1

Действующие лица
Муж & Жена

Внешний вид персонажей
Молодые и румяные, в первом посте

Дата и время в эпизоде
История в три-четыре мясяца
Много лет назад

Погода в эпизоде и место действия
Меняется из-за дня в день

Тип эпизода
Личный

Краткое описание действий в эпизоде
Ки-Тави в новой жизни, но столь чудной и не привычной.
Молодой моряк Роланд, знакомится с чудесным морем, но скучает по прошедшей жизни аристократа.
https://media.giphy.com/media/9tvqbFJP7Toze/giphy.gif

История о том, как молодые сердца встречаются с любовью, которая откроет им глаза на будущее, которое они жаждут в действительности.

Хранитель Кодекса & Криминальный Барон & Охотник на ДраконовСудовой журнал
«Месть Миролики»
Лавка на рынке

Приму в дар все ваши [Дырявые сапоги]

Рейтинг поста: 1

2

Роланд, не Рэкхем. Капитан пиратов ещё не явился на свет, но перед нами красуется молодой, амбициозный моряк, который так же открыл для себя чудесный мир морских свобод, одновременно не забывая о лихой жизни дворянина. Образованный, смышлёный, от того наглый, но окружённый теми, кем он рождён править. Стоило привыкнуть, что ему удавалось без особых проблем, но как говорится - первые месяца самые лёгкие. Через пару недель, амбиции падают, начинаются поблажки, любовь к самому себе. Переломный момент, где границы рвутся по швам, а молодой человек сам не понимает чего же желает, что ему хочется от своей жизни.
Каким вы себе видите Роланда в этих годах? Представьте, прежде чем продолжать чтение.

Заходят, как-то в таверну эльф, гном и человек. Бармен смотрит на них и говорит:
- А ну пошли вон отсюда! - кажется их троих запомнили ещё с последнего визита.
Таким образом морякам фаэдерского торгового судна приходится отправится в поисках нового заведения, что и приведёт к столь многозначительному знакомству наших героев. Кто бы мог подумать, что участие в нелегальных петушиных боях приведёт к столь интересному течению событий? Да, вы верно подумали, или же нет, как оказывается у будущего пирата не было с собой даже цыплёнка, вместо этого выпивший чародей в рукопашную вышел против наглой птицы. Для победы было достаточно упасть и в общем... в общем далее всё пошло, как обычно.
Теперь же группе молодцев требовалось решить срочную проблему, обстоятельство - куда им тратить премиальную выручку?
Именно таким образом они выходят из порта в глубь Града Магов, где уже, сама того не зная, ждала монашка-невестка.

Таверна "У магистра за пазухой"
Послышался басистый смех из уст гнома с шелковистыми волосами цвета солнца, после чего он давится элем. Сегодняшним днём народа гуляло не особенно много, просто... достаточно, может даже чуть менее.
- Легко, как... - Мюриэль делает лёгкий глоток белого вина, который взял... вероятно чтобы подразнить дварфа, который явно считал этот чудный напиток уделом женщина, - Сейчас, повернусь... и первую кого увижу за... мм... стойкой. - вот он обычный мужской спор, особенно для таких, как наш будущий капитан. Легко подловить и так или иначе будет потеха для товаришей, - ...
Разговор продолжается, обсуждая условия и конечно же вариантов события. Особенно не подвыпивший, вероятно трезвый дворянин поворачивается, где и замечает длинные волосы монашки. Девушка, женщина, леди, Ки-Тави.

Вот и сам Мюриэль Роланд - высокий ростом, но мускулатурой ещё не особенно сложенной, скорее той, которая начинает расти. Вероятно более жилистый, чем широкий. Кожа уже загоревшая, но менее естественно, чем покажется в будущем. Волосы - так же не побритые, да и лицо без знакомых нам шрамов. Слегка длинноватая до шеи, огненная причёска прилизана назад, а под носом красовались усы, но с чисто выбритым подбородком. Не пышные, не тонкие, да не торчащие, просто слегка идущие вниз по губам, да удачно сочетающиеся с изумрудными глазами мужчины. Черты лица аристократии, но уже ужесточённые, мужавшие.
Уверенной походкой моряк двигался в сторону нашей героини, на лице нахальная улыбка, а очи сверкали. Сидевшая возле стойки, повёрнутая спиной, о себе она расскажет сама, более интересно, да с деталями. Какова, что делала сегодня и замечала ли ранее рыжего или нет, сейчас важно только одно, что некий кавалер пальцем легонько постучал по левому плечу девушки.
Попадись она на столь коварный манёвр, повернувшись в сторону положенную, то увидит никого, но оглянись в противоположную... если обученная монашка в общем и клюнет, или специально подыграет, то увидит, то как некий Мюриэль облокотиться об деревеневшую поверхность улыбнётся. Смотрите - мужик, да с целыми зубами, вот это редкость в наши времена.
- Доброго... - стараясь обаятельно приподнять брови, самоуверенный молодой человек тоном лукавым интересуется, - Как поживаешь? - так из знакомство и началось с игры, спора.
Ну или девушка без особых проблем среагирует ранее, хватая, мастерски ловя предполагаемого негодяя. Её руки, её воля, да и ухажёр попадётся не ожидания.

Хранитель Кодекса & Криминальный Барон & Охотник на ДраконовСудовой журнал
«Месть Миролики»
Лавка на рынке

Приму в дар все ваши [Дырявые сапоги]

Рейтинг поста: 2

Перед тобой что-то такое, только менее смазливое и более скромно накрашенное
http://s8.uploads.ru/7GNzP.png

Держать спину прямо и закрыть глаза, ощутить тонкие нити пульсации крови по венам. Затекшие ноги перестанут беспокоить всего через час медитации, но верный воспитанник храма Агидиуса не будет зацикливаться на покалывающих и ноющих ощущениях в ненужной телесной оболочке – все мы горстки пыли, неспешно циркулирующей позади длинных или коротких ресниц, кривых или сломанных носов, складкой кожи на животе или натянутыми костями на ребра.
Вот так бы расслаблялась Ки-Тави у себя на родине, позволив пению птиц заменить гогот и вульгарные звуки рыгания за спиной. Однако девушка должна была отказываться принимать промытый прислужниками образ жизни за идеал, ведь так ей сказала одна из соседок в гостевом доме, что стал приютом для смуглой магички. Именно эта магичка, некогда бывшая одной из лучших отпрысков коммуны, сейчас сидит несколько раскованно, нога на ногу, однако в позе всё равно считывается строгость религиозного воспитания, исхудавшее тело и позабывшая тренировки спина немного расслаблена, в руках стакан с ароматным чаем, витиеватые пары которого легким движением пальца воздушного элементалиста закручивались в различные фигуры. Легкая, но напряженная улыбка.
Ей некомфортно.
Она отказалась от слова Агидиуса в пользу свободной жизни, однако эта свобода не приносила Ки-Тави никакого удовольствия. Душа будто вывернута наизнанку, и никому нельзя демонстрировать тщательно выстроенный на протяжении восемнадцати лет характер. К знаниям девушку не тянуло, но она старалась читать скучные поп-научные труды по эргометронике, просто потому что все остальные женщины этим занимались. Юбки хотелось сменить на широкие шаровары, а длинную отросшую челку убрать в тугой хвост, а то и вовсе изничтожить у цирюльника, но в приличном обществе так не делалось. В приличном обществе все читали чертову эргометронику или кормили мужей дома. Впрочем, сейчас Азариф находится не в самом приличном обществе. Да и мужа у неё нет.
Азариф уволена, она этого пока не знает, но вот-вот из-за угла подсобки выглянет красная морда хозяина и в не самой вежливой форме попросит девушку поискать заработка где-нибудь на пирсе, у моряков. Авось там её смуглые и мускулистые ноги, скрытые за синей тканью достаточно скромного платья пригодятся. Этот мужчина не любит женщин, особенно притворяющихся женщин, а у Ки на лице читается вымученное притворство – воспитаннице-монахине не пристало находится в настолько злачном месте. Она изо всех сил должна держать себя в руках и не обращать внимания на грязные разговоры выпивох за столами, а ещё не привыкшее к мужскому вниманию тело должно терпеть чужие и пьяные руки на себе. Вчера вот, правда, не вытерпело. Вырубив нахала уверенным нажатием в точку на шее, Ки-Тави продолжила дальше разносить напитки по залу. Сегодня вот, правда, терпеть получается. Только вот фигуры из дыма от горячего чая получаются острыми и угловатыми.
Шаги сзади, тонкий тренированный слух ещё не сдал своих позиций, однако на них Азариф оборачиваться не будет – в этом мире так играют, у каждого свои роли. Она знает, что сейчас её постучат по смуглому плечу и скажут что-то, а она должна будет улыбнуться широко-широко и делать вид, что Ки увлечена новым знакомым.
Касание чужих рук, плечо оголено и чувствует тепло пальцев. Голову влево, чтобы увидеть нарушителя личного пространства – никого. В уши льется низкий голос, сахаристый и хитрый, девушка удивленно поворачивается в противоположную сторону, на звук речи, и при этом несколько небрежно взмахивает лентой, сковывающей отросшие волосы. Перед ней Роланд, он же будущий Рэкхем, он же будущий убийца её сердца, он же будущий моряк треклятый, он же будущий сучий сын и подонок. Изумруды сталкиваются с лазуритами, и хотя ни тот и ни другой камень не представляют собой огниво, Азариф может видеть искру. Одностороннюю ли?
Смазливая юность на его лице смешивается с огрубевшей мужчественностью, в скулах проскальзывает аристократизм. От мужчины пахнет вином, но девушка не уверена, что пьянит её именно этот напиток. Палец, играющийся с дымом постепенно остывающего чая, бесконтрольно вырисовывает едва различимое сердце.
Так происходит любовь с первого взгляда?
Азариф моргает, пытается улыбнуться и ответить на вопрос, который задан даже не из любопытства, а поводом завести игру между мужчиной и женщиной.
Я-а-а... Всё прекрас- — начинает она, но её негромкий голос прерывает бас хозяина.
Уволена. Можешь катиться к чертовой матери, может на пирсе тебе самое место, — на стойку небрежно летят монеты за отработанный день и расписка об увольнении. Ки-Тави неуверенно закусывает губу, дрожащей рукой берет листок бумаги и, кажется, куксится. Глаза предательски начинают краснеть.
Я уволена, — объясняет рыжему незнакомцу и стирает мокрую дорожку на щеке, делая глубокий вздох, чтобы восстановить спокойствие. — Я, кажется, могу катиться к... чертовой матери, и еще на пирсе, кажется, мне самое место.
Вторая слеза. Она несколько выбита из колеи, хотя всеми силами старается вернуть себя в уравновешенное состояние. Никаких истерик, просто неприятная ситуация и растерянность.
Вот что ей сейчас делать?
Разве Роланд на такую игру надеялся?

Рейтинг поста: 2

4

Роланд, в своём обычаи, надеялся на многое и сразу на всё. Сегодня он хвалился перед товарищами, желая... сам пока не зная, сначала стоило оценить девушку, её взгляд, да улыбку. После первых слов ты уже и знаешь, куда направляет течение, а сам уже помогаешь грести к желаемой цели. Зелень лугов переглянулась на бескрайнее море, здесь и заигралась первые краски, цвета скорой любви... любви в эти секунды односторонний, ибо дворянин по своей сути был не из легко сердечных. Погодите ещё чуть-чуть, а пока Роланд замечает владельца таверны, который явно обратился к его новой знакомой.
Вот. На глазах вроде как очаровательной дамы является слеза, а губы слегка задрожали. Девушка протирает лицо, от того не удивительно, что наш мужчина приподнимая брови, ощущая... разочарование. Шёл он к ней за вызовом, может за продолжением и конечно ради хвастовства перед гномом. "Только... не пла.... аа." - чуть глянув на Ки-Тави, затем на безымянного бармена, Мюриэль медленно поднимает руки, - "Про-щай, удачи тебе..." - делает шаг в сторону, отходя от горестной особы, ведь страданий и драмы он явно не желал, лишняя история для жизни, да и приведёт это к одной головной боли для... благодарим, но давайте оба выберем счастье.
Сделав пару шагов в сторону, оставляя монахиню наедине, Не Рэкхем замечает ехидные глаза эльфа, то как гном машет рукой. Останавливается на месте, вновь спровоцированный, опускает взгляд к деревянному полу таверны.
За спиной раздаётся очередной комментарий в сторону грядущей невестки, Роланд выдыхает. Поворачивая голову набок, делая гримасу недовольную, а гном показывает неприличный жест, кажется именно его сердце и дрогнуло от горя истинной леди... для не всего дамы были таковыми.
Молодой и высокомерный, закатывает глаза.

- Погоди-погоди, - вновь голос рыжего дворянина раздаётся в ушах чародейки, на этот раз заходя с другого плеча, явился он более резко, резво, чем прошлый раз, - Стой... позволь мне уладить... ваше недоразумение, а ну цыц, прошу... - приподнимает указательный палец на владельца "У магистра за пазухой", не даёт себя перебить, - Послушай уверяю... просто, минутку и ты будешь доволен, - поворачивается к нашей героине - А ты вернёшь себе вкус жизни, - нет, он не ощущал её плавучего состояния души, настроения, просто совпадение из красивых слов, - Смотри и учись, Ан... как... тебе... просто, - замешкался, забыв неизвестное ему имя, - Просто, смотри... Я обучен риторике и дипломатии, знаю этику и более того - человеческие сердца И ПОТОМУ... и потому... сейчас предложу вам компромисс. Готовы?
Прокашливаясь, прикрывая рот кулаком, протягивает вторую руку к тому, чья работница, слегка, отпугнула клиента.
- У вас просто отличная выпивка, да и цена достойная, моё уважением... ха, забыл представиться, Жан Вальжан. Да... - лжец, обманщик, но скорее из подстраховки, - Ладно, давайте сразу перейдём к делу и без лести, - болтливый малый, - Я... Я предлагаю... - вот и повисла лёгкая пауза, словно молодой человек размышлял о том, что сказать. Лишняя секунда, как Мюриэль хватает близ лежащий стакан, обхваченный ладонью, замахивается по лицу недовольному мужчины.
Раздаётся характерный треск, звон, а осколки разлетаются по сторонам, впиваясь в щёки бармена, да руку нашего героя. Не давая уйти времени из рук, второй хваткой, всё же не маленький аристократ, хватает нового неприятием, заранее ударив по челюсти, но не столь сильно, после чего перекидывает тело за стойку. Своей ногой тот умудряется опрокинуть пару бутылок, которые вскоре разобьются, обольют пол, да и его самого.
Гном с эльфом резко вскочили с мест, нецензурно выражаясь, комментируя увиденное. На удивление остроухий оказывается довольно прямолинейным и простым на язык.
Довольно кивнув, отвесив лёгкий поклон, как это умеет делать молодой дворянин, новая любовь или первая, вновь покидает Ки-Тави, для того чтобы через секунды три развернуться, вернуться к ней. Протягивая руку, Роланд забирает бутылку с барной стойки, как окажется в дальнейшем - ром. Снова прощай, уходит навсегда, куда-нибудь за горизонт, шагом торопливым, ведь более они не увидятся и будут вспоми... а нет, смотрите, снова развернулся, где не меняя темпа ходьбы, протягивает ладонь к пальцам незнакомки, с силой, но не агрессивной, а иной - наглой, нахальной, да тёплой, хватая её. Сжимая пальцы, потянет за собой, одновременно зубами открывая бутылку рома, выплёвывая пробку на неубранный пол таверны. Глоток, второй, протягивает напиток девушке, вероятнее даже вручает ей, почти что пихнув её чуть выше груди.
Так и не сказав ни слова, направляется к выходу, где их уже ждали товарищи, с опаской осматриваясь по сторонам, словно ожидая прихода стражи в ближайшие мгновения.

Хранитель Кодекса & Криминальный Барон & Охотник на ДраконовСудовой журнал
«Месть Миролики»
Лавка на рынке

Приму в дар все ваши [Дырявые сапоги]

Рейтинг поста: 2

Какой-то несколько разочарованный взгляд будущего мужа впечатывается в память. Чего он ждал? Игры разумов? Игры в кошки-мышки? Спор Роланда изначально был обречен на провал: наша героиня вообще едва вписывается своими религиозными внутренностями в трактир. Алкоголь не пьет, истории не травит, в карты тщетно проигрывает. Заведи они светскую беседу, мужчине наскучило бы в первые десять минут. А то и проснулась бы совесть; вроде бы в каких-то городах трогать воспитанников храмов (среди них, как и среди пиратов, бывших не бывает) считалось грехом? В изумрудных глазах читается нежелание ввязываться в чужие проблемы, от чего у Ки-Тави колет в сердце: будь она на его месте, она бы постаралась хотя бы утешить нерадивого работника. Агидиус учил приносить людям покой, особенно, если они в этом нуждаются. Впрочем, Рэкхем тогда явно не создавал впечатление уверующего в святыню ски'ин.
Ситуация была бестолковая, неудачная. Так подумала Азариф, прикрыв глаза и закидывая остатки остывающего чая в рот. Поставила чашку, потянулась было к монетам, как снова знакомый голос зазвучал близко-близко. Зачем-то вернулся, сделать заказ? Или подойти к другой женщине за стойкой? Но нет, сидит Ки одна, да и тон мужчины уверенный, в тембре не звучит сладкая лукавость, и широкие плечи поднимаются с некой гордостью. Смуглянка дотронулась пальцами до его руки, чтобы отвлечь и помотать головой, мол, не ввязывайся, не нужно. Агидиус с ним, с этим увольнением, не такие уж и приятные условия работы были в этом месте, чтобы так за него держаться. Девушку больше расстроил агрессивный рявк хозяина таверны, которые какое-то время назад покровительски предоставлял ей своё крыло и оплачивал гостевой дом. В последнее время их отношения портились в геометрической прогрессии, и хотя мужчина и до этого в сердцах кидал ей монеты под ноги и листки с разрывом договора, сегодня их сотрудничеству похоже действительно пришёл конец. По ряду причин.
Среди четких указаний, которых Азариф должна бесприкословно слушаться, отмечались три пункта.
А. Уважать посетителей как отца и мать своих.
Минус. Хотя справедливости ради стоит заметить, что перед очнувшимся после непринужденного укола в шею мужчиной девушка извинялась на коленях, объясняя в догмах причины своего поступка.
Б. Уважать посетителей как отца и мать своих, но сдирать с них деньги и заставлять их задерживаться в таверне как можно дольше.
Минус. Обманывать пришедших отдохнуть людей Ки-Тави не могла, в отличии от остальных работниц таверны "У магистра за пазухой". Да и слишком скромный наряд, по словам трактирщика, отпугивал публику — близость к торговому порту задавала тон заведению, мол, морякам после долгих плаваний подавай зрелище.
В. Уважать посетителей как отца и мать своих, но работодателя уважать вдвое больше.
Минус. Впрочем, о том, что именно вывело из себя хозяина заведения, можно было только догадываться. В голове мужчины буйствовал хаос и диссонанс, и любой взгляд не в ту сторону срабатывал отличным проводником для выброса негативной энергии.
Итого: три нарушения буквально за один день, потеря выручки и постоянных клиентов.
Обиделся, понимаешь, вышестоящий, серьезно обиделся, даже разозлился. Видеть лицо Ки-Тави ему не хотелось в ближайшее время, а тут ещё и мужчины за неё заступаются. На лбу нечестного увольнителя запульсировала вена, а по лицу пошли желваки. Но мужчина слушает Жана Вальжана с недовольным прищуром, который смягчается после комплимента его выпивки. А после заливается диким рёвом.
От звона разбитого стекла Азариф отскакивает в сторону, испуганно отмахиваясь руками. В заступнике играет азарт, не ненависть и жажда к разрушению, а стремление бросить вызов. Юношеский максимализм? В медвежьих захватах всё ещё читается некоторая неуверенность, словно мужчина всё ещё привыкает с своему образу жизни, и возможно за эту неуверенность Ки и зацепилась, хватаясь за протянутую огромную и теплую ладонь Рэкхема.
В его синтезе аристократичных поклонов и совершенно разбойничьих повадок отрекшаяся от своей религии монахиня нашла нечто схожее, родное. И если её пальцы будут переплетены с пальцами будущего мужа ещё несколько мгновений, пути обратно ей уже не найти. Хотя Азариф и не особо против, даже делает глоток крепкого пойла, чтобы вторить поведению Роланда. Конечно, тут же закашливается, но чувствует себя гораздо уверенней.
Хотя не стоило бы. Мужчина, которому рыжий мореплаватель от всей своей широкой души заехал стаканом по морде, звался Марьячи Риццо. Имя Марьячи Риццо знал каждый фаэдерец, ибо личность, скрывающаяся под должностью хозяина трактира, являлась знаменитым ваятелем элементалей, ушедший из научного общества Фаэдера несколько лет назад. Как только парочка из праведницы и нарушителя, которой в будущем предназначено слиться узами брака, выскальзывает из испуганного трактира, за ними из дальней комнаты выдвигается внушительных размеров охранный древесный элементаль. Капли крови Рэкхема, упавшей на пол из пореза на руке, будет вполне достаточно, чтобы обнаружить врага.
О чём и взволнованно и возбужденно предупреждает Азариф, неуверенная в том, какую эмоцию ей доминантее использовать.
... и он найдёт тебя! — заканчивает девушка фразу, оттягивая рыжего юношу за руку в сторону своего дома. — Риццо сумасшедший, понимаешь?
Магичка видела элементаля в действии пару раз. Создание, которого трактиршик нарёк Усмирителем, выпускал острые деревянные колья, что могли припечатать буйного клиента к стенам заведения. Правда, с точностью у Усмирителя были некоторые проблемы, и вместо того, чтобы повесить нарушителя порядка за одежду, он с хлипким звуком врывался в кожу. И именно этого Ки-Тави и боялась, хотя бояться должна была именно рыжего агрессора. Но почему-то не стала.
Свист мимо ушей. Уравнитель выбрался на улицу и начал стрельбу по шайке, предпринимающей попытки сбежать.
Второй выпущенные колышек впивается в дерево в сантиметре от тела молодой воспитанницы коммуны.
А вот третий летит точно в цель, в тело Рэкхема, и девушка, не успев даже сообразить исключительно по своей реакции, отталкивается легким прыжком от земли и перехватывает снаряд голыми руками, выполняя хитрый манёвр в воздухе. Приземляется, правда, неудачно, путается в платье и начинает падать на землю.
Если упадет Ки-Тави прямо в руки Роланда, самоназванного Жана Вальжана, то судьбу можно будет похвалить за самый заезженный сценарий романтической сцены.
Тем временем Уравнитель издает тихое жужжание, перезаряжаясь.

Рейтинг поста: 2

6

Взгляните на возникшие проблемы с другой стороны, то получается совсем наоборот - баланс, не иначе. Алкоголь не пьет - значит Роланду больше достанется; Истории не травит - зато какой восхищённый слушатель; В карты тщетно проигрывает - у будущего мужа будет больше шансов выиграть корову для семьи. Всё, а если не всё, то многое, зависит с какой-стороны озариться на происходящее... да и не стоит забывать о влияние одной персоны на другую. Пагубное влияние Роланда на традиционные устои Ки - Монахиня добродетелью направляет моряка на путь истинный.
Так или иначе в этих годах мы знаем конец истории, потому давайте сосредоточимся на её повествовании.

- ... и он найдёт тебя!
- А Я и не прячусь! - Мюриэль забирает бутылку обратно, перебивая свою спутницу.
- Риццо сумасшедший, понимаешь?
- Я тоже не нормальный!.. - жадный глоток, когда капли рома потекли по подбородку, - Именно!.. погоди что?
Так и не отпуская руку девушку, чьё имя так и не было произнесено, Рэкхем оглядывается в сторону выхода таверны. Слегка нагнувшись, явно не желая оставлять царапин на собственности мастера, древесный элементаль корпусом тела разворачивается, кряхтя и постанывая подобно старому деду. Удивительно, но кажется у этого экземпляра были ресницы из клевера, да грибные брови. Нос сломанный, словно местная ребятня сделала из него рогатку.
- Это что за... хрень? - Роланд с любопытством и странным ощущением осматривает кусок полена с ног до головы.
- Я.... есть... Уравнитель... - вероятно он него было не особенно сложно убежать, но наши герои этого не делали, ибо молодые и не ясно какие, в общем на то они и в повести, что отличаются от той бабушки по другую сторону улицы, которая уже развернулась и спеша направилась домой. Адекватный же человек.

Не Рэкхем, если и осознаёт происходящее, то не успевает среагировать, где вскоре и появляется наша мастерица боевых искусств. Воздух пронзил свистящий звук колышков. Слегка отходя назад, а после желая прыжком увернуться от снаряда, но изначально неудачно, Ки-Тави спасает Роланда, не замечая удивлённый взгляд молодого человека. Вместе с этим, она падает, да и сам чародей не особенно пошёл ей на встречу, потому выполняя хитрый манёвр рукой, она ногой или рукой задевает лицо моряка, разбивая ему бровь. Послышался некий нецензурный ой, а затем наши герои уже вместе падают на прохладные плиты улицы. Классика иная, заезженный сценарий романтической сцены, где она падает на него, но славу богам, что не как в восточных мультиках. Не было здесь не пошлости, не неловкости, разве что взаимный взгляд во время самого акробатического номера.
Мужчина оставался собой и именно потому он победоносно держит руку над собой, которая ухватилась за всё ещё целую бутылку рома. Приоритеты не меняются годами. Довольный происходящим, Роланд наконец-то возвращается к реальности, когда до него доходит знакомый звук готовящегося залпа.
- Кхе, да успокойся ты! - так и не поднявшись, самоуверенный юноша вскрикнул, злостно и уже агрессивно хмурясь, да и мимика лица читалось элементарно. Взмахивая рукой, отправляет в полёт своё сокровище, а после щёлкает пальцем. За бутылкой отправилась небольшая стрела огня.
Послышался хлопок, небольшое подобие взрыва, от которого Уравнитель активно загорелся. Зелёные глаза расширяются в монету, осознавая, что он сделал и что вероятно его ожидает.
- Так... так, - вскакивая, оглядываясь на подругу, будто ожидая её реакции на происходящее, не проходит и пару секунд, как он предлагает следующий план действий.
- Я... есть...
- Руки в ноги и бежим, - снова ладонь к ладони, толкая её за собой, быстрыми, широкими шагами поворачивая за угол, не останавливаясь направляясь... сам не зная куда, - Надо... нам... - говорил сквозь дыхание бега, - ... скрыться... и выпить... ох.
Не зная улиц города, Роланд всё равно не останавливался, двигаясь по переулкам и переходам, пока через продолжительное время они не выбегают в один из дворов Града Магов.

Перед ними открылись навесные шатры, полные, украшенные столы и большое количество гостей. Музыканты играли на самодельной сцене, народ громко гоготал, да кричал в своё удовольствие. Праздник, счастье заполнили пространство.
Оглянувшись по сторонам, детектив приходит к выводу:
- Свадьба... - рефлекторно рукой поправляя волосы, после отряхивая пыль с одежды, замечает двух особенно украшенных людей, которые с уставшими улыбками принимали поздравления от родственников, друзей и остальных гостей, - Есть одна мысль.
Кажется ранее никто не обратил внимания на прибывших беглецов и нарушителей спокойствия.
Направляясь в сторону помолвленных, дворянин останавливается, оглянувшись на девушку с юга.
- Погоди... у тебя тут, - мужская рука опускается на лицо Ки, поправляя локон волос, а глянув в глаза, будущей муж улыбается, - А теперь... просто повторяй за мной, - резко поворачивается, идёт в сторону тех, ради кого все тут и собрались.
- Ха-ха, дорогие мои, поздравляю вас, - беря за голову незнакомого мужчину громко целует его в обе щёки, будто смакуя их, сам того не зная щекоча своими усами, - Как же мы рады за вас! Счастья вам, радости и детей, таких же славных как ты и прекрасных... словно.... невеста, - поцеловав руку девушке в белом наряде, продолжает, - Вы вдохновляете нас!.. а ладно, не будем докучать, вы главное хорошо время приводите, - плечом слегка ткнул бок мужа, ехидно играя бровями.
Главное было подойти и быстро удалится, пока зачинщики торжества не начали задавать ненужных вопросов незваным гостям. Ожидая поведения своей спутницы, Рэкхем жадно, но с приятным нетерпением оглянет местное мероприятие, кажется он решил задержаться, да и смотрите, вроде даже плюс один с собой привёл.

Хранитель Кодекса & Криминальный Барон & Охотник на ДраконовСудовой журнал
«Месть Миролики»
Лавка на рынке

Приму в дар все ваши [Дырявые сапоги]

Рейтинг поста: 2

Утянутая тонкой тканью платья, что дикой лозой обернулось вокруг сильных ног монахини, девушка падает в объятия будущего мужа... и его бутылки. Азариф смотрит в глаза Рэкхема, чувствуя, как вместе с губами улыбается и сердце, и почки, и лёгкие, и вообще всё тело наполняет непонятная лёгкость, переводит несколько перепуганный взгляд на кровоточащую бровь, тянется пальцами, чтобы стереть струйку крови с виска и приоткрывает рот, чтобы произнести своё имя — почему-то сейчас ей невероятно захотелось узнать как зовут молодого человека (кажется, в реальности рыжего юноши романтический момент не был таким романтическим). И вот-вот вырвется мягкое "Ки...", как мерное и громкое жужжание нарушает тишину. Роланд меняется в лице, брови выгибаются в недовольную дугу. Так и не вставая с теплого тела мужчины, Ки-Тави оборачивается на Уравнителя, готовая выхватить с пояса веер и метнуть в элементаля сильный шквал воздуха и отбросить подальше, однако её опережает моряк — как и в будущем будет опережать расстроенную жену перед входом в их маленький дом, умоляя не уходить и делая попытки оправдать наличие обнаженной женщины в их кровати — и швыряет ром вперед. Уравнитель вспыхивает точно спичка, Азариф зачарованно смотрит на горящее дерево.
"Огонь, значит?" — на секунду пролетает в голове из-за страха разрушительной стихии, но мысль она отмахивает, вновь оборачиваясь к довольным зеленым глазам. Она вскакивает вслед за Рэкхемом, вновь хватаясь за его ладонь, крепко и надежно.
Перед тем, как сделать ноги с места происшествия, девушка вытягивает вперед два пальца и проводит небольшую печать в воздухе. Через пару минут ветер сгонит в одну точку грозовые тучи и потушит Уравнителя. А пока к этому моменту два нарушителя успеют сбежать куда подальше.

По брусчатке стучат восточные туфли, удерживая темп с грузными сапогами. Ки-Тави впервые участвует в таком представлении, едва ли законном, едва ли правильном с точки зрения воспитанника Агидиуса. Она задумывается, а не стоило ли девушке остаться, позвать лекаря и удостовериться, что хозяин таверны, не самым приятным образом обошедшийся со своей работницей, находится в полном здравии и способен успешно жить дальше и покрикивать на официанток с несколько тихим тоном, умеренным кулаком Рэкхема. Если магичка вливает в стакан пылкого и эмоционального моряка воду, дабы разбавить его горючий напиток, то мужчина щедро плескает в недостаточно устойчивый бокал смуглянки большую порцию эля — обратный баланс, характеры перемешиваются. От грузных мыслей её отвлекает громкая музыка, чужой смех и гул разговоров. Девушка поднимает голову, чтобы увидеть окружение и понимает, что находится в том месте, куда её нога не ступила бы по собственной воле.
Чужой праздник, мимо площади бракосочетания, упрятанной за дворами Фаэдера, Ки-Тави проходила множество раз, однако заглянуть на торжество никогда не решалась, это противоречило бы комфорту других людей. Именно поэтому она с таким восторженным взглядом рассматривает сцену, жадно впитывая глазами все частички гуляния неизвестной ей семьи. Замечает невесту и буквально впивается зрачками в её свадебный костюм, причёску и напомаженные губы, что оставили на щеке улыбающегося мужчины любовный след. Она, совершенно загипнотизированная собственным биением сердца, которое ей буквально твердит своим стуком "ни шагу дальше", двигается следом за Рэкхемом. Послушно останавливается, так и не сводя взгляда с новоиспеченных мужа и жены, и только после того, как мягкие пальцы мужчины касаются её уха, чтобы убрать выбившийся локон, вздрагивает и удивленно хлопает глазами в его улыбающиеся глаза. Опять что-то задумал.
Впрочем, по сценарию будущего супруга ей играть нравится. Азариф с медленно разгорающимся азартом встаёт позади широкой спины рыжего юноши, выглядывая и с любопытством наблюдяя за его действиями. Актриса из девушки отвратительная из-за чрезмерной искренности побуждений, но сейчас ей предлагают солгать, а она с радостью принимает эту игру. Выходит из-за спины, пожимает руки невесте, мурлыкает поздравления и комплименты. В глазах незнакомки читается некоторая растерянность, она очевидно совсем не помнит смуглянку и её рыжеволосого партнёра.
Первый акт завершен, Рэкхэм медленно отводит девушку в сторону.
Однако далеко увести и покинуть свадьбу у них не получится. К ним, со всей скоростью, насколько позволяет вспомогательная трость, подходит седая женщина в очках. Она щурится и поправляет линзы, от чего глубокие морщины на её лице становятся ещё более заметными. Старушка пытается вглядеться в лицо Роланда, однако из-за громадной разницы в возрасте ей это очень сложно сделать. Скрипучим старческим голосом она спрашивает:
Эмиль? Эмиль, это ты? — хватаясь сухой рукой за свободную руку Рэкхема (вторая занята держанием ладошки Ки, которая, кажется, алхимическим клеем приковалась к нему) и не собираясь отпускать, она во весь голос кричит небольшой группе людей, не давая ни слову сказать Роланду. — Внучок приехал! Внучок приехал!
Женщина буквально мужчине по пупок, однако она всё равно прижимается к нему в теплом объятии, а после с неким укором замечает:
Наконец-то ты приехал! А я уж-то распереживалася вся, думала, забыл про свадьбу кузины, ты же мой касатик, — полуслепой взгляд перемещается на Азариф. — Ты и девоньку привёл! Вот же радость в семье! Как зовут красавицу?
Магичка облизывает губы, не уверенная в том, продолжается ли игра или всё переросло в реальность, тем не менее, несколько скованно представляется:
Ки-Тави Азариф, — и, охнув, чувствует, как крючковатые пальцы треплят её за щеку.
Незнакомая старушка улыбается и с недобрым огоньком в глазах ухмыляется:
Совсем скоро объявят минуту поцелуев, бабушка будет молиться за ваше счастье.
И отходит дальше к группе людей, не нарадуясь встрече с внукком и не сводя едва видящие глаза с парочки.

Рейтинг поста: 2

8

Ки - Хотела сказать она. Ки. Ки-Тави. Ки. Ки-ки-ки-ки.
Тотемное животное нашей героини - дельфин. Ки-ки-ки.
...
Ки.

Роланд довольный собой отходит от молодожёнов, для того чтобы попасться в цепкие лапы местной старушки, столь прелестной, но одновременно правда странной, кажется увлечённая наблюдениями за другими людьми. Не Рэкхем окончательный попадается в сети своих же интриг, потому ему только и оставалось, что:
- Ээй... хееей... это же наша любимая... ооо... - целые зубы дворянина открываются миру в широкой улыбке, кое-как приобнимет незнакомую старушку, слегка хохоча, только осознавая, как и куда он вляпался. "Эмиль. Эмиль. Эмиль." - повторялось новое имя, а после пожелание всем богам в столь затруднительную, хитрую секунду - "Только бы он не пришёл, только... упади папоротник на него, прямо на голову... да - Эмиль. Эмиль."
Делая умилённое лицо, знакомит со своей девушкой, отходя в сторону. Казалось, что его уже не слушали, пожилая дама во всю увлеклась щекой Ки-Тави.
- Да-да! Ещё увидимся, не волнуйтесь, мы всё ещё ждём эту мину... - провожая взглядом старушку, помахивая пальцами, Роланд берёт за руку спутницу жизни, слегка прижимая к себе, чтобы она услышала приглушённый голос рыжего моряка, - Молодец. Отлично... только слишком много думаешь, правда. Что за имя ты выдумала, а? Надо было что-нибудь по проще в духе... Эмилия! Эмиль и Эмилия - всё прекрасно, даже звучит совместно, а так... Ки-тави, - слегка ухмыльнулся, мотая головой, молодой человек с любопытством переводит взгляд на стол с закуской и выпивкой, туда же он и направляется, приложив руку девушку к своему плечу, словно ухажёры из книг, рассказов, да и что таить - из реальности - Ки... что за дурацк... а ладно, главное самому не забыть... - замолчав, давая высказаться монахине, небеса медленно начинают исчезать за надвигающими тучами.

Закинув в усатый рот подобие креветки с домашним соусом местной семьи, будущий пират переводит глаза на спутницу, протягивая им обоим по бокалу вину - белое, сухое. Пожёвывая морепродукты, улыбается, опуская глаза к полу, а именно на ногам Азариф, чтобы медленно поднимать взгляд по её телу, явно оценивая. Словно первый раз понимает, что сейчас прихватил с собой некую даму, пытаясь понять теперь, что же с ней делать.
- Так... на чём мы остановились? - кокетливо улыбнувшись, опять просматривает девушку взглядом любопытным и кажется довольным. Тёмненькая, хочет она или нет, но миловидная, да и в сознании появляется картинка, как монашка прыгала ловя колышки... ловкая, гибкая и просто... интересная, с небесными, морскими глазами, - Ах да... Я со своими товар... вот же сволочи! - переходя на шипящие ругательство сквозь зубы, не желая привлекать к себе лишнего внимания, - Они сбежали, бросили меня... мудаки... - осматривается по сторонам, словно ожидая найти их в местной толпе гуляк, выдыхает, - ... - залпом приканчивает бокал.
Сам себе и испортил настроение, но вскоре девушка быстро возвращает Роланда в реальность, а именно к ней.
Улыбка так и не сходила с самодовольного и простого довольного лица мужчины, слегка щурясь, ухмыляется. В ушах заиграла музыка местных артистов, который так же являлись родственниками местного рода. Половина из них.
- Кажется... Я так тебе и не поблагодарил, за тот прыжок, ты вроде, как спас... - рукой проводит по разбитой брови, - Ха, конечно потом ты мне и дала в глаз, потому, получается... мы квиты? - интонация Роланда явно было шутливой, кажется ещё и игривой, но это уже зависело от самой девушки.
Снова поворачивает голову, оглядываясь на танцующих гостей, кажется их было не особенно много. Уже, прямо сейчас он прекрасно знал, что предложит столь малознакомой особе. Лёгкая пауза, диалог продолжается, а после чародей обращается к будущей невестке. 
- Нам не стоило сюда приходить. Особенно тебе, это не правильно, - слегка приближаясь к ней, прямо к лицу, поясняет, - Говорят плохая примета, когда одна их гостей прекраснее невестки, ты ей не оставляешь шансов, - опять сладкий, медленный и кокетливый голос Роланда, который подмигивает изумрудами, а после протягивает руку даме, - Потанцуем? - умеет ли монашка, прожившая всю жизнь в своей религиозной, традиционной общие двигать телом в такт музыке?

Хранитель Кодекса & Криминальный Барон & Охотник на ДраконовСудовой журнал
«Месть Миролики»
Лавка на рынке

Приму в дар все ваши [Дырявые сапоги]

Рейтинг поста: 2

"На Эмилию я похожа ещё меньше, чем ты на какого-нибудь Мюриэля, — проговаривает она у себя в голове, весело улыбаясь на странные замечания спутника. Похоже тот совершенно не умеет держать язык за зубами, по крайней мере каждая его незаконченная мысль очень разборчиво читается у него на лице.
Первый шаг по лестнице будущих отношений сделан, Ки осторожно прижимается к телу Рэкхему, ещё не до конца осознающая своё положение. Руки скованы вместе, кажется, за последний час они вообще не отходили друг от друга ни на шаг. В его обществе ещё не совсем комфортно, даже соседка в гостевом доме не истончала такие импульсы и некоторую бесшабашность. Однако к рыжему юноше её бесконтрольно тянет, сложно в чашке выпитого чая в таверне затерялась капля любовного зелья, и девушка готова закрыть глаза на дискомфорт.
Где-то вдалеке слышатся раскаты грома.
На столе выложены деликатесы, выпечка, фаэдерская рыба и морепродукты, завезенные с глубин близ сэрданских островов. За все время пребывания в городе магов она перепробовала столько кальмаров и креветок, что от одного взгляда на изогнутое тело животного, отправившегося в рот Роланда, Ки несколько ёжится. Хотя стоило ей ёжиться всё же не от пищи, а от бокала с вином, которое девушка растерянно держит в руках. В ногах и так появилась легкая усталость от большого глотка рома ещё в самом начале их встречи, казалось, что ещё пара бокалов, и скромный румянец на щеках перерастет в заплетающийся язык.
Тем не менее, она подносит стекло к губам и отпивает — кисло и терпко, но уже намного лучше, чем жуткое пойло в 40 с лишним градусов. Посматривает на толпу, покусывая губы и не замечая пристального и оценивающего взгляда молодого человека. Мысли ещё путаться не начинают, но почему-то внимание резко начинает ухудшаться, и она совершенно пропускает мимо ушей сказанное мужчиной, залипнув на виртуозной игре на контрабасе одного из музыкантов — голос слышит, но не понимает. Она делает ещё один глоток, чтобы повернуться и сказать что-то, но обнаруживает то ли расстроенный, то ли обозленный взгляд спутника. Азариф смотрит за тем, как он залпом осушает свой бокал и закусывает вино креветками. Перед тем, как позволить ему съесть очередной кусочек, хватает его за руку и крадет из пальцев победоносную креветку. Прямо вот так. Зубами. Из рук. Прикрывает рот ладонью, пока жует еду и несколько шаловливо улыбается.
Я давно не занималась, — проглатывает креветку и облизывает губы, внутренне ошалев от своей наглости. — Ты бы вряд ли умер от того колышка, но было бы неприятно его из тебя вытаскивать... — прокашливается и виновато поднимает брови, — возможно так же неприятно, как и получить в глаз...
Тучи постепенно собираются ближе. Кажется, печать Ки-Тави, наложенная в спешке, была не самой лучшей в её жизни, и кажется, она накликала дождь на южный Фаэдер. Впрочем, ни Рэкхем, ни Азариф слишком увлечены обществом друг друга, чтобы заметить градиентно темнеющее небо. Девушка допивает вино, пытаясь спрятать глаза в бокале. Она, раскрасневшаяся то ли от алкоголя, которого в жизни никогда толком не пробовала, то ли он слащавых речей своего будущего мужа — такими же речами он будет ей врать о своих чувствах в последние дни их брака — ставит фужер на стол и принимает приглашение на танец.
Танцевать она не умеет, поэтому искренне надеется, что медленная музыка не сменится активным темпом, который разоблачит неумёху. Стоять близко-близко к человеку и аккуратно двигаться — ничего сложного, да ведь?
Ты поведешь, — негромко проговаривает и встает на его обувь; только так можно будет дотянуться и обвить руками его шею, разница в росте колоссальная. — Ой. Кажется, я только что оттоптала тебе все ноги.
Чтобы скрыть улыбку, слегка отворачивается, и почему-то начинает чувствовать себя совершенной дурой. Если бы её видел мастер, с растрепанными волосами, в неудобном платье, по-девчачьи хихикающую и всем своим внешним видом выдающую свои эмоции, он бы разочарованно покачал головой. Да что уж там, Ки-Тави сама на себя качает головой.
Не думала, что огненные маги умеют быть спокойными, — замечает она, прижимаясь головой к мерно вздымающейся груди Рэкхема. — После того, как ты вырубил Риццо и потянул меня за собой, я на секунду подумала, что ты меня убьёшь. — прикрывает глаза, — Хотя вряд ли бы тебе это удалось, но приятно, что во мне просыпаются общепринятые страхи.
На недоуменный взгляд мужчины поясняет:
Я воспитанница монастыря при храме Агидиуса. Кханнт, если тебе о чём-то это говорит, — делает поворот вокруг себя, ведомая рукой Роланда. — А тебя выдает одежда и загар. Как давно ты плаваешь?
Впрочем, очень долго вести светские разговоры им не удастся, музыка обрывается, и у рупора появляется счастливая и широкая морда ушастого юноши в праздничном костюме. Тот прокашливается, чтобы привлечь к себе внимание, и веселым голосом объявляет о поднятии бокалов за молодоженов:
В честь супружеского счастья предлагаю всем собравшимся парам обменяться бокалами вина и почтить богиню любви сладкими поцелуями!
И вот здесь у Ки-Тави по-настоящему расширились глаза от страха. Если неумение танцевать можно было скрыть за неумелыми пошатываниями, то неумение целоваться не скрыть никак.
Она испуганно смотрит на Роланда.
Где-то совсем рядом вспыхивает молния. Поднимается ветер.
И из-за ветра совершенно не слышно скрипучего и измученного "Я... Урав...т..ль..".

Рейтинг поста: 2

10

Мюриэль - по факту забыто, то слово которым сегодняшнего Рэкхема никто и не зовёт. Лишь встречающееся прошлое порой является с небес или же бездны, нашёптывая самое мужественное из всех имён. Да и стоит задать матушке нашего героя интригующий вопрос - за что? Зачем и почему стоит называть так своего сына, тем более который потом становится морским разбойником и мужчиной широким. Ох, наверняка она была довольно, когда первый раз произнесла это имя:
- Мюриэль

Переводя удивлённый взгляд на Ки-Тави, на то как креветка мимолётное отправляется в чужой рот, Роланд отодвигает голову назад, сразу же забывая о всех злостных ощущениях, о том как товарищи быстро сбежали при первой опасности. Более в голове моряка не было недоумения и недоверия, только лицо девушки, которая прикрывается ладонью, а чуть выше небесные глаза, которые впечатываются в сознании мужчины. Неловко улыбнувшись, впечатлённый видом и поведением морепродуктовой воришки, чародей ухмыляется.
- Да ничего... заживёт, зато если глянуть с обратной стороны, Ки-тави, - имя было произнесено слегка с сатирической интонацией, явно он всё ещё не верил в его реальность, - Теперь ты чувствуешь себя виновной по отношению ко мне, а потому... буду выжимать из этого все соки, - хитрые глазки, а в руках очередная закуска.

- Поведу? - опять монашка удивляет Роланда, чей вопрос был вероятно риторическим и слегка ошарашенным. Никогда в жизни не делали таких заявлений, ведь для самого Я и сознания дворянина не могло быть иначе. Кто если не он будет вес... здесь он опускает глаза к ногам, ощущая на себе спутницу на чужой свадьбе. - Аааа... так оно что, - облегчённо выдохнув, - Ты не умеешь танцевать. Ох, не переживай, держись Эмиля и он тебя тебя всему научит.
- Для начала, - сильная рука обхватывает талию девушки, прижимая к себе, а ладони сладкой парочкитак и не освободили от нежной хватки, - Повторяй за мной, только опусти руку пониже, - выпрямляя конечности, - Оу...ох, не так низко, не так... повыше, молодец, одобряю, - довольно негромко хохотнул Роланд.
Первое движение ногой, а за ним и корпусом тела. Аккуратно, иногда прерывая, Мюриэль не закружил даму, для начала более внимательно отдаваясь беседе, а затем и танцу.
- Убить? Тебя? Ха, интересно, каким монстром кажусь в твоих глазах... Я говорил насколько они красивы? Бездонные словно чистейший океан, - очередной комплимент, но не лесть. Во время танцев, муж так и опускал взора с её очей, - Не волнуйся, как ты сказала - ты меня одной левой, куда мне до тебя, - опять усмешка, но не злая, да и в общем настрой моряка не ощущался негативным, только полный интерес и влечение.
- Не так долго, даже полжизни в море не провёл, в отличии от многих, но поверь - это ощущение не передаваемое... море, свобода и бесконечный горизонт со всех сторон... пока он не превратиться в испытание, где от твоих товарищей и самого себя... зависит не жизнь, а жизни. Целый корабль... кхм... и не забывай о пиратах, главных ублюдков этого мира, - иронично.
- Кханнт... Кханнт... стой, это случайно не у вас  Бо’Роанн - не правильно произнесённое слово, вот же варвар, - ... изобрели? Или изучили, придумали, как правильно... кхм, читал о вас в книге про искусство войны, ещё в юности, - скоро он поймёт, что имя произнесённое из уст спутницы реально. Резкий разворот, Роланд приподнимает над собой девушку, кружа, после чего возвращает на крепкую землю, - Теперь попробуй не на меня, давай, у тебя хорошо получается, - слегка слукавил, но моральная поддержка в таких делах имеет первостепенную важность, - О, ты можешь обездвижить человека одним ударом пальца? Есть у меня два знакомых.. - искреннее любопытство от молодого человека, их всегда интересовали такие тонкости в боевых искусствах.

Неугомонный уравнитель приближался, но ушастый тамада призывает гостей к великим традициям. Оборачиваясь, так и отпустив талию Ки-Тави, Роланд замечает испуганные глаза девушки, удивлённо оглядываю её.
- Ох, не такой уж Я и... или ты так же не умеешь целоваться? Даа... девушка их храма, - хихикнув, сделав круг в танце, но кажется более неловкий, чем ранее, он заявляет, - Не волнуйся, не переживай. Я тебя не трону, мы же только знакомы, куда нам до поцелуев, рановато. - очередной поворот, шаг вперёд, давая ответить, среагировать невестке, но под конец предложения перебивает её, делая подножку, как принято в танце. Резко наклоняясь вниз корпусом тело, сильной рукой не давая упасть на землю южанке, Роланд без церемонно одаривает девушку поцелуем. Лёгким, но прелестным. Без языков, только соприкосновения пухлых губ, тёплых и сладких в неожиданную секунду. Ощущая на себе горячее дыхание молодого чародея огня, когда их губы на зло отходят от близости, раздаётся тихий звук причмокивание. Краткий, но вероятно приятный сюрприз. 
- Обманули, - наглые глаза, ехидная улыбка, а он так и не отошёл от неё, близость лиц не уменьшалась. Очи синего неба глядела прямо на изумруды Роланда, а что же до Уравнителя. Моряку точно было не до него, как и до остального мира, ведь девушка в объятиях пленила его сво... собой.

Хранитель Кодекса & Криминальный Барон & Охотник на ДраконовСудовой журнал
«Месть Миролики»
Лавка на рынке

Приму в дар все ваши [Дырявые сапоги]

Рейтинг поста: 2

Обездвижить могу, — улыбается. Но осторожничает, заглядывает в глаза, чтобы убедиться, что мужчина ничего не придумал, и на всякий случай предупреждает, — и я тебя обездвижить могу, если придётся.
Разговоры разговорами, Ки-Тави хихикает как подобает юной деве из аристократического общества на балу, хлопает глазками и краснеет от комплиментов. Кажется, ей становится интересно превращаться в другую, более свободную девушку, не скованную святым словом Агидиуса. Странно, но прошло всего каких-то пару часов, но магичке уже хочется запечатлиться с Рэкхемом навечно, держать его руки и слышать его дыхание на своей шее при аккуратных поворотах в танце.
Она, кажется, уже забывает, что душа её заточена на строгость и порядок, впрочем, может в этом забвении виновато вино? Пойло от дьявола, вкусное и ароматное, и ручка тянется к очередному бокалу, только вот не до бокалов сейчас — слишком увлечена обществом. И чем больше пьешь, тем больше свободы. Вот сейчас, например, она бархатно поглаживает тыльной стороной ладони щеку своего партнёра. Азариф с лёгкой дымкой в глазам смотрит и пытается узнать в этой смелой, нежной руке свою; девушка не ожидала, что она способна на такие проявления чувств.
И смотри-ка, даже вина перед мастером запряталась где-то позади зеленых глаз Роланда. Всё. Нет никакого мастера, только хрипловатый голос, рыжие волосы, не потускневшие даже при затянутом тучами небом, и тепло тела.
Правда, ещё дико стучащее сердце, слабость в ногах и рой мыслей, жужжащих в голове.
В книгах, что запрещены в закрытой коммуне Азариф, но разрешены в Хексе, Фаэдере, да и наверное во всех населенных пунктах Тум-феннас-Доре, девушка зачитала до дыр самые романтические моменты между мужчиной и женщиной, как страстно раскрываются её губы, хватают губы любовника, а внутри всё переворачивается, раздирается и раздевается. И, как бы стыдно не было признаваться, об этом моменте она фантазировала достаточно долгое время. Ки-Тави удавалось оставаться нецелованной в таком возрасте, да и при такой броской внешности, достаточно долгое время, вппрочем, сама девушка сыграла в этом казусе большую роль — не подпускала близко мужчин, обрывая игры во флирт на самой начальной стадии. А здесь... Магнитная буря, ураган, засасывающий в самый эпицентр.
И даже если вдруг Ки захотела сбежать из объятий — а это крайне сомнительно, учитывая, как млеет она от мягких поглаживаний талии мягкими пальцами Рэкхема — то бежать ей было некуда, она связана с молодым человеком танцем.
Мы же разочаруем бабушку — еле-еле шепчет, чувствуя, как заливается краской, но отступать не собирается. — Я даже сейчас могу чувствовать её взгляд на моей спин...
Роланд опускает её едва не до земли, и, Азариф, слегка пугаясь, вынуждена обвить руками шею мужчины и приблизиться ещё ближе. От него пахнет вином и солью. Замечает, что его изумрудные глаза опускаются к её губам и неосознанно прикрывает глаза.
Осторожнее, Рэкхем, ешё пара секунд, и Ки-Тави безвозвратно влюбится в тебя по уши.
Дыхание на щеке.
Губы теплые и мягкие.
Они коснулись друг друга на какие-то моменты, но этого хватило, чтобы во всем мире изменилась гравитация, вновь вернулась к обычной силе притяжения, а после снова к нулевой.
Девушка открывает глаза и понимает, что ей этого мало. Мало этого детского поцелуя.
Совершенно забыв про отсутствие опыта, про страх, она отдаётся своей природе, своим чувствам, и этим самым разрывая связь между учениями Агидиуса и собой. Ки-Тави притягивает Рэкхема к себе, ближе, и снова целует, сперва простым касанием, а после, шумно выдохнув, углубляет поцелуй. К черту весь мир, к черту деревянный скрип Уравнителя, который, кажется, принёс вместе с доживающим своё телом дождь и затих, уже навсегда. И к черту тяжелые капли дождя, которые рискуют вызвать лихорадку у будущего пирата и воспитанницы храма.
Она теряет счёт времени. Сколько так они уже стоят? Секунду? Час? Сутки? Несколько недель? Вся одежда мокнет, сырые волосы падают на влажное от капель лицо. Азариф, наконец, разрывает поцелуй первой, чтобы отдышаться, и смотрит в глаза Рэкхему.
Сейчас она скажет те слова, которые потом никогда не сможет забрать обратно.
Мне кажется, я тебя люблю.
И именно этот юношеский и максималистичный импульс в будущем испортит ей жизнь.

Рейтинг поста: 2

12

Мне кажется, я тебя люблю. - заветные словам зигзагом пронеслись по воздуху, после манёвренной бочки пикируя в покрасневшие уши моряка. Роланд слегка приподнимает дугу бровей, а в глазах читался ливень эмоций.

Слегка ранее.
Прямо пару секунд назад, которая продлилась продолжительно сладко.
Чародею не удалось рассчитать желания и чувства своей спутницы, которая уже с головой окуналась в мир фантазий и грёз, которые воплощались в реальность в объятиях молодого человека. Прижимая, обнимая к себе, опуская вниз, губы нашей парочки соприкоснулись в лёгком поцелуе, но только для того, чтобы через мгновение отдаться желанию уже более явному.
- Оу... - успел только произнести Роланд, когда невестка сама протянулась к нему, одаривая своим вторым поцелуем за жизнь. В ней чувствовалась неопытность в делах любовных, но страсть, порок и энтузиазм делал девушку незабываемой в короткий миг, унося вдаль столь не интересные детали, да и ничего, подумал он, всему научится в его объятиях. Ки-тави вела вначале, но резво мужчина забирал инициативу, крепче прижимая к себе тело девушки, опуская руку в локоны её волос. Послышалось лёгкое причмокивание, когда чародей огня прошёлся по верхней губе девушки, слегка обслюнявив её. Каково же было мужское дыхание на девственной коже монашки? Морально и физически. Снова без языка, они отцепляют уста от друг друга, вбирая воздух в лёгкие.

- Мне кажется, я тебя люблю.
- Кхм... да? - ухмылка, а глаза горели одной эмоцией... "Аааа!" - паника в начале, как же иначе. Любовь к Ки-Тави придёт чуть позже, когда он в первый раз увидит в действии девушку сильной мира всего, а пока лишь страсть и влечение, - Ты и правда столь... - не отпуская из своих объятий проговаривает Роланд, у которого в голове рождается вторая мысль, понимании ситуации. Мужчина, молодой и горячий, что с него взять. Осознавая, что добросердечная Ки оказывается полностью во власти его сердца, а далее и желаний. Понимая, что получая пропуск к душе, доберётся и к телу, что пряталось за скромной одеждой, - Очаровательно, не могу тебя отпустить, как бы не хотел, - дождь усиливался, в а море, что за портом, разразилась первая молния, предвещая грозу. Уже душа прижимая к себе, крепче, сильнее и просто неприлично, - Да и зачем? - губы любимого легко целуют щёку, не торопясь направляясь к уху нашей героини. Тихо, нашёптывая своим горячим дыханием, умело играясь и очаровывая молодую, наивную девушку, - Ты тоже думаешь, что наша встреча это... судьба? - сам того не замечая любуется невольной улыбкой своей жены. Красивейшие скулы, конечно же глаза и губы столь... любопытны, сладкие.
Не смотря ни на что, он ей не наврал в миг признания.

Капли дождя давно намочили волосы, верхнюю одежду Роланда, приступая к сапогам и ногам. Отдаваясь паузе и воле своей спутнице. Слова произносятся, как и реакции.

- Тебе не мешают все эти люди? Зачем они нам... к черту всех, хочу насладиться твоей компанией наедине и пусть весь мир подождёт... только, - коварно, хитро оглянулся по сторонам. 
Арка из двора торжества, пока что сухая, но уже с образованной лужей, да и струями текущей воды. Сапог Роланда обрызгивает жидкость по сторонам. Бегом воришки покинули свадьбу, держась за руки. В свободных же пальцах красовалось две бутылки вина. Вскоре парочка снова оказывается под проливным дождём, Роланд прыгает в лужу словно ребёнок, обрызгивая девушку.
- Разве это не жизнь? А? Романтика! - магией открывает пробку, раздаётся хлопок, а после жадно поглощает вино. Гроза надвигается стремительно, не оставляя сухого места на молодом человеке.

Время шло, проходило.
Через пару часов знакомств, они не прощались, всё это время болтая, разговаривая и знакомясь. Словно в романах из книг, сказочная атмосфера, которую они воссоздали вместе. Уставший, отдавая в руку дамы тёплую булочку с яблочной начинкой, Роланд присаживается на прикрытый прилавок в общественном саду Града Магов. Ки собиралась расположиться рядом, но рукой перенаправляет её к себе на колени, снова обнимая. Казалось, что сегодня ощущать на себе тёплые руки Роланда было столь естественно. 
- Кхе-хе, снова доброго дня тебе, - опять глаза небес.
Хотят они того или нет, но приближалась уже ночь, фонари магией освещали бесконечные улицы города.

Хранитель Кодекса & Криминальный Барон & Охотник на ДраконовСудовой журнал
«Месть Миролики»
Лавка на рынке

Приму в дар все ваши [Дырявые сапоги]

Рейтинг поста: 2

Итак, она сказала это.
Вслух, точно грозовым раскатом пошатнула тишину негромким и не совсем уверенным, но зато самым первым в своей жизни.
Ки-Тави обнимает за шею будущего пирата, поглаживая большими пальцами вихри волос на шее, и пытается разглядеть в зеленых и слегка захмелевших глазах повтор своих же слов. Она переводит взгляд с одного зрачка на другой, и бег её глаз выдает какой-то первобытный страх перед собственными чувствами. Ровно как и подрагивание пальцев, путающихся в рыжих и промокших прядях, как и подкосившиеся ноги — отпусти её Рэкхем сейчас, она бы рухнула на землю, не найдя в себе силы стоять прямо.
Справедливости ради стоит заметить, что в смелом признании девушка не видит ничего опрометчивого. Она искренне объяснилась в том, что испытывает. Только вот от неопытности путает высокое чувство с порывом души; впрочем, возможно именно эта неиспорченность лишними отношениями позволит ей сохранить такой же темп биения сердца на протяжении всех недолгих месяцев, что они с Роландом будут проводить вместе.
На щеках пылает кожа, и Азариф думает, связано ли это со стихией юноши. От лукавой улыбки у неё всё внутри переворачивается, и вкрадчивый шепот насильно заставляет её уткнуться носом в плечо, она стыдливо прикрывает глаза и крепко хватается за шею. Глитчи негармоничных черт характера, жестко ломающих сформировавшийся характер, не позволяют Ки достигнуть хоть какой-то стабильности. То она чрезмерно смела, то трусит, пряча замутившийся взгляд в слои мокрой одежды.
Судьба, — думает про себя, шумно выдыхая, будто это успокоит разбушевавшееся сердце.
Судьба, — думает про себя, сжимая пальцы в кулак и сдерживая улыбку.
Судьба! — думает про себя и открыто улыбается, крепко обнимая мужчину.

Останемся вместе? — глаза блестят, и темные тучи будто бы не затемняют синеву широко распахнутых очей. Хочет сказать "навсегда", но произносит — Сегодня?

Ки спешит и торопится, для неё это всё впервые, и дикий поток эмоциональной энергии захлестывает её, она захлебывается от переизбытка биологии, и открывается настолько широко — вот оно, живое сердце, бьется, рвётся, протяни руку — наверное ей невероятно повезло, что Рэкхем ещё переживает переход от дворянина к пирату, и море его не совсем испортило. Впрочем, это везение обернётся разорванной в клочья душой. Но это потом. А сейчас женский и мужской смех заглушает громкий стук капель по брусчатке, а тихий стук бутылки о бутылку не слышно из-за крепких поцелуев.

Азариф выжимает длинные, ещё нестриженные волосы, прячась под крышу лавки. Дождь и не собирается останавливаться, и юная дева мерзнет, хотя и вида не подаёт, боится признаться в своём неудобстве. Вместо этого холодными потоками воздуха пытается высушить одежду, только усугубляя своё положение. По коже ползут холодные мурашки. Девушка неосознанно старается сесть поближе к Рэкхему, дабы согреться и прикоснуться. Она почти отчаянно пьяная — бутылка вина, выхваченная из сильной руки рыжего моряка, была осушена самолично. И поэтому девушка вполне естественно принимает альтернативу жесткой деревяшки витрины и садится на колени мужчины. Кажется, он и правда намного теплее смуглой девушки.
Пальцы лезут к линиям скул, чтобы погладить кожу. Ки с минуту смотрит в глаза Роланда.
Тебя правда зовут Эмиль? — слегка наклоняет голову. — Это же хекское имя, а в твоих чертах чисто проглядывается какой-нибудь эстеллец.
Алкоголь её несколько успокоил, и магичка испытывала какую-то приятную усталость, готовая вот-вот уснуть в приятных объятиях человека, которому призналась сегодня в чувствах. Она кусает булку и слизывает с губ начинку.
Откуда ты?
Голос медленно затихает, становится вечерне-бархатным. Словно их спокойствию и изучению друг друга ничто не может помешать.
Только вот на другой стороне сада собирается большая компания, и кажется, медленным удавом движется к паре. Приезжие, явно не местные, потрепанная и грязная одежда выдает неблагородное происхождение, а стойкий запах невеллонского спирта, запрещенного в ряде городов, — недобрые намерения. В лучшем случае, их просто хотят ограбить. В худшем...
Эй, друже! — раздается свист от одного из бугаев, перебирающего в руках камни, что парят над ладонью. — Девахой не поделишься?

Стоит сказать, что Ки-Тави глубоко оскорбилась. Опьяненное сердце, так резко вырванное из уюта чужих рук, очень резко реагирует на хриплый голос компании. Она старалась абстрагироваться (к слову, половины словесной перепалки Рэкхема со шпаной девушка так и не услышала, слишком была занята восстановлением хладнокровия). Только вот пролетевший в их сторону камень острой формы, выпущенный магом земли, стал сродни красной тряпки для быка.
Она точно не помнит, как легким пером вскочила с коленей мужчины, как ловким прыжком сократила дистанцию между агрессорами. Все конечности выполняют выученные движения, пластика тела позволяет с легкостью избегать замахов соперников. Она срывает с ещё мокрых волос ленту, чтобы добавить к боевому танцу большей гармонии, и используя магию воздуха, умудряется оттолкнуть пару нападающих.
Вся драка оказалась провалом в памяти. Да, её атакам не хватало грации постоянных тренировок, да и алкогольное опьянение давало о себе знать — Ки повезло, что соперники были пьянее её. Она прижимает голову эльфа к земле, того самого, который предложил Рэкхему разделить её тело.
Тяжело дышит и вытирает кровь с разбитой скулы.
Ищет глазами рыжего.
Находит.
Беззаботно улыбается.

Рейтинг поста: 2

14

Что за день, что за вечер. Знал бы Не Рэкхем к чему приведёт та самая битва с петухом, то без задней мысли снова накинулся бы на него. С ножом. Всё только для одного - чтобы зайти в ту самую таверну и заметить ту саму девушку, которая заставляла в эти мгновения его лицо сиять глупой, но довольной улыбкой. Вскоре Ки-Тави откроет ему мир женщин, которых до этого часа он не знал, тех которые уносят его с головой в мир страстей. Сильные, самостоятельные и способные свернуть горы своим характером, волей. Берегись мир - перед нами не устоять, а ты чародей провожай нас взглядом... конечно пока мы сами не прыгнем в твои пылкие объятия.
- Да? А от твоего взгляда ничто не уходит, моя прекрасная... Ки-Тави... просто Ки, можно? - мужчина всё привыкал к необычному имени своей спутницы, будущей жены. Лукаво взглянул на неё, словно пытаясь понять, что на уме у девушки. Приобняв за талию, приближая к себе, так же и на коленях, чуть выше, к себе, желая смутить обворожительную монахиню, - Моё имя... только секрет, открою его тебе... между нами, - шёпот, играется с любопытством нашей героини, которая уже все сердцем принимала рыжего нахала. Прямо на ушко, - Роланд... Мюриэль Роланд, к твоим... услугам... никакой-нибудь эстеллец, а дворянин, боги меня подери, самый настоящий... воспитанный, галантный, да и красавец, прямо, как ты... - его губы невольно соприкасаются с ней, одаривая очередным, лёгким, но столь приятным поцелуем.

Глаза нашего героя мгновенно хмурится, а Ки-Тави на себе ощущает, как мускулы молодого человека напрягаются, да и взгляд меняется. Гопники, не простые, а волшебные. Смотрите, как демонстративно припугивают магией. Что за люди? В скором будущем - бедные.
Роланд же даже не старается сдерживаться, грубо выражаясь в сторону незваных гостей. Конечно же он не собирался расходится миром, не даст в обиду девушку, со столь сладкими и желанными губами. Постоит за честь и просто правильное,общественное поведение. Так он оправдает насилие и драку. Ведь через пару минут, он с прямой спиной оглянет их, сжимая кулак и победоносно заявит:
- А-ху-еть. - смотрите, даже рот приоткрыл. Глаза широко раскрыта, а зелёные зрачки не упускали невестку, с неприкрытым удивлением, шоком рассматривая девушку. Лицо, тело, кулаки, ноги. То, как она сейчас смотрела на него. О чём думает Ки-Тави? Какие выводы делает или о чём беспокоится?
Нет. Роланд видел многих дам, начиная с леди, шлюх, чародеек и морячек, в особенности в делах любовных знал их. Взгляд мужа говорил сам за себя, а он наконец-то приходит в себя. Медленно, не уверенно шагает в сторону Азариф.
- Что это было? Ты... ненормальная, - вывод, идёт пока не станет прямо напротив неё. Протягивая пальцы к лицу девушки, к ссадине. Странное ощущение. Вновь проводит по ней, стирая тонкую кровь. Кажется, где-то под ними пробурчал эльф, нечто невразумительное, потому и получил сапогом в нос. Для профилактики.
Сглатывая, мускулистая рука вновь касается девушки, вторые же пальцы не отпускают женское лицо, но убирая упавший на глаза локон волос. Впечатанный, иначе взглянувший на Ки-Тави, чародей медленно, столь нежно и аккуратно протягивает губы, вновь одаривая девушку поцелуем. Сколько за сегодня она получила их? Всю жизнь они где-то там, а за сутки словно ураган страсти, влажный, сладкий. Не смотря на обстановку, Роладн явно не торопился, полностью отдаваясь чародейке, прижимая к себе, невольно, не думая опуская руку к её ягодице, а сам не размышляя вцепился её верхнюю губу, после чего резко, мгновенно уходит вниз, к дамской шее, оставляя на ней красный след. Обжигая не только дыханием, задерживается, но так или иначе отпустит ту, которая смотрела на него взглядом влюблённой молодой девушки.
- Надо... отсюда убираться... - слегка похихикав, добавляет, - Снова. - убирая руки с талии, но беря ладонь Ки, смотрит на пальцы девушки, ласкова сжимая, потирая - Кхм... только куда, уже поздно, на корабль... нет, не стоит. Нет-нет... пора расходится, но... сегодня мы вместе? - чуть подождав, даёт ей ответ, который она вероятно так ожидала, - Нет, сегодня мы вместе, Ки.
Оставался вопрос о дальнейшем маршруте, а в изумрудах Роланда заигрались новые нотки.

Хранитель Кодекса & Криминальный Барон & Охотник на ДраконовСудовой журнал
«Месть Миролики»
Лавка на рынке

Приму в дар все ваши [Дырявые сапоги]

Рейтинг поста: 2

И они действительно сегодня были вместе. И на следующий день. И на послеследующий. Ки-Тави утащила Роланда к себе в гнёздышко, крайне скромное жилище на краю Фаэдера. Вместо кровати — жесткий матрас на полу, украшенный пестрыми шерстяными одеялами. Низкий чайный столик, за ширмой — медная ванная. Единственное, что выдавало в комнатке фаэдерский дух — это большие окна с огромными белыми ставнями, через которых можно выйти на покатистую крышу.
Именно там, спустя какие-то пять дней, сидя в теплых объятьях Рэкхема, Азариф поняла, что не представляет свою жизнь без этого человека.
И именно сейчас, сидя в каюте судна, отправляющегося к берегам Хекса, и обнимая свои колени, она вспоминает этот самый момент.
Я — хватает рыжего за руку, боится посмотреть в глаза, но голос твердый, звонкий, всем своим звучанием выражающий уверенность. — чувствую себя совершенной, когда нахожусь рядом с тобой. Будто всё, чего мне не хватало, я нашла в тебе.
Она не первый раз признавалась ему в любви, хотя и не подпускала близко к своему телу. Но этот раз обещал быть особенным.
И я хочу, чтобы это чувство оставалось во мне навсегда.
Собирается с силами и ищет своими глазами его.
Давай поженимся.
Для дикарки из монастыря, не ведающей порядок здоровых отношений, такое предложение не казалось дикостью. Наоборот, ещё более естественного порыва она в себе не чувствовала. Она знала, что монахи свяжут их души навсегда, ей не нужны были бумажки Фаэдера или других северных городов. Она хотела баланса. Как и завещал ей Агидиус.

Сложно было описать реакцию Роланда, порядки и мораль которого всё же восходила к дворянству. Но предложение было предложением. И как бы он к нему не отнесся, в конечном итоге он его принял. Он решился на то, чтобы объединиться браком с "ненормальной" девушкой, с которой не провёл и недели. И согласился на ритуал совмещения.

Ритуал совмещения — процедура, связанная непосредственно с божественным вмешательством в судьбы двух людей. Закрепляя их сердца вместе, боги благословляют их магической печатью, и где бы они не оказались, как бы далеко их не закинули обстоятельства, пара всегда будет помнить друг о друге, всегда узнает друг друга в толпе и чувствовать тепло партнера.
Ки-Тави ещё ни разу не видела, как проходит это великолепие, но родители рассказывали девушке невероятные истории о дымке аромопалочек, принимающих различные формы, о ощущении присутствии чего-то великого рядом с тобой.

И вот корабль стукнулся носом о пристань, Ки хватает Роланда за руку и ведет на базар. Она хочет купить фруктов для родителей и подобрать ткани для свадебных лент. И морально подготовить мужчину к знакомству с её родителями.
Проведем здесь полдня, а после наёмем лошадей. Так будет легче добраться до коммуны.
Сжимает его пальцы и радостно подставляет лицо солнцу. Кажется, она совершенно счастлива.

Рейтинг поста: 1

16

- Гхм... - недовольно проворчал себе под нос Роланд, потирая поясницу. "Как она на этом спит?.." - не только думал, но и обязательно высказывался, явно любопытствовал, да намекал, - Напомни, заэааам, - зевнул, прикрывая глаза и открывая рот подобно бегемоту, -  Мм... твой святой имеет, что-то против пуховых матрасов или гамаков? - всё ещё не проснулся, молодой человек даже окончательно глаза не открывал, а не услышав ответа, подтянул руку к девушке поглаживая её по талии, но не южной коже, а ткани. - Ки? Ты спишь? - чуть промычав себе под нос, чародей под конец опустил руку к бёдрам девушки и аккуратно, но ласкова сжал её в своей ладони, вновь поглаживая, - Ну и ладно... - закрывая глаза, отправляется в мир дрёмы... она конечно его не подпускала к своей плоти, что не означала, что такой человек, как Мюриэль не будет к ней приставать или одаривать своими вниманием, любовью. Лёгкие шаги, да игры, от чего монашка уже давно поняла, к чему стремится этот моряк, что всё же давал ей время.

Где-то вдалеке, где-то там в сознании, но не в реальности прозвучал звон колоколов, что оглушал и дезориентировал. Слова произнесённые из яркости чувств, словно извержение накатили на молодого человека, что ощущал только тепло ладони девушки, да холод внутри, что неожиданно испугал его. Голос южанки не пропал, а повторялся, превращаясь в бесконечный цикл, что слился в унисон с писком.
Роланд проморгался, не первый и не в последний раз возвращаясь к реальности своего бытия, переводя изумрудные глаза к небесным очами Ки-Тави. Легко читался, что и следовало ожидать, посмотрите на него, как растерялся, словно не зная, что ответить. По крайне мере он уже не выпрыгнул в окно, потому всё было не столь потерянно. Молчание продолжалось, а далее всё, как в тумане.
Резко взмахнув рукой, рыжий со всей силой бьёт, по недавно купленному по хорошей скидке, кофейному столику, раздаётся грохот, а после и бас молодого человека, который выкрикивает своё категоричное мнение.
- ДА! ДАВАЙ! - вскакивает со своего места, снова дрыгая конечностью, словно разя воздух, - Конечно! Да!
- Почему бы и... да! - в будущем сложно объяснить почему он так среагировал, но сегодня... горячая, молодая кровь, сердце что желало многого и более того, что полюбило скромную девушку, что ломала головы с разворота ноги, - Да! - расставляя руки по сторонам с той самой улыбкой подзывает к себе невестку, - Иди ко мне, лапушка, ДА! - поймав её, обнимая и прижимая к себе, закидывая на себя, одаривает очередным горячем поцелуем, глубоким, но ласковым... когда они отцепятся друг от друга? Не важно, для них существовал только миг.

Почесав себе бровь, будущий Рэкхем осматривает уже пыльные сапоги, что на палубе отодрал до блеска. Да и сам он переоделся, как и подобает дворянину - красиво, конечно же слегка неудобно, но и впечатляюще... в глубине души, не был уверен, что ведёт себя правильно, о чём и интересуется у спутницы жизни.
- Ты уверена? - ох, какой раз он спрашивает, - Конечно, понимаю, но... может чуть более аскетично вырядиться?.. Если, Я не понравлюсь твоим родителям, то... о давай сюда, - забирает у девушки корзину с фруктами, - То...  в общем ничего не изменится, всё равно уведу тебя у них, - классическая ухмылка, а он подмигивает невестке, уже направляясь в сторону конюшни, - Что у вас обычно носят? Смешные деревянные шлёпки... о нет, говорю сразу - Я не дам себя обрить! - смешок, Роланд явно нервничал.
Вскоре они оказываются на конях, где чародей, как всегда уверенный в седле следовал побоку от невестки, с долей азарта осматривая окрестности.
- Небо сегодня, как всегда прекрасно, - голубое, чисто, лишь синева и солнце, - ... прямо, как твои глаза, Ки.
- Нам ещё долго? - Не Рэкхем не довольно оглянулся на свои штанины, да и путь его уже помотал, ощущая, себя уже не столь подготовленными, чтобы сообщить местным мастерам и монахам, что он забирает их любимую дочку к себе, а что с ней будет делать... в общем, встреча обещается быть... любопытной, но будучи собой, он естественно не ожидал ничего хорошего... придётся ли ему доказываться испытанием свою... достоин ли он? Определённо, главное чтобы они поняли.
Вот и прозвучал ответ, который Роланда не сильно радовал - они почти на месте. Свадьба не за горами... в прямом смысле этого слова.

Хранитель Кодекса & Криминальный Барон & Охотник на ДраконовСудовой журнал
«Месть Миролики»
Лавка на рынке

Приму в дар все ваши [Дырявые сапоги]

Рейтинг поста: 1

17

Молодость и юность нашего героя, на данный момент описана не только в этом эпизоде, что вероятно, кому-то интересно, что же быдло далее?

Правильно, вначале всё было и правда, как в сказке. Они оба поженились, поцеловались в родном крае Ки-Тави, да обменялись магией, что подпитана не только волей жрецов божества, но и силой куда более действительной в любой из реальности - любовью.
Не скажем, что родственники жены были особенно рады Роланду, но что поделать? Сердцу молодой не прикажешь.
Они гуляли, пили, да Рэкхем так же узнал об азах их культуры, народности и даже некоторые приёмы рукопашного боя... да, того сами.

Вскоре же им пришлось вернутся обратно в Фаэдер, где жена убеждает мужа бросить корабли и найти работу ближе к ней, к новой семье. Мюриэль же конечно идёт на уступок и будучи человеком образованным - находит её в администрация одного из портов Града Магов.
Именно здесь сказка и заканчивается, но начинается быт. Оба потерянных вскоре узнают и поймут, что они находятся не на своём месте. Начались ссоры, недопонимания, Роланд же вновь теряет нечто такое в сердце, но продолжал любить её... вероятно, как и она его.

Через пару месяцев они всё же разойдутся в конфликте, связанной с изменой самого Рэкхема, что пьяный вышел следом за девушкой, крича на всю улицу, чуть ли не угрожая и обвиняя. Он знал, что виноват, но призвать данного не желал.
Она вернулась на родину, столь знакомую, приятную, а будущий Рэкхем... на море.

Эпизод закрыт

Хранитель Кодекса & Криминальный Барон & Охотник на ДраконовСудовой журнал
«Месть Миролики»
Лавка на рынке

Приму в дар все ваши [Дырявые сапоги]

Рейтинг поста: 0