26

Эта пара шла к своему Богу, который вот-вот должен переродиться, принеся миру кардинальные изменения. Хотя, он уже это сделал: Все расы объединились против него, забыв все старые обиды, кроме люмберов конечно. Какая же восхитительная раса, не видящая ничего, кроме своего подземелья. Их шаг был монотонен, по пути Хаефрит засовывал метательные ножи в специальные чехлы на ребрах доспеха, после чего принялся заряжать небольшие арбалеты, закрепленные в наручи не хитрым устройством, которое придумали великие, гномьи умы. Они могли обсудить дальнейший план действий, узнать задачи друг друга, но зачем? Они прекрасно знали, что когда они окажутся на месте, Хаефрит начнет думать как враги, иначе говоря, люмберу необходимо было предостеречь своего друга от неожиданных атак например Эстельских ассасинов. Вряд-ли стоит беспокоиться о цельпитах, которые не вникая пойдут в лобовую атаку, ведь иначе они не умеют, иначе не умел и их предводитель, кормящий сейчас червей. Наконец они дошли до нужного места и подошли к ледяному эльфу.
- Так вы всё-таки пришли
Пока глава говорил свою речь Вальтарну, люмбер достал старый свиток, уже наверное забытый для большинство магов. Губы начали шевелиться и он едва не пропустил нужный момент, дабы остановиться и не сказать финальные два слова. Далее он аккуратно положил свиток под нагрудник, зная, что в нужный момент, его можно будет использовать для спасения кого-нибудь, а может и наоборот. Внезапно Хаефрит опомнился и с любопытством посмотрел на ледяного эльфа. Глаза убийцы как всегда выражали некую неизвестность, его взгляд был похож на взгляд лисы, которая обещает колобку сокровища.
- Я не ударю тебя лорд. - Но не того, кем ты станешь.. - Нет, не хочу, это скучно. Но вот, поставить Юока на колени это да, за это я готов на многое.
Хаефрит проверил своё обмундирование, на поясе висели несколько бальзамированных лягушек, рядом с которыми находились ножны с клинками. На его плечах был тяжелый плащ, который был популярен среди темных эльфов. Взгляд вновь упал на своего союзника Тарна:
- Послушай, Нам нужно обезопасить наши тылы и фланги. У нас не получится просто отсидеться. - Тот с пренебрежением посмотрел на люмбера и развернулся, размахивая руками, после повернувшись вновь.
- Ты воняешь...
- Как и твоя мамаша. - Хаефрит плюнул перед Тарном, вызвав у него удивленный взгляд, между тем на горизонте показались бывшие союзники, хотя, в большинстве своем, они ими никогда не были. Люмбер отчетливо увидел Везенскую бестию, а вместе с ней и девушку оборотня, да много кого. Он даже не удивлен, слишком предсказуемо, а в арьергарде шел Фай? Неужели. Хаефрит глубоко вздохнул анализирую ситуацию: Аннабет принесла осколок Лорнаку, Фай сделал невероятный вклад в добычу осколка, а как к такому повороту отнесутся их союзники? Вряд-ли эта парочка посвятила отряд в свои подвиги. Люмбер владел информацией, а хуже всего было то, что он знал как её использовать. Интересно удастся посеять семя раздора в их коллективе?
Усмешка граничила с чувством страха, ведь ему действительно было страшно - его соперники не крестьяне с вилами. Да он видел гарпию в бою, и вообще не рассматривал её в качестве врага, а её монолог едва не довёл до истерики Хаефрита, на пару с Тарном, потому что периферийное зрение заметило усмешку на лице того. Каролин была более грозной, она прочитывала ходы, поэтому люмбер решил, что стоит держать её во внимании, даже в ближнем бою, она сумела одолеть несколько теней. Феруне? Хаефрит слышал о нём, причем вроде даже бился рядом с ним в чертогах императора. Разница между Феруне и Фабианом была в том, что Фабиан мертв. Даже эта двойка была крайне опасна и в открытом бою, у люмбера пожалуй не было бы шансов против них, хотя, он редко бился с сильными противниками. Его анализ не сулил ничего хорошего для него, но ведь рядом был Вальтарн и Лорнак, а значит, шансы на победу крайне велики.
- Сейчас начнется... - Хаефрит стоял сложа руки на груди, не беспокоясь за свою спину, ведь там был барьер, который не даст пройти к ним в спину, или даст. Может Ледяной эльф что-то попутал. Дроу увидел вспышку и понял, что упустил самый важный момент - Фай. Самый опасный ублюдок из этого отряда самоубийц, а  если его не видно, значит он уже бежит в невидимости. Именно так он делал в Эстелле, в храме Наурма, да он всегда так делает. Чумная крыса с острыми клинками.
Рука опустилась на кинжал. Его опорная нога промяла под собой землю, дабы в случае чего сделать рывок. Он увидел как в ход пошли зелья. Пить зелья в бою, это как играть в наперсток с Юоком - ты увеличиваешь свою скорость, силу и прочее, но не свой мозг и не свой разум. Если ты привык к тому, что пробегаешь несколько метров за три сердцебиения, тебе будет тяжело осознавать, что ты пробежал тоже расстояние значительно быстрее. Это лишняя нагрузка на сознание, которое очень важно в битве с опытным врагом. А извините, против люмбера цельпиты, привыкшие избивать Ратхов и бабушек. Кто-то выкинул гнома, или что это за предмет, подняв много пыли? Люмбер уже опустил обе руки на свои кинжалы. Противники двинулись в наступление, а могли поговорить по душам!
- ... - Хаефриту пришлось резко уйти влево, дабы избежать столкновения, хорошо, что сапоги с шипованной подошвой позволяли ему четко держаться на размытой земле. Их разделили, и у люмбера не было времени смотреть за спину, что делает его напарник, единственное чему он уделял внимание так это гному, который остался позади. Острое зрение заметило кое-что слева от себя, и именно это должно направляться к Вальтарну со спины. Люмбер отчетливо видел кого-то в невдимости - Фай? Следы на земле, едва заметные, а еще четкие очертания от дождя. Если бы люмбер сам не пользовался этим заклинанием, он бы даже не придал этому значения, но гладиаторская клетка чему-то да учит. Погодные условия мешали стрелкам тщательно прицелиться, поэтому дроу особо не беспокоился за вражеских стрелков. Начиная со всего пути его клинок выделял черный дым, загораживая обзор слева от Джомли, и Тарна, иначе говоря, враги увидят что происходит с гномом, а вот слева - сомнительно. Хаефрит резко остановился и сделал маневр право, после чего дальше помчался на кого? На второго бойца авангарда! Сколько смелости нужно иметь для того, что бы согласиться на такое предприятие, а еще больше нужно для того, что бы идти в первых рядах. Люмбер был готов снять шляпу перед зверочеловеком до которого оставалось несколько пар шагов. Люмбер  даже не слышал о нем, возможно это просто гвардеец, либо стражник, но его действия действительно восхищают своей отвагой. Люмбер примерно оценил скорость и силу своего противника, очевидно, что он находится под чем-то, иначе двигаться с такой скоростью и так уверено держать меч просто невозможно! Люмбер не чувствовал страха, зная что тот затуманивает рассудок. Он чётко видел свою цель, а еще он кое что знал о зверолюдах. Хаефриту хватило мгновения, дабы поймать взгляд Кайрона, после чего сделать по нему ментальный удар, посылая в его мозг мысли о том, что Хаерфит бежит с огненными клинками, а его плащ оставляет ярко-красный пламенный след, а еще через в мгновение, Хаефрит послал, что в кота летит огненный шар.
Все звери боятся огня...
Хаефрит не был до конца уверен в том, что его ментальная атака увенчалась успехом, и едва собрался атаковать, как кот ушёл в сторону, а дроу выкинул руку вперед и в бок, да бы нанести хоть-какой-то урон, после чего побежав в противоположную от врага сторону. Дым от клинка продолжал оставлять после себя тёмный след, ведь люмбер не стал останавливаться на своем противнике, его задача была лишь в том, что бы выиграть время для своих напарников. Люмбер скрылся за темной пеленой и теперь аккуратно шёл обратно к Тарну. Его движения были легки и плавны, его острый взгляд пытался улавливать малейшие движения на земле, ведь рядом есть враги в невидимости. Пока дроу убегал от кота, он считал пар шаги и теперь знал, сколько времени у него есть, если конечно тот поборол ментальную магию, либо если он готов пройти сквозь огненную стену - "иллюзию", которую оставил в его мозгу Хаефрит. Оградившись от основной группы магов и стрелков тёмной пеленой, он сделал глубокий вдох и стал концентрироваться на чужих эмоциях.

Рейтинг поста: 5

Фай следил за тем, что происходит на корабле, суета и переживания. А ведь он сам ничуть не лучше, слишком многое стоит на кону. Плевать на мир, но если он сегодня проиграет, то пострадают важные для него люди: возлюбленная, сестра, забавный дедушка с арбалетом. Деваться некуда, придется побеждать.
На горизонте показался остров финальной битвы, что полностью приковал его взор к себе.  Лишь за несколько минут до высадки лису удалось успокоиться, чтобы начать подготавливаться к бою.

Отстраниться, разделить своё сознание, отодвигая все привязанности в сторону, оставляя в голове только мысли о том, что нужно выполнить своё задание. Привычное для Фая состояние, которое помогает максимально сосредоточиться, обострить свои чувства и инстинкты до предела. Работа в Сильме оставляет на всей свой отпечаток, стигмату или ярлык и тасаури не исключение. Он пролил много крови, а потому ему просто пришлось научиться отрешаться от чужих проблем. Как и прежде - это помогло: страхи как и привязанности отступили, а люди на корабле, чтобы были его союзниками, знакомыми и друзьями, стали просто дружественными единицами. В голове приятный гул, а вместе с ним рождается множество разнообразных комбинаций, а ведь они только-только ступили на землю.
Привычными движениями проверить наличие метательных ножей, зелья там, где и должны быть, а меч закреплён на поясе, не стоит забывать и о "вразумителе", что всегда подле война. Попросить Инари о помощи и благословении, а затем выпить "поступь призрака", что сделает его невидимость ещё более совершенной. Теперь, имея возможность проходить сквозь предметы лис сможет проигнорировать множество ловушек, если таковые имеются на этом острове.
Осмотрев присутствующих, лис выделил для себя пару существ, что могут стать полезны дня него. Вступать в открытый бой - безрассудно, а действовать так, как он сражался ранее, лис не собирался. Если присмотреться, рядом с фигурой божества стояла пара знакомых лиц, которые видели его работу в храме Наурма, а потому нужно действовать осторожно и аккуратно, так, как они не ждут.
Тем временем речь Лонрака закончилась, а ведь Фай так и не успел прислушаться. Спроси его кто-нибудь о чем говорил аватар бога, он просто пожмет плечами и отойдет в сторону, чтобы не отвлекать себя разговорами. Да, потом, когда отодвинутые чувства и эмоции вновь вернутся на свое место станет стыдно, но суждено ли ему дожить до того момента?
Первым ударил маг, чья молния с огромной скоростью помчалась к будущему богу, маги занялись своими волшебными делами, которые впрочем никак не касались лиса. Фай решил, что будет действовать в связке с кем-то, кто не так активно швыряется молниями, вот только сказать об этому своему напарнику лис не посчитал нужным. Привычно скрывшись поступью, Флоурайт проверил действие поступи и вытащил алый-изогнутый клинок из ножен и  последовал за одним из наемников, что выхватив мечи бросился к противнику. Сокращать дистанцию слишком сильно лис не стал, оставляя себе и коту пространство для действий, а потому между ними было не более, чем полтора метра.
Рядом появилась защита, краем глаза лис отметил, что знакомая ему девушка, что беседовала с ним на корабле отправила стрелу в неприятеля.  Сделав  не сложный манёвр наперерез коту бросился не по наслышке знакомый люмбер. Признаться, это не входило в планы Фая, ему всего-то нужно было добраться до Лонрака будучи скрытым не только поступью, но и мужественным телом союзника - не сложилось.
Расстояние между противниками быстро сокращалось, и вот в какой-то момент кот сместился влево, а на Фая оказалось нацелено лезвие клинка, что тут же ушло в сторону стремясь настичь Кайрона. Шанс, противник явно сосредоточен на коте, а инерция от наносимого им удара не станет ему помощником. Резкий рывок вперёд и вправо, а затем горизонтальный взмах меча по нацеленный в поясницу неприятеля, но это ещё не все. Шинку Гири не обычный клинок, его тень способна ранить и убивать врагов. Этот случай не исключение, тень буквально рванула к противнику, старясь нанести ещё больший ущерб увеличивая дистанцию поражения не много не мало на метр. Шаг назад и снова раствориться уходя от возможного ответа.

Рейтинг поста: 3

28

Корабль подошел к берегу и все заспешили на берег. Збышек не рвался вперед, все же его тяжело было назвать мощным бойцом. Из-за спин боевых товарищей стал виден, наконец, и сам Лонрак. Парня немного удивило, что никто особо его не слушал, а все сразу сосредоточились на своих делах.
По сути же эльф говорил довольно ужасные вещи, если ему действительно удастся призвать в мир Разоэнру, то это же считай конец миру. На какой-то миг стало действительно страшно, это вам не пчелиных маток соблазнять это аватара бога… Даже если соблазнишь мало не покажется. Закралась мысль, а не воспользоваться ли заготовленными заранее путями отступления. Только вот куда сбежишь ты и что дальше, миру кирдык, если и бежать куда, то в другой мир, а врата как раз в эпицентре грядущей бури. И вообще не факт что переживут её.
Понимание того, что бежать по сути некуда, заставило рыжего вновь сосредоточиться на речи эльфа. Только теперь он смотрел на все это совсем с другой стороны. Например, почему-то подумалось, что эльф говорит очень гладко. Интересно, волновался ли он вчера вечером, метался ли по каюте черкая фразы на куске пергамента, репетировал ли как будет выступать перед толпой врагов, уничтожал ли миньонов когда они не в силах сдержаться начинали ржать над какими-то неловкими моментами. Збышек перевел взгляд на спутников Лонрака. Миньонов осталось всего двое, черный и белый, как у бабуси. Наверное самые стойкие… или долгодоходящие. К слову, одного миньона Збышек знал. Пришлось как-то побродить с ним пару месяцев по Везенским горам. Жаль тогда так и не нашли малышку Чё.
Чтобы окончательно изгнать остатки страха Збышек прикрыл глаза и сделал то, чего когда-то давным давно обещал никогда не делать.
Когда-то давно, когда оборотень в первый раз был мальчишкой, он  дал обещание не молиться Миролике. хотя всегда считал её своей богиней и в какой-то степени поклонялся ей соблюдая полагающиеся культом ритуалы. Глядя на разоряющегося Лонрака, в голову оборотня пришла мысль, что если и было когда то время для молитвы богам, то вот оно именно сейчас. И если честно, рыжий даже не знал как это сделать, как начать, потому наверное молитва и вышла несколько сбивчивой и скорее напоминала письмо о помощи от робкого воздыхателя к его недосягаемой возлюбленной.
- Госпожа Миролика. Услышьте меня, своего верного последователя и почитателя. Когда-то давно, после того как вы благословили меня, я дал обещание не беспокоить вас своими глупыми мольбами. Если бы не обещание, то я каждый день благодарил бы за ваш дар. И благодарю вас сейчас, раз уж решился нарушить своё слово. Это было весело. Не знаю, наблюдали ли вы за моими приключениями, но надеюсь смеялись так же как и я. Жаль что это приключение может прекратиться почти в самом начале.
Збышек собрался с мыслями и постарался стать серьезнее и не отвлекаться на восхваления своего кумира.
- О, Миролика Госпожа Удачи, обратите свой взор на своего верного последователя, увидьте что происходит. Сейчас ещё можно остановить Лонрака, но если ему удастся совершить задуманное, все может кончиться даже хуже чем в прошлый раз, когда шла борьба с Разоэнру. О, Миролика, я взываю к вам и ко всем вашим сестрам и братьям. Лонрак угрожает не только нам, не только нашему дому, но и вам, вашему дому. Дайте же нам сил остановить его, пока это возможно. Боги, взгляните на нас. Даруйте нам помощь для того чтобы сохранить наш дом.
Рыжий не знал, слышала ли его богиня, есть ли ей вообще дело до этой свары или нет, потому не стал ждать ответа или знака, чем хорошо была молитва сама по себе, она позволяла успокоиться и собрать мысли в нужном направлении.
В итоге, речь Лонрака свелась к нескольким тезисам: “я не злой, просто хочу уничтожить мир”, “на это есть причина, но я вам не скажу, вы не поймете”, “мвахахахахаха.ха.ха”
Короче очередной стукнутый на всю голову эльф вообразивший себя невесть кем.
От этого жалкого зрелища страх прошёл окончательно.
- Эй ты! Позорище! Шнуровку на штанах затяни, а то светишь тут своими лунами!
Крикнул оборотень, как только высказалась одна из спутниц, а остальные принялись кидаться заклинаниями и бросились вперед. Впрочем, шутки шутками, но дело и правда было довольно серьезное, видя как заклинания мастера Феруне ушли в молоко Збышек задумался. Дело то серьезней некуда, а они тут бегают, как папуасы с палками копалками, против полностью закованного в броню рыцаря Цельпа. Рыжий оборотень уже давно не был тем наивным мальчишкой, что начинал свой путь и в последнее время его силы значительно возросли, особенно если учесть, что он немного подучился и в жреческом ремесле.
Собственно оно сейчас могло быть и как раз к месту.
Збышек снова сосредоточился, в этот раз это была не личная молитва, а гимн за всех воинов идущих сейчас в бой.
На вкус оборотня она была слишком официозной, но вполне полезной.
- Взываю к вам боги! О, Миролика – Златая Счастливица! Всеока – Судеб Владычица! Инари - дарящая жизнь! Цельп - Эгидодержавец! Аннита - Кормилица! Наурум - Всегорящий отец! Ария, Аэль - Владычицы Вод и Морей! Азерес - Мудрейший из Древних, Владыка Минут и Секунд! Хоэн, Гаргея  - Тучегонитель и Создательница
Всеблагая! Офор`Бьянк - Властитель веселья - душ вдохновитель! Талион! Джинваэль! Юок - последний свидетель!
Боги всемогущие! Да пребудет сила ваша!
Слуги ваши стражу несут, на границе с землями проклятыми
На перекрестье сил враждебных, следуя путем Веры и законам вашим!
Мы сражаемся за вас, изгоняя врагов ваших!
Боги Всемогущие! Обратите взор на нас - слуг ваших!
Ибо в нужде великой обращаемся к вам!
Помощи вашей просим!
Благословите души наши и укрепите волю нашу!
И пусть навеки пребудет мощь ваша!
Во имя процветания мира нашего!

С каждым словом молитвы друид чувствовал, как магические ниточки связывают его с соратниками, усиливая их атаки и укрепляя перед врагом.
Чувствуя внутри некоторое опустошение, Збышек закончил молитву и оглянулся. Бой шел своим чередом. Один из магов создал магический круг и теперь генерировал энергию, это натолкнуло оборотня на одну идею, точнее виденный когда-то давно ритуал. Много лет назад, путешествуя в лесах друид стал свидетелем друидского ритуала. Несколько стариков образовали круг у старого умирающего дуба, объединив свои силы они смогли не только вернуть силу дереву, но и оживить его призвав к защите леса. В принципе, можно было попробовать провернуть такой же фокус, маг явно был опытен в деле управления энергиями, так что Збышек мог просто предоставить свою силу в его распоряжение. Оборотень быстро направился к кругу, по пути зыркнув в сторону врагов, проклясть Лонрака было бы хорошо, но вряд ли возможно, потому злые слова сорвались в сторону его белого миньона, а затем и черного. Замерев на миг перед кругом энергии он оглянулся выискивая взглядом других заклинателей.
- Маги! Давайте сюда. Объединим силы!
С этими словами он ступил в круг. Збышек встал рядом с незнакомым магом и позволил своей энергии свободно течь в круг.
- Направим все силы в мастера Феруне, пусть он ударит в Лонрака всей нашей объединенной силой.
Уже значительно тише сказал он заклинателю.

В результате непонятных магических манипуляций Збышек теперь выглядит так


НРПГ
Глас Божий

Результаты броска: (1) = 1


Результаты броска: (1+1+9) = 11


119. Two Effects: Roll twice on this list.

Результаты броска: (5+3+2) = 10


532. Polymorph: You are now a beautiful (PB 29) female elf with long blond (IQ 5) hair (if you were male.)  If you were female, you are now a brute (PS 29, alignment: miscreant) male ogre also with IQ 5.  And I offer you 1000 extra XP for playing in character.  Duration 1d4 weeks.

Результаты броска: (3+8+9) = 20


389. Wanted: A respected noble claims that you owe him 56000 gold pieces and sets a reward of 5000 gold pieces to anyone who can bring you before him alive.  You become aware of this when you see your own picture posted in the next town you enter.


Проклятие белого

Результаты броска: (99) = 99

 

Результаты броска: (10+9+1) = 20


91. Youth: You grow 1d10 years younger

Результаты броска: (1) = 1

Проклятие Черного

Результаты броска: (58) = 58

Магический круг

Результаты броска: (100) = 100


Результаты броска: (9+8+8) = 25


988. Oh, God(dess): The caster’s deity is summoned. This does not oblige the deity to come, but is liable to attract attention. A reasonably smart deity will recognize the summoning as unintentional, but may still watch the caster a little closer for a while.

Результаты броска: (2) = 2

 



Рейтинг поста: 3

29

Предводитель восстания
Дь'Лонрак
Ледяной эльф
1722 года




Произнося свою последнюю, прощальную речь, Дь’Лонрак следил за тем, как его ценные враги готовятся к бою. Какие же они нетерпеливые. Одни возводят зеркальную стену-укрытие, хотя делали это буквально на глазах у противника – размеры островка позволяли эльфу это увидеть. Другие срывались на банальные оскорбления, другие хотели потянуть время и вступить в диалог, а кое-то попытался прервать его безуспешной атакой. Принц не оскорбился. Ибо он скорбел. В первую очередь по собственной жизни, ибо дерзкий гном оказался недалек от истины. А во вторую за своих глупых врагов. Неужели они не понимают, что никто не верит в их победу? Что города-государства, пославшие их сюда, просто хотят отвлечь Аватара Разоэнру, пока захватывают обратно свои крепости? Он был уверен, что в глазах правителей, все эти герои лишь – пушечное мясо.
И время для разговоров прошло.

Со стороны Феруне вышло крайне опрометчиво оплетать свой посох чарами прямо перед лицом Дь’Лонрака. Он же не слепой. К тому же, учитывая опыт былых встреч, эльф знал каким образом волшебник колдует. Он сплетает свою атаку напрямую с целью, чтобы жертва буквально притягивала к себе заклинание. И к тому же чародей в большинстве случаев предпочитал целиться прямо в сердце. Зная об этих вещах, Аватару было достаточно ещё во время речи подготовить гармоники так, чтобы мгновенно расплести и развеять чары недруга.
Едва посох сорвался с руки Лютелу, обратившись в копье-молнию, Лонрак рассеял магию. Посох простой деревяшкой упал на полпути, подскочил, и подкатился прямо к ногам принца.

Эльф ринулся вперед, прямо сквозь облако камня, щебня и пыли, которое поднял гном, не подумавший, что это так же закроет и самого Лонрака от чужого обзора и выиграет тому пару секунд. Проскочив сквозь завесу, эльф отбил брошенный в него всё тем же гномом меч. Неожиданно почувствовал болезненный толчок в грудь, но пока даже не заметил арбалетного болта, застрявшего в теле и пробившего легкое. Ещё недавно такой выстрел от женщины-оборотня убил бы его, но теперь, увенчанный Венцом Бога Солнца, он проигнорировал рану.

Те, кто уже бились против Дь’Лонрака прежде, знали каким быстрым может быть этот враг, но на этот раз он двигался со скоростью почти недосягаемой для человеческого восприятия. Лишь те, в ком текла звериная кровь, успевали следить за ним. Он подлетел прямо к Феруне, выставив вперед правое плечо. Один из клинков прочертил широкую дугу, оставляя в воздухе блестящий след. Удар, идущий снизу-вверх, полоснул по груди чародея, но отлично выполненный доспех того выдержал атаку. Лезвие только чиркнуло по поверхности, высекая искры. Но силы удара оказалась такой, что мужчину отбросило назад, прямо в задние ряды, нарушая шаткий строй.

Дь’Лонрак закрутился волчком, готовясь парировать направленные на него удары. Попутно с этим крутанулся, ударив рядом стоящую Аннабет ногой в живот. Продолжил разворот и второй ногой ударил её в голову, обрушивая гарпию наземь.
Выполнив это движение, он плавно перетек в следующее, словно не сражался, а танцевал, выполняя сложные фигуры. И под руку попался рыцарь в тяжелом доспехе. Оба клинка злодея обрушились на щит, и человек выдержал, но ощущения были такие, словно на него упала гора.

Вскрик Вь’Альтарна, который хотел лишь наблюдать за триумфом своего лорда и стал жертвой подлой атаки, привлек внимание. Дь’Лонрак не мог просто бросить другого ледяного эльфа. Отмахнувшись от врагов, он в несколько рывков преодолел расстояние и возник за спиной гнома, едва тот опустил клинок на грудь обездвиженного Тарна. Удар. Один из мечей пробил печень отважного бородача. Иронично, что это сделал эльфийский клинок, а не алкоголь. Лонрак сразу же развернулся, выдергивая оружие и оставляя гнома падать на землю. Такая рана обещала мучительную смерть в течение нескольких минут, его только какой-нибудь целитель не попробует спасти гнома.

Он снова ринулся в гущу сражения. На глаза попался Хаефрит, которому таки удалась ментальная атака, вынудившая зверолюда-тигра отступить. Удивительно, как этот люмбер быстро учился магии под руководством своих ледяных хозяев. Впрочем, Дь’Лонраку сейчас было совершенно наплевать на жизнь темного эльфа. Но он вдруг почувствовал между собой и прислужником чье-то опасное присутствие. Резкий горизонтальный взмах разрезал воздух, и если бы Фай не находился под действием призрачного зелья, ему отсекло бы голову. Атака Дь’Лонрака вкупе с собственным чутьем люмбера, позволила последнему увернуться от подлой атаки и отделаться всего лишь длинной, но неглубокой царапиной.

Этот взмах Аватар сделал на бегу, ибо не мог позволить себе остановиться более чем на две-три секунды в бою с таким количеством врагов. От его внимания не укрылось благословение, наложенное одним из них на союзников, как не укрылся искусственный источник магии, к которому некоторые устремились. Дь’Лонрак буквально запрыгнул в этот магический круг, собираясь обернуть его силу против тех, кто уповал на этот трюк.

Но сначала ударил ногой в сторону мага, курящего самокрутку и создавшего этот «колодец». Расстояние, однако, не позволяло эльфу дотянуться до син’треса. К неудаче последнего, свой удар Лонрак сопровождал кинетическим заклинанием. Едва ли видимый сгусток больно врезался в корпус заклинателя, отбрасывая того подальше.

Неподалеку оказался и тот самый любитель благословений, который ещё что-то кричал насчет шнуровки на штанах. Увы, у злодея не было времени атаковать его. Стоя в магическом круге своих врагов, он подчерпнул его силы и топнул. Вокруг начали расходиться волны острых ледяных шипов, беспорядочно вырастающих из земли и надвигающихся на врагов. Последняя волна образовала вокруг Дь’Лонрака кольцо – холодную стену, временно защищающую его.
Воспользовавшись этим моментом, он отпустил один из мечей. Освободившейся рукой взялся за арбалетный болт и выдернул его. По груди потекла кровь. Её капли, падая на землю, начинали шипеть. Кровь эльфа буквально кипела. Бледная кожа стала пепельного оттенка, а под глазами залегли темные круги. Кто-то даже мог заметить, что корона на голове Дь’Лонрака будто бы начала врастать в плоть.

Рейтинг поста: 4

Бл*ть... Девушка была готова к взлёту, она видела приближение Лонрака, но всё же. Вы когда-то летели на полной скорости, когда всё вокруг размывается в нечеткое изображение, и всё же успешно лавируете между деревьев? Гарпия ощущала движение ледяного эльфа точно так же: пусть она не могла рассмотреть кристаллы на его короне и увидеть блеск его глаз, но точно знала, где он движется и как замахивается оружием. И всё же. Всё же голова зазвенела от удара, темнота затмила зрение, словно ворона укрылась собственными перьями. Чёрное оглушение сменилось ярко-красной вспышкой - болезненным ударом, который окончательно унёс пернатую в бессознательное состояние.
Она видела звёзды. Она падала и падала вниз, разбивалась о камни и снова просачиывалась сквозь твёрдую поверхность в небытиё. Ощущение не из приятных, если хотите знать. Резко дернувшись от испуга, Бет сделала себе только хуже, вернувшись в светлый мир слишком рано, чтобы боль поутихла. Руки и крылья обняли тело. Девушка скрутилась в клубок и застонала от боли, закусывая покрасневшую от крови губу. Слезы перемешались с красной жидкостью, въедаясь в открытую ранку. Ублю-ю-юдок, чтоб его! С-с-ука! Ругательства помогали справиться с болью. А какие слова помогают против звона в ушах?
Анна поднялась - сначала на локоть, потом на колени и, помогая себе крыльями, наконец оказалась на нетвердо стоящих ногах. Они уже победили? Всё закончилось? Слишком тихо. Этот звон! Эх, если бы, если бы... Если бы этот выродок не был настолько быстрым, чтобы за секунды добраться до каждого из её спутников. Кто-то поднимал своё оружие, кто-то напряженно дышал. Серьёзно? Нет, серьёзно?! Гарпия хрипло засмеялась, признавая победу эльфа в этом раунде. Ну конечно, кто сможет сопротивляться полубожку, который умудряется надрать задницу каждому врагу, пока те делают лишь одно движение? Которого не берут сквозные раны и яд на наконечнике болта Кэролайн? Анна поискала подругу глаза, нервно облизывая кровоточащую губу, и счастливо выдохнула, найдя волчицу невредимой.
Чего нельзя было сказать об истекающем гноме. Он обещал защитить её, а девушка лишь провалялась половину драки без сознания. Духи, неужели война уже началась? Неужели этого не обратить? Почему она здесь? Что может сделать? Может быть быстрой. Плевать на принца: будем честны, Анна абсолютно бесполезна в честной битве против него. Стоит ли ещё раз в этом убеждаться и жертвовать свою жизнь ни за что? Нет. Азерес был прав, но к чёрту Азереса. Где он сейчас? Где все боги, которые должны выступить против равного себе, а не посылать людей на защиту мира?
- Не зря я никогда не верила в вас. Вы никогда не приходите на помощь, когда нужны! Шэйд взмахнула крыльями, поднимаясь в воздух. Если Лонрак такой быстрый, пусть научится ходить по воздуху, если хочет её достать. Прыжки ему не помогут: никакая птица не попадется на такой выпад. Пусть отращивает блядские крылья, если надеется нанести хоть ещё один удар. Ноги медленно покрывались перьями, маленькие женские стопы удлинялись и темнели, пальцы - закручивались в острые когти. Давай, птичка, пора вытаскивать друзей из беды. Подхватив выпавшие из рук кинжалы, ворона взмыла повыше и облетела круг, пока эльф ткал защитную магию, чтобы на обратном пути захватить с земли сильно раненного Джомлина и оттащить в более безопастное место. Секунды дела, особенно учитывая небольшой вес и размер гнома.
Главное, не сжимать и держать животом кверху. Бет была хорошей целительницей по мнению её сожителей, по мнению спасенных ею людей, но для остальных - она всегда оставалась лишь травницей. "Истинное целительство доступно с помощью магии". Знатоки херовы. Но сегодня выбора не было - такие раны едва ли были по силам для Анны. Ворона с надеждой посмотрела на девушек-чародеек: - Надо его вытащить из лап смерти. Надо бороться за каждого бойца. Я могу помочь, если это необходимо - зашить, откачать кровь, наложить повязку. Но будет лучше, если я буду оставаться в воздухе. Шэйд нервно оглянулась, проверяя, что эльф всё ещё за ледяной стеной. Оставался бы в своей клетке навечно. Клетка!
Ворона вскочила, оставляя магичек с раненным гномом, и подлетела к Феруне. Наколдуй мне что-то взрывоопасное! Быстро! Я брошу это в его ледяную крепость, пусть в следующий раз не забывает про крышу. Перебирая пальцами от волнения, гарпия была уже готова сорваться и совершить быстрый полёт туда-обратно, подбросив врагу маленький сюрприз.

Рейтинг поста: 6

31

Связь Копья Рудры с Дь’Лонраком оборвалась практически моментально. Лопоухий сумел быстро подготовить контрзаклинание, которое и заклинанием, по сути, не было — мерзавец попросту запустил свои магические пальчики в магические гармоники Феруне, вводя их в диссонанс. Очень некрасиво. Всё равно, что запустить ручонки под юбку светской барышне.
Значит, пятикратного сплетения мало?
Феруне нахмурился ещё сильнее и прикусил губу. Пятикратное связывание означало усиленное в пять раз притяжение между двумя объектами, и даже его оказалось недостаточно? Впрочем, сила сплетения никак не влияла на силу самого заклинания, которое было достаточно простым по своей природе, так что в этом маленьком фиаско нет ничего удивительного.
Возможно, стоит удвоить? — мысль, которая покажется несусветным абсурдом для любого чародея, практикующего сплетение (в существовании которых Феруне уже давно сомневался). Десятикратное сплетение! Что за вздор! Ему с великим трудом удаётся удерживать контроль над пятью связями, и лишь однажды ему почти удалось добавить к ним шестую, что привело к очередному диссонансу. Практическим и горьким путём чародей выяснил, что после пятого сплетения все последующие связи связаны напрямую с сознанием мага. Говоря простыми словами, с десятикратным сплетением разум Феруне сам рисковал улететь вслед за сплетаемым объектом.
С другой стороны, до этого он не обладал аспектом Рудры…
Развеянная магия сплетения привела к тому, что выпущенное Копьё Рудры исчезло, расщепившись в звонком хлопке на светлые частицы света, которые тотчас же вновь сверкнули в вытянутой руке Феруне, с электрическим треском и слабым громом материализуясь в посох, который мгновение назад должен был пронзить грудную клетку Дь’Лонрака. Прокрутил его в руках, разгоняя милый ноздрям запах озона. Битва официально началась.
Джомлин, бородатый гном, с которым Феруне перекинулся парочкой слов на судне, ринулся в бой одним из первых, как единоличный символ Войны. Даже если бы глаза чародея не были сейчас скрыты чёрной пеленой, защищающей его взор от яркого магического фона, они бы всё равно не успели разглядеть, как это живое воплощение гномье-цельпитской ярости умудрилось навести столько шороху в рядах врага за столь короткое время.
Равно как его глаза не успели заметить внезапное и пугающее приближение Дь’Лонрака. Как и ранее, сейчас Феруне видел в этом эльфе не ладно скроенного бойца с клинками наперевес, но плотную волну неостановимой мощи. Интересно, смотрел ли Лонрак на них таким же образом? Не как на людей, зверолюдов, гномов, син’тресс, а как на «силу», «безрассудство», «отчаяние», «храбрость»?
Не как на живых существ. Но как на имена.
Эта ситуация до боли напоминала их последнюю встречу на побережье Фаэдера. Феруне хорошо запомнил тот день, ту боль и тот страх, которые он тогда испытал. Да, всё это точно так же, как и тогда. За тем лишь исключением, что сейчас страха не было. Его место заняла ярость, которую принесло за собой имя огня, «вставшее у руля».
С̡м͢от̶р̷и̶ ̷м̸не в̵ гл̀а̛за!͟ ͘Смот̷р҉и ͟г͟л̵аз͏ам̷и̡ по̧лу̢боѓа ̴в͢ ͜г͡л̛аз̛а̨ ͏св̷о̕его̀ ̧и͘ме̸н̕и͜!
Чародей игнорировал магическую ауру Дь’Лонрака и волну магического фона, которая искривлялась в его присутствии. Чёрная плёнка сползла с глаз чародея, вокруг зрачков которых медленно вращались контуры пламенно-оранжевых квадратов. Всплеск цветов и магических гармоник внезапно не ударили резкой болью по глазам, но вместо этого подарили чувство облегчения, словно он избавился от натянутого на голову хлопкового мешка. Теперь он видит всё. Феруне даже сделал один шаг вперёд, навстречу обезумевшему эльфу, однако хиленькое тело чародея по-прежнему не поспевало за скоростью его разума, из-за чего ему не удалось хоть как-то заблокировать удар или, что было бы разумнее в его случае, отбежать в сторону. Хвала Миролике, удар пришёлся исключительно на защищённую латной пластиной грудь мага. Скрежет клинка о металл, высеченные искры — на мгновение чародею показалось, что то были брызги его крови. В тот же самый момент, как клинок эльфа очерчивал смертоносную дугу, именователь протягивал вперёд закованную в латную перчатку правую руку, на ладони которой, словно клеймо, были выжжены два символа. Его целью было коснуться лица Дь’Лонрака или, хотя бы, его руки, но тот оказался настолько быстр и ловок, что с лёгкостью ушёл вниз от протянутой феруневской длани. Силы удара его меча было достаточно, чтобы отбросить легковесного чародея, из-за чего рука неловко шлёпнула эльфа по плечу.
Отлетев на добрые пару метров, Феруне повалился вниз с пригорка, на котором всё это время находился, и прокатился кубарем ещё какое-то расстояние. Доспех отлично выполнил свою функцию, но буду сплетённым со всем телом чародея, удар ощущался не как по панцирю, а как по кости.


С͇ͪ̍ͨ̐ͦ͛̒л̲̯̲̫͉̱̼о̎̄ͩ͑̈́ͣͤв̩̗̱ͦ̋̍а͙͔̣̰̐͑ͪ ̬̞̱̖̑͆͆́̑͌̓в͖̥̭̲͖̀̔̏͒ͪͯа̳͈͎̝͉͕ж̻̲̄̏͌̍̋̋ͧн̖̰͎ы͗ͩ͂ͤͣ.̘͔͎̞̎̓̇

О, ещё как… — тихо прокряхтел Феруне, с огромным трудом поднимаясь с земли сперва на четвереньки, а потом уже на ноги. «Слова важны» — один из ментальных уроков, которые ему преподала Рудра. Суть можно свести к следующему — болтай, чтобы привести мысли в порядок. Не важно о чём, не важно с кем. Продолжай говорить. Слова — отражения имён. Продолжай говорить.
Надеюсь… он не обидится… — просипел чародей, пока его дыхание восстанавливалось. Он взглянул на свою ладонь – метка исчезла с латной перчатки и теперь покоилась где-то на плаще Дь’Лонрака. «Проводниковая метка» — сама по себе не излучающая магию метка, присутствие которой эльф вряд ли заметит на фоне того мощнейшего магического урагана, который он носит на собственной голове. Проводниковая метка действовала по схожему принципу, что и метка отслеживания, за исключением передачи местоположения цели. Если объяснять очень грубо, то это вид руны, которая позволяла сотворить заклинание на расстоянии, на том месте, где эта метка установлена. Изначально Феруне намеревался поставить метку на лицо Дь’Лонрака, а затем через неё передать его голове хаотичное сплетение, которое сплело бы части его черепной коробки с различными частями света, разрывая её на несколько частей. Но сегодня всё шло наперекосяк.
Жаль, жаль, жаль, — лепетал чародей. Всё могло бы закончиться так быстро и так просто. Могло бы. Зато теперь модный плащ эльфа украшала не менее модная филигранная метка, которая представляла из себя две буквы – Ф.Л. Феруне Лютелу.
Возвращайся. Возвращайся, — подгонял себя чародей, пытаясь взобраться на очередной каменистый холм, чтобы вернуть обзор на поле боя. Были слышны боевые выкрики, мантры заклинаний, к которым Феруне непроизвольно подключался и подпевал, звон оружия. Где-то совсем недалеко послышался громкий голос Збышека, читающего молитву. Он увидел его и ещё одного чародея, который занимался вычерчиванием магического круга на земле. Поспешил спуститься к ним.
Господа… — Феруне резко замолк, когда получше разглядел Веснушку. Тот выглядел… Необычно. Вместо привычного вечно взлохмаченного паренька-бродяги чародей увидел перед собой не менее взлохмаченную девушку-эльфийку. В том, что эта особа и являлась Збышеком, Феруне не сомневался – магический фон оборотня не изменился, да и не в первой наблюдать, как «дикая» магия Збигнева играет с ним злые шутки. Тем не менее, привыкнуть к такому невозможно.
Бездна, Збыш, отлично выглядишь, — наконец-то очнулся от минутного ступора Феруне, после чего снова переключился на начерченную пентаграмму. — Позвольте мне тоже внести свою лепту в общее дело.
Магический колодец, значит? Очень, очень хорошо! Ступив ногой в круг, Феруне тут же начал «вливать» в него собственную энергию. Не до изнеможения, но лёгкое покалывание в пальцах он всё-таки начал ощущать. Магия «перетекала» через его тело, вливаясь в общий поток, сконцентрированный в круге, но не добавлялась в общий «резерв», а растворялась в нём.
Ещё немного. Чем больше добавлю, тем лучше смогу контролировать его на расстоянии…
Закончив со своеобразным «разбавлением», мужчина отступил от круга, слегка покачиваясь. Он не преминул возможностью всё-таки подчерпнуть немного манны, чтобы не остаться совсем без сил, но теперь магический колодец имел его «след», который мог быть активирован в нужный момент. Он сам не особо понимал, почему делает это. Ему лишь показалось, что на эту мысль его подтолкнула Рудра.
Феруне снова отбежал в сторону, стремясь занять место как можно выше. Только сейчас до него дошло, что весь их карательный отряд очень сильно разрознился. И где остальные слуги эльфа? Подле Дь’Лонрака было ещё двое прихвостней, но сейчас их не было видно.
Взобравшись на крупную скалу, Феруне всё-таки увидел одного из них – связанный сетью, беловолосый эльф валялся на земле достаточно далеко от основного места действия. Он был ранен, но видно, что несерьёзно. Он больше походил на застрявшую в сетке рыбу, чем на реальную угрозу. Куда больше беспокоил второй, люмбер. Даже до Феруне, который родился и вырос на юге, доходила дурная слава этой расы. Если не видишь люмбера – жди беды.
Внезапно шум битвы донёсся со стороны магического колодца. Дь’Лонрак, мчащийся, как смертоносный вихрь, с поражающей легкостью оттолкнул в сторону Азаэля и самолично запрыгнул в начерченный чародеем круг. Паршиво. Он мог с лёгкостью «переписать» все магические гармоники под себя и тогда пиши пропало всё то, что делал Азаэль, Збышек и сам Феруне.
Тем не менее, на этом свою атаку эльф не прекратил. Зачерпнув часть магической энергии из «колодца», Дь’Лонрак ударом ноги о землю испустил кольцеобразную волну ледяных шипов, расходящихся в стороны от него.
Э҉рд͘о̡б͜аз͘ал̡иен̧.͘
Стоило первым сосулькам возникнуть подле ног эльфа, три магмовых потока вырвались из трёх точек земли, пресекая движения ледяных шипов в стороны остальных бойцов.
В͜ ͘э̷то̴т͏ ̶ра̡з̨ ̛твои҉ ̧и̡гр͘уш͘к̶и͢ не͟ п̕омог͘у͠т,̀ — имя магмы «обняло» разум чародея непробиваемой и непомерно самоуверенной стеной из имени камня и имени огня. К пламенным контурам квадратов в глазах Феруне добавились ярко оранжевые пятиугольники, которые начали так же медленно вращаться вокруг зрачков, но уже в обратную сторону.
Чародей тяжело вздохнул. Эльф скрылся за ледяной скорлупой. Очевидно, набирается сил для новой атаки. Это шанс закончить всё раз и навсегда. Достичь своих целей.
Феруне отпустил Копьё Рудры, которое всё это время сжимал в руках, и посох тут же рассыпался на частицы света. Внезапно его плеча коснулась рука Аннабет Кейтлин Холл. Просьба гарпии была… интересная. Немного неотёсанная, но интересная. Феруне молча выслушал её, не сводя с девушки взгляда квадратно-пятиугольных зрачков. Затем широко улыбнулся возникшей в голове идее и выставил перед собой левую руку. Из земли, прямо под ногами чародея и гарпии, образовалась небольшая трещина, из которой точно змея потянулась тонкая струйка магмы. Достигнув ладони чародея, вокруг жгучего и смертельного лавового пузыря начали собираться куски каменистой породы, образовывая своеобразную «скорлупу», постепенно нарастающую в объёме. В итоге под рукой чародея оказался крупный каменистый валун почти идеальной шарообразной формы, внутри которого находилась раскалённая магма. Размер валуна был схож с очень большой дыней, и тем страннее и абсурднее выглядело, как Феруне удерживал такую дурь буквально на кончиках пальцев. А затем и вовсе передал эту махину хрупкой, на первый взгляд, девушке. Первое, что она могла почувствовать, прикоснувшись к каменной сфере – жар от находившейся внутри магмы. Тем не менее, камень ещё не сильно прогрелся, поэтому она вполне могла удерживать валун в руках. Затем же Шейд могла обратить внимание на необычайно малый вес, который не соотносился с размером сферы. Всё дело было в сплетении – частичное сплетение сферы с небом. Сейчас она имела лишь часть своего исходного веса, примерно четверть. Трюк, который Феруне никогда не мог претворить в жизнь, но благодаря аспекту Рудры ему стало под силу и это.
Не об̶ращ͜ай вним̀ания͞ на лёгкость – в͜е͡с ͝вернётся, к̨ак͜ ͟то̷лько ты сбросишь с̕ф҉ер̸у н͟а̀ Лонрака. О̡ взрыве я п̷оза͞б͘очус̸ь.
Мужчина снова взглянул на ледяную крепость, в которой до сих пор отсиживался их главный противник.
Ан̕на̶б̧ет, — твёрдо произнёс чародей, пока гарпия не успела улететь. — Как только д͘о̨ста̷в͡иш̢ь ̛«̀п̡осы͏лку»͠,̢ я ̀п͜р̛о̢ш͢у тебя сразу же вернуться ко мн̡е.
Феруне вновь повернулся к девушке и слабо улыбнулся. Добродушно. С грустью. Улыбка странно сочеталась с фантасмагорией, которая творилась в его глазах.
Я̡ ͡помо͏г̶у те̕бе̧.

Когда гарпия взлетела в воздух, Феруне выждал небольшое количество времени, пока она не оказалась рядом с ледяной стеной, окружающей Дь’Лонрака.
Пора.
Проводниковая метка на плаще эльфа внезапно вспыхнула. Инициалы Ф.Л. засветились голубым свечением, ознаменовавшим то, что Феруне Лютелу перешёл в финальную стадию становления конченным засранцем. Направив в метку своё сплетение, чародей взял одеяние принца эльфов под частичный контроль. Взмахнув рукой вверх, полы плаща взметнулись к небу. Взмахнув рукой вниз, полы плаща резко накрыли светловолосую голову предводителя эльфийского восстания, полностью загораживая ему обзор. Совершив выпад рукой вперёд, полы плаща как могли обвили шею Аватара падшего бога Разоэнру, перекрывая кислород. Задушить полубога его же одеждой? Было бы славно, но вряд ли. Скорее всего, Дь’Лонрак уже достиг такого уровня силы, что воздух ему и не нужен. А вот зрение – вполне. Как минимум, чтобы увидеть, как рядом с ним приземляется подозрительно ровный каменный шар. Но он этого не увидит.
Но это ещё не всё. Сконцентрировавшись на магическом круге, в центре которого пытался отдышаться Дь’Лонрак, Феруне воззвал ко всей той магической энергии, с которой он совсем недавно «смешал» свою собственную. Настроив гармоники определённым образом, чародей начал постепенно загибать пальцы правой руки. Каждый из загнутых пальцев означал силу сплетения, которым он насыщал магический круг. Когда вся пятерня уже была сжата в кулак, Феруне решил вновь попытаться добавить ещё одно, шестое сплетение. В голове начали стучать барабаны, ток крови в ушах больше походил на шум бушующей реки. Зрение начало становиться размытым и перекрученным, словно его куда-то утягивало, но тело при этом оставалось на месте.


С̹͈͍̈ͣ̾ͥ͐̉͌л͉̩ͬͯ͗̂͐̈̚ͅо͛̑в̼͚̪͚̜̬̌́а͇͔̅̿ ̹ͣͪ̏̋ͮв̜̖͉͎̏ͨ͋̔͆̈́а̥̗ͯж̼̘͓̫̫̽̔͌ͩн̯̝̙ы̫͂ͤ.̬͒̌̎͌͗̀

Имя магмы помогло удержать размывающееся сознание чародея в едином целом и вернуть ему самообладание. Шестое сплетение было добавлено ровно в тот момент, когда Анна выпустила из рук нелепое каменное сотворение чародейской магии, и Феруне смог убрать связь каменной сферы с небом.
После этого он разжал кулак.
Вся та магическая энергия, что содержалась в начерченном круге, активировалась. Вся область магического колодца превратилась в одну сплошную зону шестикратного сплетения, которое тянуло к себе всё, что оказывалось внутри. Любой предмет и существо, которое ступит в зону круга, моментально ощутит сильнейшее притяжение к земле и даже ниже. Из-за ледяной стены Феруне не видел, удалось ли ему заставить новоявленного полубога хотя бы упасть на колени, но даже секундного замешательства эльфа будет более, чем достаточно. Главное – успеть взорвать каменную сферу, пока она не упала в сам круг, иначе вся содержащаяся в ней магма моментально притянется к земле и не затронет Дь’Лонрака. Выждав момент, когда шарообразный валун оказался примерно на одном уровне с головой эльфийского принца, Феруне щёлкнул пальцами.
*ЗВУК ВЗРЫВА*
Магма мощным всплеском вырвалась из каменного шара, распространяясь по всей площади магического круга. Феруне устало опустился на колени. Шестикратное сплетение в зоне круга по-прежнему продолжало притягивать к себе всё подряд. Феруне его не контролировал, он лишь дал команду всей накопленной в "колодце" магической энергии сделать это. Как только все запасы манны «выгорят», сплетение исчезнет.
Но даже так, чародей смертельно устал. Раньше он не смог бы совершить и половину того, что успел сделать за последние полчаса. Доступ к аспекту Рудры действительно помог открыть ему новые горизонты своих возможностей, но нехватка практики давала о себе знать. Слишком много силы для нетренированного разума. Каких высот в чародейском мастерстве он мог бы достигнуть, будь у него больше времени?
Слова… важны…
Собравшись с мыслями, Феруне начал направлять потоки магмы, что окружали ледяную клетку Дь’Лонрака, по направлению к самому эльфу. Ручьи лавы медленно двигались по спирали по направлению к стене из ледяных шипов, постепенно набирая объёма и готовясь собраться воедино в одно мощное лавовое цунами. Но на это ему потребуется время.
Как раз вернулась Аннабет. Феруне опасался, что девушка решит броситься на амбразуру и попытается добить Дь’Лонрака, что называется, «наверняка». Когда гарпия оказалась рядом, чародей поднялся на ноги и подошёл к ней.
Аннаб̶е̧т, — Феруне опустил руку ей на плечо. Если бы не имя магмы, он бы сейчас наверняка дрожал, как осиновый лист — он не был до конца уверен, что то, что он собирался сейчас сделать, было правильным или разумным. Но какая-то его часть чувствовала, что так нужно. Что так он сможет ей помочь. Сейчас и в будущем.
— Я знаю, что те͜бе̢ ́э̡то не̷ нрави͝тс̨я̨, — в этот момент гарпия могла заметить, что мужчина совсем перестал моргать, не отводя от неё взгляда своих странных чародейских глаз. — Тв̕оё҉ ͡и͡мя͘ рассказывает о тебе͜ ̢б̕оль͝ше, чем твои слов͢а̴.
Вторая ладонь опустилась на второе плечо Шейд, а затем коснулась щеки гарпии. То же повторила и вторая ладонь, закованная в латную перчатку. Крайне необходимо завладеть всем вниманием девушки, поэтому он не позволял ей отвести от него взгляд или отвлечься.
По̛с͏л͝у̸ш͢ай ͜мо͞и с҉ло͝ва ̛и,̶ ̧г͏ла̧вн͡ое͞,̶ ͟ус͢лы̧шь͝ их̸. Счит͠ай̨ это п͏о̢дарк̨ом ͡Ру̸д͏ры͝.
Магические гармоники вокруг чародея и гарпии начали обрываться одна за одной, но на их месте образовывались новые, перекручиваясь диковинными узлами. В каждом живом существе был потенциал к магической чувствительности, и именно к этому потенциалу прямо сейчас единогласно взывали Феруне и Рудра.
Магма не знает ус͏т͞а͝л̴ос҉ти͞ ͏и с̛ла͡б̸ос́ти. В её природе сохранять Поко́й и͡ ̀С̛и̴л͟у. Одно помогает сохраня̕т͝ь̷ ̀д̴руго̸е́ – с помощью Силы она за̸щ́итит свой Покой, а По͘ко̕й́ не ̴д͜а̴ст̧ ͝е̛й͏ усомниться в своей Силе. Будь уверенна в̀ ̨св̷оей силе, Анн̀а̢бет Кей̛т͘л҉и̛н̵ ̨Хо̀л̵л. Будь спокойна и ͝тв̨е̶р͝да͠ с̀вои͠м̴ ͝разу̴мом̧. Буд̀ь͟ ̨м̷агм͡ой.
Под конец своей короткой речи Феруне уже перешёл на шёпот, но он настолько приблизился к лицу Аннабет, что та без каких-либо проблем могла разобрать каждое его слово. Настроив девушку на нужный лад, чародей назвал ей имя магмы:



Э̜̰͕̉РД̵̬͂͆̾ͬͤ̓О̘̦͙̗̼̝͈̌ͣͨ̑̒̿͛Б̦̜̺̹ͤͥ̇͐̾А̥͍̺̩͖͙͍͆̔ͬ̿̓͢З̞̉̂̉͑А̗Л̖͔̠̈̊И͆͊̋͏̭͎̳̬͙̖̬Е̥͓͓̗̤̼̟͗̅͗ͨ͐̈̈Н̖̜͙̃͐̈́ͦ͗ͦ

А затем убрал руки от её лица. Этот маленький ритуал не сделает из неё именователя или чародея в принципе. Это и не было его целью. Феруне хотел дать ей понять Суть магмы, потому что именно в этом имени Шейд нуждалась сильнее всего. Теперь, когда Аннабет знала истинное имя одной из сил природы, она могла «вспоминать» ту Суть, которое оно в себе несло. Уверенность и непоколебимость камня вкупе с обжигающей яростью огня. Покой и Сила.
Мне ͠неиз͘в́ест҉на тв̕о̶я история и твоя боль, — Феруне вновь повернулся в сторону ледяной клетки Дь’Лонрака, опасаясь внезапной атаки. — Но твоё имя несёт в себе отпе́ча̷ток ̢с͟омне͡ни̴й͢ и неув͡ер̧ен͠ност́и. Ты достойна того, ч͘т́обы избав̶ит̴ься от них.
Чародей вновь расправил руки в стороны, переключаясь на контроль магмовых потоков, которыми собирался затопить ледяную клетку и находившегося в ней эльфа. Чем дольше они тянут, тем меньше в Дь’Лонраке остаётся от смертного существа.


Sain y niwl,
Gaunt y goydwig fwsog,
Gwenithfaen, cen y coed, a'r lleuad,
Un gway f'adenydd i dapestri bywyd.


Рейтинг поста: 5

Грр.
В такие моменты, быть может, кто-то и спросит, насколько вообще страшно противостоять противнику не просто заметно сильнее тебя, а противнику, в общем-то, превосходящего всех вместе на голову, а поодиночке-то и вообще способным расправиться с Летицией за считанные мгновения. Сама бывшая аристократка вряд ли ответит на этот вопрос, впрочем: в такой обстановке всё смешивается воедино. Но, наверное, тот, кто вообще не боится, тот разве что абсолютно безрассуден? Причём, кстати говоря, судя по тому, как резво группа ринулась в атаку, не все здесь могут обладать этим самым рассудком… Ведь ясное дело, что их враг явно безумно силён именно в ближнем бою.
Но как бы то ни было влиять на это всё магесса, конечно же, не могла, вместо этого действуя по исключительно своему плану. Укрытие себе на поле боя она обеспечила, какое-никакое расстояние — тоже, и теперь осталось решить только третий вопрос: как поймать ритм происходящих событий. Ответ на это у женщины уже был заготовлен в виде маленькой пробирки с жутковатым красным веществом. Да, ей было суждено родиться не демоном и не потомком великого мечника, чтобы научиться работать клинками, словно заправский эльф-«танцор». Конечно, этого сделать никогда не поздно, но к этому бою она подошла куда слабее в физическом плане и в плане реакции, чем хотела бы, поэтому время несколько сгладить разницу. Вырвав пробку зубами, магесса резко выпила всё содержимое, мгновенно отшатываясь назад и чувствуя, словно бы по её горлу прошёлся настоящий огонь, нет, настоящая лава; ей даже пришлось схватиться на мгновение за горло и откашляться кровью. Стена прикрывала её от бушующей битвы, давая ей возможность таким образом усилиться перед боем. Почему только сейчас? Буквально каждая секунда на счету, и в таком состоянии ей от силы теперь два часа, прежде чем уносить на руках придётся уже её саму — эта дрянь не просто увеличивает концентрацию, скорость реакции и даже ловкость с запасами энергии, но и будет буквально сжигать её изнутри, в первую очередь ударяя по усталости до едва ли не полной потери сознания. Поэтому — чем позже, тем лучше. В последний раз сплюнув кровь на снег под своими ногами, Летиция высунула голову из-за укрытия, чувствуя какое-то чувство… лёгкости? И даже некоей апатичной отрешённости.
Противника необходимо уничтожить любой ценой.
Вдобавок к этому, всё равно её помощь на поле боя будет абсолютно ни о чём, поскольку всё смешалось в огромную кучу-малу и любая атака с её стороны с куда большей вероятностью заденет своих, чем чужих, будь то заклинание или использование её алхимии. С магической атакой дело осложняли ещё и колебания магического поля, вызывающие в прямом смысле волшебный шторм — слишком много атак схлестнулись воедино, вынуждая её оставлять магию на второй план, используя свои заготовленные склянки с разнообразной гадостью. Впрочем, основные мысли оставались теми же самыми — защитная стенка готова, следующий пункт — замедлить излишне быстрого врага.
Однако, жизнь вносит коррективы. Из своего укрытия Летиция заметила, что в её сторону уже несут первого раненого. На крыльях.
- Сюда, — произнесла черноволосая, одновременно с тем, как в её голове со скоростью стрелы проскочило: «И откуда у них вообще время на болтовню?!». Зрению слегка мешали красноватые прожилки в глазах из-за принятого усилителя, но всё, что нужно, словно бы подсвечивалось в её глазах. В первую очередь это теперь раненый дварф, причём с жутчайшей раной. Перехватив несчастного и быстро положив его на спину, Летиция едва ли не тотчас достала две вещи: зелье исцеления и один из своих парных клинков. Как и учили на уроках алхимии, обычно зелья лечения разводятся водой, но сегодняшняя битва была за исключение: леди прекрасно понимала, что лучше болезнь из-за передозировки, чем смерть, а помереть от рук «аватара» — дело плёвое: любые раны будут вряд ли совместимые с жизнью. Времени даже на пару слов не было, поэтому магесса сразу же влила дварфу в глотку содержимое всего флакончика в надежде, что это должно остановить внутреннее кровотечение и кое-как зашить внутренние органы. С кровопотерей разговор тоже короткий, только, правда, жутковатый для самого раненого: чародейка зажгла мощное пламя в своей левой руке, направляя его на кончик лезвия клинка, а затем, когда то раскалилось докрасна, резко прижала его к зияющей ране, наверняка вызывая непереносимую, нечеловеческую боль, да и запах горелой плоти да вид почерневшей кожи красноречиво говорили обо всём. Но, увы, экстренные беды требовали экстренных и отчаянных мер в духе прижигания раны калёным железом. Да, это действительно невероятно больно, но урон по здоровью куда меньше, чем кажется, поскольку прижигаются верхние слои кожи, зато истечение крови наружу останавливается едва ли не мгновенно. С внутренним уже должно справиться концентрированное зелье.
- До свадьбы заживёт, — только и успела магесса бросить дварфу, который под столь ударной дозой исцеляющего снадобья, да и только ради того, чтобы более никогда в жизни не видеть эту «жрицу огня», уже, наверное, вот-вот сможет даже подняться на ноги. Хотя кто его знает. Летиция, увы, к лекарям имела весьма опосредованное отношение, чтобы оценить эффективность такого вот исцеления. За зеркальной стеной дварф в относительной безопасности, а её внимание вновь требовалось на поле боя, так что магесса вновь едва-едва выглянула из-за укрытия.
Вот только пункт два — замедление — пока что применять было некогда, поскольку весь магический круг ныне представлял из себя смесь льда и пламени, и где-то внутри него, кажется, находился их оппонент, или же нет? Грохот, пламя, взрывы, треск и брызги расплавленного камня — все смешивалось воедино в симфонию разрушения, и Летиция даже решила приостановить свою атаку: если несколько мгновений назад она боялась задеть союзников, то теперь, наоборот, достать до эльфа сквозь стенку из льда и магмы будет просто невозможно; к тому же, лава была неплохим средством хотя бы оттого, что, смешиваясь со льдом, должна превращаться в камень, а запереть противника в глыбе камня — это неплохой способ его… да, такого противника — замедлить. Поэтому от атак Летиция попросту воздержалась, вместо этого доставая свой алхимический арсенал, что уже стремительно подходил к концу, и готовя к использованию вторую «каменную склянку» на манер словно какого-то ядра для пращи. Не дадут метнуть сейчас — успеет как следует прицелиться. При этом, всё ещё раскалённый докрасна окровавленный клинок не откинула — ибо мало ли что: враг-то не один, про фланги забывать тоже нельзя.
Впрочем, будь он один или двое, или даже пятеро, задача магессы проста и понятна: произвести разделение их тел и их душ. Никаких компромиссов и переговоров. Так что пускай подходят: ей в этом мире терять уже нечего, а загнанный в угол зверь наиболее свиреп и опасен. Как бы жутко это ни звучало.

Рейтинг поста: 5

33

Что бы не говорили, но в детях Илара оставалось очень много от зверей. Кайрон спокойно относился к огню, да и жизнь наемника без него была немыслима. Но вот, что касается магического пламени...тут немного другое дело. Будучи обделен магическим даром, зверочеловек с достаточным...нет, не страхом, но уважением и опасением относился к тем, кто свободно манипулировал подобными силами. Нет, даже к самим силам, так как считал, что полностью обуздать тот же огонь под силам далеко не всем.
Вот и сейчас все его глубинные инстинкты взвыли, когда на него полетел огненный шар, а за ним несся темный эльф в пламенном плаще с горящими кинжалами. Совершив невероятный для простого человека рывок в сторону, кот избежал попадания пламенного сгустка. Всей шерстью он почувствовал шевеление воздуха. Но почему сзади? Люмбер пронесся мимо, попытавшись достать Кайрона клинком и неся за собой шлейф пламени и дыма. Кот увернулся, а люмбер пробежал дальше.
Лонрак, похоже, для всех двигался слишком быстро, но Кайрон из-за снадобий видел его. Но вот атаковать-это было выше сил зверолюда. Ледяной эльф двигался слишком быстро и удары у него были воистину нечеловеческими. Кот заметил, как упал один из бойцов, дварф. Как гарпия подхватила его и, напрягая все силы, оттащила к зеркальной защите, которую воздвигла одна из волшебниц.
Кайрон слышал молитвы, обращенные к богам и криво усмехнулся. Если бы богам было дело, они бы сами покончили с новоявленным аватаром. Но сейчас, как и обычно, им было не до него. Или у них были свои, более важные дела. Так, что кот не надеялся, что молитвы достигнут их ушей.
Зверочеловек оглянулся. Лонрак стоял в круге силы, окруженный ледяными иглами. Пробраться к нему-сложная задача. И еще сложнее она стала, когда вокруг закипел, вздымаясь, камень, мгновенно превращаясь в огненный текучий поток. И этот поток был готов обрушиться на ледяного эльфа, который уже начал превращаться во что-то иное.
Кайрон несколько раз моргнул. Морок спал. За бегущим люмбером небыло огня, только дым. Но от Кайрона он был достаточно далеко, атаковать его сейчас было бесполезно. Второй маг-эльф лежал на земле, убитый или оглушенный, кот не видел.
В свете того, что готово было обрушиться на Лонрака, зверочеловек посчитал за лучшее отступить к группе магов. В случае нападения он мог бы стать защитой для них.

Рейтинг поста: 5

… лунный клинок уже касается грудной клетки заклинателя, разрезая верхнюю одежду.
Ах! Этот звук, смежный с хрустом сухарей, когда сталь ломает ребра супостату, невольно вызывает в памяти воспоминания о миске наваристых щей со ржаным хлебом. Вкуснейшие! Ароматные! Ммммм! Закусив язык в уголке рта от удовольствия, мужчина замечает что-то неладное. В начале странно вздымающиеся пылевое облако, словно блики света в нагретом воздухе, а потом, за доли секунды, которые нужны, что бы глазные яблоки успели перекочевать из одного уголка черепа в другой – ОПАСНОСТЬ! Словно грозная тень отца, нависла над провинившимся сыном.
- Воу!
Левая рука отпускает рукоять дворучника, опускаясь к топорику на поясе, но огненный толчок в область печени и вой лезвия лунного клинка улетающего в небо подсказывает о несправедливой неравности в скорости. Тело обмякло. Плюнув кровью в лицо падающему Вь’Альтарну, Джо и сам начал заваливаться.
- Какое-то… замораживающиеся… заклинание… - решил тот до конца не понимая, что произошло. Вдруг его тело подхватили, помешав лицу, встретится с острыми камнями, и мягко придерживая, опустил на четвереньки.
- Чего… Рок? Рок это ты? – простонал дварф, отчетливо ощущая чье-то присутствие.
Небеса озарило трепыхание темных крыл и хищные когти сомкнулись над бренным телом Джо, вызвав приступ паники. Пытаясь как-то отбиться от неизвестности, он судорожно открывал рот пытаясь, ухватится хоть за что-то. В ответ это что-то ухватилось за него, прижалось и закрыло рот рукой.
- М…мммм… - протянул тот, коснувшись лапы ангела. И вдруг понял, что это Анабет. Вот это поворот! От удивление бородач замер, забыв дышать. Буквально час назад он обещал быть для нее защитником, теперь же она сама спасала его. Какой… позор… Эх! Судьба злодейка! Уж лучше бы девушка оставила его там умирать, от такого удара по чести он, вряд ли оправится…
Мысли от четности бытия сменились острой болью, когда его балластом перебросили на руки другой девушки. Застонав, тот потянулся к ране, и с удивлением нащупал свою печень.
- М?
Удивляясь крови на своих руках, дварф покосился на Дь’Лонрака отвесив в его сторону непристойный жест.
- Молись… самому себе, что бы я не встал! – пробормотал Джо.
План по отвлечению внимания на себя сработал… Но и не сработал одновременно. Уж мало времени ушастому понадобилось, что бы управится с помехой. Да и растяжки лески на кинжалах он заметил, перепрыгивая их, словно девочка скакалку. Обидно признавать на план провалился. Что собственно значило, пора переходить к плану Б! Не все еще потеряно. Остался Рок! От того только и требовалось, что добить поваленного прихвостня и заметить на земле вереницу маленьких железных колец. Одно резкое движение и все натянутые жилки сомкнутся на Лонраке, оплетая его ноги. И вот тут тебя дорогой, разве что полет спасет.
Рука с выставленным пальцем упала на землю. Головокружение и резкая слабость начали одолевать.
- Требую… Дорогих похорон… - протянул бородач, задыхаясь, и тут же его прощальную речь заткнула бутылка, уйдя почти полностью в рот. Ядреная жижа казалась разъяренным аленьким дракончиком, что сейчас свирепствовал во чреве вызывая обильное слезовыделение. Но самым кошмарным оказалось не это. Потрошитель, которого Джо в начале принял за лекаря, разогрев на огне кинжал прижал его к месту ранения. И вот в такие моменты люди говорят, у меня вся жизнь пронеслась перед глазами. Так вот, у него жизнь намотала несколько кругов, пока тело безвольно билось в припадке от невыносимой боли. Сжав челюсти, он раздавил бутылку, выплевывая остатки стекла, порезы от которого тут же затягивались. Вскочил на ноги и, отпрыгнув на добрых два метра, вновь упал, извиваясь как уж на сковородке:
- ЗААА ЧТОООО?!!!!!!! – проорал дварф и отключился.

Чём я вообще занят?
1.[Q] Спасти адмирала Шай.
2.Коллекция кукол с золотыми глазами.
3.Сомнительное предприятие.
4.Реверсивные блики
5.‘’… К чёрту добро! Давай на линию Зла!...’’
6.[MT#57] Карта сокровищ 2 (Джомлин Клейнмак)
7.''Рука руку моет, с ногами сложнее.''
8.''[Q] Сердце Моей Жизни: Званный Вечер''
9.[Q] "Шерсть во все стороны"
10.‘’Мы молим луну: Не высовывай рыла!''
Будем о чем вспомнить!
''Сколько ты можешь выпить, а карлик?'' ''Что у пирата дороже всего?'' ''Чествуя честность, честь, почести.'' ''Лютоволк Холлентаура.'' ''Всё тлен.'' [Q]''Охота на алого дракончика [13].'' ''Одной тёмной-тёмной ночью...'' ''[MT#30] Карта сокровищ (Джомлин Клейнмак).'' ''Мародёры, крипта, демон, гном и бутылка портвейна.'' [Q] "Сражение под Эстеллом." [Q] "Арена Хрейдмара" #43 Джомлин. [Q] "Затмение: Преддверие конца." ''У банана тоже есть любимый цвет, и это не желтый.'' ''Вкус бороды как вкус радуги.'' "Вилкой в глаз или амулетом девять раз." [Q] "Хрейдмарская полночь. Бегство". [Q] "Затмение: Эпилог" ''Чёртова карма!''

Рейтинг поста: 5

35

Пока сверхбыстрый полубог метался от одного человека к другому, где-то за спинами всех остальных, с закрытыми глазами стоял Азаэль. Ему нужна была максимальная концентрация. Пополнять колодец магией не простая задачка. Пытаясь не обращать внимание на Бозо ставшего сексапильной эльфикой и кричавшего ему что-то на ухо, на Феруне, что секунду назад помог ему в его нелёгком деле, Дюран хотел отрешится от мира и просто делать свою чёртову работу. Он говорил, а магические гармоники резонировали с каждым его словом. Вот с губ мага сорвалось одно четверостишие, а вот уже через мгновение другое. Эти слова привлекали элементы молнии, как огонь привлекает светлячков, заставляя их двигаться в его сторону. Безликие, невидимые и быстрые, они в огромном количестве, как одна большая орда проходили по его телу, через него вливаясь в магический колодец, а после превращаясь в безудержную и чистую энергию. Всё шло как по маслу... идеально, изумительно. Слишком идеально. И как оно обычно бывает, всё в результате пошло в причинное место.

- Ч-чёёёрт!!! Выпалил Азаэль, выплёвывая самокрутку, отлетая от удара и теряя по ходу движения свою любимую шляпу. Ещё бы мгновение! Одно маленькое мгновение и у него было бы достаточно энергии чтобы вдарить по Лонраку с такой силы, которой было бы достаточно для разрушения Цельпской крепость до самого основания. Но... этого мгновения не было. Чёрт! Тартар! Бездна! Почему все мои планы всегда идут псу под хвост?!?! Взревел он у себя в мыслях, когда кубарем катился всё дальше и дальше от своего магического круга. Увы для нашего чародея, времени на ругань катастрофически не имелось, надо было что-то делать. Отдавать и без того сильному существу такой объём энергии было крайне не разумным делом. Благо вся магия в колодце была для Лонрака чуждой. Она была чиста, податлива, готова в любой момент превратится в заклинание, но всё же это была магическая сила Азаэля, Бозо и Ферунею. И они в какой-то степени могли на неё влиять даже на расстоянии. Чародей решил этим воспользоваться. Но сперва надо было защитится - кое как остановив падение, Дюран встал и резким взмахом руки вызвал при помощи оставшихся в его теле элементов молнии безмолвное заклинание, шарахнув тем самым по приближающимся к нему шипам достаточно сильным электрическим разрядом. Шипы были в одночасье уничтожены, а злобный чародей вскинул пас руками и взревев - Ну всё божёк! За шляпу ты сейчас огребаешь!! Уже было хотел приступить к чтению заклинания, как вдруг почувствовал исходящие от Феруне магические гармоники. - Оу... ладно! Ты огребаешь от меня чутка попозже! Поняв что его брат по "волшебной палочке" уже что-то предпринял, Азаэль приступил к прочтению очень длинного заклинания.

Слова со скоростью молнии менялись друг с другом, в бесконечном потоке вырываясь из его рта. После каждого четверостишие над полем брани и так сгустившиеся грозовые тучи, становились всё гуще и гуще. Рёв молний принимал всё более жуткие нотки, пока невольно не стало казаться, что из этой гуще тёмных облаков, хочет вырваться древний монстр, обозлённый на всех и вся в этом мире. Когда же последние слово вырвалось из рта чародея, гарпия уже кинула в Лонрака созданный Феруне шар и в тот же миг все облака сжались в одну большую иллюзорную драконью пасть, которая взревев, извергла из себя огромную молнию, обрушившуюся прямо в то место где сейчас стоял Лонрак.

Рейтинг поста: 5

Она была уверенна, что попала. Болт абсолютно точно вонзился в тело Лонрака, она видела, как брызнула кровь. Вот только сам ледяной эльф не повел и глазом. Тяжелый арбалетный болт, пронзивший грудь, не был удостоен и капли внимания.
- Твою мать, - зло прошипела. Ну уж нет, я тебя в покое не оставлю. Кэролайн потянула за взводный рычаг, снова натягивая тетиву. Не почуял один, почувствуешь десяток. Я тебя в решето превращу, видал такую магию? Она хотела достать вторую стрелу, но благо вовремя подняла глаза. Что-то огромное летело прямо на нее. Девушка вовремя отпрыгнула в сторону, уворачиваясь от внезапной атаки, и это что-то со страшным грохотом кубарем прокатилось мимо. Она прижалась спиной к торчащему рядом булыжнику, укрываясь от дальнейших подобных угроз, и присмотрелась внимательней. Этим снарядом оказался Феруне, отброшенный мощной атакой ледяного принца. В голове невольно проскользнула мысль о том, какой силы удар должен был быть, чтобы настолько отбросить волшебника. К счастью, насколько бы сильным он не был, он был не смертельным. Чародей закряхтел, поднимаясь на колени, позволяя волчице с облегчением снова приковать свое внимание к Дь'Лонраку. Стрела в уверенной руке ложится на направляющую. Полубог двигался по полю боя со скоростью в несколько раз превышающую человеческую, но она не сводила с него глаз. Ей нужен был момент, то самое мгновение, когда на пути ее выстрела окажется только он. Исполняя какие-то невероятные пируэты, эльф приблизился к Анне, ударил ее, отбрасывая наземь, заставляя Кэр гортанно зарычать. Это бой, Лонрак, не балет. В бою нельзя двигаться ритмично. Его секундное замешательство, кто-то, кажется, ранил одну из его шестерок - этого было достаточно, Кэролайн отпустила замок, стреляя снова. Попала ли - не понятно, эльф сразу же сорвался с места, а Кэролайн бросилась к гарпии. Та без сознания упала на камни. Лика упала на колени рядом  ней, поспешно убрала черные волосы с лица, попутно оглядываясь, не несется ли кто-то или что-то на них. Девушка взглянула на свои пальцы, те были перепачканы в крови. Кровь. Откуда кровь? Она торопливым взглядом осмотрела голову подруги, но вытекающих мозгов не обнаружила, только разбитое от удара лицо. Вдруг девушка резко дернулась, едва не заставив Кэролайн отпрыгнуть от испуга, но все же облегченно выдохнуть. Очнулась.
- Хэй, хэй, все хорошо, слышишь? - Лика придержала ее голову, в ответ девушка застонала, скрутившись в клубок. Волчице же могла лишь гладить ее по волосам, шепча что-то ободряющее, пока та не смогла подняться на ноги.
- Давай, мы должны двигаться, нельзя сидеть на месте, - на этих словах гарпия взмыла в воздух., а Кэролайн укрылась за ближайшим препятствием. Глазами она выискивала на поле боя противников, параллельно снова заряжая арбалет. Такие вещи всегда нужно держать наготове. Искать долго не пришлось, сбору раздался страшный треск, а по земле расходились огромные ледяные шипы. Проверять дальность поражения этой магии на себе не хотелось, так что Лика сорвалась с места в противоположную сторону. И хоть далеко разойтись смертоносные сосули не смогли, убралась подальше она не зря. Феруне творил ответную магию, и лед охватило пламенем. Магмой, если говорить точнее. Оказаться в эпицентре этого столкновения ей никак не хотелось, так что мысль о том, чтобы добраться каким-то изощренным способом до предводителя эльфийского восстания была отметена сразу же. Вместо этого она вновь зашарила взглядом по полю сражения. Где-то тут был ее старый знакомый, с которым стоило бы прояснить некоторые моменты. Кэролайн искала среди битвы Хаэфрита. Это оказалось не слишком сложно, клубья черного дымы, о происхождении которого она не знала, окутывали то место, где недавно стоял полубог со свитой. Очень интересный способ маскировки, люмбер. Девушка убрала арбалет. В этом случае он ей не поможет. Стрелять в молоко был вариант совершенно нецелесообразный. А значит, нужно искать другие методы. Раздался звон метала, когда Кэра достала меч из ножен. Звук не менее приятный, чем звук спущенной тетивы. Девушка сорвалась с места.
Она его чувствовала. Ощущала всеми обостренными чувствами, за исключением лишь зрения. Она слышала каждый его шаг на каменной земле. Она чувствовала его запах, который знала, увы, слишком хорошо. Ему не стоило в тот раз подходить настолько близко. Она ощущала, как кровь бежит по его темным венам. Ее она тоже хорошо знала на запах. Кроме того, темный эльф оказался сильным магом, она и не догадывалась об этом раньше. Да и не могла тогда знать. Зато ощущала сейчас, ее не зря тренировали. Его гармоники вибрировали от остаточной магии, что он только что применял. Волчице не нужно было видеть, чтобы точно знать, где он. Она была достаточно быстра, чтобы подойти близко, а он, похоже, слишком увлечен чем-то другим. Она была достаточно ловка, чтобы вонзить меч в его тело. В этот момент все остановилось.
- Я же говорила, что больно кусаюсь, - она стояла позади тего как смертоносная тень, и уже почти чувствовала, как горячая липкая кровь стекает по ее пальцам.

В поисках священного дракона [Q]
Карта сокровищ [MT#53]
Противостояние стихий [SE]
Испытание Смертью
Сыны смуты [Q]
Вилкой в глаз или амулетом девять раз
Волчья стая: Гамма
Кристиан Моретти +1

Are you deranged like me? Are you strange like me?
Lighting matches just to swallow up the flame like me?
Do you call yourself a fucking hurricane like me?
Pointing fingers cause you’ll never take the blame like me?

Рейтинг поста: 5

Отвлекаться от Лонрака было плохой идеей, кто же знал, что он прорвется через их небольшую команду и сумеет нанести удар, что спасет Хаефрита от разрубания. К счастью, лис подготовился к подобному, а потому поступь призрака, что он выпил заранее - спасла ему жизнь.  Сделав шаг назад, лис снова скрылся из виду, переводя дух и осматривая поле боя, которое на некоторое время выпустил из поля зрения.
Дела обстояли как-то не очень: то тут, то там были видны разлетающиеся в стороны тела, отправленные в полет тяжелой рукой противника, который даже не думал останавливаться, просто прорываясь через их ряды, словно нож через бумагу. К счастью, многие из тех, кому досталось от полубога были не просто героями, они гордость своих народов, истинные и непревзойденные - мазохисты. Кто кроме таких смог бы подняться после удара полубога и с ещё большим рвением броситься на врага? Вот именно - никто, в здравом уме, но эти люди только распалялись и хотели большего и потому с ещё большим усердием бросались на врага.
Тем, кому досталось больше остальных оказывали помощь, чтобы они смогли удовлетворить свои мазохистские порывы и нарваться на очередную порцию ударов.
Фай же не стал следовать подобному порыву, а удалившись на некоторое расстояние устроился на камне, так, чтобы можно было отчетливо видеть картину боя и легко заметить приближающегося противника, любого из них.
Сняв с пояса несколько зелий, лис принялся смешивать их и употреблять в одному ему ведомом порядке, следя за тем, как двигается Лонрак. Фай просто смотрел и запоминал рисунок или темп, кому как привычнее, боя главного врага. Опорная рука, нога, повороты слепые зоны, как двигается. Нужно лишь немного времени, чтобы запомнить все, к тому моменту заработают выпитые зелья, а затем он сможет вступить в бой.
Крутись или нет, а время для механики придет и вот тогда, веслоухий, мы поговорит о том, кто бьёт как бог, а кто просто бьёт. Если ты конечно, аватар бога, сможешь пережить падение метеорита, что устроили союзные маги.

Рейтинг поста: 6

38

Через мгновение ледяной эльф оказался и в магическом круге, вытолкнув оттуда одним пинком Азаэля. Збышек ощутил, как круг наполнился чужой энергией. Все же правила его работы были вполне определенные и будь ты эльф или полубог, вторгнувшись в чужой круг ты не сможешь их так просто изменить, не разрушив и не переделав под себя. На краткий миг боя Збышек ощутил, как чародейство ледяного эльфа вносит свои коррективы в потоки магического круга. Пользуясь кратким мигом, когда их силы оказались объединены, друид торопливо проклял Лонрака его же силой. Ещё доля мгновения потребовалось рыжему оборотню, чтобы смешать потоки. Что что, а вносить хаос в окружающее пространство Збышек умел неплохо, может быть даже чересчур. Толкнув таким образом эльфа “под локоть” в его заклинания парень… точнее блондинистая эльфийка, поторопилась оставить опасного соседа в одиночестве, пусть первые его заклинания были направлены вокруг круга, следующее могло и не обойти находящихся в нем самом. Ну и плюс эльф попытался всосать энергию круга в себя. О боже, как он сосал, все профессионалки фаэдерского порта могли только завидовать.
Эльфийка занятая чародейством даже не заметила, как ее кожа обрела металлический блеск. Впрочем движению это явно не мешало, да и для посторонних неплохо заметно, поскольку на девушке до превращения, кроме штанов ничего не было.
Друид буквально, через мгновение обратился маленьким вилином и зигзагами устремился прочь из круга. Только отлетев на некоторое расстояние он притормозил и заложив вираж, принялся осматриваться. Вообще, все было не так плохо, как могло показаться на первый взгляд. По крайней мере все были почти живы, а вот в кругу начал твориться самый ад.
Вилин спикировал вниз и уселся на бронированное пузо дворфа. Чужой клинок неплохо прошелся по броне, да и по телу, лечить такое только травами и зельями было бесполезной тратой и того и другого. Дворф был без сознания.
Вилин тяжело вздохнул и обратился обратно в человека. Точнее к разочарованию Збышека обратно в эльфийку, почему то природа считала, что теперь это его естественный облик. В общем, сейчас было немного не до того, а читать заклинания в зверином облике он не мог. Вздохнув ещё раз и подумав, что вот радости то будет у дворфа, приди он сейчас в себя в объятиях слегка неодетой эльфийки, Збышек ухватил дворфа за ноги и затащил его за зеркальное укрытие. Только после этого он принялся творить чары исцеления, закрывая раны горе вояки.
Завершив чары, эльфийка потрепала бородатого за ухо и поинтересовалась:
- Ну, борода, чего разлегся. Всю битву проспишь!

НРПГ
Проклятие Лонрака

Результаты броска: (6) = 6


Результаты броска: (9+1+1) = 11


911.    Steel: Caster’s skin turns to steel, giving her an AR of 18 for 1d6 rounds.

Исцеления Джомлина

Результаты броска: (40) = 40



Рейтинг поста: 4

39

Речь окончилась. Все замолкли. Неужели никто не прислушался к словам шутника? Вроде нет. Хотя один всё таки подошёл. Кажется какой-то маг, тот предложил придумать рифму для имени "Лонрак"
- Пффф. Казинак. Ха! Глупость! Дь'Лонрак выглядишь как дурак! Тебя уебёт даже рак! Вот это я понимаю рифма. А то казинак. Ахахаха. - смеясь от такого предложения говорил Рок. Не успел он успокоиться как корабль остановился. Одержимый поняв, что они приплыли, спустился с корабля. Как думаете, что было дальше? Конечно же злодей начал свою речь. Пф, придурок. Подитожил шутник.
- Рооок! У меня есть план! подойдя к брюнету произнёс Джомлин
- Уууу. Какой?
- Порубим того второго эльфа толстеньким пальцем дварф указал на Тарна.
- Это гениальный план! Я принесу сеть! Пароль будет "Я твой РОК!" с этими словами одержимый побежал на корабль за сетью. Двум безумцам не нужно было много слов, чтобы понять планы друг друга. Все было итак ясно. Демон берёт сеть, применяет невидимость, подберается к тому эльфу за спину и в момент когда ДЖООООООО нападает, брюнет накидывает сеть, лишая противника возможности двигаться. Это они и сделали, правда ничего не вышло. Неожиданно прибежал сверхскоростноый полубог и сделал Клеймаку операцию на печени. Очень грубо. А затем побежал остальным раздавать свою божественную любовь. Как интересно. Судя по всему не повезло тебе Клеймак. Хотя и твоему противнику тоже. С этими мыслями Рок пронзил катаной живот Тарна и снял заклятие невидимости. - Эх дружок. Не повезло тебе.
Что поделать. Помолись своему богу пока умираешь.
с усмешкой произнёс мужчина, а затем разрубил все  нити что были привязаны к кольцам выставленными "Топорищем". Хе хе хе. Не буду же я так быстро всё заканчивать? Да и какой из меня шутник демон, если я не совершу никакой пакости? С этими мыслями он уже направился дальше, как вдруг в его голове возникла одна деталь. Кажется когда Рок только отправлялся к Тарну кто-то молился. Точно. Кто-то молился богам. МОЛИЛСЯ. На эльфа самурай не глядел, его внимание привлёк Збигнев, что молился богам.
Молится богам?! Ахахахаха... ТУПОЙ СМЕРТНЫЙ. богибогибогибогибогибогибоги БООООГИ! Всё время боги! ЧЕМ БОГИ ЛУЧШЕ НАС?! ДЕМОНЫ ЗЛО?! Мы хотя бы не скрываем это! А БОГИ?! Детишки, а смертные их игрушки! Покажите мне по настоящему доброго бога! Наурм, что одаривает теплом и одновременно убивает тысячи в пожарах? Всеока, что играет с людскими жизнями? Миролика, которая готова испортить жизнь смертному из эгоистичного желания насолить сестре? Тьфу. Прям разозлили. Почему-то это привело в ярость одержимого, который уже успел добраться до зеркальной защиты. Там уже были Летиция, гном и эльфийка?
- Ахахаха. Что? Это боги тебе так сильно помогли дружок? Так тебе и надо. Глупый целитель. долго думать кто это не пришлось. Среди них эльфийка была только одна, это Аланель. А стоящая перед ним явно не была ей. Соответственно можно предположить, что у одного любителя помолиться молитвы немного не так как надо сработали. Странное и безумное предположение, но ведь демон тоже странный и безумный!

Рейтинг поста: 3

40

Предводитель восстания
Дь'Лонрак
Ледяной эльф
1722 года




Оказавшись в ловушке, которую сам себе и создал, эльф не суетился. Он сорвал с себя внезапно оживший плащ, очевидно заколдованный кем-то в разгар схватки. Посмотрел наверх, заметив гарпию и будто бы огромный валун, который она несла. Почуял, как в воздухе запахло неестественной грозой. Всё происходящее заняло какие-то секунды. И в эти бесконечно малые, но долгие частички времени Дь’Лонрак вспомнил песню, которую пела его сестра, когда они ещё жили под землей:
«Льди~инка, льдинка,
Расскажи мне, кто же одинок средь всех людей?
Льдинка, страх объял меня.
Может сердце грудой стать камне~ей?»

Почему он вспомнил голос сестры именно сейчас? Почему всё, о чем он мечтал в детстве, было извращено и уничтожено им самим? Неужели это цена, которую требовалось заплатить за исполнение предначертанного и огромную мощь?
Всё, чего он хотел сейчас – умереть самим собой. Сохраняя свои сознание и рассудок. Ведь чем больше урона ему наносили, тем меньше его тело могло сопротивляться изменениям, которым подвергали его Венец Разоэнру и энергия Врат, которую на протяжении всей схватки, ледяной эльф незаметно впитывал. Теперь же Дь’Лонрак просто улыбнулся. Всё-таки, некоторые из этих мужчин и женщин были сильны.
Раздался мощный взрыв, а следом за ним и мощный грозовой разряд ударил прямиком в эпицентр. Никто бы не пережил такого. Колдун, который терроризировал Долину последние несколько лет, без сомнения погиб. Такой же одинокий, не понятый и верный себе, каким сделала его когда-то судьба…
Почти всю территорию островка, где происходила схватка за будущее мира, заволокло облаком пыли, каменной крошки, дымом от взрыва, паром от растаявшего льда. Некоторых из тех, кто прибыл сюда, уже не было видно. Погибли они или просто потерялись – непонятно. Казалось, вот она – победа, и всё закончилось, как вдруг…

----------------

Сосуд Павшего Бога
Аватар Разоэнру
Божественная сущность




Осадок от взрыва, вся эта пыль и прочее частично развеялись в один миг. Их прорезал золотисто-огненный луч, который брал свое начало здесь, но протянулся аж до Сэрдана на другом конце Долины. Без шума, в абсолютной тишине, этот луч появился и погас, поразив мага, Феруне Лютелу. Наверное, мужчина не сразу понял, что у него исчезла левая рука, а вместе с ней часть груди, где находились ребра, легкое и сердце. На этом месте теперь зиял аккуратный, круглый срез.
Из дыма появилось… нечто. Оно напоминало эльфа, но это был уже не Дь’Лонрак, а что-то другое, поражающее всех парализующей аурой ужаса. Магма, которая должна была застыть и сковать его, теперь покрывала его тело, словно черная броня. Лицо тоже изменилось. Корона стала одним целым с ним. А лазурно-голубые глаза теперь превратились в два огненных шара. И он не ступал по земле, а парил в нескольких сантиметрах над нею. Жертва была принесена, и вместе с ней Падший Бог начал свое полное возрождение. Теперь Разоэнру полностью контролировал сосуд, принадлежащий ему.
- Вы хорошо постарались, смертные, но все ваши попытки тщетны, - голос их врага тоже изменился. Стал ниже, глубже, и звучание его как будто проникало внутрь. За вашу доблесть вам полагается награда и…
Аватар оборвал себя на полуслове и взмахнул рукой. На несколько секунд его ладонь исчезла, будто проникла на другой слой бытия, под завесу реальности, а затем он буквально выдернул из невидимости и нематериальности одного хитрого тасаури. Немного подержав Фая за горло, сжимая его так, что едва ли не ломались шейные позвонки, Павший Бог швырнул лиса на землю перед собой. А потом отправил в полет пинком под ребра.
- О вашей награде, - как ни в чем не бывало продолжила могущественная сущность. –  Я могу подарить вам быструю смерть. Или вы можете отречься от других Богов и поклониться мне, Разоэнру, и прикоснуться к моей сияющей силе.
Он поднял ладонь над головой. Вода, окружающая остров начала кипеть и пересыхать, отступая от берегов. А портал Врат, служивших декорацией этого действа, стал подрагивать и словно бы мигать, становясь нестабильным. Видимо, Аватар продолжал поглощать энергию Врат, что само по себе грозило катаклизмом.
- Впрочем, ваш выбор не изменит участь Тум-феннас-Доре. Сражайтесь, склоняйтесь, молитесь, бегите. Я погашу свет, который так долго грел этот фальшивый мир.

--------------------

оос: Просьба всем, кто планирует принять участие в механической части квеста, отписаться до ночи с воскресенья на понедельник (00:00 - 19.11.18) в любом порядке очередности.

Рейтинг поста: 5

41

БАХ! БУМ! БА-БАХ! БАДА-БУМ! Гроза, пыль, взрыв! Ничего не видно. Кто-то там умер? Не понятно. Многие наверняка испугались за свою жизнь. Боялся ли при этом Рок? Конечно же нет. Он шёл насвистывая веселую песенку прямо к трупу Тарна. А затем насвистывая ту же песенку  отрезал ему голову и пошел обратно к аватару. Но почему же одержимый не боялся своей смерти? Всё просто, смерть станет частью его шутки. Демон героически погиб, пытаясь защитить долину от злобного Бога. Чем не шутка? Кроме того, его уже достали все эти боги. Все эти мольбы к ним. Великие божества! Они спасут всех! Ведь они же такие добрые и хорошие! Глупость. Эгоистичные, думающие лишь о себе, манипулирующие жизнями всех существ. Они не лучше демонов. Нет, они даже хуже. Демон может обмануть, может притвориться добрым. Может отобрать жизнь ради веселья или своего низменного желания. Но они не верят в свою доброту. В отличии от НИХ. Даже этот солнечный божок. Он мнит себя героем. Добродетелем, что спасет всех. Ведь этот мир ложь! Ведь это всё ради высшей цели! А спросил он кого-нибудь? Нужно ли это спасение хоть кому-нибудь? НЕТ! Он просто решил поступить, так как хочется. Решил потакать своему самолюбию. И при этом он говорит что-то о высшей цели? И верит в неё? Тьфу. Уроды
Пока самовлюбленное сверхсущество разговаривало и пинало бедного лисёнка одержимый успел придти и кинуть голову Тарна ему в ноги.
- Эй. Божок. Кажется этот парень отрёкся от остальных богов и хотел твоей силы. К сожалению видимо только он. Так что, может поможешь ему?  И знаешь, я бы тоже встал на твою сторону, но понимаешь... Я демон. И, ну... я считаю что вы боги самовлюблённые [цензура]. Поэтому иди на [цензура]. после этих слов демон показал несколько крайне неприличных жестов руками и приготовился к бою

Рейтинг поста: 6

Хоть нет той силы в нас,
Что прежде сдвигала небеса,
Но все ещё мы те же.
Ослаблены судьбой сердца,
Что прежде были тверже стали.
Но воля есть ещё
Бороться и искать,
Найти
И не сдаваться

Аннабет едва кивнула перед тем как отправиться в полёт со сферой. Конечно, она вернётся, как может быть иначе? Пока бог не отрастил себе крылья - она остаётся королевой неба, даже если небо внезапно потемнеет от потухшего солнца. Отпуская камень в ледяную крепость, гарпия чувствовала вкус маленькой победы. Приторно сладкий как яд. Возможно, так всё и закончится? Смертью в ловушке, на которую Лонрак сам себя обрёк. Он ошибся, а они вовремя воспользовались его слабостью. Чувствуя крылья тепло взрыва за спиной, ворона даже поверила в то, что всё действительно может быть так просто. Сияя от счастья крылатая поправила быстрым движением волосы, растрепавшиеся за время полёта, и окинула глазами присутствующих. Немного потрепаны, но никто не пострадал от взрыва - прекрасно. Кэролайн чуть поодаль стояла над поверженым телом Хаефрита. Парень совершил глупость, став на чью-то сторону. Люмбер был опасен, пока оставался в тени, но ради таких как он никто не подставит спину в нужный момент. Увы. Но он стал ещё одной маленькой победой. Ещё одним шагом к завершению этого чертовски пугающего и опасного дня. Бет хотела обнять волчицу от переизбытка счастливых чувств, но её порыв остановил Феруне.
Бет оглянулась на мужчину и поникла от его пугающих нечеловеческих зрачков и серьезного голоса. Возможно, она слишком поспешила с празднованием победы. Феруне... "всё в порядке?" - хотела она спросить. Раз уж он её отвлек, то спросить его девушка хотела о многом. Когда его магия перестала вызывать в ней отторжение, которое вызывают другие. Откуда появилось доверие, хотя она встречала его всего несколько раз. Война связывает людей узами, которые невозможно объяснить никому другому: боль, страх, потеря - этого не передать в книгах, не воссоздать магией, и Анна очень хотела разобраться в том, кто есть кто. Но не сейчас - время ещё не пришло.
Маг продолжал свой монолог, опутывая девушку туманными фразами. Не нравится? Моё имя? Ворона хотела сказать, что не совсем понимает его, но слова опять остались несказанными. Отчасти от его рук на её лице, которые явно призывали к вниманию. Холод и тепло с каждой стороны кружили голову, останавливая время. Шум взрыва затих и остался позади. Компаньоны исчезли, Лонрак стал незначительной мошкой. Не так давно ворона по незнанию пожертвовала жизнью своего ребёнка, чтобы защититься от воздействия магии на разум, но сейчас она сама делала шаг навстречу. Щит не работал на тех, кому Бет доверила свою жизнь. Она утонула в черноте магии застилавшей его глаза. Свет остался над поверхностью, а Анна погружалась всё глубже под низкий приглушенный голос чародея. И если Феруне от дрожи спасала магия, то девушка от преполняющей её энергии едва стояла на ногах. Шэйд повторила за Феруне имя и почувствовала тепло и прочность, которое несло оно в себе. Лютелу позволил ей прикоснуться к его мир, глазком увидеть жизнь его глазами, через призму магии и знаний.
А потом маг отпустил руки и девушка едва не потеряла равновесие. Шум происходящего болезненно ворвался в сознание, а вместе с ним вернулись и эмоции. Анна ухватилась за руку Феруне, чтобы удержаться на ногах, а после, немного колеблясь, поцеловала его пальцы в благодарность. Ей стало спокойнее. Даже если битва ещё не окончена, внутри теплилась сила, которую она могла призвать снова. Достаточно вспомнить имя сущности, теперь навсегда связанное в её памяти с моментом откровения. Холл внимательно изучала движения мага, надеясь понять, что сподвигло его так сделать. Анна хотела бы рассказать ему всё, чтобы отплатить за заботу, сказать что-то важное. Но вместо этого озвучила лишь "спасибо, Феруне".

Девушка всё ещё вдохновленно улыбалась, когда из сосредоточения взрыва возник луч. Всё происходило слишком быстро, чтобы осознать. Без шума и криков, без крови, без шанса что-то изменить. Анна была рядом. Она точно помнила, что была рядом и позже корила себя, что не была достаточно внимательна, чтобы оттолкнуть Лютелу от угрозы. Или она осталась позади, приходя в себя после ритуала? Когда тогда она успела сделать шаг, чтобы подхватить падающего мага и смягчить его падение? Горели ли его глаза ещё какое-то время после происходящего или она больше не увидела в них жизни? Магма растеклась по её телу, обжигая каждое нервное окончание. Бет обнаружила себя сидящей на коленях над чародеем. Нет-нет-нет-нет-нет-нет-неееет... Феруне... Феруне! ФЕР! Ребята, Летиция, Збышек... СДЕЛАЙТЕ ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ! Вы же МАГИ! Она шарила дрожащими руками по телу мага, пытаясь найти цель: обработать рану, очистить от грязи, остановить кровотечение, массаж сердца, искусственное дыхание - да хоть что-то! Что-то, лишь бы не признавать его мертвым. Нет, у неё были планы после битвы. Они должны были сидеть в таверне Хрейдмара и с облегчением вспоминать о прошедшем. Она бы попросила его объяснить суть магии. Он же только что говорил с ней, он просто не может быть мертв. Не может. Но на месте левой половины груди зияла ровная обоженная дыра. Феруне, ты не можешь бросить меня здесь вот так! Почему? Почему ты сделал это? Почему рассказал об имени, почему просил вернуться? ТЫ ЗНАЛ?! Почему ты знал? Почему ничего не сделал? Почему... ты же сильный... ты... Фер... я не хочу потерять... и тебя - слезы, вытекающие из красных глаз, капали на тело мага.Помимо потери дорогого ей человека, она также потеряла и сильного союзника. Если кто и мог померяться силами и хитростью с Лонраком, то Шэйд поставила бы на Лютелу, но теперь от него осталась лишь пустая оболочка и переданное ей имя. Магма застыла твердым комом поперек её горла, заставляя девушку задыхаться от истерики. Девушка прислонилась своим лбом к лбу мужчины. Эрдобазалиен. Слышишь? Надо быть сильным. Надо сражаться! Сражаться...
Шэйд всхлипнула последний раз, сделала глубой вдох и подняла голову. Боль сжирала изнутри все другие эмоции, даже чувство самосохранения. К черту последнее, если превращение завершено и он может каждого прожечь своим лучом. К черту стратегию и хитрости, если они не помогают бороться. Наxуй всё, что не помогает справиться с болью. Ворона сжала в руках кинжалы и встала на ноги, разворачиваясь в сторону Разоэнру. Лонрак окончательно умер, а с ним и надежда на его контроль над богом. Теперь уже плевать. Анна сделала шаг в его сторону, потом другой, раскрывая крылья и постепенно разгоняясь. Слезы нещадно жгли глаза, смазывая Разоэнру в светящийся огнём силуэт. Вся боль утраты выливалась через крики в сторону аватара. Если бы только слова могли хоть на йоту ранить бога... - Ты ёбaный ублюдок, ты просто не достоин даже уничтожить этот мир! Даже твои собратья-боги отвернулись от тебя за твои навязчивые дебильные идеи об идеальном мире. Ты не дождёшься поклонения ни в этом мире, ни в каком либо другом, потому что ты просто НИЧТОЖЕСТВО! О, Аннабет была готова к битве. Больше чем когда-либо, потому что смерть перестала её волновать. Смерть идёт рядом с жизнью каждый день и её не надо бояться. Она забирает и слабых, и сильных; терпеливо ждёт или находит спонтанно, но если песку в её часах суждено закончиться сегодня, девушка не способна этого исправить ни осторожностью, ни красивыми манерами.

Рейтинг поста: 6

43

Усталость обрушилась на тело мага, оповещая о последствиях сотворённого заклинания. Ноги тряслись, а некогда спокойное дыхание, что сохраняло свой хладнокровно-ровный темп даже перед лицом самых страшных противников, участилось, став до крайности прерывистым. - Хооо! Протянул маг, буквально всасывая ртом большое количество воздуха, наверное, надеясь, что парочка вдохов и выдохов уровняет его дыхание. Чёрт... непросто далось мне это заклинание. Сперва он хотел использовать резервы из колодца для его сотворения, но, увы, всё всегда идёт не по плану. Благо хоть сработало... сработало же, правда? Азаэль хотел верить что да, но его интуиция кричала об обратном. И к безумному разочарованию мага, она оказалась права. Из облака пыли со скоростью настолько быстрой, что не передать словами, выстрелил золотисто-огненный луч. Он в одночасье преодолел огромное расстояние и проделал в Феруне Лютеле дырку. Бл*ть… Беззвучно выругался Дюран. Он не мог ничем помочь бедолаге и ему оставалось только беспомощно смотреть на результат вражеской атаки. Да и то недолго, ведь на это не было времени. После того как луч огня исчез, из облака вышел Лонрак… хотя нет, это уже был не принц ледяных эльфов, сейчас перед глазами бравых воинов предстал Разэнру, бог солнца во всей своей красе. После его появления всё внимание чародея сосредоточилось исключительно на его персоне. Нельзя было отвлекаться, ведь малейшая невнимательность и уже он сам стал бы точно таким же трупом. Дюран тотчас же начал собирать последние остатки своей магической силы, готовясь к вновь предстоящему бою. Благо для его усталого и истощенного тела, немного времени божок дал. Сперва тот сказал пару слов, потом отвлёкся на Фая, чуть не сломав ему шею, а после обратился ко всем здесь присутствующим, предлагая им стать частью его паствы. - В жопу пошёл с такими предложениями! Выкрикнул Дюран. - Ты всерьёз думаешь, что мы, люди пришедшие сюда тебя убить вдруг одумаемся и начнём тебе кланяться? Ага, щааз! Как говорил мой дядя Рик когда ему предлагали сомнительные сделки - х*й соси губой тряси! Кричал маг. К этому времени он уже успокоив своё дыхание и его слова звучали ровно и уверенно. И хоть они были сказаны от всего сердца, Азаэль не просто материл своего противника, нет, он тянул время, старясь поглотить как можно больше окружающих элементов молнии, тем самым пополняя свой запас магической энергии и готовясь вдарить по Разэнру всем, что у него только осталось в закромах...

Рейтинг поста: 7

Грохот, шум, треск, всё снова смешалось в одну жутковатую симфонию. Удар магмой затратил, кажется, все силы мага, вот только какой ценой? И — женщина нутром чувствовала, что не всё так просто, далеко не всё так просто… Особенно когда откуда-то появилась эта неведомая «аура». Но отступать сейчас просто некуда, да и страх — какой страх? Под таким зельем, что словно бы сжигает все её резервы изнутри? Вряд ли. Вдобавок, она сюда приходила в первую очередь ради мести за свою считай что загубленную жизнь, за родных, за близких, за тихую и размеренную жизнь где-то на окраинах Эстелла. Однако, вот тот ледяной эльф, с которого всё это и пошло, наконец-то мёртв, и что дальше? Месть — это не та цель, которую можно преследовать всю жизнь: после того, как месть свершается, смысл жизни безвозвратно теряется, и дальше от этого дня уходят две дороги в никуда: либо тихо угаснуть, как далёкая звезда, либо навсегда лишиться рассудка. О нет, у магессы всё было гораздо сложнее, но главное — её мысли по поиску бессмертия наконец-то останавливаются здесь. Это огромный риск, да, но и награда того стоила: ведь она может поглотить частичку энергии самого Бога Солнца и тем самым обрести то, что так долго ищет — фактически полное бессмертие. Частичку, не более, с чем-то больше она вряд ли не справится, но даже маленькой частички наверняка будет предостаточно.
Ну и, конечно же, неплохо было бы заодно сохранить мир таким, какой он есть сейчас, безо всяких концов света во всех смыслах.
- Нужно поднять павших. Если что, вот свитки. Я прикрою, — быстро произнесла магесса. В первую очередь, как и всегда, перед ней стояли сугубо практические задачи. Увы и ах, как бы ни сокрушалась гарпия, Летиция — не чудотворец, с такими ранами она не сможет сделать ничего. Нужно экстренное восстановление в полевых условиях — будет, но явно не поднятие с того света, тут прижиганием раны уже никак не обойтись. В любом случае, пару свитков воскрешения она рядом с собой выкинула (свитки — вообще универсальная вещь, поскольку занимают мало места и почти ничего не весят), но всё-таки это дело лучше оставить жрецам. А вот прикрытие этим самым лекарям явно не помешает. Летиция, приподнявшись из-за стены, быстро кинула пару магических шаров куда-то в землю между «аватаром» и падшим магом, поднимая в воздух словно фонтаны земли, а заодно и создавая миниатюрную «дымовую завесу» из фиолетовых отблесков. Вот теперь началось финальное противостояние. Сердце уже готово вырваться из груди, да и будь она без поддержки зелья, наверняка бы уже бросила всё и убежала в ужасе перед тем, кого можно назвать воплощением первородной стихии, но страх, бессилие и эмоции придут потом, когда она вернётся в ближайшую таверну и съёжится от пережитого кошмара в кровати. Ну а если не вернётся, то всё ещё проще. Сейчас же весь мир сузился до всего одной фигуры…
- Этому миру больше не нужны боги, — она не стала начинать бесполезную болтовню, вместо этого наконец-то готовясь к тому, чтобы переходить от поддержки группы к прямой атаке. Ведь без её прямого участия в этом представлении силой божества чародейке в итоге ну никак не воспользоваться. Опять же, при условии, если всё пройдёт хорошо, альтернатива же в этом деле лишь одна — окончательная и бесповоротная смерть.



офф.: восстановление здоровья и маны здесь: [L] Лес тихих голосов

Рейтинг поста: 5

Наверно никто из присутствующих, возможно даже сам Розэнру не заметил, как на кротчайшие мгновение эго свет не закрыла собой тень сокола…
Праведный гнев героев прервала яркая вспышка. Слепящий свет и последовавший за ним фонтан искр и расплавлено породы вереницей маленьких, гаснущих звезд, разлетелся по округе. Далее резкий хлопок, от которого сотряслась земля, адское шипение, и стон умирающего клинка. Невероятно, но даже метал, испытывал боль. Раскалившись до красна от чего рукоять воспылала синим пламенем, он стенал, расплавляя камень в который угодил острием. Красная бурлящая магма вырывалась из расчехлены как будто его собственная кровь. Вот так закончил свой путь этот клинок. Но! Его жертва оказалась не напрасной. Черная пластина брони, защищающая плечевой сустав и шею разлетелись на куски! Удар оттеснил аватару, если это применимо к описанию воздушных маневров, на шаг назад, а мощный поток воздуха испортил прическу, слегка предав свежести этой горячей персоне.
Разминая плечо после броска, Джом молчал. Ах, как же сильно хотелось сказать какую ни будь колкость в стиле:
- Не только маги готовы творить чудеса да? Поверженный однажды бог.
Но в этом случаи надменность во взгляде и молчание были намного красноречивее…

Парой секунд ранее…

Пробуждение после экстренного лечения на удивление оказалось мягким. Боль ушла, уступив место разочарованию, обиде и стыду… А еще удивлению! Вроде как остроухих не брали с собой, а тут он/она склонились над ним трогая за ушко. Бородач напрягся.
- Фу! Мерзость! … ЭБЫШЕК!!! ЭТО ТЫ?!!!! Это шо за магия такая?! Соболезную брат… то есть сестра… то есть… ну ты понял…
Поднявшись на ноги, дварф первым делом провел ладонью по искореженной и окровавленной броне. Вогнутый метал в одном месте неприятно впивался в бок. Под броней все было скользким, липким и мерзким. А правый ботинок хлюпал от переполняющей его жидкости.
- Даааа! Никогда не верил в защиту! – покачал мужчина головой поднимая глаза на перерожденного.
- Ух ты! Похож на одержимого крестьянина. Только с короной на голове.
Проведя рукой по лицу, придавая ему боевой раскраски Джо потянулся к Бель, что как раз подоспела с клинком в пасти…

Настоящие.

…Выдержав драматичную паузу. Джо, ГРОМКО начал говорить:
- Я выдел сон! В нем два исполинских великана наблюдали за жизнью мышонка и смеялись. Их хохот казался раскатами грома, терзая все мое естество… Тщедушно создание жило в сырой пещере, среди болезней, мрака и голода являясь гнусной насмешкой, над той Искрой, которой обладало. Слабым мерцанием Их великолепия… Однако, и этого хватало с лихвой, что бы стать предводителем среди себе подобных, весты их к победам и исполнению планов… И когда эта искра превратилась в пламя, поглотив мышонка – смех не прекратился. Огонь был всеобъемлющий, спастись от него я не мог. Но вот по отношению к исполинам, он был не больше мизинца на ноге…
Пригладив голову волчицы, что вернулась с потерянным во время ранения оружием, Клейнмак забросил дворучку на плечо и направился вперед:
- Однако какой интересный был сон… Цельп и Наурм передают привет. Их забавят твои потуги.

Чём я вообще занят?
1.[Q] Спасти адмирала Шай.
2.Коллекция кукол с золотыми глазами.
3.Сомнительное предприятие.
4.Реверсивные блики
5.‘’… К чёрту добро! Давай на линию Зла!...’’
6.[MT#57] Карта сокровищ 2 (Джомлин Клейнмак)
7.''Рука руку моет, с ногами сложнее.''
8.''[Q] Сердце Моей Жизни: Званный Вечер''
9.[Q] "Шерсть во все стороны"
10.‘’Мы молим луну: Не высовывай рыла!''
Будем о чем вспомнить!
''Сколько ты можешь выпить, а карлик?'' ''Что у пирата дороже всего?'' ''Чествуя честность, честь, почести.'' ''Лютоволк Холлентаура.'' ''Всё тлен.'' [Q]''Охота на алого дракончика [13].'' ''Одной тёмной-тёмной ночью...'' ''[MT#30] Карта сокровищ (Джомлин Клейнмак).'' ''Мародёры, крипта, демон, гном и бутылка портвейна.'' [Q] "Сражение под Эстеллом." [Q] "Арена Хрейдмара" #43 Джомлин. [Q] "Затмение: Преддверие конца." ''У банана тоже есть любимый цвет, и это не желтый.'' ''Вкус бороды как вкус радуги.'' "Вилкой в глаз или амулетом девять раз." [Q] "Хрейдмарская полночь. Бегство". [Q] "Затмение: Эпилог" ''Чёртова карма!''

Рейтинг поста: 4

Это было крайне неприятно, а ведь в этом мире запрещена телепортация, но Фай опять отличился, и попал под её действие. Вот только стоило ему переместиться, как его шея оказалась в руках бога. Лис судорожно вцепился в держащую его руку, пытаясь разжать - зря. Если бы не срабатывали инстинкты в такой момент, то в данный момент в глазнице бога наверняка торчал бы меч или клинок, а так, увы, попытки Фая заставить бога разжать руку не увенчались успехом. К счастью, ему удалось выжить, вот только пинок отпустившего его бока был совсем не ласковым. Отлетев, а затем ещё и откатившись, лис остался лежать на земле. Укрепляющее зелье, помогло пережить эти удары, а законченный призыв сделал даже больше. Совсем скоро там, где лежал лис проросли цветы, а над его телом запарила цветочная Фея, что всеми правдами и неправдами старалась восстановить хозяина в максимально быстрые сроки. Благо, раны были не смертельными и даже не открытыми, пусть и прилетело ему знатно.
- Странно, что своего собрата не встречает его бывший пантеон, боги, пожалуй не стоят веры в них, - рассматривая преобразившегося Лонрака подумал лис, после чего начал вставать. Ребра ещё болели, но постепенно становилось легче дышать. Не спешным движением, лис достал из-за спины клинок. Пожалуй, в прошлый раз, он ошибся, он такой же мазохист, как и все присутствующие здесь люди и нелюди.
- Пожалуй, ты и сам все понимаешь, мы не может уйти обратно, - Фай пристально посмотрел на бога, который чего-то ожидал. Может манны небесной?
- Ты силен, но быть может, те минуты, что мы выиграем развлекаясь с тобой, позволят спастись хоть кому-то или позволят подготовиться к победе над тобой, - лис пожимает плечами, ощущая, что отбитые ребра вернулись к первоначальному состоянию, - сам понимаешь, тебя давно не было, мир вполне мог измениться. Кто знает, быть может какой-то маг зажжет новое солнце и станет светом для этого мира, но тогда ты ему уже не будешь нужен.
Кожа лиса буквально покрывается слоем коры, парящая Фея справилась, лис кивает ей и отпускает её туда, откуда она пришла. Даже если он погибнет, как и этот мир, хотя бы одно маленько создание будет нести память о нем.

Рейтинг поста: 3

47

Грохот взрыва больно ударил по ушам. Множество каменных осколков со свистом летели во все стороны, Кайрон успел прикрыть глаза, как каменный дождь обрушился на него, не успевшего добраться до защитной стенки магов. Несколько камней оставили глубокие царапины на коже доспеха, рассекли незащещенные части тела. Взрывная волна ударила зверолюда, подбросила и опрокинула наземь. Густое облако пыли заволокло все вокруг.
-О, Илар...-Кайрон со стоном поднялся с камней. От пыли вокруг мало, что видно. Вон несколько силуэтов. Кто выжил? Эпицентр взрыва приходился на ту точку, где до недавних пор находился ледяной эльф. Неужели заклинания магов сработали и они победили?
Рано радовался. Внезапно пылевое облако опало, как сдернутая скатерть. Ослепительный луч сверкнул и один из магов, похоже тот, с кем Кайрон разговаривал на палубе, рухнул, сраженный. Кот заметил, что у него буквально испарилась левая часть туловища. Многие из тех, кто прибыл на остров, с руганью и стонами поднимались после взрыва.
К упавшему магу бросилась гарпия, умоляя о помощи. Кот покачал головой, он не слышал о том, чтобы человек или кто другой жили, потеряв сердце. Разве, что, в виде зомби. Здесь навряд ли помогла и леди Эала.
Кайрон сплюнул хрустящее на зубах каменное крошево, оттер кровь с рассеченой скулы и повернулся в сторону противника. Дь’Лонрака небыло. На его месте возвышался..эльф? Человек? Нет, это было существо, напоминающее бывшего ледяного эльфа, но уже им не являющееся.Существо заговорило.
"Бог? Так значит Разэрну переродился."-Кайрон криво усмехнулся.-"И, конечно, другим богам до этого нет дела. Чтож, не удивительно, им всегда было мало дела до смертных. Только вот сейчас, когда мир может погибнуть, о чем они думают? Кто будет им молиться и их почитать. А, Илар!"
Сам Кайрон не сильно полагался на богов этого мира. Илара он почитал, как прародителя всей расы, но всегда уповал только на себя и тех, кто рядом. Он достаточно насмотрелся и знал, что смертные для богов-не более чем игрушки.
И вот сейчас один из этих "игроков" стоял перед ними и обещал всяческие бедствия. Кайрон очень паскудно усмехнулся, в руке кота блеснул стеклянный шар с зеленой пылью.
-Слишком много слов.-Проворчал кот себе под нос.-Это наш мир...богам до него не должно быть дела, ибо здесь и сейчас их нет.
Кайрон медленно сделал несколько шагов в сторону, обходя новоявленного бога.

Рейтинг поста: 2

Темный эльф, явно не ожидавший нападения, еще пытался сказать что-то нечленораздельное, выплевывая кровь, пузырящуюся у рта. Но слов она не разобрала. В основном потому, что в этот же момент грянул взрыв. Пыль, осколки камней, все, что когда-то было в эпицентре, разлетелось по сторонам, оставляя на открытых участках кожи тонкие порезы. Взрывной волной девушку сбило с ног, он глухо упала на спину, прижатая сверху мертвым телом Хаефрита. В глазах потемнело, удар выбил из легких воздух. Какие-то мгновения она не понимала что происходит, как избавиться от темноты и давления, как вдохнуть воздух. Но скоро все прошло, эликсиры, что она выпила, помогли быстрее прийти в себя. Кэролайн скинула с себя тело и закашлялась, глотая воздух и пыль. Однако лучше бы она не открывала глаз. Лучше бы потеряла сознание и не видела того, что произошло. Лучше бы умерла?..
Воздух пронзил ослепляющий луч, оставляющий после себя след на сетчатке. Он погас так же быстро как и появился, и казалось, что ничего-то изменилось. Видимо, она еще не полностью отошла от удара, потому что мир вокруг казался замедленным, а она замечала в нем только движущиеся предметы, все остальное казалось ей однородным серым фоном. Секунды длились целую вечность. Краем глаза Кэролайн уловила, как падает тело скованное доспехами, как мелькают там черные крылья.
- Анна!!
Она подорвалась, вскочила на ноги, желая броситься к гарпии, но взгляд ее привлекло движение в клубах дыма. И стоило ей обернуться на него, она не смогла отвести взгляд. Оно приковывало к себе, отнимая возможность сделать еще хотя бы шаг, даже моргнуть. Над землей парило нечто, сущность, сотканная из злобы и огня. Это нечто заговорило, и голос его будто бы звучал в голове, от чего к горлу подступила тошнота, кожа моментально покрылась липким холодным потом. В голове роилось столько мыслей, что за ними она почти не разбирала слов. Ужас, тошнотворное чувство от совершенного убийства, страх за друзей, паника, смятение - все это клубилось, перебивая одно другим. Из оцепенения ее вырвал знакомый голос и движение, пойманное краем глаза. Аннабет. Гарпия больше не была у тела павшего мага, она поднялась на ноги, сжимая в руках оружие, и стремительно направлялась прямо к павшему богу. Кэролайн понадобилась доля секунды, чтобы сорваться с места. Она не могла этого допустить, девушка не отдавала себе отчета в том, что делает. Идти в лоб на Разоэнру - чистой воды самоубийство. За несколько птичьих шагов Кэролайн была уже рядом. Она поймала тонкое женское запястье и дернула на себя, разворачивая девушку к себе. Свободной рукой Лика крепко прижала ее к себе, преграждая путь. Аннабет вырывалась из ее хватки, будто пойманный зверь, но она держала крепко.
- Стой! Стой! - Кэролайн практически слилась с ней в одно целое, гася и сдерживая ее порывы. Она прижалась лбом к ее виску, говоря у самого уха, - Ты не поможешь ему, бездумно бросаясь в ад. Твоя смерть никому не поможет, слышишь? Мы отомстим за всех, но нужно сделать это правильно. Прекрати, Анна, подумай о том, что ты делаешь.
Когда девушка прекратила вырываться, Кэролайн отстранилась, крепко держа ее за плечи, поймала взгляд красных глаз. Она уже знала по себе как тяжело оторвать его от той смертоносной угрозы, что стояла сейчас перед ними.
- Я обещала тебе, что мы достоим до конца, я собираюсь сдержать обещание. Давай, нужно убираться!, - Лика подпихнула девушку, и они обе побежали в сторону укрытия, возведенного Летицией, подальше от взгляда аватара павшего Бога.

В поисках священного дракона [Q]
Карта сокровищ [MT#53]
Противостояние стихий [SE]
Испытание Смертью
Сыны смуты [Q]
Вилкой в глаз или амулетом девять раз
Волчья стая: Гамма
Кристиан Моретти +1

Are you deranged like me? Are you strange like me?
Lighting matches just to swallow up the flame like me?
Do you call yourself a fucking hurricane like me?
Pointing fingers cause you’ll never take the blame like me?

Рейтинг поста: 4

49

Запасы магического круга, который Феруне использовал для шестикратного сплетения Дь’Лонрака с землёй, закончились непростительно быстро. Сколько прошло времени, секунд десять? Как бы то ни было, этого времени должно хватить – сразу за взрывом каменистой сферы, заполненной магмой, последовала ослепляющая вспышка молнии из грозовой тучи, созданной Азаэлем. Заряд, нёсший в себе древнюю исполинскую мощь, разил прямиком в центр круга. Феруне даже не успел зажмуриться или прикрыть уши ладонями, в результате чего на короткое время ослеп и чуточку оглох. Не знай он имя молнии – не смог бы оклематься ближайшие пару часов. Но для имменователя этот хаос грома и молнии словно музыка. Поэтому он почти сразу вернул контроль над лавой, по поверхности которой начали пробегать слабые остаточные электричские заряды, перекинувшиеся от эпицентра удара молнии, который заволокло непроглядной стеной пыли.
Гармоник Дь’Лонрака он не ощущал.
Ещё несколько секунд Феруне крайне внимательно вглядывался в окружение, пытаясь уловить хотя бы намёк на движущегося эльфа. Ничего, кроме поднятой пыли, бурлящей лавы и ледяных шипов. Картина, которая ни в коем случае должна выйти за пределы этого острова.
Феруне прекратил пассы и опустил руки.
Очко за тобой, Азаэль.
Присутствия гармоник Дь’Лонрака по-прежнему не было, как и каких-либо ответных действий с его стороны.
Это… победа?
Разумеется, нет. Пока не будет уничтожен собранный Дь’Лонраком артефакт, война не закончится. Возможно, Феруне немного перегнул палку, когда решил уничтожить «Слепое пятно», но именно сегодня он уверен, что с магической короной нужно поступить точно так же.
Бездна, ещё ведь остались люмбер и второй эльф.
Неприятное осознание всё ещё незавершённой битвы одёрнуло чародея из предательски согревающего чувства надежды. Он обернулся к Шейд, что была рядом всё это время.
- Аннабет, я…
В этот миг остров, на котором происходило судьбоносное сражение, очертил яркий луч чистого света, озаривший всё вокруг точно солнце. Весьма крупный в диаметре, луч держался примерно в полутора метрах над землёй и продолжался бесконечно далеко, гораздо дальше берегов этого островка. Казалось, он уходил за самый горизонт.
Феруне хотел было обернуться и взглянуть на источник этого необычного явления, но к своему удивлению ощутил невыносимую слабость, боль и жжение в области груди. Светлый луч начал быстро растворяться, превращаясь в тонкую золотистую нить, пока не исчез полностью. Ноги чародея подкосились, внезапно все его силы куда-то испарились. Феруне понесло куда-то в бок, но в попытках сохранить равновесие ноги мужчины окончательно обмякли и тот упал сперва на колени, а затем завалился на бок. Вместо твёрдого удара о каменистую землю его тело упало в чьи-то руки. Шейд? Она всё ещё здесь? Почему не бежит? Совсем из ума выжила? Безрассудная гарпия.
И только теперь, лёжа на холодной земле рядом с кричащей что-то неразборчивое гарпией, он смог более-менее разглядеть и осознать своё положение – часть его тела попросту отсутствовала. Левая рука вместе с плечом испепелены в пыль, а практически в самом центре груди зияла огромная дыра. Горячо, больно, но уже ничего не значаще. Дыхание перестало слушаться, больше не сделать вдох. Зрение начинало размываться, но глаза отчаянно пытались разглядеть Дь’Лонрака там, где чародей уже мысленно успел поставить могильный крест в его честь. Вон он, стоит, как ни в чём не бывало. Или это был не Дь’Лонрак? Всё-таки Разоэнру? Всё-таки успел поселиться в теле эльфа, паскуда.
Из последних сил чародей попытался подняться на ноги, помогая себе невредимой правой рукой, но тщетно – он вновь оказался спиной на земле, а голова безжизненно повёрнута в сторону. Далеко в море виднелись Врата – мерцающие и угрожающие. Но теряющие жизнь глаза чародея были сконцентрированы не на них, а на маленьком золотом амулете, что лежал совсем рядом с ним. Цепочка повреждена и порвана, а сам амулет раскрылся от удара о землю. «Уплывающее» зрение мужчины смогло разглядеть очертания находящегося внутри портрета, а сознание дорисовало недостающие детали, чтобы воспроизвести точное его изображение. В золотой рамке на него смотрела Авельмория Рунтиэль – эльфийка, священная жрица Хранителей Древа, волю которой Феруне вместе с другими добровольцами помогали вернуть. Как давно это было? Он и забыл, что именно сегодня решил надеть этот амулет на шею, вместо того, чтобы постоянно таскать его в подсумке. На удачу, так сказать.
Не совсем та удача, на которую он рассчитывал.
Вокруг продолжалась какая-то суета. Громкая, несомненно громкая, но Феруне уже ничего не слышал. Взгляд его глаз, в которых всё ещё сохранялись пламенные узоры от использования магии именования, был равнодушно направлен на маленький портрет эльфийки, улыбающейся, смиренно чего-то ожидающей. Этот амулет ему даже не принадлежал, но он всё никак не мог найти время, чтобы добраться до Льесальфахейма и вернуть его. Не успел проведать своего отца, с которым не общался почти десять лет. Не простился с Элианой. Как же она без него, без его напутствий? Она, несомненно, сильная девочка, но практической гибкости ей недостаёт.
- С̢л͘о́в͝а̢ в͟ажн̸ы́, м͝о̵й҉ и̕мен͏о̕в̕атель̷.
Чужой, но такой знакомый голос раздался так близко и так чётко, словно звучал внутри умирающего сознания Феруне. Галлюцинации перед полным забытием?
Амулет, Врата и весь остальной каменисто-морской пейзаж скрылся за бесконечным подолом пурпурно-чёрного платья, украшенного россыпью звёзд, словно ткань была самим ночным небом. Рудра, невидимая для остальных глаз сущность имени катаклизма, стояла перед своим павшим чародеем. Её одеяние из ночного неба медленно развевалось вокруг Феруне, словно стремилось заключить того в защитный кокон и оградить от всего плохого, что осталось во внешнем мире. Рудра опустилась на колени перед головой чародея и мягко обняла ладонями его щёки. Женщина подалась вперёд и склонила голову над Феруне, так, что её белые волосы спадали на его лицо.
- Ч̛елове͘к͝ у͜м͜ер… - шёпот Рудры звучал, как раскаты грома.
Из-под её платья появилась ещё одна пара женских рук. Осторожным касанием пальцев они опустились на полуоткрытые веки чародея, полностью закрывая их.
- …̢ ͠ос̢т̛ал͢ось ли̕шь͞ ͞и͠м̢я̸,͏ - её гнев сверкал ярче молний.
Земля поблизости задрожала. Камни, булыжники и каменистая крошка начали приподниматься на несколько сантиметров воздух, расщепляясь на более мелкие частицы, что затем «облепляли» собой искалеченное тело чародея, формируя новое предплечье, кисть, пальцы, часть рёбер и спины.
- У͢ н̧ас ͢был уго҉вор, ͠м͝ой̸ и͏м̨е́н̕о͡ва͝те͜ль͡. Твоё сердце не ̸пе͠р̶е̨ст͝ан͟ет б́и͜т̢ьс͡я, ͏пок͞а͟ не будут достигнуты͡ ͡т̴вои ц͠ели̧, - её уверенность была твёрже камня.
Несколько магмовых очагов образовались с обеих сторон от бездыханного тела чародея. Тонкие струи магмы поднялись в воздух и словно змеи потянулись в центр зияющей в груди Феруне дыры. Каменистая порода, ведомая приказом к жизни, начала постепенно заполнять собой пустоту грудной клетки, одновременно с этим формируя новое каменно-лавовое «сердце».
Феруне, который всё это время находился где-то не «здесь», но всё ещё не «там», отчётливо услышал два гулких удара.
- Ты ус͜лы͠ши̛ш̛ь меня, ког̨да̢ я по̶зову̸ тебя, - женщина склонилась ещё ниже и теперь её губы практически касались лба мужчины.
- Ты́ откл͞ик̴не҉ш̀ьс͠я ̸на имя. Имя, ко͟т̵о͟ры̨м я͢ ̶в̀ладею. Приди ко м̵н̸е̕…
Парящие возле чародея магма и камень, тем временем, уже закончили «восстановление» и теперь центральная часть торса мужчины целиком и полностью состояла из серого камня, равно как и вся левая рука.




- Ф͖͈̔͛̉̿͊Е̝̤̟̼̭̝͇ͥ̿͐ͅР̰̜͚̮̮̭̤̽̔̇̍ͭ̊̾Ӱ̹̰͚̖̲̞́ͫН̝̝̋̋̍͐̈̈́͑͒̏Е̫ͥ̾̐̌ͥͪ̐ ̺̮̳͈̲̖̥͈̆ͅЛ̹̓́ͩͧ̐̿Ю̱̰͚̫͌̒ͥͭ̈́ͭ̀͗̚Т̭̻̫̓̍ͬͨ̓ͦ̀̏̎Е̟̠̜̹̳̦̾̍́̽̆ͫ͂ͅЛ͚̗̮̲̮̪̰̯͒̋̊̅ͧ̈У̖͔̬̪̏̒ͤ͐.̝̖̼̬̠ͫ͆͂



Феруне резко распахнул глаза. Жизнь велела ему подняться на ноги, что он и сделал, всё ещё пошатываясь. Пламенно-оранжевые узоры вокруг его зрачков стали ещё сложнее – к простым фигурам квадрата, пятиугольника и треугольника добавились неописуемые простыми словами вращающиеся узоры, больше похожие на уникальные сигилы. Узор татуировки на лбу стал сложнее и крупнее, доползая до нижних век глаз и скул. Она приобрела более насыщенный красный цвет и буквально горела слабым магическим пламенем, первичные искры от которого попали на серый меховой воротник доспеха чародея, поджигая его. Пламя быстро и равномерно распределилось по всему воротнику, не нанося вреда коже, и продолжилось дальше, соединяясь с бурлящей на земле лавой. В завораживающем огненном танце стихии на плечах мужчины образовался настоящий плащ из раскалённой лавы, ниспадающий до самой земли и, очевидно, не доставляющий никаких обжигающих неудобств своему владельцу.   
Он не увидел перед собой Рудру, но зато теперь видел весь мир. Все имена. Все связи. Мужчина повернулся в сторону, как он теперь знал, своего убийцы, Разоэнру. Выставил в сторону левую каменную руку, в которой с искрами молний и звуком электрического разряда моментально материализовалось Копьё Рудры. Чародей бросил краткий взгляд на свою новую конечность и «залатанную» каменной породой дыру в груди. Из прожилок на каменной руке медленно сочилась магма.
Свежим взором окинул всех присутствующих. Он действительно увидел мир по-новому – от каждого объекта исходили едва заметные магические нити. Нити сплетения, как машинально догадался мужчина. Он выпустил из руки свой посох, от которого также исходили такие нити, и одной лишь волей смог удержать его в воздухе. Идеальная связь.
Вновь схватив посох в руку, чародей потянул за одну из ближайших нитей сплетения. Маленький золотой амулет послушно поднялся перед ним в воздух. Бегло взглянув на порванную цепочку амулета, чародей приказал той обвиться вокруг его шеи, а затем создал новую связь между оборванными концами, связывая друг с другом. Как новенький и даже лучше.
Мужчина почувствовал лёгкий дискомофорт собственного доспеха. Из-за того, что значительная его часть была уничтожена лучом Разоэнру, все остальные ремни и крепления ослабли. Но стоило ему только пожелать, как все оборванные и повреждённые элементы его экипировки вновь натягивались, прикладывались и связывались между собой невидимыми нитями. То было бесконечное сплетение – латные элементы сплетались с телом чародея с такой силой, что они натурально становились его частью. Единое целое.
Спокойный взгляд вновь устремился на Разоэнру, который парил в нескольких сантиметрах над землёй. Тем не менее, никаких нитей сплетения от него не исходило. Впрочем, вряд ли общие правила распространялись на настоящего Бога во плоти.
И всё-таки это сам Разоэнру. Не одуревший Дь’Лонрак, не бессмертный некромант Вельдио, не восставший из мёртвых Император Ифрит. Сейчас перед ними нависла угроза совершенно иного уровня. Угроза, чьи гармоники чародей не мог прочитать. Чья сила не могла быть оценена. Само присутствие Разоэнру не вязалось с привычным восприятием мира. Даже находясь в полном единении с Рудрой, мужчине приходилось прикладывать усилия, чтобы сохранять относительное спокойствие и здравый смысл перед лицом такой опасности.
- М͟ой ͝им҉ено̴ва͏т̵е̛л͞ь̴,͡ - тихо сошло с губ чародея. – Твоё с͟о̨з̵н̨ание п͝о̧-преж͡нему живо, в́ ̶от̛личи҉е ͢от͏ тво̡его тела. Используй ͜э͜тот ш̢анс͜ ̛с̧ у̧мо҉м́. У нас ма̴л̢о͜ в͠р͢е́мен̷и̡.͟
Феруне, который всё это время находился где-то «там», но всё ещё не «здесь», наконец-то в полной мере ощутил себя владельцем собственного тела. Вернее, того, что от него осталось. Рудра славно постаралась, но она не может делать всю грязную работу за него.
- Мало просто произнести имя, Анна, - спокойным и ровным голосом произнёс Феруне, выходя вперёд к своим братьям и сёстрам по оружию. Пожалуй, ещё никогда его голос не звучал так ровно и чисто. – Его нужно помнить.
Время для бесед вышло. Это понимал даже Феруне.
Над его плечами образовались шесть чёрных стрел, которые почти сразу изменили свою форму на шесть зазубренных копий.
Когда-то д͡а̛в̀н̛о̨ т̨ы̛ х͝о͏те͜л̶ ͟у͏з̶на͝ть имя ночи,̷ ͞мой͡ им̷ен͝ова͟т̸ел̷ь. С͜е͢годня ты его ̸з͘н̨а͏е͠шь̕.̸
Шесть орудий, сотканные из самой тёмной материи, вдруг исчезли, а на их местах в воздухе появились несколько крупных валунов и парочка ледяных шипов, которые тут же рухнули на землю возле Феруне. Сами же теневые копья оказались вокруг Разоэнру, но на разном расстоянии от него. Внимательный наблюдатель мог бы заметить, что копья появились именно в тех местах, где только что находились сброшенные за спиной чародея валуны и ледяные шипы. Он лишь поменял их местами.
Как только это произошло, копья направились в Падшего Бога с молниеносной скоростью. Двое из копий затем распались на десятки тонких витиеватых нитей с заострёнными концами, желавшими вгрызться в горло Аватара Бога Солнца.
Феруне тоже не стал терять время зря и принялся обегать врага по периметру. Двигаться было необычайно легко, несмотря на незапланированное увеличение веса его собственного тела. Лёгкость достигалась не только бесконечным сплетением доспеха с телом, но по большей части благодаря осознанию пространства, как очередной «стихии». Он видит его, ощущает и может практически коснуться рукой.
- Берегитесь его лучей! – крикнул чародей, пока находился ещё рядом со своими товарищами. – Эта дрянь жжётся, как Преисподняя.


Sain y niwl,
Gaunt y goydwig fwsog,
Gwenithfaen, cen y coed, a'r lleuad,
Un gway f'adenydd i dapestri bywyd.


Рейтинг поста: 8

50

-Уже без короны... Что?!
Вовсе не такой реакции ожидал друид от исцелённого дворфа. В первый миг он даже не нашелся чего сказать, позволив дворфу высказаться и даже попытаться встать. Вот именно последнее, и вывело эльфийку из ступора. Она ухватила дворфа за ремень и дернула обратно, так что тому пришлось снова сесть на землю.
- И это все?! "Фу! Мерзость!" Все что ты можешь сказать, за спасение тебя от смерти от страшной раны или нетрадиционной медицины?
Блондинка уперла руки в стальные бока и сердито посмотрела на дворфа. Впрочем, было заметно, что сердилась она скорее несерьезно. Впрочем, через несколько секунд девушка расслабилась.
- Извини, этот облик как-то странно на меня влияет...
Договорить Збышек не успел, в этот момент Разоэнру наконец вылупился из своего яйца и тут же принялся плеваться лазерами и кричать. Джомлину и Збышеку повезло, луч прошел у них над головами, один, точнее одна сидела, а второй был вообще дворф. От жара вызванного лучом, волосы начали потрескивать и скручиваться, можно было бы восхититься, этой мощью, если бы не требовалось уложить её обратно в могилку как можно скорее. И несмотря на весь его жар, по металлической спине оборотня пробежал холодок.
К слову, краем глаза он заметил, что мастеру Феруне повезло меньше всех. Он хотел было рвануться туда, но судя по характеру раны, лечить там уже было нечего. Впрочем, не менее удивительным, чем явление падшего божества, было то, что Феруне довольно быстро и сам исцелился от своей смертельной раны. Теперь осталось только принять бой, а там будь что будет.
Збышек откупорил одну из бутылочек с синеватой жижей, от которой любого мага во время войны уже начинало тошнить и силой заставил себя проглотить зелье, чувствуя как по жилам пробуждаются магические силы.



Рейтинг поста: 3