, но вырвать оные из тела создания. Камень раскрошить, сделав его мягким, как песок. Дабы до сердца наверняка черного, воитель Цельпа смог добраться, сквозь всю ледяную мощь. Никогда до этого жрица еще использовала жреческий дар в подобном ключе на столь огромное существо, но и ранее с ней не было подобного количества жрецов со смело бьющимся сердцем.
.. но хватит ли умений? Но ответят ли боги?

Рейтинг поста: 3

- Да вы неженка сер Тим! – рассмеялся дварф, - Голые гномы ему не нравятся. А голые гномки? Расхохотавшись, Джо похлопал мага по плечам, проверяя крепость его тела.
- Хм. Не такой уж и рохля. Думаю, осилишь. Есть у меня знакомая барышня… И ты ей очень придешься по вкусу. – задумчиво пригладил бороду, - Даже не знаю кому из вас это рандеву больше понравится. Женщина без ума от всякого магического и мистического. Покажешь ей свои фокусы и всё – она твоя. НО! – поднял указательный палец вверх, - С ней не пить и держать ухо востро! Иначе когда выйдешь из запоя, окажется, что вы уже женаты 5 лёт и у вас дети… Я тебе предупредил!
Отойдя от чародея на два шага, окинул его любопытным взглядом и, почесав нос, развел руками.
- Но вот лично для меня колдовство не искусство. Вот ты мне объясни. Что в твоих фентифлюшках интересного? Неужто тебе приятней видеть как что-то невнятное настигает твоего противника, и делает с ним то, что должен был сделать ты? Как по мне ленивый стиль боя. Магию побеждает только магия? Чепуха! Трижды обматеренный топор справится с любой проблемой. А всё эти защитные купола и мешки с молниями над головами это такое – напускное. Настоящие Герои способны взмахом своего меча уничтожать целые армии, невзирая на любые магические барьеры...
В разговор вмешалась Беатрис, перебив бородача своим бестактным: - Ей вы…
- Не запомнить имя Джо? Ойойой! Кто-то хочет завести себе врага?
Гном уже собирался съязвить что-то обидное, но обещание бочки эля каждому сменило его отношение к девушке кардинально.
- Да благословит тебя богиня Алькиона!
… Так! Теперь надо придумать, как забрать всё бочки себе! Голова думай. Думай!
После краткого молчания разговор продолжил Лён, делая свое признание.
- ЖЕНЮСЬ?! – удивился Джо, радуясь что, НАКОНЕЦ, хоть кто-то дал и ему кличку, - Нетущки! Уж лучше попасть в рабство к эльфам. С ними попроще будет. Сер Лён вы фаталист? Если молотком не попал по пальцам, значит, дадим себе в глаз?! Хе-хе! Хотя, если вы говорите о Той пастушке на холме… Тогда я вас хорошо понимаю. Но не кажется ли вам, что она заслуживает спокойной жизни? Что бы иметь возможность видеть мужа каждый день и не переживать что он может не вернутся. Как говорил мой дядя: - Я не завожу семью, не потому что не хочу, а потому что не могу. В этом мире осталось еще многовато всяких негодяев, и пока они ходят по этой земле моим детям здесь не место.
- ИИИИИ! Скорей всего он всё еще воюет за свои убеждения. Для гнома найти врагов проще, чем почесаться…
Дальнейшие наставления и рассказы о семейной жизни пришлось немного отложить, решимость хвостатого решил проверить Джерико. Крайне… быстро…
- ЧТО?! Пару слов и всё?! А где рог с вином?! Перед опасным заданием распивают вино из рога. Каждый делает по глотку вместе с командующим, это как бы демонстрирует наше равенство в бою. Что он воин, и мы воины, будем сражаться бок обок, невзирая на чины. Ну что тут за традиции, кошмар! Да ладно, вино. Сошел бы даже безалкогольный шнапс. – дергал он за рукав Тима.
Подошла Кассия.
- У меня такое чувство, что на похоронах у нас будет меньше посетителей, чем сейчас. – прошептал он, и добавил более громко:
- Спасибо! С таким количеством удачи мы можем теперь идти в лобовую. Враги всё ровно по нам не попадут.
Увидев па руками, Джомлин насторожился и, пнув, демона в спину спросил:
- Это она чего?
И получил ответ, что это они получают благословение.
- Эх, я б лучше получив напутственную свиную котлету.
Но шляпник стукнул его локотком под бок, желая, что бы тот умолк.
Лён с небывалым энтузиазмом в глазах вышел из палатки, над чем-то усиленно размышляя. Группа цельпитов, которой ему предстояло управлять, расступилась, пропуская тасаури вперед, разрешая возглавить их шествие. Вторым вклинился Джо, который так же питался выгладить умным, хмуря брови. Но со стороны это выгладило так, словно гном пытался рассмотреть свой лоб.
- Ответственность. Какое отвратительное слово. На себя мозгов не хватает, а тут целый отряд. Одно дело, когда погибнешь сам. Другое когда потащишь за собой всех остальных. – улыбнулся и похлопал хвостатого по плечу.
- Угадай, кто за всё тут будет ответственен командир?
Третьим подключился Тим. Представлял, как пуляется молниями во всех подряд, делал Пиу-Пиу руками. Настроение у команды было отменное. Их цепь направилась к куполу. На ощупь он напоминал гладкий, теплый и податливый пузырек, а по ту сторону твердый и вибрирующий, словно кусок стекла. Два мага завидев отряд, указали на особое свечение подобное арке, а само прохождение выгладило как пробивание сквозь толстую пленку. Выдали маскировочную тряпочку. Джо часто видел в таких наемных убийц, и сейчас приняв на себя их облик, ощущал себя замечательно. Это чувство азарта, когда крадешься мимо врага, делая нехитрые обманные движения, бросая камушки, или выпуская в противоположную от тебя сторону птицу, сложно передать словами.
Первый этап задания – проникнуть, был исполнен. Вот они уже во чреве зверя. Второй озвучивал Лён потешно шевеля ушами, словно пытаясь услышать всё и всех.
- А почему Тиму интересней задание? Это что заговор?! Может мне еще за грибами сходить? – возмутился дварф, но быстренько взял себя в руки, - Ну ладно. Не бурчу. Капканы так капканы. Ей. Смертнички за мной.
Вслед за гномом отправились семь смутных теней. Одетых как на подбор в черные облегающие комбинезоны с шарфами вокруг голов. То, что всё его спутницы оказались дамами, было заметно по очертанию тела. Джо понятия не имел кто эти цельпиты, но до безумия был благодарен Лёну за такую подборку группы.
Приятно работать с профессионалами. Мастерам не нужны указание, они четко понимают свою задачу и действуют, сложено как шестеренки в механизме. Подобно дуновению ветерка они перебегали из укрытия в укрытие, прячась в тенях. Двигались легко и изящно. Перепрыгивая, перекатываясь, извиваясь, проверяли местность. После давали отмашку бородачу переходить поближе.
- Вот спасибо. Вот спасибо!
Радовался дварф, покорно следую за ними. Сделав полукруг, они вернулись, обратно рапортуя о разведке.
Враги были везде, но всё еще держали дистанцию, опасаясь защитных орудий города. Желающих присоединится к отряду цельпа, не нашлось. Жители или были уже городе, или сбежали в лес. С одним из таких довелось повстречаться. Пьяный старик с арбалетом и охотничьей собакой отказался партизанить, но подсказал дорогу к пассике...
Притащили несколько палок, садовые принадлежности, большую рыбацкую сеть и много тыковок переделанных в жужжащие снаряды. Вкусные внутренности были убраны, а дыры сверху заткнуты обрывками рубахи Джо. Нашлось так же несколько капканов поставленных в доме. Видимо уходящие понимали, что не смогут спасти свое имущество, и решили напоследок отомстить тем, кто позарится на него. Также вокруг были замечены стога с сеном, если их поджечь получалась неплохая дымовая завеса. Которая могла бы пригодится при отступлении.

Чём я вообще занят?
1.[Q] Спасти адмирала Шай.
2.Коллекция кукол с золотыми глазами.
3.Сомнительное предприятие.
4.Реверсивные блики
5.‘’… К чёрту добро! Давай на линию Зла!...’’
6.[MT#57] Карта сокровищ 2 (Джомлин Клейнмак)
7.''Рука руку моет, с ногами сложнее.''
8.''[Q] Сердце Моей Жизни: Званный Вечер''
9.[Q] "Шерсть во все стороны"
10.‘’Мы молим луну: Не высовывай рыла!''
Будем о чем вспомнить!
''Сколько ты можешь выпить, а карлик?'' ''Что у пирата дороже всего?'' ''Чествуя честность, честь, почести.'' ''Лютоволк Холлентаура.'' ''Всё тлен.'' [Q]''Охота на алого дракончика [13].'' ''Одной тёмной-тёмной ночью...'' ''[MT#30] Карта сокровищ (Джомлин Клейнмак).'' ''Мародёры, крипта, демон, гном и бутылка портвейна.'' [Q] "Сражение под Эстеллом." [Q] "Арена Хрейдмара" #43 Джомлин. [Q] "Затмение: Преддверие конца." ''У банана тоже есть любимый цвет, и это не желтый.'' ''Вкус бороды как вкус радуги.'' "Вилкой в глаз или амулетом девять раз." [Q] "Хрейдмарская полночь. Бегство". [Q] "Затмение: Эпилог" ''Чёртова карма!''

Рейтинг поста: 3

31

Любое занятие начинается с первого шага. И неважно каким он будет - маленьким, большим, средним, главное положить начало действу и не отступать в дальнейшем, продолжая делать новые шаги. Вот и деверсантское задание нашей команды началось с маленького шага - выхода за пределы города. Прячась в тенях, передвигаясь и скрываясь от чужих взоров их группа уверенно двигалась в сторону первой ключевой позиции, что на некоторое время должна была стать временной точкой сбора.

Добрались они до неё довольно быстро, право не сказать, что долго задержались. Всем были розданы разные задание и все пошли их выполнять. - Значит собрать из той харчевни и сараев горючие вещества... мм.... посмотрим что мы с можем найти. Подумал Азаэль и повёл за собой людей. Вскоре перед ними предстала пустая и заброшенная харчевня, около которой удобно расположились два сарая. - Рыжий, идёшь со мной внутрь. Вполголоса произнёс демон глядя на рыжеволосого парня с веснушками, что был облачён в кожаную броню. - Меня зовут Джек! Вскрикнул тот, будучи недовольным новым погонялом. Несмотря на молодой внешний вид, этот рыжий парень был бывалым мужем, ветераном многих битв. Но всё это увы мало значило для Азаэля, он лишь помахал рукой, да приставив к губам палец издал шипящий звук, призывая Джека к тишине. Когда же тот опомнился и прикрыл свой рот рукой, Азаэль продолжил - Седой, останешься снаружи и коли подойдёт кто-то незнакомый, ты должен будешь оповестить нас об их появлении. Седовласый воин в чёрной броне просто кивнул, не издав никакого звука. - Остальные займутся сараями. Начали.

Забраться внутрь было не сложно, дверь была не заперта. Похоже хозяин убегал в спешке, хоть и прихватил судя по пустоте некоторых полок немногочисленные, но должно быть довольно ценные пожитки. - Самогон, бочёнок с маслом, настойки... на всё том же самогоне. Ммм... берём, берём... берём. Шептал беловолосый, складывая приглянувшиеся ему вещицы в пустой мешок, найденный около печи рядом с другими такими же пустыми мешками.

Вскоре они вернулись к точке сбора, неся на своих горбах мешки, что были доверху набиты самыми разными горючими веществами, которые можно было найти в харчевне. - Вот всё что мы смогли найти. Сейчас попробую что-то из этого быстренько сварганить. Обратился он ко всем и то час же приступил колдовать над бутылками и бочками. Чертя на них линии и бубня слова разных заклинаний. Пройдясь за семь минут по всем мешкам, в результате сделав из склянок и небольших бочёнков с маслом бомбы, он начал объяснять. - Я нанёс на них два простеньких заклинания. Первым стало заклинание молнии, что детонирует при сильном столкновении. Оно простенькое, но достаточно сильное, дабы заставить жидкость внутри мгновенно вспыхнуть. Второе же - это заклинание ветра. Само по себе ничего не стоит, но вкупе с пламенем создаст взрыв и небольшую ударную волну, что разобьёт бутылки и запульнёт осколки во все стороны... Закончил он и протяжно вздохнул от усталости. Хоть эти заклинание и были просты, почти ничего не стоя по мане, ему пришлось наложить их в большом количестве на шесть десятков предметов. - Так, пару секунд, дайте отдышаться... А! И да, это не разочарование, просто заклинание замедленного действия с встроенным условием. Скоро выветриться с предмета... примерно через день. Но нам же этого хватит, да? Надеюсь да.

Через пару минут подготовки и небольшой речи Лёна, отряд вновь стал готов к дальнейшим действиям. - Лён.. Позвал он его. - Я начну подготавливать довольно сильное заклинание по пути вперёд, это займёт около десяти минут. Думаю я смогу им снести катапульты, только надо им точно попасть, а значит подобраться ближе для прицеливания. Хорошо? Надеюсь отдача будет не очень сильной, иначе вам придётся тащить меня на своём горбу... в прочем. Он перевёл взгляд на Джомли. - У нас тут есть один ишак, что может этим заняться. Ладно, я начинаю... И он тот час же начал бубнить себе что-то под нос, едва слышно и уловимо даже для собачьего слуха.

Рейтинг поста: 3

32

Чтобы как-то отвлечься от мучительного ожидания, Фаурт запустил руку в поясную сумку, где кроме зелий, пары свертков бумаги и всяких полезных мелочей лежало сложенное письмо. Оно было написано двумя дорогими ему сердцу женщинами и хранило в себе их мысли, направленные к Ларенну через моря. И почему-то рыцарь захватил его с собой на битву в качестве талисмана. Ему не нужно было перечитывать строки, он запомнил их практически наизусть. Это послание доставили ему пару дней назад. А следом за пришла весть о падении Везена. Фаурт надеялся, что с Волчицей и Вороной всё в порядке, и они не пострадали. Он воин приходил в ужас от мысли, что Дь’Лонраку хватило сил просто уничтожить целый город, ни в чем не уступающий Эстеллу. А теперь его силы уже стучатся в дверь и ревут под стенами. Есть от чего понервничать. Но чем острее рыцарь ощущал опасность, тем больше странным образом успокаивался. Всё, что он мог сейчас – это молиться за успех тех героев, что вышли за стены.
Парень отвлекся от мрачных мыслей, когда к нему обратилась Беатрис.
- А? – он сперва не понял, что она сказала, но смысл слов постепенно нашелся. – А! Нет, я его не видел. И надеюсь, что не придется.
Фаурт выслушал рассуждения леди-рыцаря и идею насчет сухожилий. Пожал плечами. Когда собрался ответить, небеса над городом разверзлись с грохотом и буквально плюнули огненным булыжником во врага. Без сомнений, работа эстеллских магов, а то и самого Верховного. Такие чудеса воодушевляли и поднимали боевой дух! Но куда больше этому способствовал вид особой грифоньей кавалерии. Целая эскадрилья рыцарей верхом на этих благородных зверях вылетела за пределы стены и барьера, чтобы начать контратаку. Крысобой снова повернулся к леди Ренгар.
- Ни за что на свете не хотел бы оказаться под ногами у этой твари. К тому же, я предпочитаю бить в глаза. Какой бы прочной не была его шкура, глаза наверняка мягкие и хрупкие. Ты как сама? Готова?

Рейтинг поста: 1

33

Беатрис сделала глубокий вдох и подняла голову вверх, запрокинув шею, и устремила взгляд в холодное серое небо. Пар изо рта клубился и поднимался так высоко, что, казалось, упрется в защитный купол. Ей нужно было остыть. Остыть сердцем и остудить голову, чтобы хотя бы попытаться думать рационально, а не следовать порывам. Но она до сих пор не могла простить их жертву. Если кому-то вообще нужно было её прощение.
Она ощущала общее настроение всех её окружающих. Люди за стенами бегали в суматохе, по крупицам двигая общее дело. От всех разило разным по степени страхом – от легкой взволнованности до паники. Её отчетливо было видно в глазах с расширенными зрачками, казалось, позови их по имени – они даже не поймут, что именно к ним обращаются. Беатрис будто стояла в центре муравейника, где все движутся хаотично, но всё же в одном направлении, а она при этом стояла на месте. Отряд, что был отправлен за стену, наверное, уже достиг нужного места и приступил к работе. Над головой то и дело пролетали всевозможные магические разряды, которыми маги Эстелла мерились мощью с вражескими силами. Война уже началась, пусть большинство стоящих здесь ещё её не ощущали, ведь звона стали и выпущенных внутренностей на городской площади пока не было.
Над ней пролетел ещё один снаряд, на этот раз больше всех предыдущих, да ещё и огненный – повезло, что летел он с их стороны. Беатрис стиснула зубы до скрежета, вынужденная стоять здесь в ожидании неизвестности. Раздался грохот за стенами, видимо снаряд настиг свою цель, и, по всей видимости она была уже совсем близко – потому что рев великана раздался ещё громче, чем предыдущий…А значит, они уже вплотную подошли к куполу. Теперь только эта скорлупа отделяла его от города.
Фаурт был встревожен. Беатрис хорошо его знала, однако все же не могла распознавать эмоции по малейшим движениям бровей и подрагиванию губ. Но тревога чувствовалась отчетливо. Она хотела как-то подбодрить его, но не находила нужных слов, поэтому просто молча смотрела вперед, на пока ещё закрытый ворота города.
Его вопрос немного вогнал её в ступор. Знал бы он, в каком она гневе была час назад и как готова была! Ухх, разрази её гром, да она готовее всех готовых была голыми руками выбивать зубы ратхам, отрывать уши эльфам, и грызть ледяную корку великана. Но в тот момент, когда слепая ярость отступила, весь порыв как рукой сняло. И теперь она понятия не имела, к чему вообще готовиться. Быть раздавленной великаном, или растерзанной мерзкими ратхами, или может следующий магический снаряд пробьет купол и прилетит прямо на них и сожжет до тла.
- Стараюсь.. Но тщетно. Беатрис подняла руку на высоту своего лица и посмотрела на ладонь. Кончики побелевших от прохлады пальцев заметно дрожали. Она усмехнулась, сама не осознавая, что это значит. Скорее всего, это была насмешка над сомой собой. Дрожащие пальцы медленно приблизились к ладони, и рука крепко сжалась в кулак. –Фаурт, мне страшно. Голос стал невероятно тихим, будто она стыдилась собственных слов. Да и какой смысл сейчас напускать эту фальшивую уверенность в себе, когда ты можешь не дожить на следующего дня. Вряд ли она сказала бы эти слова кому-то ещё из сослуживцев, поэтому хорошо, что здесь был именно он. –Мне так страшно..   Можно было увидеть, как глаза её намокли от выступивших слез, однако она изо всех сил старалась сдерживать подступившую к груди горечь, дабы не позволить слезам скатиться по щеке. Она слегка отвернула голову от Фаурта, проморгалась, сделал вид, будто тыльной стороной руки провела по носу, на самом деле проверяя, что на щеке не красуется мокрая дорожка. 
Наконец подняв голову и собираясь сказать что-то менее жалостливое, Беатрис невольно устремила взгляд туда, куда было направлено внимание сейчас практически всех. Отряд рыцарей на грифонах выступал за стену, однако люди указывали пальцем не на них, а на одного грифона, что улетел без всадника.
Однако, присмотревшись, Беатрис увидела Джерико, который единственной рукой держался за грифона и летел в сторону армии около стены.
-Командор! Не сдержав удивленного возгласа с долей испуга, она начала судорожно оглядываться по сторонам. «Вот же сумасшедший старик! Решил своей век окончить глупым геройским поступком?!» Она немного попятилась назад, наблюдая за его полетом, и в момент, когда его рука отпустила лапу грифона, выпустила из рук собственный шлем и сломя голову побежала к парочке оставшихся рыцарей, что выступали последними. «Старый дурак! Я тебе не позволю просто так взять и сдохнуть там!» Брови максимально нахмурились, а сама Беатрис чуть ли не рычала на каждого, кто мешал ей на пути. Пусть она ненавидела его сейчас за то, что он сделал, ненавидела за его согласие с Фабианом. Она хотела кричать на него и махать мечом, доказывая его неправоту, но для этого необходимо было только одно – чтобы он остался жив. Каждый глупец мог критиковать действия того, кто отдает приказы. Каждый мог находить изъяны и утверждать, как нужно было поступить – а как нет. Но если начнет колебаться командующий – конец придет всем, и согласным и возмущенным. Она это прекрасно понимала. Но она любила и уважала старика за то, что он мог брать на себя такую ответственность, и что он был способен понять и простить ей эту злость. Он всегда ей многое прощал, давая скидку на возраст и девичьи эмоции. Сейчас она летела спасать не главнокомандующего и не по зову долга, а ведомая страхом потерять друга и наставника, с которым проведено было множество часов как на тренировочном поле, так и за душевными разговорами о смысле жизни.
И когда она настигла рыцарей, уже оседлавших своих грифонов – её было не остановить. Она настаивала на том, что если они сейчас же не позволят ей взять одного из них и командующий там погибнет – тогда умрут все, но она выживет и вернется, чтобы оторвать им головы. Спорить с вооруженным рыцарем было бессмысленно, а времени решать вопросы мечом у них не было, поэтому Беатрис все же залезла на грифона. К слову, говорила она так уверенно, будто сейчас сядет и полетит – не тут-то было, она в жизни не летала на этих тварях и понятия не имела, что с ними делать. Но по земле управлять оказалось не сложнее, чем лошадью, поэтому девушка верхом на грифоне быстро нагнала Фаурта и испуганным, взволнованным голосом предложила ему одну странную вещь. Было бы удивительно, если он согласится. Но она была готова взлетать прямо сейчас. Вот только разберется как..
-Ты со мной?

Рейтинг поста: 3

34

В голове прозвучал довольно знакомый, приятный женский голос.
А, это ты любовь моя..
Хаефрит видел, а после услышал торжествующие возгласы, его догадки оправдались и самые сильные бойцы двинулись в атаку, включая войско грифонов. Люмбер не был гениальным стратегом или тактиком, но его разум кричал, что командор - идиот. Интересно, может, он чувствовал, что сражение будет проиграно и хотел увековечить себя в легендах?
Люмбер постоянно сосредотачивал свой взгляд на Хемберте, пытаясь оправдать свою догадку, которая заключалась в самих богах. Что если существуют избранные богами? Бог солнца выбрал Лорнака, а Цельп Хемберта? Как ему удается оставаться в живых при таких выходках? Это поражало люмбера, оставляя в его голове все больше и больше вопросов. Но, от размышлений его отвлек стражник, врезавшийся в эльфа. Подняв руки, убийца отошёл в сторону и извинился.
Его путь был недолгим, в скором времени он настиг место своего назначения - тюрьма магов. Отворив двери, люмбера сразу встретили два недобрых взгляда. Видимо, власть имущие решили не оставлять такие объекты без присмотра.
- Я пришёл по заданию, меня послали сюда, что бы я узнал у одного заключенного секреты вражеского колдовства. - Хаефрит медленно опустил руку за пазуху, дабы не делать резких движений, после чего вручил конверт, на котором стояла печать Сильме. Конверт был закрыт. Когда стража взяла его и начала спешно открывать, люмбер закрыл глаза, положив руку на пояс. Если бы собеседники были более внимательны, они бы увидели, как рука неловко, но точно соскользнула на эфес кинжала. Едва конверт открылся, как лицо Хаефрита заволокла тьма, которую выпустил кинжал, а из конверта ударила настолько яркая, магическая вспышка, что те не сразу поняли, что произошло. Да и понимать было нечего, два ловких движения и люмбер опустил свои парные клинки в грудь стражам. Всё было исполнено красиво, как и учили в гильдии - рукоять провернулась, а вместе с ним и лезвие, раздвинувшее стенки легкого, от чего давление стало выравниваться и стражи не могли даже издать банальное "а".
- Извиняюсь.
Люмбер пошёл далее, по узким коридорам, плавно опускавшимся вниз. Он даже не старался быть не заметным - доспех с эмблемами Эстелла и Сильме делали своё, а брошка со знаком Вильварин добавляла незаметности. Для Хаефрита все было слишком легко и от этого подозрительно, но в отличии от обычных своих авантюр, сейчас он был собран. Навстречу показался маг, который шёл к люмберу, точнее нет, траектория его движения была рядом с убийцей, возможно, это и была роковая ошибка, ибо едва они поравнялись, как Хаефрит вновь использовал свой фокус. Тихая, быстрая смерть. По мере продвижения предателя, за ним тянулся след из крови, как за шакалом.
- Стой, что ты тут делаешь? Это закрытая секция! - Из-за угла выскочил уже далеко не ученик, его клиновидная седая бородка свидетельствовала о том, что этот чародей был старым, мудрым, без двух минут мертвым.
- Я знаю, у меня распоряжение от Джерико Хемберта. - Лицо люмбера не выражало эмоций, возможно, он как-то отключил их на подсознательном уровне. Предавать своих близких всегда тяжело, это очень больно и зачастую, из-за этой боли рука может дрогнуть и в итоге, ты погибнешь, но это не работает с тёмными эльфами. Особенно, не работает с прагматичными тёмными эльфами, которые любят сеять хаос, интриги, смуту, просто потому, что это весело, и война - двигатель эволюции.
- Странно, меня не преду... - Люмбер нанес удар снизу вверх, такой удар вполне мог сложить даже толстошкурого тролля, не то что бы старого мага. Но есть одна деталь - магическая защита поганного старикана, который понял, что перед ним врунишка! Магический разряд ударил в Хаефрита, отбросив его на несколько метров.
Как давно эльф не чувствовал эти приятные разряды тока в своем теле, словно тебя ласкает портовая куртизанка, тебе и приятно и трепетно, но ты не можешь пошевелиться. Еще в полете люмбер активировал свой клинок, от чего его траектория напомнила какой-то сгусток чёрного, как смоль дыма. Маг встал в защитную позу, ожидая, пока дым осядет, может, он понимал, что этот фокус имел магический характер, а может и нет. Какая разница? Из-за того, что заклинание было подготовлено плохо, ассасин получил минимальный урон, который в совмещении с чарами, наложенными на него, просто сводился на нет. Между тем, когда облако осело, Хаефрита уже не было нигде, почему? Потому что он использовал тихую поступь и уже стоял за спиной деда. Эльф давно не чувствовал такого, это называется туннельное зрение, он видел свою цель и не замечал ничего больше, его рука всполыхнула пламенем и он нанес удар огненным касанием магу со спины, от чего тот обернулся и вскинул руки. Но, увы, броня дала трещину, и второй рукой, в которой был клинок, зачарованный самой тьмой, нашёл свою колыбель в горле старика.
- Прости дедуль, бизнес есть бизнес! - Хаефрит засунул оружие в ножны и пошёл к комнате главного надзирателя, попутно раскидывая свои горшочки, но теперь, на них была нарисована руна, которую люмберу подарил Вальтарн.
Дверь не была заперта, возможно, тот старикан и был одним из главных, а остальные были на поле битвы. В центре комнаты стоял огромный кристалл, по размерам напоминавший голову взрослого человека. Бинго! прозвучало в голове эльфа, а далее, его рука легла на кристалл, и он стал посылать туда свою энергию, прощупывая всю структуру магии, которой обладала эта вещица. Прошло не много сердцебиений, как Хаефрит понял механизм снятия защиты, стоило просто направить очень мощный импульс в эту штуковину. Оберег разрушился, обращаясь в пыль, а на лице люмбера появилась капелька пота. Как же он не любил магию, но и одновременно любил. Тонкие пальцы опустились в бездонную сумку, откуда он достал одно из зелий, восстановившее ему запас сил. Оставалось самое простое, открыть камеры.
- Идите в храмы и сжигайте их, там те, кто обрек вас на заточение. Идите и мстите Фабиану Герту, который забыл, что он и его гильдия процветают на том, что ваша жизнь была сломана. - Тёмный эльф шёл и разламывал замки, которые без своих магических свойств были настолько хрупкими, что даже жрица Цельпитов сможет его сорвать. Но это не точно.
Спустившись на самый нижний ярус, люмбер уперся в дверь, на которой было множество рун. Вот где ему придется тяжело! Вот тут! Хаефрит засунул руку в сумку и раздвинул её, та послушно отодвинулась, открывая своё бездонное дно. Достав оттуда клетку со скорпионом, дроу показал тому на дверь, тот радостно защелкал клешнями и стал посылать монотонную волну электричества. Следующим предметом, который был вынут - специальный конус, который убийца надел на руку. Его губы зашептали, а внутри конуса, там, где была кисть, стал образовываться фиолетовый шар, который с каждой секундой начинал трястись все чаще и чаще, появлялось ощущение, что он сейчас вырвется и вот. Он вырвался тончайшей струей из другого конца фигуры, которая ударила аккурат в замок, разрушая его. Дверь к самому опасному магу была открыта. Хаефрит ждал, пока она отворится:
- Помоги мне с Фабианом Гертом, милчек.

Рейтинг поста: 7

35

Верховный маг Эстелла
Фабиан Герт
Человек
121 год




Плохое предчувствие Фабиана Герта оправдалось, когда внутри города произошли два больших взрыва, а за ними ряд взрывов поменьше. При чем один из них случился прямо под ним – на первом этаже штаб-квартиры Вилварин. Верховный чародей выругался, и через сферы экстренной связи сообщил отрядам, ответственным за поддержание щита, быть наготове. Он сразу оценил ситуацию и понял, что всё дело в диверсии.
Однако Герт в своем кабинете не мог пока отвлекаться от удержания городской защиты, и даже предположить не мог весь масштаб катастрофы. На свободе оказались чернокнижники, некроманты, маги крови, престуники-иллюзионисты, демонопоклонники и прочие малефикары, которые уже потеряли надежду увидеть белый свет. Столь долго отрезанные от магии в стенах, её ограничивающих, они наконец-то почувствовали себя рыбой, вернувшейся в море. Эти безумцы и злодеи в общей эйфории принялись применять чары налево и направо, громя базу Вилварин, а потом и на улицах города. Ими двигали сейчас два желания – отомстить этому городу за свой плен и сбежать отсюда куда подальше. Для этих целей им был необходим хаос, который черные маги стали сеять.
Пожалуй, этот сброд и своего освободителя бы не пощадил, но, к счастью, им хватило ума посчитать их «сотрудничество» выгодным. Вместо этого они обратили свои силы против городских патрулей стражи и солдат, кинулись на поиски жителей и разорение Эстелла. Некоторые, из тех, что по-самоуверенней, отправились по следу магических гармоник тех вилваринцев, что поддерживали барьер. Тем пришлось вступать в бои или погибать от чар беглецов.

Второй крупный взрыв и прорыв произошли в центральной тюрьме Эстелла. Там прислужник Дь’Лонрака, бородатый и неопрятный старик, по кличке «Царь» привел свой давний план в действие. Он был лидером радикальной антиправительственной группировки, требующей свержения Совета Трех и возобновления канувшей тысячу лет назад монархии, с условием, что новый король будет выбран из простого народа по праву достойного. Он был брошен в самую глубокую темницу, но даже оттуда продолжал влиять на преступный мир, готовя революцию. И в этом ему сильно помогло взаимовыгодное знакомство с принцем ледяных эльфов. В результате этот «Царь» смог подмять под себя почти все группировки в тюрьме и даже привлечь на свою сторону часть охранников.
Правда, весь план чуть не накрылся, когда Сильме прислали за его головой одного из своих агентов, но хитрый старик обвел того вокруг пальца и даже из этого получил выгоду. В назначенный миг получив сигнал от Норс, «Царь» велел своим единомышленникам действовать. В тюрьме начался бунт, а лояльные охранники открыли замки и двери. Теперь на свободе оказались ещё и сотни бандитов, воров, убийц и предателей. Все они как болезнь расползались по городу под командованием своего предводителя.
Всё это привело к тому, что вилваринцы уже не смогли полноценно поддерживать щит, и весь его «вес» теперь лег на плечи Фабиана. А звуки сражения подбирались к его двери.

----------


Ледяной великан
Исгундир
Великан
Возраст неизвестен




Исгундир оправился после попадания кометы в лицо и, рыча, осмотрелся. Вокруг него летали пернатые мошки, пытающиеся ужалить в голову. Он замахал руками и прихлопнул парочку грифоньих всадников. Потом повернул голову и заметил его! Ту самую блоху, - Джерико Хембарта, - которого почему-то должен был опасаться и которого видел через мыльный пузырь барьера. Смех да и только!  Человечишко взмыл в небо, только чтобы прыгнуть вниз, прямо на великана. Но Исгундир не был туп. Он просто поднял руку и схватил эстеллского главнокомандующего. Наверное, только чудовищная физическая сила Джерико спасла его от участи быть раздавленным в кулаке. Поняв, что так просто козявку не убить, Исгундир решил было просто швырнуть человека об землю, как комок грязи, чтобы от него только мокрое место осталось. Однако в этот момент по ту сторону стены громыхнули взрывы, и привлекли внимание Исгундира. Решив не тратить время, он с усмешкой посмотрел на старую букашку в свой руке и закинул Хембарта в рот. Проглотил, не жуя, после чего издал новый победный рев.
Обезглавив армию защитников, великан с новой силой обрушился на защитный барьер. Он бил и бил, и через какое-то время щит начал поддаваться. Он покрылся трещинами и через пару ударов лопнул. Магия стала осыпаться искрами над всем городом, оставляя его без защиты. Обрадованный, Исгундир взял короткий разгон и со всей своей силы врезался плечом в стену и главные городские ворота под ней. Бах! И вход в город оказался открыт.

---------

Армия Дь’Лонрака
Общая боевая обстановка
Поле боя




Сначала армия Черного солнца несла потери. Несущественные, но всё-таки. Виной тому были и лучники на стенах осажденной столицы, и налетевшие сверху всадники на пернатых хищниках. Ледяным эльфам и лучникам из числа наемников пришлось сосредоточится на том, чтобы держать грифонов на дистанции. Но те то и дело пикировали, выхватывая одного-двух офицеров. Кроме того, дела усложнились нападением с фланга – отряды Льна, Джомлина и Тима, вместе с небольшим ополчением и собранными подручными средствами вступили в кровопролитное сражение с наемниками и бандитами, охраняющими две крайние баллисты. Армии Дь’Лонрака пришлось разделиться, и часть сосредоточилась на противостоянии с эстеллскими контратаками.
Но в этот момент великан пробился через барьер и смог снести ворота. Остальные колдовские баллисты начали ещё интенсивнее обстреливать город. И черное войско ломанулось в долгожданную атаку. Первыми в город бросились ратхи. На редкость хорошо вооруженные и экипированные, они со свойственным им проворством напали на передовые отряды эстеллской армии. Следом за ними пробивались тролли всех мастей, а тех прикрывали ледяные эльфы своей магией. Теперь сражение началось по-настоящему!


Оракул Дь'Лонрака
Норс
Полуэльф
42 года




Норс было больно наблюдать за кровопролитием. Ей не нравилось насилие, хотя оно всегда было частью её жизни. И всё-таки её жалания не имели ценности и смысла. Ради лорда Дь’Лонрака она готова была принести в жертву всех этих людей, чудовищ, врагов и союзников. И даже саму себя. Она знала, что таков и был замысел её господина. Только жертвы и разрушения ради достижения цели. Поэтому оракул начала подготавливать очередное мощное заклинание для удара по городу.

Рейтинг поста: 3

Джерико стремительно падал на великана. Со стороны это выглядело так, словно жалкая песчинка бытия бросила вызов самому мирозданию. Словно букашка решила в одиночку противостоять городской стене. Однако иногда и букашка может найти пробоину в стене, а одна песчинка может вызвать сдвиг пространственно временного баланса.
Джерико не задумывался об всех этих вероятностях и соотношении сил. Он делал то, что и всегда. Слушал свое сердце. Сердце, которое бьётся по воле Цельпа. Сердце, которое гонит кровь ради исполнения воли Цельпа. Оно приказало прыгнуть и Джерико без задней мысли повиновался этому. Возможно, он был слишком глуп для мыслесложения, но так работала его жизнь. Так работал он.

Старик впечатался в захлопывающийся кулак великана. Для махины таких размеров он был крайне быстр! Обычно данные твари даже руку не успевают поднять. Недюжая сила начала стискивать Джери в ладони. Блестящий тяжелый доспех разошёлся металлическим скрежетом, давая слабину.
-Ах ты пентюх брехливый! - выругался старик, сквозь стиснутые зубы.
Он вонзил свой зачарованный меч в каменный палец великана и сделал упор от груди. Капелька пота потекла по лицу от противостояния силы накопленной за тысячи лет. Неожиданно натиск спал и старик резко полетел вниз. Еле удержав меч, который не успел глубоко зайти под непробиваемую кожу монстра, Хемберт... проглотился. Упав в рот великана, что с глухим хлопком задвинул пасть, главнокомандующий не успел опомниться, как оказался стиснут гадкими склизкими стенками начальной части пищевода. Старик пытался бороться, пытался воткнуть меч хоть куда-нибудь, зацепиться за что-то, но внутренности монстра, поднятого силой тьмы, были крепки так же, как и наружная его оболочка. Джери мысленно проклинал эту затею и её автора, но не сдавал позиции. Вот он уже опустился где-то на три метра вглубь и выпал в обширную камеру.
-Смрад, похлеще запаха тролльского гузна... - прокомментировал он, всплывая в непонятной жиже.
Жидкость была смертельно холодная. Мышцы сводило, а кости отказывали двигаться в суставах. По общей логике старик упал в желудок или его аналог - первую пищеварительную камеру. Здесь большие куски испаряются. На этом знания пожилого вояки оканчивались, но даже этих крупиц хватило, чтобы прийти к заключению - надо скорее сваливать. Задержав дыхания, он подплыл к скользкой стенки, которая медленно двигалась под силой динамических сокращений мускулатуры. Воздав кратко мольбу Цельпу, Хемберт полоснул стенку. Результат - ничего. Ещё раз. Ещё. Больше и усерднее, сосредоточив силу на одной точке. И вот на оболочке желудка начали появляться первые зазубрины, от которых стенка начала сокращаться сильнее. Лёгкий дискомфорт? Это же только начало. Воодушевлённый наличием хоть небольшого результата, Джерико выдохнул и продолжил наносить удары. Каждый взмах отдавался отголоском воспоминания в его голове. Он вспоминал всех тех, кого может потерять. Кассию, любимую его музу и лиру жизни. Милую до безобразия дриаду, которая в воспоминаниях так и осталось маленькой неловкой девочкой, которая нагло украла сердце беззаботного приключенца и другие части его тела. Дочек - таких разных по натуре, но одинаково любимых. Порой неугомонных и вечно заботливых. Фабиана, Мадеру, Савагар, Кёртис - тех, кто помогал советами и подменял там, где глупый вояка давал слабину. Он не всегда ладил с этими великими людьми, но всю свою жизнь уважал их безмерно. Великие цельпиты, что грели душу старика ежедневно - Фаурт, Лён, Беатрис, Ирис и многие другие. Кто как не они нашли своё пристанище под крылом организации, возглавляемой простым мечтателем и любителем громких речей. Все эти лица всплывали перед глазами и заставляли раскрывать веки вновь, их улыбки грели сердце и не давали Джери заледенеть в этом мёрзлом могильнике.
Треск. Ещё один. Желудок содрогнулся от резкого спазма. Видимо неприятная боль разнеслась по всему телу и тело пыталось вывести обратно инородный предмет.
-Да будь ты ПРОКЛЯТ! - закричал старик и замахнулся в очередной раз.
Его меч вонзился в глубь стенки и наконец проломил плотную защитную пленку стенки желудка. Тонкая струйка поползла вниз. Во тьме невозможно было различить, какого она цвета, но это явно была кровь. Старик засмеялся. От едва слышимого смешка он разошёлся в громкий хохот.
-ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ, ГРОМИЛА НЕОТЁСАННАЯ? - удар, - Я достучусь до твоего... - удар, - Сердечка то...
Кровь хлыстала из раны, орошая лицо Джерико. Желудок то и дело приходил в движение, сподвигая Хемберта поторопиться. И вот наконец меч пробился. Он прошёл насквозь и вышел в полость. Это было прободное отверстие в брюшную полость великана. Стоит ли рассказывать, что происходит при изливании столь агрессивного содержимого, как желудочный сок в столь ранимую полость, как брюшная? А если в этих истечениях будет безумный старик? Скоро сотни тысячи людей станут свидетелями того, что происходит с засранцами, решившими проглотить помазанника Цельпа! Верного защитника Эстелла.
Старик продолжал выдалбливать стенку с целью проникнуть через неё хоть куда-то. Лишь бы пролезть. Он уже не чувствовал ног. Пальцы рук застыли в мёртвой хватке на мече. Лишь голова ещё немного могла соображать, следуя инстинктам. Отверстие наконец расширилось и старик медленно, аккуратно выбрался из него и вонзил меч куда-то ещё. Теперь его цель - рубить всё. Всё, что рубится и всё, что попадёт под руку. Первым оказался какой-то сосуд, походивший на толсенный канат. С боевым кличем дед разрубил его на пополам и ледяной фонтан чуть не сбил его с ног. Он сможет... Он справится. Ради всех.

Рейтинг поста: 7

37

Как бы дриада ни сопротивлялась и ни старалась отвлечься от своего супруга, который уже неоднократно выходил из, казалось бы, даже самых безнадежных ситуаций (иначе как бы он дожил до своих лет), глаза то и дело предательски смещались на Исгундира и маленького человека, бросившего ему вызов.
Ледяной гигант отмахивался от налетевших на него всадников на грифонах  будто от комаров и, кажется, не почувствовал разницы, когда самый безумный из них стремглав понесся на него вниз. С завидной ловкостью назойливая букашка была поймана в кулак, что заставило Кассию вздрогнуть, как она обычно и делала в таких ситуациях. Снова сила Цельпа подвергалась испытанию. На этот раз вызов брошен огромному великану. И, как ни странно, в очередной раз ее не вышло превзойти.
В городе что-то прогремело. Это сигналы от отрядов у входов в канализацию? Не долетевшие метеориты магов? Диверсия? Удар осадных орудий врагов? Барьер, окружавший город, начал в некоторых местах сбоить, покрываться еле заметными трещинами. Кажется, у магов возникли проблемы.
Исгундир в это время просто закинул Джерико себе в пасть и продолжил стукать ослабевающую защиту города. Нет... таким не может быть конец Верховного главнокомандующего. К тому же, между Хембертами была особая связь, обусловленная спецификой расы дриад, а Кассия была по-прежнему жива. Конечно, процесс переваривания пищи проходит не так быстро, но почему-то женщина усмехнулась и, негромко проговорив что-то о том, что Джери великану не по зубам и он только несварение получит, отвернулась внутрь города. Здесь начинался хаос и суета. Отсюда не очень можно было разобраться, кто, с кем и почему бьется, поэтому Кассия сбежала вниз. Под своеобразным дождем из остатков магического щита. Теперь дела Эстелла шли не очень. Может, хоть у спецотряда, отправившегося к осадным орудиям врага, дела обстояли получше?
Ворота еще не были открыты, но жители города уже с кем-то сражались. Уголовного вида дамы и господа, зловеще одетые маги с некромантской атрибутикой. Насколько могла, дриада тут и там магией поддерживала сопротивляющихся, оплетала корнями восставших, некоторых из них протыкало шипами растений. Жестокость не была ее излюбленной подругой, но в подобных ситуациях, пожалуй, можно было взять ее под руку. Где-то из-под земли вылезла мухоловка, совсем не брезгующая утолить свой аппетит тем или другим магом запрещенной школы.
Суета усугубилась с прорывом главных ворот города. Теперь в него посыпали ратхи. Ополчение, вероятно, сможет с ними справиться, но отчего бы им не помочь. Забравшись по лестнице на точку повыше, где хватило бы дистанции, в центре крыс Кассия вызвала из-под земли гриб, испускающий не сильно ядовитые, но усыпляющие испарения. За ним еще один. И еще. Их было не сложно затоптать, но определенный эффект они вызывали. Оставалось надеяться, что до защищающегося войска их действие не дойдет.

Рейтинг поста: 3

38

Вспышки огня алым заревом разразились в наступившей полутьме. Когда дело дошло до битвы, она оказалась быстрой, хаотичной. Искаженные лица людей мелькали перед взором Льна, и в мгновение ока перестало быть понятно, где свои и где чужие. На землю стали падать тела. Лён пытался держаться рядом с парой других рыцарей из собственного отряда - других было не дозваться, он лишь зря рвал бы глотку.
С каким-то нечеловеческим рыком, воплями и руганью, проклятьями и криками о помощи, они месили грязь и бежали сквозь цепляющийся за одежду кустарник. Лён, призывая себе на помощь Инари, разил ударами молота тех кто появлялся на его пути. Благодаря волшебству, направленному на него прежде дриадой, каждый раз он оказывался чуть быстрее чем его оппоненты. Чуть проворнее. Чуть умелее. Его рука, державшая покрытый зазубринами щит, вскоре ощутимо заныла. Дыхания стало не хватать. Он видел тела ополченцев, пошедших вместе с его отрядом. Смутно узнавал их в траве, скорчившихся и сжавшихся...
В этом не было ничего красивого, или значимого. Просто. Борьба. Угадывая по вспышкам, где находится баллиста к которой они прорывались, цельпит окликнул остальных и бросился к ней. Ловя по пути черную стрелу на своё закованное в сталь плечо, прикрывая голову щитом, почти вслепую бежа на стрелка, который в последний миг решил развернуться и начать драпать. Догоняя. Обрушивая на темя свой молот. Ударяя ещё раз, с сиплым выдохом, и с едва слышным в шуме вокруг чавкающим звуком, выдирая тяжелый набалдашник из месива плоти и костей, в которое обратилась голова человека.
Их задачей, спешно объясненной Джомлину и Тиму, было прорваться к баллистам, и захватить хотя бы одну из них, чтобы разрушить вражеский план атаки и начать стрелять по другим баллистам. Однако Лён, со своим отрядом отвлекающий внимание вражеских сил на себя, уже начинал полагать что ему вот-вот придется трубить отступление, и уводить выживших в лес, в котором они предусмотрительно оставляли ловушки.
Ему показалось как впереди вырос силуэт, и с новой вспышкой лис лишь едва успел увидеть вскинутые в свою сторону в призыве потусторонних сил руки. Действуя по наитию, он нырнул вбок, и разряд молнии который рассек то пространство где он только что был, расщепил и обуглил дерево.
Зазвучали щелчки арбалетов. Лён, пробежав несколько метров, теряя по пути щит, полусогбенно склонился за другим толстым деревом. Часто дышал, опустив руки с дрожащим в них молотом, пытаясь восстановить свои силы. Из его ран, которые он стал замечать лишь только что, понемногу сочилась кровь. Чертовски будет болеть потом. Если выживет.
Все же он не рыцарь... Глупо было подумать... Что он здесь делает?...

Рейтинг поста: 4

39

Страшно было осознавать свою собственную ничтожность по сравнению с происходившем. Кажется, сами боги наблюдают с небес и делают ставки, усмехаются неудачам.
Ледяной великан, сотканный из самых лучших кошмаров. Полчища ратхов, несущие на своих плечах смерть. Магические баллисты, прорицательница, шпионы и маги.. Как здесь удержать рассудок? Колесо реальности, где каждая из спиц несла свою важную ношу.
Ирис Эала видела как Джерико просто сожрали. Вот поднимается рука великана - лиса что-то кричит жрецам, указывая ладонью в сторону Исгундира - а вот кулак сжимается. Прижались большие звериные уши, ибо Ирис не желала слышать этих криков и хруста костей. Но, может быть, Джерико не только Цельп сейчас хранил? А тот десяток, который распевал вязь заклинаний и сплетал в единый узор, который вскоре захлеснет обоих. Одному подарить силы, второго сгубить. Пускай же рука тверда твоя будет, Джерико Хемберт.   
На мгновение отвлеклась. Мысль соскочила и споткнулась. Балисты. Как у разведки обстоят дела? Сейчас бы спокойно рассмотреть, да помолится Богине о каждом бойце. Но.
Началось..
Теперь внимание каждого перекочевало в сторону главных ворот, что пали от удара великана. На сколько же он силен, раз столь массивные смогли пасть всего за удар? Тасаури быстро разделила жрецов, оставив часть работать с великаном, других же забрала за собой. Белые плащи замелькали на стенах. Спускались на баррикады и распределялись по четко определенному метражу. Таким образом покрывая достаточно большое пространство, не оставляя без присмотра союзные войска. Начиналась сложная и опасная работа к которой они себя подготавливали всё это долгое время.
Было решено не тратить запас сил на неприятеля, а поддерживать своих бойцов. Так и поступили. Сеть заклинаний быстро распространялась, впиваясь в тела воинов. Каждый жрец самостоятельно решал что сейчас требуется от него. Будь это поддержка или же уже целительские оды.
Сама Ирис мелькала подле главных ворот. Да, страшно! Да, невыносимо смотреть. Как подминаются под втекающую волну ратхов перекошенные лица людей. Именно здесь было место для леди. Затрещало, зашелестело. С кончиков пальцев срывалось золотое сияние, которое позволило десятку мужчин снова воспрять. Подняться. С хрустом встать костям обратно и заставить их вновь вспарывать тела.
Золотой взгляд нашел шлем Ларенна. Где-то справа от Ирис взвился белый плащ и мгновенно окрасился алым. Тасаури была за спинами, не пробивалась вперед, но четко видела картину. Она вливала силы свои отряду Фаурта. Каждому по одиночке и всем сразу, покрывая площадь весьма точечно. Затягивались пробитые легкие, наливалась рука силой.
.. Единожды успела поднять голову в сторону города. Лисица так и знала, что не обойдется без провокаций. Но везде и сразу тасаури быть уже не могла. Вскепела злость, изогнулась линия губ, а очередной жреческий пасс был наполнен особой ревностью.
Бей их, Ларенн! Уничтожай их, Ларенн! За нами Эстелл.

Рейтинг поста: 2

Время томительных ожиданий и теребления половых органов, наконец, прошло. НАКОНЕЦ! ДРАКА! Был отдан приказ, и всё что могло гореть – ЗАПЫЛАЛО! В начале для привлечения внимания к другой точке и повышения морального духа, в планах дым должен был укрыть поле брани, усложнив жизнь для стрелков.
Первой волной наступления пошли самые смелые и быстрые. Они в пример остальным героически приняли удар на себя, рассчитывая только на свои умения и кривую ухмылку госпожи удачи. Той еще… гуляющей женщины. Ведущий отряд молотом врезался в заградотряд разбойником. Оживился полевой командир, довольно залепетав на своем эльфийском, он клацнул пальцами, высекая щелчком искорки и указал на наступающих. Вот ведь дети собаки, ждали!! Опустившись на одно колено арбалетчики разрядили свои орудия, в след за этим вперед выступили маги, поливая набегающих ледяным воздухом. От касания заклинания плоть и кровь превращалась в льдинки и разлеталась на осколки, оголяя оледенелые кости. Видимо ледяные эльфы не были ценителями фонтанов крови из только что отрубленных конечностей и предпочитали более чистую роботу. Ох, уж эти эльфы!
Вторая волна героев забрасывала неприятеля тыквами. Наполненные медом и пчелами они срабатывали не хуже спущенных с цепей собак. Толпы разгневанных насекомых пробирались под доспехи и одежу в который раз доказывали что размер не главное.
В конце шагали самые толстомордые. Ударный кулак отряда! Сметая растерянных и занятых предшествующими отрядами противников. Вот она - Бойня. Когда над головами черным вороньем кружат духи смерти, а ты несешься в перед в кровавом раже. К-РА-СО-ТА! Зарычав медведем дварф устремился на толпу неприятеля, используя свое тело как таран. Разгон, прыжок и пятерка бравых неприятелей встретилась с землей. Поваленных в тот же миг обступили и ознакомили со вкусом стали. Сделав кувырок, пушечное ядро поднялось, сделав круговой удар, мечем, расталкивая толпу, в которой тот оказался. Ситуация дрянь! Но главное БАЛЛИСТА, вот она почти рядом. Выхватив топоры, бросил их в мага. Первый вонзился чуть лее в само осадное орудие, второй был отбит каким-то заклинанием. Свободной рукой чародей быстренько сложил несколько причудливых символов, после чего выбросил ее в сторону гнома, вызывая вспышку света. Резкая боль растеклась по телу бородача. Словно он со всей мочи влетел в стену. Заклинание отбросило его и разбойников за его спиной далеко назад.
- МАГИЯ! – прошипел сын камня, поднимаясь на ноги. Сблевав кровью он отскочил в сторону от выпада очередного разбойника отвечая своим ударом, вкладывая в него весь свой гнев. Нерадивый человек был отправлен в полет к ногам мага наводчика под фонтан из собственных внутренностей. Протерев рукавов рот, воин улыбнулся, встречаясь взглядом с колдуном. В обоих горел огонь и желание проверить свои силы друг на друге.

Чём я вообще занят?
1.[Q] Спасти адмирала Шай.
2.Коллекция кукол с золотыми глазами.
3.Сомнительное предприятие.
4.Реверсивные блики
5.‘’… К чёрту добро! Давай на линию Зла!...’’
6.[MT#57] Карта сокровищ 2 (Джомлин Клейнмак)
7.''Рука руку моет, с ногами сложнее.''
8.''[Q] Сердце Моей Жизни: Званный Вечер''
9.[Q] "Шерсть во все стороны"
10.‘’Мы молим луну: Не высовывай рыла!''
Будем о чем вспомнить!
''Сколько ты можешь выпить, а карлик?'' ''Что у пирата дороже всего?'' ''Чествуя честность, честь, почести.'' ''Лютоволк Холлентаура.'' ''Всё тлен.'' [Q]''Охота на алого дракончика [13].'' ''Одной тёмной-тёмной ночью...'' ''[MT#30] Карта сокровищ (Джомлин Клейнмак).'' ''Мародёры, крипта, демон, гном и бутылка портвейна.'' [Q] "Сражение под Эстеллом." [Q] "Арена Хрейдмара" #43 Джомлин. [Q] "Затмение: Преддверие конца." ''У банана тоже есть любимый цвет, и это не желтый.'' ''Вкус бороды как вкус радуги.'' "Вилкой в глаз или амулетом девять раз." [Q] "Хрейдмарская полночь. Бегство". [Q] "Затмение: Эпилог" ''Чёртова карма!''

Рейтинг поста: 5

41

- Какая же бойня… Невольно подумал Азаэль, смотря с высокого холма на ужасы военных действий. Шум, гам, лязг стали и предсмертные мольбы о спасании - всем этим можно было в полной мере насладиться, пройдя всего-навсего несколько сотен метров от Эстеловских стен и окунувшись в столкнувшиеся меж собой войска. К счастью или горю, Син’тресу не пришлось долго наблюдать за битвой, ведь времени на это совсем не находилось. Он стоял на высокой возвышенности, неподалёку от которой Лён и Джомли с ротой славных бойцов пытались прорваться к защищенным от Эстелла баллистам. Вокруг него был небольшой отряд из двенадцати человек, что охраняли и позволяли демону спокойно творить магию, не отвлекаясь на лишнее. Слова в неумолимом потоке срывались с его языка, соединяясь в предложения. Каждое выпущенное с его уст слово было пропитано маной и заставляло окрестные элементы молнии с простыми и бесхозными маленькими искорками стекаться в его сторону. Через пять минут, когда их стало достаточно, чтобы охраняющая его дюжина людей не могла подойти к нему ближе чем на двадцать метров из-за окружающего электричества, Азаэль принялся к сотворению другого заклинания. Ритм, говор и стиль полностью отличался от прошлого. Слова очень быстро сменяли друг друга, тон был груб, с нотками властности и надменности, а его мысли были сосредоточены исключительно на магии. Уже через пять минут пучки молний, искры и младшие духи, пришедшие на зов, начали объединяться. За пару секунд слившись воедино, они приняли облик гигантской змеи, чья пасть могла бы откусить и прогладить целиком руку Исгундира. Змея из электричества таких размеров сразу же привлекла к себе внимание, но это уже мало имело значения. Взревев раскатом грома, она в тот же миг взлетела ввысь, нацелив свою пасть на баллисты. Змее был отдан приказ попытаться за один заход по очереди перекусить каждую из них кроме той одной, к которой прорывались верные Эстелловские солдаты. И вот пока огромная змея летела в бой, тело Азаэля будто лишилось кукловода, что держал его за нити все эти минуты. Он упал на колени и начал тяжело дышать. На его руках, висках и шеи проскакивали вены. Создавалось ощущение, что они пытались покинуть тело, вырваться и убежать от всего безумия творящегося тут, на поле брани. - Ну… Хы-хы... как? Получилось? С кашлем, прерывисто дыша, произнёс он, попутно с тяжестью пытаясь поднять голову в сторону баллист да созданного змея.

Рейтинг поста: 2

42

Рыцарь опешил, когда стал свидетелем «угона» грифона своей сослуживицей. Ему не составило труда догадаться, что именно замыслила Беатрис. Похоже, влияние главнокомандующего Джерико на своих подчиненных было слишком велико. Ну, или отвага, граничащая с безумием, просто сильно заразна. Поняв, что леди Ренгар не хочет отправляться в полет одна, Фаурт замахал руками:
- Не-не-не! Я не знаю, как управлять этой махиной. И я вообще боюсь высоты. Рожденный бегать летать не может. Так что давай без меня! Не думаю, что это сложнее, чем ездить верхом на лошади. Он же должен знать какие-то базовые команды?
Не успел цельпит договорить и придумать, как перевести внимание окружающих на что-нибудь другое, как в городе прогремели взрывы. Огонь и черный дым взвились над Верхним районом и над окраиной Нижнего города. Фаурт, как и многие вокруг, оглянулся. Не нужно быть большого ума, чтобы догадаться о диверсии. Чтобы там не случилось, это не сулило ничего хорошего. Начали раздаваться зычные команды маршала, заместителя Джерико. Ларенн повернулся к Беатрис.
- Шутки в сторону, - сказал он. – Если собралась лететь, то лети. И спаси этого старого дурака. Эстелл не может потерять его. Или лучше попробуй атаковать вражеского командира. Кто-то должен попытаться атаковать. Пусть это будет лучшая из нас. А я пригожусь здесь.
После чего он хлопнул грифона по крупу, чтобы тот взял разгон и взлетел вместе с леди-рыцарем.
Командование в отсутствие Лорда Хембарта решило разделить армию надвое. Часть должна была подавить вражеский огонь, вспыхнувший в сердце города, а остальные продолжать удерживать позиции. Учитывая численное преимущество, войска Эстелла могли позволить себе такой маневр, но едва они разделились магический щит начал слабеть и уже через несколько минут ворота были пробиты.

***

«Будь оно всё проклято!» - подумал Фаурт Ларенн, выхватывая Келед Шата из ножен.
Вместе с сотнями своих соотечественников, рыцарей, простых солдат, магов и других, рыцарь Цельпа отважно встретил первые волны нападавших.  Окатив их ледяной волной своего меча и обездвижив с дюжину ратхов, разом, он вступил в неравный бой.
Недостатка во врагах не ощущалось. Приходилось не только прорубаться через крысолюдов, наемников и искать прорехи в тролльих доспехах, но и успевать следить за тылом, прикрывать соратников и то и дело передвигаться. Первые минуты после столкновения, Фаурт ещё что-то понимал и сохранял ясность мышления, на бой всё не заканчивался. Минуты сражения переходили в часы, и воин потерял себя в хаосе самой настоящей мясорубки. Всё, на чем он сосредоточился – выживание. Словно в трансе, он не прекращал работать мечом, поднимая и опуская его, насаживая на него противников или разрубая их. И когда сознание возвращалось к нему в редкие моменты передышки, он обнаруживал себя в разных местах. То он с другими солдатами идет в контратаку, тесня врага за ворота, но в опасной близости к великану; то они отступают и небольшим отрядом прячутся среди брошенных лачуг в трущобах Нижнего яруса, готовя засаду; и снова наступление, и ему приходится карабкаться через груду сваленных в кучу тел павших эстеллцов и вторженцев.
Фаурт сам не заметил в какой момент потерял шлем и один из наплечников. Из раны на голове сочилась кровь, заливая левый глаз и половину лица, но он не придавал этому значения. Нога, из которой он вырвал эльфийскую стелу, отрезвляла своей болью. Руки уже онемели, а натертые ладони словно горели. В моменты просветления он пытался расслышать приказы командира и следовал им. Но в один миг понял, что того зашиб тролль, и теперь сам Ларенн отдает приказы. Пришли вести с тыла о том, что из двух опасных тюрем совершен массовый побег. Картина стала более ясной, но не менее мрачной. Они были зажаты между молотом и наковальней.

***

Битва длилась уже несколько часов с переменным успехом. Оглохший от криков и звона стали, словно контуженный, Фаурт неожиданно нашел себя сражающимся один на один с ледяным эльфом. Они уже с минуту кружили друг против друга, обмениваясь ударами. Противник оказался гораздо сильнее уставшего и ослабшего рыцаря. И когда они в очередной раз скрестили оружие, замораживающий гномий клинок не выдержал и треснул посередине. Ещё одна атака, и клинок Келед Шата лопнул, а Фаурта отбросило назад с обломком в руке. Это был конец.
Эльф, переведя дух, подошел к нему, занося меч. И Ларенн понял, что сейчас умрет. Вот так просто. Всего лишь один из многих сотен или даже тысяч. И не увидит следующего восхода солнца. Не узнает, одержали ли они верх над врагом. Больше не увидит мать, друзей и любимых. Он испытал горечь и сам подумал, что уже смирился. Но произошло Чудо.
Время словно замерло, и Фаурт смог осмотреться как в последний раз. Смог увидеть товарищей, отдающих жизнь за свою родину. Тех, кто смело идет вперед, и тех, кто уже пожертвовал собой.  И он почувствовал близость Победы. В час страшнейшей нужды на него снизошло божественное благословение. Чувства обострились настолько, что он услышал сердцебиение каждого, кто сейчас сражался. И их сердца стучали в унисон, как единое целое, согревая и наполняя уверенностью. Ларенн словно бы слился с окружающим миром, вышел за границы человеческого восприятия и теперь ощущал каждую жизнь вокруг себя. Чей-то страх. Чье-то стремление сражаться. Чужую смерть и чужую надежду. И всех их объединяло острое желание жить. Хотелось защитить это светлое чувство, этих людей и их единство. Всё это будто открыло рыцарю глаза, а вместе с ними и какую-то преграду внутри. По телу разлилось блаженное тепло, какое бывает после выпитого зелья исцеления. И Фаурт услышал крик, рвущийся у него из груди и перерастающий в настоящий боевой рев.
Сила переполнила тело, и когда Ларенн вопреки всему возможному, решил подняться, ледяного эльфа, едва не нанесшего смертельный удар, сбило с ног волной света. Рыцарь Ордена Цельпа встал в полный рост, окруженный ореолом сияния. И те кто видел его, поняли, что стали свидетелями становления паладина. Впервые за все двадцать с лишним лет своей жизни, он чувствовал себя полноценным. Завершенным.
Взяв копье, лежащее под ногами, и обмотав его знаменем Эстелла, Фаурт поднял оружие над головой и возвысил голос.
- Сегодня! Мы! Выстоим! – прокричал он, обращая на себя взоры ослабевших и раненых. -  Поднимайтесь, сыны и дочери Эстелла! Враг почти разбит! Они хотели нашей крови, так пусть утонут в ней и сгорят от жара наших сердец! Сердец, бьющихся как одно! Бьющихся за свой родной край! Отдадим же всё, что имели и покроем себя немеркнущей славой! Вместе! Плечом к плечу! Идите со мной! Только вперед! Ведь отступать некуда! За нами родина и те, кого мы должны защитить!
И он уверенно пошел вперед, держа над собой знамя. Он сиял, словно герой, сошедший со страниц древних легенд. Мимо кого он проходил, до кого ободряюще дотрагивался или кому помогал подняться – все те, кто стал свидетелями Чуда, поднимали оружие и шли за ним. Их раны переставали болеть, а сердца наполнялись воодушевлением. Паладин делился с ними проснувшейся в нем жизненной силой, и вскоре собранный отряд подобно острию копья ударил в центр вражеского строя и начал прорываться вперед за пределы стен и ворот, чтобы взять обещанную Победу.
Фаурт не знал, кто из Богов даровал ему свое благословение. И ему было всё равно. Он просто делал то, что ему сейчас казалось правильным. Озаренный этой силой, удивительно спокойный, он готов был перевернуть ход сражения. Он заметил впереди ещё одного раненного, но ещё живого солдата.
- Я вытащу тебя, друг, - сказал герой, поднимая беднягу и волоча его за собой в безопасное место.
И в этот момент он почувствовал, как наполняющая его святая сила иссякла. Будто кто-то разом вылил из переполненной бочки всю воду, оставив жалкие капли на дне. И Фаурт готов был поклясться, что услышал у себя над ухом усмешку Миролики. Повернув голову, он увидел как к нему устремляется светящийся магический снаряд от одной из вражеских баллист.

Вспышка. Боль. Темнота.

Рейтинг поста: 4

43

Пока Фаурт утверждал, что управлять огромной птицей ничуть не сложнее, чем обычной лошадью, Беатрис с нахмуренным видом, суетливо разбиралась в поводьях и стремени.  Выглядело все как обычно, но она чувствовала, что стоит ей сигануть со стены, как что-то пойдет не так. В этот момент в городе прогремели взрывы и черным дым стал медленно заволакивать улицы «Черт..Тюрьма?» Конечно, глупо было надеяться, что заключенные просто отсидятся в своих клетках и не воспользуются возможностью сбежать под шумок этого хаоса. Сейчас в её сердце зародилось сомнение – мысль, что здесь она нужна больше. Опасность грозила сейчас и снаружи, и изнутри города, однако к врагу извне были готовы все, а вонзенный кем-то нож в спину моментально изменил всю обстановку не в пользу Эстелла. 
-Береги себя.
Беатрис кивнула и, секунду провожая Ларенна взглядом, перевела взгляд на стену. Сейчас она казалось непреодолимой преградой. Просто взять и подняться в воздух – это вообще возможно?
-Ладно, мальчик. Обратилась она к грифону, разворачивая его вдоль стены и натягивая поводья на себя, ведь ему нужно было куда больше свободного пространства для взлета. Она начала двигаться вперед, набирая скорость и заставляя людей вокруг отпрянуть в сторону. –Ну же! С силой пришпорив птицу и совершенно не зная, к чему это приведет, прижалась к шее животного и крепко сжала поводья. Грифон ещё какое-то время двигался по земле, но затем тряхнул головой, расправил огромные крылья и, последний раз оттолкнувшись мощными лапами от земли, подхватил поток воздуха и плавно взмыл вверх, облетая Эстелл кругом и с каждым взмахом крыла поднимался все выше и выше. В этот момент сердце на минутку замерло. Кто бы мог подумать, что она при таких обстоятельствах узнает, каково это – оседлать грифона. И кто бы знал, что это вызовет у неё столько эмоций – она ощущала мощь этой невероятной птицы, каждый взмах крыла и звуки рассекаемого ими воздуха вызывал волну мурашек по коже. Беатрис немного освоилась в седле и выпрямила спину, теперь она могла все хорошо рассмотреть. Дым валил действительно со стороны тюрьмы, где-то внизу она видела Фаурта, Ирис и Кассию.
Но затем её взгляд привлекли разрушенные ворота города. Она поспешно потянула за поводья и направила грифона на стену прямо над воротами, где суетились солдаты. Спешившись, Беатрис прошлась по стене, оценив ситуацию. В ход пошло кипящее масло и камни, как только войско было у ворот.
-Притащите один котёл с чем-нибудь горючим на эту сторону. Беатрис не собиралась выливать его по ту сторону стен, напротив, она собиралась опрокинуть его на голову великана, как только он появился внутри города. Если Джерико все ещё жив, ему лучше было поспешить, потому что скоро великану станет жарковато. Девушка налегла на балку, что была под железным котлом  раза в три больше её самой, но даже силы рычага было недостаточно, чтобы опрокинуть его. К ней присоединились ещё двое солдат и общими усилиями они все же приподняли его, совсем немного наклонив. –Рано… Как только им дали знать, что великан показался в городе, они навалились со всей силы и, рыча от напряжения, обрушили со стен поток резко пахнущей темной жидкости.
-Берегись! Послышался крик кого-то со стены, в попытках спасти тех, кому не повезет оказаться под ногами великана.
-Лучники! Стрелы наложить! Громким до хрипоты голосом отдала команду, при этом тоже взяв лук и натянула тетиву с пылающей стрелой. Стрелок из неё был посредственный, но с такого расстояния даже она попадет прямо в цель. –Огонь! 
На ратхов и прочую дрянь обрушился поток из стрел. Лучники стреляли почти вертикально вниз со стены, поэтому вероятность попасть в своих была не так велика, однако без собственных жертв трудно было обойтись. Стрела же Беатрис была направлена в плечо великана, при контакте с горючей жидкостью она вспыхнула адским пламенем. Вряд ли он растает, словно сосулька под солнышком, однако горящая голова и плечи должны была выбить его из колеи. Кто знает, что мы увидим под этой толстой коркой изо льда..?
-Джерико..Давай же..
Беатрис вновь запрыгнула на грифона и, прихватив с собой щит и лук, взмыла в воздух. В неё по пути было пущено несколько стрел, но они прошли мимо – её грифон был меньше остальных, однако шустрее и был способен творить что-то уму непостижимое, когда был в воздухе. Она взлетела так высоко, что, казалось, совсем не видела город внизу. Она летела к тому холму, откуда показалась армия. Ещё тогда на стене, когда она только увидела великана и всех остальных, у неё было странное предчувствие. Она знала, что что-то скрыто от их глаз – ведь ими никто не руководил. Такая огромная разношерстная армия с великаном не могла наступать без командования. И она собиралась его найти.
Опустившись чуть ниже, Беатрис увидела её. Теперь не было никаких сомнений.
Она деловито восседала на красивой лошади на вершине холма и наблюдала издалека за происходящим. В тот момент, когда Джерико сожрали, а ещё сотня её товарищей уже разорвана на части – она даже не вспотела. Но как можно было управлять ими всеми с такой огромной дистанции?
Ренгар облетела её на достаточной высоте, чтобы остаться незамеченной, и осталась позади, наблюдая и медленно спускаясь ниже. Она не выглядела опасной, однако жезл в руках тонко намекал о том, что даже самый женственный цветочек может оказаться жестоким волшебником.
Пришпорив грифона, Беатрис начала стремительно пикировать вниз позади волшебницы, практически падая на неё. Достав лук, она попутно выпустила в неё несколько стрел. В этот момент она прониклась какой-то жуткой ненавистью по отношению к ней. Но какую бы опасность ни представляла эта всадница – её было сейчас всё равно. Каждый рисковал собственной жизнью, и Беатрис не собиралась оставаться в стороне –  если её сил хватит только на то, чтобы хотя бы на секунду отвлечь волшебницу и разрознить работу их слаженного организма – она готова была отдать за это жизнь. Если она помешает ей пустить в ход очередные ловушки, что заберут десятки жизней, или сотворить заклинание, что заберет сотни – всё будет не напрасно. Все судьбы, что она могла спасти, переплетены. Поэтому она верила, что может повлиять на исход.

Рейтинг поста: 4

44

Секунды превращались в минуты, и то, что казалось скоротечным, словно останавливалось под действием какой-то хрономагии. Засовы скрипели, но их звук был настолько непривычен, что из ушей люмбера едва не пошла кровь, словно ненависть, которую копил этот узник сейчас выходит наружу, готовая уничтожать. Хаефрит сбился со счета, пока, наконец не увидел старика, свободно вышедшего из кандалов, они словно прошли сквозь его тело, томным грузом рухнув на пол.
Они же должны сковывать магический дар? Или нет? Что происходит?
Люмбер хлопал глазами глядя на приближающегося. Он читал о нём, его имя было Каэль, говорят, он даже был сильнее, чем Фабиан, но его обманули и посадили в темницу обманом. Ну, по слухам и Эстелл непреступен.
- Зачем мне помогать кому-то? Особенно непонятно откуда взявшемуся люмберу? Фабиан сделал точно так же, как и любой другой маг. Все маги любят силу, а достигнув её, никто не хочет ею делиться. Уж поверь моему опыту, зачастую ученики превосходят учителей, и мало кто из наставников желает этого. Но..
- Стой-стой. - Хаефрит перебил старичка и подошел к нему в упор, глядя на блеклые глаза похожие на блюдца воды, в которую капнули несколько капель молока. В этот же момент сверху послышались взрывы и грохот. Вражеские баллисты? Хотя, кто для люмбера враг? - Эстелл не проиграет эту битву. Война - двигатель эволюции и вестник перемен. Если перестроить этот город, он рано или поздно начнет процветать. Его система уже дала слабину тем, что ты на свободе, а щит, висевший над городом вот вот разрушится. Он загнал магов в рамки, и эти рамки неспособны защитить город. Ты ведь понимаешь, о чем я говорю.
Старый маг поджал губы, вообще, со стороны он не был похож на заядлого преступника, это и пугало Хаефрита, потому что, по его мнению именно такие люди готовы практически на все, а их сила словно вулкан, способна в любой момент вспыхнуть, расщепляя все на своем пути.
- Ну, хорошо, ты меня освободил, а я не смогу жить с мыслью, что я должен такому выродку. Но после этого, я уйду.
- Отлично! Идём! - Вскрикнул эльф и обернулся, едва собравшись выходить, как почувствовал на своем плече руку. Оглянувшись и удивленно уставившись на своего компаньона: - э?
- Зачем идти старым путем? Магия, открывает для любого, кто ищет, новые пути. - Отпустив руку, старик просто развернулся и прошел сквозь стену.
------
Хаефрит долго смотрел на стену не понимая, как ему сделать точно так же. Может, этот маг решил поиздеваться и вовсе уйти?
Новый взрыв отвлек Хаефрита, заставляя того подойти к стене и нажать на неё рукой, невероятно, но его рука словно провалилась в густую субстанцию. Сделав вдох, ассасин прошел сквозь стену.
- А ты туповат для такого авантюриста. - Старик усмехнулся и пошел в известном направлении - главная башня.
Путь до башни был относительно безопасным и свободным, на лестнице перед люмбером выскочил Вилваринец, который без разговоров выпустил в того огненный шар. Тело люмбера словно оцепенело, он понимал, что его скорости банально не хватит и столкновение с вражеским заклинанием неизбежно. Время вновь остановилось, возможно, это адреналин в крови заставлял мозг работать хаотично быстро, а может чьё-то вмешательство. Люмбер отчетливо чувствовал, как шар едва приблизился к нему, всего лишь какие-то пять сантиметров. Он отчетливо слышал стук сердца, которое било как яростный кузнец бьет по мечу, лежавшем на наковальне. Оставалась пара сантиметров и люмбер чувствовал жар и приятное покалывание, а самое главное чувство спокойствия. Ему не удастся избежать этого шара, ничего не изменишь, зачем тогда сопротивляться. Расширенные глаза смотрели в гущу огня, где внутри находилось ядро заклинания, угрожающе смотрящее на дроу. Время идет слишком медленно.
- Это вид хрономагии, в которую ты был помещен. Забавное чувство, да? Теперь ты знаешь, что испытываешь перед смертью. Да? Глупый люмбер, ты считаешь себя весьма сильным, но это не так. Сегодня твой второй день рождения.
Для Хаефрита время начало ускоряться и огненный шар внезапно взмыл вверх и ударился об потолок, сопровождая своё крушение оглушительным грохотом. Стало жарко, давление поднялось.
---
Подняв голову, юноша увидел лежащего на полу мага, а рядом с ним старика, которую с неким сожалением смотрел на свою жертву. Не говоря ни слова, преступник побрел к лестнице, а за ним поплелся люмбер, который в этот день узнал слишком много нового. Это человек сумел убедить его в том, что он ничего не знает о магии, хотя считал, что знает о ней практически все. Из окон виднелись разрушения, различные демоны, разряды молний, огненные шары, ледяные вихри, грифоны, спускающиеся с небес, паладины Цельпа - все прелести войны в одной красе. Путники подошли к двери, за которой находилось хранилище.
- Послушай, нам надо зайти в хранилище, мне нужно там кое-что найти.
- Тебе надо, а мне нет. Мы идем выше, я соглашался помочь с Гертом, а не мародерничать. - Не проронив ни слова, старик двинулся еще выше, увлекая за собой предателя.
---
Массивная дверь была открыта, а за ней стоял архимаг города.
- Каэль...
- Здравствуй Фабиан..

Яркая вспышка обожгла глаза люмбер, от чего он мгновенно стал невидимым и выхватил свои клинки. Он понимал, что быть между двух огней будет стоить ему жизни. Сделав рывок вперед, он проник внутрь кабинет, ибо его плечо столкнулось с дверным косяком. Глаза резало и они слезились, зубы стиснулись настолько, что кажется один ряд выдавит другой. Люмбер что почувствовал, какая-то энергия отбросила его, а другая подняла. Он был слеп, и ориентировался лишь по памяти, а еще, он чувствовал эти два поля магии, и одно из них было рядом с ним. Люмбер обрушивал шквал ударов на магическое поле Фабиана, в надежде в конце концов уничтожить главного мага. Он чувствовал как стал мокрым, от такой нагрузки он вспотел, хотя, может это не пот? Все чувства казалсь приглушенными, а в голове звучала какая-то какофония звуков. Внезапно, все стало спокойным. Чувства начали возвращаться: рука, сжимающая клинок была направлено горизонтально и упиралась во что-то мгкое. Он попробовал открыть глаза, но они щипали, а слезы превращали изображение в муть. После нескольких попыток, он наконец сумел это сделать и увидел спину и поникшую голову архимага, из спины которого торчал клинок, который высвобождал густой, черный дым. А в другом конце комнаты, лежал Каэль, в груди которого было абсолютно полое отверстие, словно часть его тела прожгло мощным лучом. Хаефрит отпрянул от своей жертвы и оперся о стену. Рассудок приходил в норму, ум становился яснее, а вместе с тем дика боль, которая заставила люмбера кричать. Его рука была раздроблена, даже попытки пошевелить ею подкашивали ноги. Тело ныло от порезов, проверив самые больные места, он понял, что и в нем теперь дыр побольше. Прикрыв глаза, убийца начал искать зелья.
---
- Буэ! - Хаефрита вырвало на пол, но зелья давали свои эффекты, боль не утихала, но теперь, она не сводила с ума и не мешала думать. Сидя рядом с рабочим столом, в напрочь разрушенной комнате любер решил, что пора и отдохнуть. Он достал из сумки трубку, огниво, и умудрившись разжечь её стал курить. Его сердцебиение нормализовалось, а на душе стало спокойно. Люмбер знал, что в крайней случае, наркотики помогут ему. Он не знал сколько времени прошло, но кажется очень много. Даже не смотря на это, в городе до сих пор слышались звуки битвы. Поднявшись, люмбер принялся запихивать тома с секретными знаниями в свою бездонную сумку. Добравшись до ларца, он аккуратно приоткрыл его. Теплота, лившаяся от туда охватила его. Осколок. Ассасин поднял его, положив в сумку. Все почти позади. Хромая, он пошёл к двери, дабы уйти из этого хаоса. Наверное, тут и закончится история Хаефрита, он станет преступником, за голову которого будет назначена такая награда, что даже его мамаша наверное была бы готова сдать его с потрохами.
Выбравшись на улицу, на люмбера напал маг отступник, который с каким-то ритуальным клинком шёл на люмбера. Мысли дроу смешались, неужеи он умрет от ублюдка, которого выпустил на свободу? Как цунами из угла вылетел рыцарь Цельпа и порезал на пополам врага. Бросив мимолетный взгляд на предателя, тот промчался дальше.
- Не ну это перебор. - Рассмеявшись, люмбер пошёл к своему тайному ходу, который должен был увести его из города.
---
Сырость начинала пропадать, а вскоре белый свет в конце туннеля. Выйдя из него и осмотревшись по сторонам, Хаефрит заметил своего друга, который стремительным шагом шел к нему.
- Вальтарн.. - Вымолвил люмбер, чувствуя как усталость, ранения и зелья берут своё. После этого он рухнул на ледяного эльфа.

Рейтинг поста: 1

45

Ледяной великан
Исгундир
Великан
Возраст неизвестен




Исгундир ворвался на площадь у остатков главных ворот, внося сумятицу  как в ряды эстеллцев, так и нападающих. Он уже собрался начать крушить здания и убивать букашек своим ледяным дыханием, однако ж остановился внезапно, почувствовав острую боль и жар, растекающийся внутри. Ледяной великан кашлянул в ладонь и впервые за целую жизнь увидел собственную черно-синюю кровь.  Новый приступ боли заставил титана схватиться за брюхо и закричать. Из его пасти хлынула кровь и желчь. То был результат объединенных усилий Джерико Хембарта, прорывающегося через нутро Исгундира, и эстеллских жрецов, наславших на врага ослабляющее проклятие. И теперь главнокомандующий словно паразит без труда прогрызался через внутренности чудища, причиняя тому страшные муки.

---------

Армия Дь’Лонрака
Общая боевая обстановка
Поле боя




Отряду Льна, включающему в себя Джомлина и Азаэля, удалось отбить одну из вражеских баллист. Кроме того, отчаянная борьба собранного ими ополчения, вдохновленная примером тасаури, гнома и син’треса, позволила заметно прорядить  противников. А молния Азаэля уничтожила  половину других баллист и нескольких эльфов-офицров. Однако дальше молния-змея не улетела, перехваченная вражеским магом и перенаправленная обратно.
В основном прогноз Верховного мага оказался верным: решающую роль в битве сыграл численный перевес столицы. Даже не смотря на внезапное подкрепление, - сбежавших разбойников и колдунов, - армии Дь’Лонрака ничего не оставалось, кроме как захлебнуться в море щитов и копий. Несмотря на локальные прорывы в обороне, хаос и щедрую жатву смерти, дисциплинированным и отважным гражданам Эстелльской Империи, - стражникам, рыцарям, магам, священникам, - удалось  оттеснить врага. Они превозмогали себя, жертвовали всем, и побеждали. Осталось совсем чуть-чуть до полного разгрома врага!
Но вот чего не мог спрогнозировать Верховный чародей, так это нападения в своих же покоях.

-----------

Верховный маг Эстелла
Фабиан Герт
Человек
121 год




- Что за жалкие потуги, Каэль? – надменно, но без малейшей усмешки, спросил Герт, обмениваясь со старым малефикаром атакующими заклинаниями.
Одна за другой мерцали разноцветные молнии, вспыхивали огни проклятий и волшебных барьеров, которые тут же тухли и разбивались. Дуэль двух могучих магов проходила совершенно на ином уровне сотворения чар.
- О чем ты говоришь? – кривился чернокнижник. – Я голоден, измучен и едва стою на ногах. А ты даже не можешь поцарапать меня. Ты размяк, Фабиан. Ты разжирел от собственной власти и тщеславия.
- Grafiertigo Nallterhagra!
- Unfiendion drakfitto!
Два мощных потока энергии столкнулись, устраивая в помещении коллапс и взрыв давления. Мебель, украшения, алтари соностроя – все убранство покоев архимага разлетелось к чертям.
- Я любил ту вазу, - холодно заметил Фабиан.
- Ты любишь только власть, - прохрипел колдун.
Он поцарапал свои запястья и выпустил на волю свою кровь, начав создавать из неё иглы, лезвия и даже хлысты. Высушивая самого себя, Каэль был готов положить всего себя на убийство старого врага.
- Ты запер меня в клетке со своим ручным уродцем, - шипел старик. – Знаешь хоть, что он с нами делал?
- Жаль, что он сломал тебя так же, как других, - на лице Герта возникла жестокая гримаса. – Я в нем разочарован!
- Ты не стараешься! Думаешь, я не вижу, что ты творишь чары одной рукой? – усмехнулся беглец. – Пытаешься попутно восстановить защиту города? Глупец!
Новый обмен заклятиями. Фабиан применил свое черное пламя, увеличив объем своей ауры и готовясь  испепелить врага. Каэль собрал в одной руке мощь копья крови, вкладывая в атаку свою жизнь, в другой разряд некротической энергии, отдавая заклятию собственную душу. Очередное столкновение привело к тому, что у башни, где располагался кабинет Герта повыбивало окна и оторвало крышу. Последний взрыв закончил этот поединок. Фабиан остался стоять на ногах с опаленными до углей руками. Вдруг он ощутил удар в спину. Он так сосредоточился на старике, что забыл о присутствии ещё кого-то в кабинете. Признаться, если бы и помнил, то посчитал бы, что никто не в состоянии выжить в центре такой бури. Повернув голову, Фабиан хотел произнести последнее заклятие, чтобы забрать убийцу с собой. Но силы оставили его и, захлебываясь кровью, Верховный маг Эстелла упал, умирая.

Когда Хаефрит вместе с осколком добрался до обговоренного ранее места. Ледяной эльф, Вь’Альтарн, подхватил падающего люмбера на руки.
- Ты хорошо потрудился, - холодно улыбнулся он.
Самым большим желанием боевого мага было забрать осколок, убить ставшего ненужным темнокожего шпиона и уйти. Но за короткое время, хоть Альтарн и не смог преодолеть свою природную ненависть к темным эльфам, он уже привык к своему протеже. И убить кого-то в бессознательном состоянии значило бы запятнать свою честь. Поэтому слуга Дь’Лонрака взвалил люмбера на себя и поковылял к выходу.
- Не заставь меня пожалеть об этом решении, паучий выродок.

----------

Оракул Дь'Лонрака
Норс
Полуэльф
42 года




Оракул почувствовала приближение угрозы. «Увидела» инстинкты грифона и намерения его наездницы. Волшебница повернулась по направлению к опасности и начала читать заклинание. Грифон под леди-рыцарем словно бы взбрыкнул и потерял сознание. Когда зверь упал, пропахав собой сырую землю, Беатрис выкинуло из седла. К счастью обошлось без переломов, но когда девушка поднялась , то услышала в своей голове чужой голос:
-«Пожалуйста, не рискуй понапрасну», - предлагала ей Норс. –«Мне не хотелось бы убивать кого-то. Больше. Отступи».
В следующий момент Ренгар ощутила мощное давление на свое сознание. Словно в голове взорвался десяток фейерверков и закричала сотня голосов. Однако, не смотря на сжигающую мозг боль, Беатрис чувствовала, что сможет преодолеть это и подойти на расстояние удара.

Рейтинг поста: 3

Джерико Хемберт - старший главнокомандующий ордена Цельпа. Человек, который отдал большую часть своей жизни служению. Служению великой столице доблести и чести - Эстелла. Он шёл под покровом того, кто выбрал старика ещё давным давно, когда оный был мальчишкой в той самой чёрной пещере.

Лязг меча о ледяную кожу великана. Лёгкая искра озарила измученное лицо главнокомандующего. Он выдохся, в нём не осталось сил, но рука уже сама поднималась и наносила размашистые удары полуторным мечом. В кромешной тьме человек может полагаться только на инстинкты и на своё пятое чувство. Так Джерико и делал, именуя свою интуицию волею Цельпа, а свою руку - возмездием, что вернёт равновесие миру прогнившему.
-Да истечёшь ты кровью, ибо священное пламя Бога-Защитника снизошло на тебя. - еле перебирал иссохшими губами старик, будто обезумевший от близости гибели, - Услышь меня, тварь, и пусть твоё сердце дрогнет. Боль - лишь начало пути к твоему падению.
Старик обрубил очередную связку. Органы содрогнулись и цельпит полетел вниз. Он пролетел около метра и приземлился на спину. Хрип сухо вышел из его рта. Меч звонко ударился о броню старика и плашмя лёг рядом. Холод сковывал движения, а мысль о пройденном пути сковывала поступки. Великан уже истекал кровью и скорее всего падёт. К чему дальше стремиться? Его работа выполнена. Он закрыл глаза.
"Кассия..." - пробежало дрожью мысль.
Образ любимой жены встал клином в горле. Она всё также мирно улыбалась и олицетворяла спокойствие. Наверное и сейчас она где-то в госпитале помогает храбрым рыцарям вставать на ноги. Ива и Айва... Они скорее всего его не послушались и втайне выкрались помогать городу. Что ж. На их месте Джери бы поступил также.
Лёжа на спине в брюхе у тысячелетнего демона в кромешной тьме старик улыбнулся.
Цельпиты... Сколько всего они прошли вместе. Сколько трудностей преодолели. Сколько речей он вымолвил, дабы поднять дух братьев по оружию. Кто же займёт его место в будущем? Возможно Фаурт. Он крепкий и умелый паренёк, который сможет остаться собой на столь ответственном посту. Или Беатрис? Эта девушка с первого дня крепким хватом прокладывала себе путь. В неё Джери ещё давно почувствовал пыл правителя. Как бы то ни было, у старика есть достойные приемники.
Он расслабил кисть. Тяжёлые доспехи мешали груди спокойно вздыматься и мёртвым грузом давили ко дну. Джерико продолжал просматривать прожитую жизнь. Он отчётливо помнил, как впервые встретился с той дриадой, что заставила великого приключенца повзрослеть и научила думать об окружающих. Помнил всех тех верных друзей, которых они вместе повстречали. Единственное, что он никак не мог вспомнить, так это момент, когда он покинул дом.
Неожиданно он осознал. Эта темнота. Этот холод. Однажды он уже прошёл через всё это....

Он дрожал, как банный лист. Не видя ничего вокруг и ощущая лишь холод, он стучал зубами и ждал. Ждал неизвестного. Джери стоял так уже около суток. Ничего не ел, ничего не пил. Потому что ему так сказали. Сказали, что если он сможет пройти испытание воли в этой пещере, то он поравняется с Богом. Как проходить испытание никто не пояснил. Поэтому окунувшись в тьму он просто стоял в ожидании. Долгих двадцать четыре часа на ногах и без капли воды в рот. Его кожа облепила кости, а глаза впали глубоко в глазницы.
Но неожиданно... Голос. Сильный и тёплый, словно отцовский.
-Чадо. - заговорил голос в голове у юнца. - Ты покинул свой очаг с любовью семьи. Ты отринул всё, что имел и чего мог добиться. Для чего?
Джери открыл рот и попытался ответить, но язык его не слушался. Он промёрз насквозь.
-Ясно. - донеслось в ответ, - Ты хочешь большего. Ты прошёл путь страданий и не желаешь таковых кому-либо иному. Это излишне для двенадцатилетнего человека. Вернись к семье. Я указываю тебе. - голос громом прошёлся по пещере и отозвался дрожью в коленях мальчика.
Он заплакал и слёзы моментально замерзали на его щеках. Но он не уходил. Он поклялся себе, что лучше умрёт в этой вонючей пещере, нежели отступит от своего пути. Пути, что ОН выбрал.
-Твои действия неразумны. - заинтересованно вымолвил голос. - Коль ты столь глуп... Умри же здесь.
И он пропал. Джери боязливо огляделся. Никого нет, как и не было до этого. Словно голос был лишь воображением разума. Он робко попятился. Предательски камень подставил ему подножку и он упал на спину. У него не было сил подняться. И в этот момент он хотел было проклясть весь этот безжалостный мир, но... он поблагодарил. Поблагодарил мир за то, что у него была возможность выбрать свою судьбу. И пусть он превратится в окоченелый труп, но к этому привел он себя сам. Джери убедился, что человек способен сам выбирать свой путь...
Прошло много времени, пока голос тёплым светом вновь не согрел его.
-Простак. - грозно сказал он. - Ты погубил себя и нанёс вред своей семье! Всем, кому ты был близок! Неужели ты хочешь отдать себя служению незнакомцам, которые все равно будут зубоскалить о тебе?! Я поведаю, что за путь тебя ждёт! Ты пройдёшь через бесчисленное множество битв. Ты прольёшь столько слёз, что твоё тело иссохнет навсегда. Ты потеряешь глаз и руку. Крестьяне будут чертыхаться о твоих поступках, а знать завистливо грызть за спиной. Ты будешь дорог только паре лесных духов, которые могли бы жить вечность, но из-за тебя умрут! Ты отдашь свою жизнь внутри твари, которая разрушит всё, что ты построил! Этого ты хочешь?! Этого?!
Джери лежал на спине, а перед глазами у него летели сцены, о которых говорил голос. Он... улыбнулся.
"Звучит, как невероятная эпопея о великом герое" - подумалось ему завистливо.
Больше голос не появлялся. Но он больше и не нужен был. По мышцам растеклось тепло, а в голове эхом отдавалась фраза "ты сам выбрал это, мальчик".

-А ведь было здорово... - произнёс старик в темноту. Его заливало ледяной кровью монстра, который кажется начал падать. - Да, Цельп. Именно этого я хотел. И я бы ни за что не поменял свою жизнь.
С этой мыслью старик вновь улыбнулся и отправился в глубокий сон. Сон, который он давно заслужил.


Удачи... братцы...

Рейтинг поста: 7

Это любовь.
Когда лишь одного встречного взгляда хватает, что бы мир вокруг замедлился, а цвета померкли. Нет сражения. Нет других. Только ты… И я!
Любовь, а что ж еще?
Как дико ощущать, что у вас сердца бьются в унисон, желая одного и того же. Увидеть прекрасный внутренний мир оппонента на своем сапоге. Возможно даже, оставить что-то на память. Ухо! Или нет, нет! Как удивительно будут смотреться его глаза в стеклянной банке. Или… Голова! ООО ДА!
Улыбаясь как можно шире своему оппоненту, они сходились. Запястья мага дрожали от концентрированной энергии, оставляя за ним след из фиолетовых искр. В ответ гном напряг мускулы, готовясь встретить любую фигню быстрым выпадом, способным разрубить и эльфа и само заклинание. Каждый готовился показать свои самые сильные умения. И ведь не просто так. В их конфликте решалась судьба противоречий. Грубой и не оттесанной силы, против тонких, но от этого не менее сильных энергий. Даже воздух накалился, стал вязким, тяжелым, наэлектризованным. От этого чувства по волосам пробежали молнии, подняв их дыбом… Стоп! Чееего?!
БУМ! Вспышка перенаправленного заклинания затмила пространство, поглощая всё в столпе света. Дуэлянтов задело взрывом по касательной, разбросав кого, куда щедро присыпав землей и ошметками солдат.
- Джооооо! – орал Лён, - Ты живооой?! Почему ты не ушел оттуда?! Я ведь предупреждал!
Над обескураженным дварфом появился лис. Досталось ему не слабо, но, тем не менее, он нашел в себе силы вовремя вытащить Азаэля из-под прямого удара контр заклинания. К слову сам Дюран был настолько изнеможен, что только и мог, так это удерживать глаза открытыми, да и то моргать не получалось.
- Вот задница. – промычал Клей тяжело откашливаясь пылью. Подниматься было невероятно больно. Пока лежал, тело не ныло, а вот пошевелился и всё! Каждая кость в теле разом начала трещать, словно хрусталь и осыпаться куда-то в штаны. Замерев от боли, но, не подав вида, Джо еще раз выругался, после чего поднялся, опираясь на меч.
- УФ! – простонал он, - УФ! Кажется, этот бой начинает меня утомлять.
Сжав зубы, Джомлин встал на ноги, выпрямившись в полный рост. Ударив себя в грудь, что бы показать свою несокрушимость, он громко заявил:
- Пора действовать круто! Ей маги! У меня план! Будем стрелять из баллисты по врагам. Вот ты вешаешь на меня защитное заклинание, а ты стреляешь мной по врагу как снарядом…
- Джооо! – перебил его Лён, - Даже если это сработает, ты окажешься один в окружении врага. И что дальше? Ты хочешь умереть, или помочь Эстеллу?! Отступаем в город. Там перегруппируемся и, оттеснив врага, начнем уже свое наступление.
- Мы на пол пути к победе! Еще половина вражеских баллист осталась. Я выиграю время, пока вы будете…
- Сколько времени сможет выиграть один дварф?! – спросил резко тасаури. – Твоя жизнь - твое дело. Но не огорчай меня тем, как бездарно ты собрался ее потерять. С оставшимися осадными орудиями уже ничего не поделать. Чудо что мы смогли и половину уничтожить. Хватит жертвовать чужими жизнями – отходим!
Командир вылазки дал приказ, и по полю битвы прокатился длинный и глухой оклик рога.
- Угууук! Угуу!
Кровавое сражение, которое происходило на фоне, приостановилось. Истинные герои, которые как акула набросились на врага, оттяпав внушительный кусок, уловили сигнал и начали отходить к стенам города.  Дальнобойные отряды добивали свой скудный боезапас, пытаясь прикрыть. Пячась назад они разряжали свои орудия в неприятеля, уходя следом в дымовое облако. Скорчив недовольную физиономию, и не сказав ни слова, сын камня последовал их примеру. Не хотелось признавать, но Лён был прав. Отряд был слишком мал, что бы в открытую противостоять армии эльфов. Видимо не зря его назначили командиром. В двойне это было здорово, тем, что на вопросы о том: чего это ты отступил, Джо мог ответить – мне приказали. И сомнения в его мужественности, и лояльности ордену, отпадали сами собой.

Чём я вообще занят?
1.[Q] Спасти адмирала Шай.
2.Коллекция кукол с золотыми глазами.
3.Сомнительное предприятие.
4.Реверсивные блики
5.‘’… К чёрту добро! Давай на линию Зла!...’’
6.[MT#57] Карта сокровищ 2 (Джомлин Клейнмак)
7.''Рука руку моет, с ногами сложнее.''
8.''[Q] Сердце Моей Жизни: Званный Вечер''
9.[Q] "Шерсть во все стороны"
10.‘’Мы молим луну: Не высовывай рыла!''
Будем о чем вспомнить!
''Сколько ты можешь выпить, а карлик?'' ''Что у пирата дороже всего?'' ''Чествуя честность, честь, почести.'' ''Лютоволк Холлентаура.'' ''Всё тлен.'' [Q]''Охота на алого дракончика [13].'' ''Одной тёмной-тёмной ночью...'' ''[MT#30] Карта сокровищ (Джомлин Клейнмак).'' ''Мародёры, крипта, демон, гном и бутылка портвейна.'' [Q] "Сражение под Эстеллом." [Q] "Арена Хрейдмара" #43 Джомлин. [Q] "Затмение: Преддверие конца." ''У банана тоже есть любимый цвет, и это не желтый.'' ''Вкус бороды как вкус радуги.'' "Вилкой в глаз или амулетом девять раз." [Q] "Хрейдмарская полночь. Бегство". [Q] "Затмение: Эпилог" ''Чёртова карма!''

Рейтинг поста: 2

48

- Получилось... Произнёс Азаэль и на его устах сама по себе расцвела улыбка, а в глазах зажглась лёгкая искорка гордости. Ух какое заклинание он выдал! Ах как жахнул по этим чёртовым лопоухим! Поддержал так поддержал своих братьям по оружию! Теперь то какой-нибудь бард в песне про эту битву точно споёт куплет о его мастерстве - подобные мысли, только в сумбурной и несвязной от усталости манере роились в его голове. Но, увы, не долго. Уже через пару мгновений, какой-то маг перенаправил его заклинание. Улыбка сменилось удивлением, а после ужасом и горечью. Искорка гордости затухла, а на её углях разгорелась пламя вины. -Чёрт... Только и успел выдать Азаэль де Дюран, когда его тело потеряло последние силы и не в состоянии поддерживать голову в полуприподнятом состоянии, позволило той прильнуть к земле. Теперь он чувствовал себя виноватым. В голове роились уже совершенно другие мысли, а он даже не мог видеть то, что скоро должно было произойти. Уже через пару секунд столп электрического света озарил пространство, а где-то слева Азаэль услышал громкий звук столкновения заклинания об союзное войско. Поднялось много пыли, земли и разорванных тел. Если бы не вовремя спохватившийся Дворф, скорее всего наш славный искатель приключений был бы похоронен под этим завалом.

- Не орите... голова болит Еле слышно простонал он, но его никто не услышал. Дворф что-то там орал Лёну, а лис кричал что-то в ответ. В скором времени они наконец порешили что делать. Его тушку подхватили и потащили с собой. Значит мы возвращаемся, да? Хах... Понял шляпник, глядя как их уже не совсем полный отряд, приближается к полуразрушенным Эстелловским стенам.

Рейтинг поста: 1

49

Время будто бы остановилось на одно мгновение. В ту секунду, когда она пикировала вниз на грифоне, а несколько стрел уже были выпущены в цель и зависли в воздухе – кажется, она была по-настоящему счастлива. Адреналин от ощущения свободного падения окрылял, а осознание того, что её побег из родного дома в Долину Врат и служба в Цельпе была не напрасна – придавало огромную силу.  Она думала сейчас только о том, что будет, если она покончит с врагом; думать о другом исходе сейчас ей было просто-напросто вредно. Уверенность, что смерть объединяющего всю армию звена приведет к разрозненности их отрядов, а обороняющиеся войска в городе и окрестностях уже не оставят им никаких шансов, делала её решительнее с каждой секундой. Тогда все погибшие будут с честью похоронены и оплаканы, но все будет не напрасно. Тогда Эстелл выстоит и будет первым, кто дал отпор завоевателю, не знающему ранее поражения нигде в Долине. Он привык побеждать. Стоило преподнести ему урок.

Стрелы, приблизившись на расстояние вытянутой руки к наезднице, резко сменили траекторию и ловко обошли её с двух сторон, впившись в землю позади. К счастью, она не полагала на них больших надежд. Встретившись взглядом с противником, Беатрис уловила легкие движения её губ и была готова к тому, что сейчас на неё будет обрушен шквал магического заклинания, поэтому потянула за поводья, дабы взять грифона под контроль для попытки избежать прямого удара. Однако, она не ожидала, что первая атака будет приходиться как раз на него – да ещё и в таком виде. Животное взбрыкнуло, не желая ей поддаваться, и продолжило стремительно падать вниз – попытавшись последний раз взять управление в свои руки, девушка пришпорила его хорошенько и грубо потянула поводья на себя – но по поникшим крыльям и шее птицы было понятно, что он без сознания. Высвободив ноги из стремени, она в последний момент выскочила из седла, чтобы хотя бы упасть так, чтобы ничего не переломать, но все же падения нельзя было назвать мягким – сильно ударившись головой, пролетела по земле ещё пару метров и медленно притормозила в самом конце.

Осознав, что полет окончен, рыцарь быстро доползла до упавшего рядом грифона. Плохо разбираясь в признаках жизни этих животных, она, погладив по шее своего маленько друга, медленно поднялась на ноги. В душе царапались кошки, так как она уже успела его похоронить – подумав, что её противник лишь движением губ убила животное. Сказать, что ей было больно – ничего не сказать, так как за это маленькое путешествие успела к нему привыкнуть. Но оплакивать погибших друзей сейчас не было времени.

По полному ненависти и пренебрежения взгляду Беатрис было понятно, что просто так грехи перед городом уже не замолишь. Хотя, она, наверное, и без её злобного взгляда все понимала – она же Оракул.
-Где твой трусливый хозяин? - Выпрямившись в полный рост, Беатрис начала медленно приближаться к всаднице. – Долго он будет прятаться за своими шестерками?
Ледяной эльф долго был в тени. Всю грязную работу выполняли за него его девочки на побегушках, такие, как эта. К мировым злодеям можно относиться даже с толикой уважения, однако этот вызвал лишь отвращение – как минимум, он не был способен нести ответственность за свои действия. Говорят, он был богом раньше – если это правда, то Беатрис оставалось лишь недоумевать, как можно было так низко пасть – хочешь воскреснуть и получить власть, бери её собственными руками – а не руками марионеток и будь готов отдать за это свою жизнь, а не сотни других. Хотя все они были достойны смерти в равной мере.

Прищурившись, она рассмотрела своего противника. Ничего примечательного, кроме деловитого выражения лица, идеальной осанки в седле и посоха. Холодного оружия заметно не было, видимо, она полагалась лишь на свою магию и, возможно, была достаточно слаба физически. Это ещё предстояло проверить, потому что внешность часто бывает обманчива – она и сама выглядела достаточно хрупкой в первые годы службы.
Но секундой позднее Беатрис поняла, что физическое оружие ей и не нужно. В её голове начался нестерпимый шум в ушах, и казалось, что она вот-вот взорвется – чувство распирания заставило девушку открыть рот, дабы попытаться сбросить давление в своей голове, но тщетно. Сквозь шум можно было услышать только её голос.
-«Пожалуйста, не рискуй понапрасну», - спокойный и размеренный –«Мне не хотелось бы убивать кого-то. Больше. Отступи», - после чего рыцарь вновь ощутила дикую боль, будто её разрывает изнутри и, рефлекторно пытаясь давить на голову руками и закрывать уши, она закричала, рухнув на колени. Она кричала от боли так неистово, что крик разносился далеко по округе.

В один момент произошел какой-то всплеск, трава по окружности прижалась к земле, а затем вспыхнула столбом пламени, заключив в кольцо и Беатрис, и оракула, и бедного грифона. Подумав, что это ещё одна демонстрация силы и попытка предупредить её побег, Ренгар шикнула и миллион раз прокляла чертовых магов. Только вот Норс не имела к этому отношения.
Цельпитка держалась, чтобы не потерять сознание – от одновременного взрывания и неизвестных звуков в голове хотелось просто умереть. Но Ренгар прикусила нижнюю губу и замолчала с опущенной головой вниз, всё ещё оставаясь на коленях.

Тишину после крика нарушил её мягкий смешок. Она попыталась отвлечься и просто не зацикливаться на фейерверке в своей голове – свято веря, что человек может привыкнуть ко всему, даже к такому насилию над сознанием. Сколько по времени это займет думать не стоило. Однако, она знала точно – Норс пытается продемонстрировать силу. Убив грифона и разговаривая с ней не с помощью голосовых связок, как нормальные люди, а ментально – вы только посмотрите, насколько она опасна! Беатрис и так это знала прекрасно. И ей было ПЛЕВАТЬ.

-Милая, раз уж ты не утруждаешь себя даже поговорить со мной.., - Беатрис оперлась на руку и начала подниматься. –Я заставлю тебя запеть от боли и отчаяния. Ножны щелкнули за её спиной и девушка достала два переливающихся клинка из лунной стали. –А если хочешь залезть ко мне в голову, - она уже разминала плечи и наклонила голову то вправо, то влево. –То, пожалуй, тебе нужно встать в очередь.

Последняя фраза отразилась ухмылкой на её лице и последовала за рывком вперед в сторону оракула. Странно было это признавать, но чьи-то голоса в голове не были для неё ничем необычным. Только вот к голос, что она слышала раньше, она уже считала даже немного родным и теснить его этой паршивой девкой не собиралась.
Из-за кольца огня было жарко и дымно, но она точно знала, куда именно ей атаковать и пыталась изо всех сил быть непредсказуемой. Ей безумно трудно было сохранять холодный рассудок, когда она всеми фибрами души желала своему врагу скорейшей смерти, но сейчас от её кристально чистого разума, не занятого мыслями об ударе зависел исход. Подгадав наваливающийся клуб дыма, она сделала резкий прыжок с кувырком вперед, что заставило бы Норс забеспокоиться о своей жизни – но пока она была в безопасности. Чего нельзя сказать о её лошади.

Можно сказать, «зуб за зуб». Жалко, конечно, было прекрасную кобылу, но клинок Беатрис беспощадно стремился к её беззащитной шее, прикрытый дымкой от пожара. Раз уж она пытается предотвратить её побег, то и сама никуда уже не уйдет. Беатрис была решительно настроена - она либо выйдет из этого боя победителем, либо живым отсюда никто не выберется. А готового к смерти человека вряд ли чем-то остановишь.

Рейтинг поста: 1

50

Игровое событие
Мастер Игры
Голос
Высший разум




Менее чем через час сражение было окончено. Разбитые остатки армии Дь’Лонрака получили сигнал к отступлению от тайного отряда Вь’Альтарна, который выбрался из канализационных стоков и скрылся в лесах. Разбойники и наемники, которые заботились только о своих шкурах, сразу же начали покидать поле боя. Оставшиеся ледяные эльфы, которым повезло не увязнуть в бою, пытались организовано отступить, но пачками гибли под атаками перешедшей в контрнаступление армии Эстелла. Ещё какое-то продолжались жестокие бои в городе за удержание отдельных районов. Но, в итоге, беглые преступники и чернокнижники предпочли спастись бегством или спрятаться до поры.

Что до столкновения Беатрис и Норс: оракул, упав с лошади, сумела подняться и отбросить от себя цельпитку ментальным ударом. Впервые волшебница встречала кого-то, кто смог выдержать её натиск, не считая самого Лонрака. Она попыталась убежать, но вскоре женщину окружили ассассины Сильме, которые всё это время ждали подходящего момента, чтобы выйти из тени. Норс убила нескольких из них, но численное преимущество и боевой опыт оказались сильнее магии. С ней было покончено.

После завершения битвы, несколько рыцарей и целителей вскрыли тело Исгундира, упавшее на площади, чтобы попытаться найти и спасти проглоченного великаном главнокомандующего Джерико. Их ждала трагедия. Из района сердца они извлекли огромный кристалл из прозрачного льда, внутри которого был заморожен старик Хембард. Он выглядел умиротворенно, словно спал, сжимая на груди свой меч. Скованный внутри льдины, он определенно оставался жив, - это подтверждалось тем, что леди Кассия, связанная с ним нерушимыми узами, не погибла. Однако извлечь главу Ордена Цельпа из этого кристального кокона оказалось не под силу ни воинам, ни магам, ни ремесленникам. Являлось ли это эффектом крови из сердца ледяного великана или божественным чудом – осталось загадкой.

Вскоре весь город узнал о том, что штаб-квартира Вилварин разрушена, а Верховный чародей погиб в бою. Сама магическая организация сильно пострадала и оказалась на грани полного исчезновения. В один день Совет Трех лишился двух своих столпов, и теперь будущее города оказалось в руках лишь Верховной судьи Мадиры. Наступали темные времена.

Когда до главы гильдии Сильме дошло известие о том, что произошедшие диверсии дело рук членов его же организации, он пришел в ярость! Предательство Хаефрита  и ошибка Фая, результатом которых стал массовый побег злодеев, темным пятном легли на репутацию организации.  Конечно, широкой огласки эти сведения не получили, но Сильме был нанесен сильнейший удар, ведь  они потеряли доверие со стороны власти и других государственных органов.

Эстелл одержал победу, за которую заплатил страшную цену. Слишком много жертв и потерь. Из битвы, в которой должен был выйти с безоговорочным триумфом, город вышел ослабленным как никогда прежде за всю историю. В последующие несколько месяцев проходило восстановление разрушенных районов города, борьба с возросшей преступностью, похороны павших. На места Верховных  главнокомандующего и чародея были назначены временно исполняющие обязанности:  маршал Ордена и один из помощников Фабиана.
Теперь судьба была в руках тех, кто пережил этот страшный день.

Квест завершен.


Награда за квест:
[Серебряные монеты] х18000 (Кассия), х17250 (Ирис, Фаурт), х15000 (Джомлин, Азаэль).
[Серебряные монеты] х16350 (Беатрис), х15000 (Хаефрит), х21900 (Фай)
Репутация с Эстеллом: +5 (каждому), -100 (Хаефрит)
Дополнительно членам организаций:
[Ценная информация]  х10 (Ирис, Джомлин, Азаэль, Фаурт, Беатрис).
[Ценная информация]  х15 (Хаефрит).

Рейтинг поста: 3