1

Действующие лица:
Лин + Ори
Внешний вид персонажей:
в постах
Дата и время в эпизоде:
Позднее утро 28 дня месяца Граната, года Пепельной Хвои.
Погода в эпизоде и место действия:
Снежно и тепло в Фаэдере, не смотря на время года.
Один из районов городка, начиная с дворика местной таверны и заканчивая аптекарским складом.
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
В поисках денег дриада наткнулась на объявление в таверне Фаэдера, что аптекарский склад терроризирует какой-то демон, особенно налегая на угол с валерианой, и его надо извести.



котик
братец
испытание
экспедиция
катакомбы
бесстрашие



Я ко дворцу направляюсь, там коронуют меня.
И тот старик на троне говорит мне, что я быть настолько грубой не должна.
Я ко дворцу направляюсь, но двери заперты в нём.
И тот старик на троне говорит мне, что я на замке держать свой ротик должна.
Иду прямо в замок. (с)

Сайт Leen

Рейтинг поста: 1

2

Лапки черного кота аккуратно передвигались по свежевыпавшему снегу, оставляя после себя достаточно заметные и глубокие следы. Кот обернулся и посмотрел на них, а затем, подняв голову, на серое небо с едва проглядывающим солнцем и хлопьями снега, летящими вниз и укутывающими в пелену необъятный Фаэдер. Прищурив свои глаза и чуть оскалив свою пасть, кот сконцентрировался на своих ощущениях - теплый ветер вперемешку со снегом приятно обдавал свежестью и наделял чувством прекрасного его шерсть и его маленькие ноздри; солнечные лучи падали прямо на его черную макушку, словно чья-то теплая рука, гладившая его - подумав об этом, кот немного вытянулся и на мгновение действительно поверил в эту ласку; ушки его пару раз дернулись, пытаясь уловить чье-либо присутствие рядом, но до них донесся лишь вой ветра да чей-то оживленный разговор в некотором отдалении; а носик его почуял то, ради чего он собственно здесь и оказался, в переулке Фаэдера позади аптекарского склада - сладкий и такой манящий запах валерианы, уносящий его мяу-разум далеко за девятые небеса... Черный хвост от предстоящего удовольствия игриво завилял из стороны в сторону, а по коже существа прошла волна мурашек, заставивших шерсть приподняться на пару миллиметров.
Еще раз окинув взглядом следы от лапок и посчитав, что уже через пару минут их заметет снегом, довольный черный кот направился дальше по проулку - недалеко от выхода на непосредственно саму улицу в стене здания склада имелось небольшое окошко - видимо, для проветривания и обеспечения воздухом и небольшим количеством солнечного света растений. Кот знал об этом проеме уже достаточно давно, и пользовался им он также не в первый раз, поэтому он в два прыжка он преодолел высоту, превышающую его собственный рост раз в пятнадцать, и оказался прямо на складе, аккуратно приземлившись на свои мягкие подушечки. Она была совсем рядом, он чувствовал её! Его изумрудные зрачки уже начали расширяться, а разум - затуманиваться. Кот сразу же обернулся на темный угол позади себя, там стоял ряд с выращиваемыми растения, но валерианы там не было - похоже, её убрали с прежнего места, спрятали в какое-то другое место. Но она рядом! И ему не впервой искать это изысканное блюдо, и даже не во второй раз... Он уже не контролировал свое тело, и ему даже не приходилось напрягать свои чувства, чтобы отыскать источник этого чудесного запаха - он был прямо перед ним, радужная нить среди обычных серых нитей других растений, и она вела... Одурманенный, он шел за своими чувствами, и оказался в небольшой комнатушке с инвентарем и... Кот был готов поклясться самим Агидиусом, но в центре комнаты ярко светилось растение валерианы, спрятанное ото всех и забытое всеми, но только не этим котом с очумевшими глазами и хаотично виляющим хвостом. Радужная нить, за которой он следовал, растворилась на множество молекул и стану самой атмосферой этого уютного и мяу-классного места, стала самой мяу-вселенной, в центре которой была эта нежная ветвь с ярко-сияющими бутонами...
Сил держаться больше не было. Изначально, в самом начале этого преступления, он хотел насладиться этим яством, проявив к нему недюжинное уважение, но он опять не смог ничего с собой поделать - как и во все предыдущие разы употребления этого наркотика, он накинулся на эту мяу-ветвь и начал яростно её кусать, стручки отдавали жжением, но он не мог уже ничего поделать с собой. Абсолютно ничего, он мог лишь наслаждаться, впадать в безумие, становиться мяу-зверем и видеть... Ох, она расцветала прямо перед ним на глазах! Бутонов становилось все больше и больше, они начали принимать странные, закрученные формы, но разве это не мяу-прекрас...но?! В глазах заискрилось, а на губах... Ах, а что было на губах...

Рейтинг поста: 1

3

Старой знакомой в Фаэедере не оказалось, увы. Даже хозяйка Аметиста, госпожа Кёртис, только пожимала плечами. Мол, однажды совы просто не оказалось в комнате, отчего пришлось спешно нанимать новую официантку. Попутно Буклин снова предложила дриаде место в своё заведении. Девушка только извиняюще замотала головой, сказав, что деньги ей позарез нужны, но задерживаться она в этом городе не собирается.
Бывает же так - смоталась в город магов и библиотек по делам, а в итоге деньги закончились в самом непредвиденном моменте! Благо, хозяйка таверны согласилась сделать скидку на ночёвку и дала порыться в объявления с обозначенной платой.
- О, вот этой суммы хватит на прыжок через аркмув, - пробежав глазами по листочку, выбрала задание Айлин, протягивая её Буклин и уточняя адрес.
Задание было простым: через пару десятков домов была аптека со складом, где выращивали и хранили всякие целебные растения и медикаменты. Судя по объявлению, кто-то потрошил уже на протяжении нескольких месяцев растения, но обычные жители боялись иметь с "подлым демонюкой, чёрным, как смоль" дело, маги почему-то не брались за задание, а больше было и некому. Ну да, платили-то не ахти сколько, вот и не разрешается ситуация.
В аптеке дриаду встретили мать с дочерью, которые обрадовались и слёзно взмолили девушку о помощи, на ходу направляя на склад и давая всевозможные инструкции. Попутно, зачем-то, пытались запугать, но Кольм только улыбалась и кивала, позволяя тащить себя через задний двор к амбару.
Заходить вместе с ней женщины отказались, поэтому дриада перед входом на склад скинула с себя утеплённый плащ, который доверила хозяйкам, поправила неизменное платье цвета ореха, подтянула волосы в косе, чтобы не мешались, потуже закрепила наручи с арбалетом на правой руке. Сумку и набедренный пояс со всякими мешочками решила оставить, чтобы всё нужное было под рукой. Ну всё, вроде готова. Главное, потом не забыть забрать плащ у достопочтенных хозяек.
Не особо скрываясь (если это и был демон, он бы её учуял уже давно), Айлин открыла дверь и прошла внутрь. Помещение совмещало в себе несколько последовательных комнат, и в первой же было небольшое окошко под потолком, видимо, для проветривания. Открытое. Видимо, выполняло свои функции. Вот только, если приглядеться, можно заметить на рамах мокрые следы от снега. Сюда кто-то пробрался через окно? Вот жеж.
Через несколько дверей было слышно, как "бесновался" демон (на деле просто шуршал достаточно громко). Даже не став взводить оружие, девушка прошла вглубь и осторожно заглянула в приоткрытую дверь. В нос ударили различные запахи растений, и запах валерианы среди них было легко узнать. Неудивительно, ведь бедное растение так яростно тормошили и объедали, распыляя вокруг его запах, заодно и круша стоящие рядом кадки с растениями. По крайней мере, безжалостно их оттаптывая. Альбиона улыбнулась и уже смелее вошла в комнату, пользуясь тем, что "демоняка" занят другим делом. Поэтому он почти никак и не отреагировал, когда Лин схватила чёрного кота за загривок и подняла в воздух. Видать, уже нажрался растения и теперь видел сказочные холмы и единорогов. Пользуясь отстранённостью кота, девушка прижала котика к груди и позволила себе потискать красавца. Таких ухоженных и лощённых котов она не встречала давно. Значит, не уличный.
- Ну ты и сообразительный наглец! - восхитилась дриада, всё ещё беззастенчиво тиская кота. - Твоей хозяйке стоит купить тебе персональную кадку с растением. А то, если правда вскроется, ей эта аптека со склочными бабами влетит в копеечку. Ну-с, пойдём.
С этими словами девушка развернулась, чтобы направиться к выходу и незаметно отпустить кота на улицу. Хозяйкам же девушка скажет, что демон изгнан посоветует поставить на окна металлические сетки и закрывать двери. Делов-то.


котик
братец
испытание
экспедиция
катакомбы
бесстрашие



Я ко дворцу направляюсь, там коронуют меня.
И тот старик на троне говорит мне, что я быть настолько грубой не должна.
Я ко дворцу направляюсь, но двери заперты в нём.
И тот старик на троне говорит мне, что я на замке держать свой ротик должна.
Иду прямо в замок. (с)

Сайт Leen

Рейтинг поста: 1

4

А ну губах было... Какой-то странный вкус... И запах... Лаванда..? Несмотря на свой дурман, кот заподозрил что-то неладное, ведь как валериана могла стать лавандой, не иначе как... И мир пошел вверх дном! Он не просто перевернулся, он буквально вывернулся наизнанку, котика бросало из стороны в сторону, сказочные холмы то исчезали, то появлялись под его ватными и легкосгибаемыми, как макароны, лапками, пока все наконец не устаканилось, а сам кот оказался аккурат в овраге, глубоком или нет - он уже не мог понять, было лишь... "Мяу-ко.." Не мог понять и то, почему холмы были такими теплыми, ведь на дворе - зима, не мог понять и того, почему он прямо сейчас находится в невесомости, а его скромную тушку что-то крепко сжимает; все, что волновало еще трезвую часть его сознания - это, наевшись еще больше валерианы, стать нетрезвой. Но блин, почему он жует прямо сейчас какую-то лаванду, пушистую и душистую, а не, мать его, жесткую и вкусную валериану?! Сигналы, посылаемые мозгом ко рту с приказом "отмена", "отмена приказа есть", попросту не доходили, и он продолжал жевать и жевать, жевать и жевать эту лаванду... Впрочем, она была не так уж и плоха, по крайней мере на запах.
Когда "мир" заговорил, глаза кота сразу же расширились и начали медленно смотреть вправо--влево от испуга и полного страха, а уши поникли, вжались в черную макушку. Ему было чертовски страшно, в его пьяном мозгу даже проскочила мысль, что это сам Бог говорит прямо сейчас с ним, порицает его за вредную привычку и хулиганство; и кот лишь тихо жалобно мяукнул в ответ, перестав жевать "лаванду" - ему действительно стало стыдно. И Бог, кажется, услышал его тихое извинение и принял его: "мир" снова начал деформироваться и давить на котика со всех сторон, и, как и в первый раз, его это немного испугало, но чуть погодя до него дошло, что Бог так играется с ним, и ему это даже нравилось, и он даже начал мурлыкать и получать удовольствие, полностью потеряв интерес к валериане и "лаванде" - Богу нужно было дать понять, что кот принимает его ласки и что кот больше никогда!, никогда не притронется к запретному растению. Кот, конечно же, однажды нарушит свое обещание, и история повторится вновь...
"Мир" полетел, кот своими длинными усами чувствовал, как он летит вместе с ним навстречу чему-то неизведанному, чему-то... Сперва его встретил холодный прохладный воздух (хотя холода он и не чувствовал), а затем и... снежинка! Снежинка, что приземлилась прямо на его нос и сразу же привлекла его внимание - время, что быстро летело до этого, начало замедляться, и он чувствовал каждой клеточкой своего носика, как эта бесконечно красивая снежинка тает у него на глазах, теряет свои формы и превращается в самую обычную воду. Она таяла и таяла, а кот ничего, абсолютно ничего не мог с этим поделать - и оттого ему стало так грустно, что при "смерти" снежинки он жалобно мяукнул и построил такие грустные и пьяные глаза, на которые была способна его мимика в его трезвом состоянии.
Непонятно и как совсем незаметно для него, он оказался на четырех лапках - и они дрожали оттого, что ему было трудно стоять, хотя сам котик этого не ощущал, чувствовал лишь холод и влагу на своих подушечках. Он не знал, что он должен сейчас делать, после того, как "мир" покинул его, потому он просто сделал один шаг вперед... и еще один... и упал мордочкой прямо в сугроб, и глазки его зеленые захлопнулись, а сам он оказался в царстве морфия.

Рейтинг поста: 1

5

ты ж хотел неспешную игру хд
сорян :с

Благодаря родному дереву дриада в основном отдавала спелыми яблоками, хотя иногда и волосы могли отдавать маслами и шампунями. В любом случае, чем бы не пахла в данный момент Айлин, коту она явно нравилась, так как он усердно жевал выпавшую из длинной косы прядь волос и был вполне себе доволен. Что вызвало очередное умиление девушки и поток обнимашек с котом.
Впрочем, когда Кольм направилась к выходу, поняла, что просто так выпустить кота не получится. Он вряд ли сообразит, что ему надо шмыгнуть за забор и свалить в туман. Пришлось заталкивать вяло сопротивляющегося котика в сумку и наказать, чтобы тот не вредничал. Сама же вышла к топчущимся хозяйкам и с улыбкой кивнула головой.
- Я провела небольшой ритуал изгнания. Некоторые ингредиенты были... надгрызены и испорчены напоследок от беса, но вы не расстраивайтесь, не всё так критично, - чувствуя, как недовольно шевелится сумка, дриада поспешила запихнуть её за спину и придерживать руками. - Я советую вам поставить, эээ... освещённую богами сетку на окна и нарисовать знаки Миролики, - Да простит меня Мать Природа! - на четырёх стенах в помещении! О, и фундамент дома тоже укрепите, чтобы, эээ, подземные бесы не смогли проникнуть на склад.
Бабоньки в голос возблагодарили девицу, осыпали серебром и выставили на улицу, всучив попутно плащ. Отойдя за угол и облегчённо вздохнув, Альбиона, наконец, достала вяло брыкающегося кота из сумки и снова устроила на груди.
- Впрочем, не вечно же тебя с собой таскать? Как на счёт того, чтобы пойти домой? И - р-раз!..
Оказавшись на лапах, кот не то, чтобы не обрадовался своей свободе, а, скорее, наоборот: окончательно опьянел и взгрустнул, отчего уснул без задних мыслей. Кривоватая улыбка дриады говорила о том, что тут всё явно пошло не по плану и с котом придётся ещё повозиться. Котейка из сугроба был аккуратно вытащен, слегка потрясён в воздухе, поглажен на предмет уборки от снега, снова прижат в груди и ласково чмокнут в макушку. Ладно уж, пусть расслабляется.
Вопрос состоял в другом: как долго он проспит и что с ним теперь делать?
Пришлось медленно топать на постоялый двор, обратно у Буклин, потому что пережидать сонного царства было больше негде, а котика бросить совесть не позволяла. Так она его хотя бы в конюшне оставит, выспится в тепле и сам куда-нибудь уйдёт, чай, не золотая рыбка.


котик
братец
испытание
экспедиция
катакомбы
бесстрашие



Я ко дворцу направляюсь, там коронуют меня.
И тот старик на троне говорит мне, что я быть настолько грубой не должна.
Я ко дворцу направляюсь, но двери заперты в нём.
И тот старик на троне говорит мне, что я на замке держать свой ротик должна.
Иду прямо в замок. (с)

Сайт Leen

Рейтинг поста: 1

6

...
Громкий, жадный и полный желания жить вдох раздался в конюшне, заставивший зимовавших там лошадей оторваться от дневной кормежки и, проржавшись, оглянуться и посмотреть на лишнего "гостя" в их пристанище - им был черноволосый нагой мальчишка, лежащий в куче сена и чье дыхание еще было далеко от нормального, он продолжал поглощать воздух, хватая его промерзшими руками, словно это как-то поможет быстрее восстановиться организму. Зрение постепенно приходило в порядок, и он уже мог различать цвета, хотя головная боль, судя по всему, собиралась надолго поселиться в его промерзшем тельце, по крайней мере на ближайшие часа два. Наконец, когда его дыхание более-менее стабилизировалось, а его осознание смогло определить, что крыша помещения, в котором он находился, сделана из дерева, он попытался встать, но тут уже утонул своими руками в сене - тело, промерзшее, еще не до конца слушалось, так что ему ничего не оставалось кроме как барахтаться в пище питомцев богов, как в воде, и пытаться выплыть из этого вязкого болота. Наглотавшись сена, нагой Ори эпичным кувырком закончил свое нисхождение с великой кучи, после чего, шатаясь, встал и, помятый, начал осматриваться; обычная конюшня, ничего особенного. Взгляд его, хмурый и сонный, встретился с безразличными глазами лошадей, уставившимися на это сенное чудо-юдо, оказавшееся у них в еде подобно мухе - и они, похоже, хотели раздавить эту муху как можно скорее. Ори почувствовал на себе этот не прощающий никого взгляд и, толерантный ко всем себе подобным, поспешил скрыться из их дома. К счастью, на крючке неподалеку от большой массивной двери висела какая-то подстилка, которой, похоже, укрывали животных в особо морозные дни. Ничего лучше не было... Накинув её на себя, подобно большому пледу, Ори направился к двери, взялся за ручку и открыл её...
Ветер за стеной накинулся на него, ударив его снежным кулаком по лицу и поставив на колени. Удар его был настолько силен, что Ори даже и вздохнуть не успел, в голове помутнело, а тело начало дрожать так же бешено, как и его сердце в его лучшие и теплые деньки - но сейчас же оно было мертво, лишь изредка радуя его кровеносную систему новым выбросом крови. Нужен был воздух. Сопротивляясь природе, он попытался встать, но тут же был снова поставлен на колени, а из груди его издался сильный и горький кашель такой силы, что он был готов выхаркать все свои органы, лишь бы закончилась эта ледяная боль. Лошади позади снова заржали от наполнившего помещения холода. Откашлявшись и отделавшись лишь одной слюной, последней в своем организме, Ори, ползком и босиком по снегу выбрался на улицу и закрыл за собой дверь, дабы больше не мучать бедных животных. Было холодно. Нужно было понять, где он находится и куда ему идти в его состоянии. Он поднял свои глаза, несмотря на метель и... Было красиво. Поздний день, солнце, несмотря на то, что было недалеко от горизонта, все еще ярко светило и проглядывало сквозь белоснежные облака. Мир вокруг словно... замерз. На улице было ни души, Ори был один. Один в этом прекрасном белом мире. Сбоку от него послышались голоса, он сразу же повернул туда голове - стоящее рядом здание было похоже на постоялый двор и, в лучшем случае, там он может переждать начавшуюся вьюгу. Еще раз посмотрев на прекрасный вид и на не прекрасного себя, сонного растрепанного мальчика в одной лошадиной подстилке и пропахшего сеном, он направился к двери на постоялый двор в надежде, что ему выкинут не сразу, а лишь спустя минут 10. Этого должно было хватить.
Уже практически не чувствуя пальцев на своих ногах и своего голоса из-за непрекращающегося кашля, он открыл дверь и вошел внутрь. К счастью, народа было немного, все, должно быть, сидели по своим комнаткам да грелись в приятной компании; Ори, недолго думая, направился к управляющей и, жалобно и хрипло пропищав о своих проблемах, каким-то чудом выпросил разрешение на пребывание у теплого камина в гостиной, куда он и сразу же направился. К его удивлению, больше там никого не было или ему так показалось (он все еще видел не так хорошо), так что он сразу же расположился перед самым огнем, упав на бок и, чуть согнувшись, выставив вперед свои отмороженные пальцы на руках и ногах. Было так... тепло, что он некоторой радости в сердце зажмурил свои глаза.

Рейтинг поста: 1

7

Пока дриада грела свои пальчики о кружку с чаем и болтала ногами, сидя на высоком табурете и довольно жмурясь, в таверну прошмыгнули две работницы. Они зашли с чёрного хода, и о чём-то подозрительно зашушукались, иногда охая, иногда хихикая.
Вытянув шею и прислушавшись, Айлин смогла понять, что одна из официанток на перерыв забегала в конюшню (ту часть, в которой описывалось, зачем она туда пошла, Лин пропустила) и увидела там в сеновале какой-то силуэт. Мужской. Голый. С чёрными волосами. И та-а-акой классной задницей.
Дальше Альбиона предпочла не слушать. Вместо этого она крепко задумалась и зачем-то стала анализировать. Голый. В такой мороз. В сене. С чёрными волосами. Голый.
Внезапно издав нечленораздельные звуки отчаяния и схватившись за голову, девушка подхватила свои вещи и кинулась к чёрному входу, ближе к двери в конюшню. Оборотней она встречала довольно часто, так что примерно догадывалась, что после перекидывания некоторые могут остаться голыми. Так что нетрудно сопоставить факты и предположить, что, скорее всего, это она притащила чёрного кота-оборотня на сеновал, оставив его там спать, после чего он перекинулся во сне или наяву и теперь мёрз там, пугая местных работниц. Или наоборот - привлекая... В общем, ясно было одно - котика надо было спасать!
Влетев под сень обиталища коней, Альбиона обскакала всё помещение, ища сверкающую голую задницу. Или хотя бы чернявые волосы. На голове, если что. Но нигде ничего подобного не было, поэтому Лин повторно вцепилась в голову и взвыла, выметаясь из конюшни через входную дверь. Возле неё она заметила следы босых ног, которые не замело ещё чудом (возможно, они просто были очень свежими) и помчалась по ним. Как ни странно, неизвестный бедолага зашёл прямо в таверну, оставив дриаду без дальнейших подсказок. Впрочем, оглядев залу, девушка поняла, что её клиент - единственный странный горемыка у камина, который, видимо, собрался там помереть от радости и последнего тепла. Добравшись до камина в два подскока, Лин шлёпнулась на колени перед бедолагой и за локоть потянула его вверх и на себя, заставляя подняться. Горемыка вновь был прижат мордой к груди и стиснут за плечи, а над головой его раздалось измученное:
- Жи-и-ив... Ой, прости.
Осознав нелепость ситуации, дриада всё же отпустила паренька, разглядывая его с ног до головы. В какой-то робе из конюшни, измученный и замерзший, а ещё с остатками дурмана на лице и в глазах, он вызывал жалость и улыбку, отчего Лин скорее констатировала, чем спросила:
- Ты ж сожрал у местных лекарей всю валериану? Тебе не стыдно? С тебя бы три шкуры спустили, не смотрели бы, что оборотень.
Кольм мягко улыбнулась и стянула с себя плащ, накидывая его на незнакомца, дабы тот быстрей согрелся.
- Айлин Кольм. Можно просто Лин, - протянула она руку для пожатия.


котик
братец
испытание
экспедиция
катакомбы
бесстрашие



Я ко дворцу направляюсь, там коронуют меня.
И тот старик на троне говорит мне, что я быть настолько грубой не должна.
Я ко дворцу направляюсь, но двери заперты в нём.
И тот старик на троне говорит мне, что я на замке держать свой ротик должна.
Иду прямо в замок. (с)

Сайт Leen

Рейтинг поста: 1

8

Пламя неспешно поглощало подсыревшие из-за снега дровишки, принесенные откуда-то с заднего двора, с нескрываемым аппетитом, выражающимся в ежесекундном и тихом потрескивании и вылетающих из камина искр и небольших темных угольков подобно пище, оставшейся на губах или смачно падающей вниз, на пол, при совершении акта чревоугодия. Звук пожирающего дерево огня действовал на паренька, примостившегося у ног его, весьма успокаивающе и убаюкивающе, заставляя того невольно улыбаться и жмурить потерявшие свой прежний блеск из-за неудачного стечения обстоятельств глаза зеленого цвета, но, кажется, тепло, исходящее из камина, и свет, исходящий от пламени в нем, медленно и постепенно возвращают в них жизнь и надежду на светлое и не такое холодное, как сердца всех находящихся в таверне бездушных бродяг, будущее. Ори, подобно ребенку, довольно съежился и свернулся клубочком, насколько позволяло ему человеческое обличье, даже не думая о том, что сейчас на него бросают косые, полные отвращения и непонимания взгляды, обладатели которых наверняка ничем не отличаются от озверевших и оголодавших гиен, ведущих образ жизни падальщика. Попытка пошевелить отмерзшими (как хорошо, что еще не отмершими) пальцами на ногах отозвалась легкой покалывающей болью, заставившей мальца скривиться и зажмуриться еще раз, но уже на порядок сильнее по сравнению с его прошлым видом милого младенца, готового заснуть прямо на месте и, тихо посапывая, начать напевать свою тихую урчащую мелодию. Мелодию искреннего тепла и безграничной благодарности.
Готовый упасть в беспамятный сон, Ори не смог ни почувствовать своим нутром, доселе и практически безупречно помогающим ему в тяжелых ситуациях и вытаскивающим его из таких передряг, в которых он мог распрощаться с одной из своих жизней, ни услышать приближающиеся шаги, тихие и плавучие, принадлежащие какому-то легкому тельцу, грациозно приземлившемуся аккурат перед ним, словно маленький и еще не совершенный лист растущей у реки осины, что посмел сорвать весенний ветер в период её цветения. Парень плавно приоткрыл свои глаза, перед которыми находились колени, прикрытые юбкой бледно-коричневого цвета, которую он никогда в жизни не видел и не имел ни малейшего понятия о том, кому бы она могла принадлежать. Несмотря на помутневший рассудок, он мысленно обрадовался тому, что сейчас на улице зима, иначе бы он мог оказаться в весьма неловкой ситуации, и быстрее начал поднимать свои глаза вверх, открывая их все шире и шире, словно пробуждаясь от зимней спячки, в которую, судя по всему, ему не суждено впасть. Девушка. С привлекательными чертами лица. И Ори её не знал.
У него не было ни малейшей идеи касательно того, кто она такая и что хочет от него, но где-то в глубине души зародилась надежда на проявление сочувствия и сострадания от абсолютно незнакомого человека, которое зачастую было куда душевнее и искреннее, чем от людей, знавших тебя с пеленок и дающих тебе пустые обещания, оборачивающиеся очередным ножом в спине. Надежда эта продолжала теплиться и становиться все более реалистичной с момента, когда девушка неожиданно подхватила паренька за локоть и потянула на себя, и тот нисколько не сопротивлялся этому порыву души. Обмякшее тело, прогнувшись в спине, упало на девушку, а лицо его уткнулось во что-то мягкое и подозрительно знакомое, наверное, это была грудь девушки, и от одной этой мысли парень слегка покраснел, но строить сейчас из себя непорочного упрямца и недотрогу у него не было ни сил, ни желания. Ведь все, в чем он сейчас нуждался, это обычное человеческое тепло.
Над головой послышались звонкие слова облегчения, какие говорят матери вернувшимся с войны сыновьям, и в сердце Ори, потерянного блудного сына, так защемило от них от этих слов, слов незнакомого человека, что ему пришлось сжать зубы, чтобы не разрыдаться прямо сейчас на груди "мнимой" матери. Давление на плечи со стороны девушки спало, обозначая закончившееся время приятных объятий и начинающееся вслед за ним время разговоров; парень медленно и непринужденно откинулся назад, выпрямляясь и занимая сидячее положение напротив девушки, смотреть в глаза которой после осознания произошедшего ему стало стыдно, из-за чего он торопливо отвел взгляд в сторону, поджав губы. Последующие слова девушки были более прагматичными и осмысленными, благодаря ним Ори, сделав несложные сети причин и последствий и выходящие из них выводы, понял, что это именно она была тем человеком, что спасла (обрекла на смерть) черного кота неудачи и позаботилась о нем, когда тот не был в состоянии даже стоять на ногах. Потупив взгляд, парень тихо произнес всего два слова: - Извини. Спасибо.
Нарастающее чувство стыда за произошедшее усиливалось еще и той заботой, что проявляла к нему снизошедшая с небес альтруистичная жрица, накинувшая на него свой плащ, вес которого из-за душевного состояния Ори, приосанившегося под его тяжестью, превышал реальный в несколько раз. И хотя парень испытывал сильную неловкость, находясь в данной ситуации, у него не было желания провалиться сквозь землю, зарыться головой в песок, испариться, о чем он желает в свои самые тяжелые минуты жизни, ведь сейчас, не требуя ничего взамен, не зная его имени, ему... ему спасли жизнь, отнеслись к нему с такой заботой и пониманием, которого он не заслуживал, в особенности после своих преступных деяний. Ори медленно поднял голову, всматриваясь в приветливое лицо девушки и представляясь после небольшой паузы: - Ори. - немного затормозив, он тревожно и несколько боязно протягивает свою руку вперед, пожимая руку девушки и отмечая про себя, что она очень теплая, - П-приятно познакомиться. - добавляет парень, смущенно отводя взгляд в сторону.
Дрова в камине продолжали потрескивать, словно подначивая Ори на продолжение разговора и его превращения в самую настоящую исповедь, ведь он сегодня действительно совершил грех, за который должен был расплатиться если не душой, то искренним покаянием. Облизнув начинавшие розоветь губы и вложив одну ладонь в другую перед собой, парень снова посмотрел на девушку, после чего опустил голову в пол, собираясь с мыслями и словами, которые он должен сказать, донести их до всего мира и до сердца Лин, девушки, сидящей перед ним.
- Спасибо еще раз за то, что позаботилась обо мне... и за это... - он слегка отвел взгляд на согревающий плащ, накинутый на его "робу", после чего, улыбнувшись, продолжил, - И я очень сожалею за те травы... и мне очень стыдно, правда... Я бы хотел искупить свою вину. - робко подняв свои глаза, он взглянул в лицо девушки, - Что я могу сделать?

Рейтинг поста: 1

9 (2019-03-25 19:35:27 отредактировано Leen)

С улыбкой сжимая ладошку парня, дриада заметила, что она едва тёплая. Видать, сильно замёрз.
Неудивительно.
- Мне тоже приятно, Ори, - ответила Айлин, после чего обернулась к хозяйке таверны и громко её окликнула: - Госпожа Буклин, а можно мне комнату с бадьёй тёплой воды? За мой счёт, конечно же.
Женщина вскинула бровь, отрываясь от протирания идеально чистых стаканов и прикинула что-то в уме.
- Десять минут. Тысяча серебряных.
Кольм вздохнула. Придётся ещё где-то брать дополнительный заказ. Но не бросать же котика.
- Спасибо, - и тут же обратилась к парню: - Что ты можешь сделать для меня?.. Подождать пятнадцать минут. Кстати, ты есть хочешь?
Однако тут же, не дожидаясь ответа Ори, она снова обратилась к хозяйке:
- О, и одежду на парня. И что-нибудь перекусить.
- Две, - спокойно продолжила натирать кружку Буклин.
- Вот гхыр... - вздохнула Кольм. Почти ушла в минус. Теперь точно придётся оставаться на ночь и на следующий день брать ещё одно задание. - Вставай уж давай, пойдём за мной.
Одарив тёплой улыбкой оборотня, чтобы он не думал, что в чём-то провинился, Альбиона потащила его за собой на второй этаж, не давай и надежды на сопротивление.
Одна из работниц показала парочке комнату, куда какие-то мужики уже таскали воду в вёдрах, вручила одежду и даже какие-то потасканные ботинки на один раз. Потянув вяло сопротивляющегося юношу за собой в комнату, помогла работнице занести поднос с едой в комнату, усадила кота на стул, вручила в одну руку ложку, в другую хлеб, на стол оставила тарелку с супом и миску со всякими сырами и орехами, сама закинула пару штук в рот и приказала:
- Ешь. Приятного аппетита.
Сама же Айлин скинула сумку и набедренный ремень с кармашками для ампул и болтов рядом с кроватью, что явно давало понять о её ночевке в комнате.
- У тебя дом-то есть, Ори? - поинтересовалась Кольм, закатывая рукава и проверяя температуру воды в бадье. - Тебе есть, куда идти?
Вообще-то дриада не особо любила впутываться в неприятности и помогать задарма чужим и неизвестным, но котики и красивые мальчики были её слабостью, поэтому сейчас она не жалела сил и денег для помощи. Да и просто что-то жаль вдруг стало пацана. Такой тоской веял его взгляд. Возможно, он был просто великолепный актёр. В любом случае, дриада легко купилась на такую душку. Она была из простых девушек, которые велись на внешность и жалостливую мордашку.


котик
братец
испытание
экспедиция
катакомбы
бесстрашие



Я ко дворцу направляюсь, там коронуют меня.
И тот старик на троне говорит мне, что я быть настолько грубой не должна.
Я ко дворцу направляюсь, но двери заперты в нём.
И тот старик на троне говорит мне, что я на замке держать свой ротик должна.
Иду прямо в замок. (с)

Сайт Leen

Рейтинг поста: 1

10

"К-к-комнату..?! С... бадьёй?!" - по телу пробежала легкая дрожь от представления подобного развития событий, и Ори резко вскинул голову и открыл рот, чтобы отговорить Лин от подобных удобств - он ясно понимал, что это комната и эта... бадья будут предоставлены ему... и возможно не только ему, и это откровенно пугало его. Хотелось сказать, что ради него, незнакомца, не стоит тратить деньги и что он как-нибудь переживет разбушевавшуюся не на шутку бурю, справится со всеми своими невзгодами, как и всегда, но вот трактирщица, многоуважаемая госпожа Бруклин порушила все надежды котика, четко и ясно назвав цену. Цену комнаты. С бадьей. - Уммм... - только и смог он выдавить, виновато отвернув голову в сторону и вперив свой взгляд в замысловатую трещину в полу между деревянными брусьями. Хотелось погладить её изгибы, проверить, насколько остер вот тот угол, что угодно, лишь бы вернуться назад в прошлое на день-другой или хотя бы... ограничиться теми "удобствами", что уже Лин дала ему. Но вот Лин была против.
- Ааа... - "а можно остановиться на этом..?". "Нельзя" - и опять ему не дали и слова сказать, даже хотя бы высказать свои пожелания касательно еды! Но и тех у него не было; и был лишь стыд и ощущение себя безвольным и трясущимся пай-мальчиком, которому уже и комнату с бадьёй приобрели, и кушать купили, а теперь еще и одеждой наградили... Какой позор, какой позор! - Уммм... - еще раз промычав что-то нечленораздельное, Ори отворачивается уже в другую сторону, краснея и "пережевывая" в волнении свои губы. Давненько он не был в таком... неловком положении. И уже сейчас становится ясно, что дальше будет еще...
Госпожа Бруклин и в этот раз ожидаемо не отказала госпоже Лин (а по-другому её уже сейчас и не назовешь), и теперь Ори, что называется, был обмазан медом со всех сторон (ну или почти всех). Это не было плохо, это очень сильно смущало - и ладно, если бы сейчас на месте госпожи была Вирт, знакомый человек, но вот когда девушка, чье имя ты узнал лишь пару минут, делает столь много для тебя... И отказать ты ей из чувства совести не можешь, да и отказ она наверно не примет... Как ни посмотри, а у него не было каких-либо шансов на то, чтобы сухим выйти из бадьи с тепленькой водичкой; повинуясь Лин и её очаровательной улыбке (явно не предвещающей ничего хорошего), Ори медленно и неохотно, опустив голову и робко сцепив ладони перед собой, поплелся за ней на второй этаж. Им показали комнату, дали одежду, явно на пару размеров больше, чем у парня, и худо-бедные ботиночки - держа в руках все это добро, Ори, не без "помощи" Лин, оказался в самой комнате, где сразу же был прикован к стулу и еде. Смущенно положив одежду на стоявшую неподалеку кровать, парень, по-прежнему находясь в лошадиной обивке и плаще девушки, уселся на стул, посмотрел на появившиеся в руках хлеб и ложку и жалобно, со взглядом "Маааам", посмотрел на девушку - но та оставалась все такой же невозмутимой и непоколебимой, приказав пареньку есть. Грустно посмотрев на суп, Ори сперва поводил ложкой в нем, словно разбирая, из каких ингредиентов он состоит, после чего, все же не решив испытывать терпение девушки, начал медленно хлебать его, закусывая хлебом. Какой стыд, какой стыд!
Кушая, Ори старался все внимание уделять еде и не смотреть на девушку, оказавшуюся с ним в одной комнате, однако её возня все же заставляла его коситься время от времени; лучше бы он просто ел свой вкуснющий суп с закрытыми глазами и не видел, как она уже размещает свои вещички (а вообще, она же за комнату заплатила, так что имеет право..) и проверяет водичку своей рукой... И именно поэтому Ори стал все медленнее и медленнее поглощать кушанье, растягивая это изысканное удовольствие, и, когда супа осталось на донышке, он решил оторваться, чтобы ответить на вопрос девушки в надежде на то, что сейчас она даст ему шанс выговориться.
- Дом..? - положив небольшой кусочек хлеба на стол, Ори позволил себе откинуться назад на спинку стула, тем самым демонстрируя свою сытость и довольство предоставленной ему пищей, - Смотря что ты понимаешь под домом... Лично я домом называю то место, где я могу чувствовать себя спокойно и комфортно, где чувствую себя счастливым... И такого дома у меня нет. - закинув голову, как-то певче говорит парень, смотря куда-то в потолок и, похоже, совершенно позабыв о том, что рядом есть укротительница животных, - Впрочем, и дома в обычном его понимании у меня тоже нет, мы находимся постоянно в путешествиях, нигде надолго не оседая. - закончив свою логическую мысль, Ори возвращается с небес и на землю и, стоило ему увидеть Лин, сразу начинает смущаться и отводить взгляд в сторону, - Ну да, получается, что дома у меня нет... И спасибо тебе за еду, за одежду и комнату, но правда не стоило...

Рейтинг поста: 2

11 (2019-03-25 20:05:35 отредактировано Leen)

В глазах бедолаги-оборотня так и читалось жалостливое "Ну, ма-а-ам", но дриаду всё это только забавляло и до крайности умиляло. Поэтому все безмолвные попытки парняги отпихаться от всей этой затеи канули в море.
Выслушав Ори, девушка чуть склонила голову к плечу и протяжно вздохнула. Просто первым её желанием было схватить котика подмышку и утащить к себе домой, но если она притащит к Фаю в дом ещё одного паренька, пусть и в виде милого животинки, то дриада вместе с этим же милым мальчиком полетят на улицу. Да и, не могла девушка позаботиться о каждом одиноком и обездоленном существе. Помочь - да, но не взять его под свою ответственность. Тем более, без его прямого согласия или просьбы. А новый знакомый ясно давал понять, что вся эта ситуация для него абсурдна, он так не привык, да и вряд ли захочет повторения. Поэтому, всё что может дать ему Айлин - это удочку, а рыбку он должен наловить сам.
- Если у тебя уже есть кто-то, кого вместе с собой ты называешь "мы", то у тебя уже есть дом, - всё-таки мягко улыбнулась Кольм, направляясь за стол и присаживаясь напротив новоиспечённого друга. - Как мы сможем найти твоего друга? Он, наверное, потерял тебя. Так что, надо привести тебя в порядок и привести к нему. Верно? - очередная милая улыбка, которая не оставляла шансов оборотню. - А пока давай, вытаскивай себя из этого мешка, который уже надо, по хорошему, сжечь, и прыгай в ванную. Тебе спинку потереть? - для пущего ужаса и неотвратности водных мероприятий поинтересовалась Айлин, давая  коту выбрать из двух зол - меньшее (купаться самому и быстро или отдаться во власть девушки).
- Да, и, - несколько погодя заговорила девушка, - я считаю, что это стоило того. Я нашла нового друга и помогла тебе. Когда-нибудь и ты поможешь мне, не волнуйся.


котик
братец
испытание
экспедиция
катакомбы
бесстрашие



Я ко дворцу направляюсь, там коронуют меня.
И тот старик на троне говорит мне, что я быть настолько грубой не должна.
Я ко дворцу направляюсь, но двери заперты в нём.
И тот старик на троне говорит мне, что я на замке держать свой ротик должна.
Иду прямо в замок. (с)

Сайт Leen

Рейтинг поста: 1

12

По протяжному скрипу перед собой Ори понял, что Лин уселась на стул прямо напротив него, что называется "тет-а-тет" - он очень не любил подобную обстановку, которая, как правило, располагает к очень душевному и открытому разговору. Не хватает только чего-то очень крепкого для полной комплектации, ну или, в случае с Ори, пары веточек валерьянки. Но о каком алкоголе может идти речь, когда парень так начинает нервничать от одной мысли, что сейчас перед ним сидит девушка, и, кажется, она собирается вытаскивать из него всю душу... Ори начинает елозить и, стараясь хоть чем-нибудь себя занять и тем самым успокоить самого себя, берет в руку один орех и, пристреливаясь, запускает одним большим пальцем его вверх. ... Получись у него данный трюк, возможно... Но нет, орех глухо падает ему на нос и отскакивает куда-то в дальний угол комнаты; брови разочарованно опускаются, как и глаза Ори, у него даже нет сейчас права отшутиться. Будем надеяться, что Лин ограничится лишь тихим смешком.
- Угу-м... - как-либо более подробно отвечать на вопрос девушки касательно "нас" Ори не хотелось после его очередного рыцарского и бравого провала, да и он не особо любил распространяться о себе. - Мы найдем его, с этим нет никаких проблем... - тихо добавил он, опуская взгляд в пол; было бы большой грубостью с его стороны, если бы его ответ был таким кратким по отношению к девушке, что уже потратила на него достаточное количество золотых.
- ... Тебе спинку потереть?
- Не надо! - сразу же вскрикивает Ори с пунцовой рожей и вскакивает с места; ну за что она так с ним?! Ниспадающие черные волосы закрывают пульсирующие и смотрящие вниз глаза и, частично, само лицо, и, что бы он сейчас не делал, с этим нарастающим чувством стыда он ничего не может поделать. Ладошки неуклюже сложились в дрожащие кулачки, а сами ручки вытянулись вниз во всю длину - готов к погружению, стоит сказать! Стараясь не смотреть на Лин, парень вышел из-за стола и медленно и очень неуверенной походкой, близкой к обморочному состоянию, направился к той самой бадье... Вода выглядела очень чисто, от неё исходил пар, и, казалось, она кружилась! Или все это кружилось в глазах Ори; он поспешил прикоснуться своей ладонью к своему лбу, чтобы хоть как-то успокоиться и не позволить себе упасть в обморок, что, в текущей ситуации, было вполне возможно. Восстановив дыхание, он еще раз жалобливо посмотрел на Лин в надежде, что он может обойтись как-нибудь и без этого, но...
- Ага... - только и смог ответить девушке Ори в своем немногословном репертуаре, возвращаясь глазами к бадье и до сих пор решаясь, нырять в этот белый омут или нет. Пара секунд, и его губ издают максимально стыдливым и извиняющимся голосом: - Отвернись. - было бы лучше, если бы она вообще ушла из комнаты, но у него не было права требовать такое.

Рейтинг поста: 2