1


Время в игре:
13 день месяца Сапфира, год Пепельной Хвои; вечер.

Погода в эпизоде:
Прохладный день, идёт мелкий снег.

Место действия:
Праздничная заснеженная площадь Острова Грёз. В воздухе витает необычная атмосфера романтики и желаний. По периметру площади расставлены лавки с товарами, а по центру выступают Огненные птицы с пьесой о печальной любви.


Очерёдность отсутствует.

Рейтинг поста: 13

Портал привел к знакомой площади. Ну, как знакомой, кот здесь был только на паре пивных фестивалей, когда вокруг шумела толпа, пиво лилось рекой, а  середине площади возле огромного костра отплясывали пары. Сейчас же все было по другому. Единственное, что-это лавки на тех же местах, но ассортимент сильно отличается. Вместо пива и эля-глинтвейн, красное вино и пунш. Для особых эстетов-белое и розовое вино со множеством пузырьков. Подавали его в высоких стеклянных бокалах. На лотках разнообразные сладости, преобладал шоколад, в основном в виде сердец разного размера. Над некоторыми палатками витали ароматы сдобы, корицы и ванили. Посередине площади на помосте актеры выдавливали слезу у домохозяек и юных девушек, и впечатлительных юношей. Пьеса была насквозь пропитана любовными страданиями и ванильными чувствами.
Кайрон фыркнул себе под нос. На пивном было веселее, а тут даже драки наверняка не будет. Танцев, похоже, тоже. Но Кайрон и не хотел танцевать, тем более, что белой лисы не было, Ирис отбыла по каким-то важным делам.
Зверочеловек взял кружку с горячим глинтвейном и оперся на столик под навесом. Вокруг все было розово-красным, в кружевах и рюшечках. Попивая обжигающий напиток, кот осматривал площадь в надежде найти кого-нибудь знакомого.
Огненные птицы закончили акт пьесы, сорвав громкие аплодисменты. Зрители, нагулявшие на свежем воздухе аппетит, ринулись к лавкам, по пути обсуждая увиденное на сцене. Скучавший неподалеку бард встрепенулся и затянул любовную балладу, привлекая к себе толпу.

Рейтинг поста: 4

3

Kairon Woolly


С того времени, как Шиа выбралась из своего «гнезда» прошло немало времени. Однако птицу ещё не заносило на какие либо празднества. Будучи оповещённой о предстоящем событии, Мор тщательно подготовилась – натянула на свои формы привлекательное, алое платье с глубоким декольте, уложила иссиня-черную гриву в некоторое подобие прически насколько это было возможно. В общем – выглядела шикарно, в отличии от всего того времени, когда путешествует. Чаще, правда, голой, но всё же это мелкие детали не требующие уточнения. Сейчас ей нужно соответствовать этому прекрасному празднику. Площадь острова Грёз впечатляла декорациями – всё обустроено так, что невозможно не зарядиться этой приторной энергией романтики. Правда было одно большое НО – отсутствие гостей, которые были бы знакомы Шиа. Правда... этим фактом она похвастаться не могла, ибо знакомых было раз два и обчелся. Ну... пора это исправлять.

Вдали, облокотившись на стойку, стоял мужчина. Кот. Котомужчина. Вылупив янтарные глазюшки, Мор медленно подплыла к одинокому гостю. Не виднелось его парочки рядом, а вокруг зверочеловека висела тяжелым камнем аура скуки и уныния. По коже оборотня пробежали мурашки, может не стоило к нему приставать? Может он по этим... как их... по шерстяным? А пернатые его и мало интересуют? Хотя она не собиралась ничего такого вытворять! Мор - порядочная птица! Приютившись неподалеку, девка зачерпнула в стакан глинтвейна и принялась греть руки о нагревшуюся емкость. Надо пойти купить шубку, тут же, в день праздника, платят конфетами? Ууу... у Шиа много конфет. Пригубив напитка, таки обратилась к незнакомцу.

     ―Вы так грустны, это всё бард с его сопливыми песнями о потерянной любви. Никак без драмы, - причитала сапсан, которая совсем не смыслила в этом.

Рейтинг поста: 6

4

Баронессе не нравился этот праздник. Приторная ванильная патока сочилась изо всех щелей парящего острова, находя выражение в тематических магазинах, музыке и, черт возьми, даже напитках: традиционный солод пива обзавелся приторной сластью вишни, клубники и прочих непопулярных в обычное время года вкусов. Опустошив свою кружку едва ли на треть, девушка попросила простой воды, чтобы запить сахарный привкус напитка. Большинство романтично украшенных столиков вокруг неё занимали разодетые под стать празднику парочки, настолько мило флиртующие друг с другом, что Сашериссе становилось дурно от одного взгляда на них. Она и сама не знала, просыпалась ли в ней зависть или простое отвращение, но в счастливых глазах случайных девиц, охотница нехотя узнавала себя в те времена, когда была столь же прекрасно глупа и наивна.

Оставив уединение за стенами паба, баронесса направилась на центральную площадь, покручивая в руке клочок письма или объект единственной причины, по которой она заявилась сюда в разгар фестиваля. Любовная пьеса в исполнении Огненных Птиц не заинтересовала её больше прочих развлечений острова, но во втором акте сценария на сцене появилась хорошо известная девушке актриса второго плана, и заунывным тоном сообщила зрителям о побеге возлюбленных из дома злого отчима. Бархатный занавес опустился за ней под всплески аплодисментов. Начался антракт.
Сашэ! Ты и правда пришла, – путаясь в подоле массивной юбки, второй из членов их самопровозглашенной команды – Элой, спустилась со сцены, удерживая руками многочисленные складки одежды. – ну, как тебе пьеса?
Сплошной сахар с соплями. – слегка призадумавшись, как бы поточнее дала Сашерисса характеристику уведенному. Копейщица было приоткрыла рот для возражения, но быстро передумала, широко улыбнувшись в знак полного согласия с ней.
А как тебе я?
Честно? Довольно ужасно, – на краткий миг между девушками возникла пауза и они задорно засмеялись, не обращая внимания на посторонние взгляды зрителей. Увы, но театр и Элой были несовместимы, как шоколад и горчица, а на эту роль подруга нехотя согласилась только по причине болезни актрисы из основного состава. – но, по крайней мере, твое выступление не выглядело столь фальшиво, как чувства главных героев.
Разве? – глупо захлопав глазами, копейщица посмотрела на главных звезд шоу, принимающих цветы из зрительного зала, – по мне ребята отлично сыграли!
Сашерисса лишь сомнительно усмехнулась.

Второе действие наскучило баронессе спустя первые пять минут драмы на сцене. Пообещав себе вернутся с концу спектакля, она вышла под открытое небо, дав волю ногам, но свобода мыслей не смогла увести её слишком далеко. Теплый свет фонарей и падающие снежинки всколыхнули в ней знакомый зрительный образ. – Кайрон? – удивлённая улыбка сама собой тронула её губы, когда она увидела зверочеловека за одной из стоек многочисленных пабов. – Кайрон! Да не уж-то ты? – со своего места девушка просто не могла заметить оборотня, что притаилась за широкой спиной мужчины.

Рейтинг поста: 5

В тот день некоторые туристы могли бы вспомнить, что по площади Острова Грез шагал джентльмен, одетый не совсем по погоде. Да, легкий снегопад, задающий романтический тон вечера, и характерный для сапфирового дня морозец, вынуждающий парочки прижиматься теснее, присутствовали на площади. Но они не были так сильны, чтобы к того господина были очевидные причины закутаться в жаркую соболиную шубу, надеть перчатки с заячьим мехом и спрятать нос в ярко-красный шарф. Ещё сей господин был примечателен тем, что какое-то время беседовал сам с собой, намурлыкивая фразы себе под нос.
Только вот туристам, этим тупеньким простолюдинам, было невдомек, что благородный сэр, именуемый Графом Кроуном, по природе своей был слишком чувствителен к температурам, низким-то или высоким. А беседу он вел в полголоса со своей возлюбленной Сиирой.
- Ах, как чудесно сегодня украшен этот городок! Ты согласна, мое солнце? – восхищался Хелдефонс, улыбаясь и похлопывая себя по карману шубы, где лежал памятный портрет.
Мужчина остановился напротив магазина с цветами.
- Хочешь букет? Я так давно не дарил тебе цветы, дорогая, а? – обратился он к незримой спутнице. – Нет? Как скажешь. А помнишь, наш первый фестиваль любви на этом острове? Ты была так восторженна, и казалось такой невинной… А потом купила тот очаровательный кружевной набор, помнишь?
Направившись дальше, вампир прикрыл глаза. Пока он слушал в своей собственной голове то, что отвечала ему девушка, на его лице застыла мягкая, ностальгическая улыбка. Хотя был ли это действительно голос Сииры или только смутные воспоминания о нем, кое-как сохранившиеся через призму сумасшествия, Хелдефонс не задумывался.
- Прости, не злись, не злись. Я просто дразню тебя, - рассмеялся он, снова погладив карман. – Но надо признать, что мое влияние тебя испортило…
Снова остановился. Посмотрел в пустоту.
- … Да, я тоже тебя люблю.
Постепенно аристократ подобрался к центру площади, застав окончание какой-то печальной постановки в исполнении Огненных птиц. Народ как раз расходился, желая набить животы едой и напитками. Вампир тоже ощутил, что нагулял аппетит. Попросив свою дражайшую половинку помолчать и не судить его строго, Фонс начал высматривать какую-нибудь симпатичную шейку, которой можно будет полакомиться сегодня.

Рейтинг поста: 4

Кайрон прислушивался к бренчанию лютни. В голове наемника зрел план, но для его исполнения требовались люди...или не совсем люди. Нет, кот не планировал драку. Хотя если здесь появится один знакомый рыжий маг, по совместительству пират, то вечер перестанет быть томным. А если еще и оборотень-пантерианец добавится, то розовые полотнища вполне могут окраситься кровью. Хотя, до такого доводить, конечно не стоило.
Пока кот размышлял, как можно разнообразить праздник, за стойкой обосновалась черноволосая красотка в алом платье и с таким декольте, что Кайрон не мог не обратить на это внимания. Он не пялился похотливо, но и не бросал украдкой взгляды. Кайрон знал, что женщины любят, когда их оценивают, а не разглядывают  исподтишка. Ведь не для этого они наряжаются, не правда ли?)
От девушки пахло тонким ароматом духов и еле уловимый запах...зверя? Птицы? Точно, Кайрон узнал этот еле заметный аромат, который мог учуять только нос зверочеловека...или оборотня. Девушка была оборотнем. При том из рода пернатых. Однажды коту довелось поработать нянькой в семье оборотней-ястребов. Веселые были дни.
-Что поделать.-Кайрон пожал плечами.- Это не праздник пива. Сейчас здесь меланхоличные песни о любви в самый раз. Правда, почему-то барды забывают, что хватает и веселых баллад на эту тему. О, прошу простить мою неучтивость. Меня зовут Кайрон.-кот слегка поклонился.
- Кайрон! Да не уж-то ты? -знакомый голос, полный веселого удивления отвлек зверолюда. Улыбка тронула губы кота, усы дрогнули. Кайрон обернулся.
-Ха, вот это встреча. Сашэ, рад тебя видеть!-наемник дружески обнял лучницу.

Рейтинг поста: 4

7

Kairon Woolly
Heldefonce Crown
Sachet
Шиа наградила зверочеловека улыбкой, кивнув. —Моё имя - Шиа. Рада знакомству, - но вот как злой рок судьбы от потенциальной жертвы отвлекли. Приятный голос девушки окликнул собеседника по имени. Тот резко, но грациозно повернулся на оклик. Мор чуть не сожрала стакан, полный глинтвейна, от злобы. Хотя... злиться было не на что, похоже девушка, что узнала Кайрона, была фактически её коллегой. Лично представлены обе друг другу не были, но соколица видела её в почтовом отделении. Кажется... это была вечеринка по поводу ухода главы на заслуженный отдых по окончанию 100-летней службы? Шиа точно не могла вспомнить, но это и не нужно было. Взгляд янтарных глаз пал на парня, что остановился в метрах пяти от Кайрона и любопытной Ши. Смотрел он ровно в противоположном направлении, словно выискивал кого-то в толпе зевак, пришедших на праздник.
"Все по парам, одна я тут без дела шатаюсь, зря что-ли такое платье подбирала?" - негодовала мысленно оборотень, лениво ползая взглядом по статному пареньку, который, в целом, словно выделялся из толпы. Веяло от него... прохладой. Пока кот отвлекся на свою знакомую и повернулся полу-боком полу-спиной к оборотню (ну вы поняли), сапсан поставила аккуратно стакан на стойку и... запустила холодные пальцы в пушистую, полосатую шерсть кота. —Оооо... мякгатепломряф.....-промямлила что-то непонятное девушка, наслаждаясь пару секунд этой невероятной мягкостью и теплотой от тела. Это вам не ладошки в перчатки совать...!

Рейтинг поста: 5

8

Очутившись в крепких объятиях зверочеловека, Сашерисса слегка наклонилась вперёд, вдыхая знакомую смесь запахов снега и звериной шерсти. Приобняв мужчину за спину, она прикрыла глаза в минутном удовольствие, – надеюсь, тебя привело сюда дело, а не разбитое сердце, – тихо улыбнувшись и  разрывая приятные минуты их близости, взгляд баронессы невольно упал на сидящую рядом с ним девушку, – или я таки помешала твоим планам? – дернув бровью, она шутливо хлопнула по плечу мужчины. Ну как можно было отказать такой оголенной красоте, особенно когда внешний вид самой охотницы оставлял желать лучшего: походный комплект одежды не делал её женственней, скорее наоборот, заставлял чувствовать себя дикаркой, случайно заглянувшей на чужой праздник жизни. Впрочем, сама девушка показалась Сашериссе подозрительно знакомой, – Погоди-ка, ты... – баронесса приподняла вверх указательный палец, сравнивая зрительный образ оборотня с чередой знакомых ей прежде лиц и, словно ребёнок, хихикнула, стоило ей вспомнить имя одного из своих бывших коллег, – ...ты ведь Шиа Мор. Мы встречались на вечеринке в честь проводов главы почтовой гильдии Хэкса и... – её мысль сама собой застряла на половине фразы, когда охотница поймала себя на странном мимолетном желании оторвать наглые ручонки девушки, что так резво вцепились в шесть зверочеловека. - ... и по-моему я здесь точно лишняя. – театрально всплеснув руками, она сделала вид, что намеревалась покинуть арену любовных страстей.

Рейтинг поста: 3

Вообще, Збышек давно не любил большие праздники. Да в детстве это было нечто невероятное и волшебное, потом они с наставником часто посещали всякие ярмарки и фестивали. Всё же для барда это основной заработок. С тех пор прошло уже много лет, иногда даже Збышек тренировался, чтобы не утратить навыки, в пении или игре на флейте, но чаще всего вдали от людей, чтобы никто не слышал кроме него. Большие сборища людей он избегал.
Впрочем, тот же пивной фестиваль, удалось посетить и выиграть, так и не столкнувшись ни с кем.
С другой стороны, фестиваль Кьюф был любимым праздником наставника, что совсем неудивительно если вспомнить его, так что этот фестиваль Збышек решил все таки посетить. Подобно своему наставнику, он не очень разделял эту ипостась Кьюф и больше предпочитал ту, где она проповедовала очень даже разделенную любовь.
Возможно поэтому, выступление Збышека с демонстрацией сказки про похождения Барда и роман который он закрутил с минотаврихой, собрало немало зрителей и серебра, не всем в праздник хотелось грустных историй. Особенно рыжему оборотню нравился момент их знакомства, когда нетрезвый бард, подкатывал к зверолюдке в таверне и размахивая кружкой чая интересовался, не найдется ли у милой дамы капелька молока для его чашки чая. Естественно, всё это тут же было показано на каменном диске, как и выражение лица Барда, когда он проснулся утром с похмельной головой и обнаружил себя под одним одеялом со здоровенной минотаврихой. Некоторые моменты не требовали словесных пояснений от чародея и в такие он просто играл на флейте, давая зрителям самим придумать все охи и вздохи, за персонажей картинок.
Сам оборотень тоже привлекал немало внимания, просто потому что не очень заморачивался с костюмом и пришел так как ходил всегда, босиком, в старых штанах и соломенной шляпе. По зимнему времени горожане укутались как могли, оборотень же был вполне привычен, да и немного чар окончательно решили вопрос. Так что голый торс на фоне шуб и плотных камзолов выделялся не меньше самого представления.
Закончив со своей сказкой, Збышек развеял чары диска с картинками и как и многие направился к столам. Он уже порядочно успел напробоваться разных напитков, которым было ой как далеко до пивного фестиваля, так что в этот раз уверенно цапнул бутылку со шнапсом, набрал полные руки конфет и отправился по площади, поглядывая на других гуляющих и лопая конфеты одну за другой, запивая их из бутылки.



Рейтинг поста: 4

- Не понимаю, и что я здесь делаю? Ищу любовь? - думал про себя колдун, медленно прогуливаясь по одной из улочек Острова Грёз. Действительно, персонаж вроде него на этом празднике жизни смотрелся, мягко говоря, ни к месту. И ничего что формально он был человеком, главное что сам себя он к таковым давно перестал причислять, хотя единственным аргументом в пользу мнения о том, что он не человек, был его возраст. Некроманту не были чужды никакие человеческие эмоции, что то и дело пробивались через маску холодного безразличия или циничной насмешливости. Но в целом он успешно их подавлял. Что же до любви, то в нее колдун верил, потому как видел последствия этой разрушительной силы своими глазами. Глупо не верить в силу урагана только потому, что не видишь воздух. Однако себя Ордалион считал не способным к сему великому и опасному чувству. Когда-то давно да, но только не теперь. Какая удача, что он предварительно поинтересовался историей этого странного праздника и пришёл к выводу, что любовью в его основе и не пахнет. Любовь - либо бескорыстное, либо взаимное чувство. Неразделенная же любовь была порождением банального эгоизма, извечным желанием человека обладать тем, что ему не принадлежит. Это был праздник алчности, но воплощенной не в золоте, а в иных потребностях людской души. Пожалуй, именно это открытие и с подвигло тёмного колдуна на визит сюда. Разумеется, он пришел один. Не хватало еще чтобы его увидел кто-нибудь из группы. Это могло сильно повредить его репутации.
Представление, устроенное местным сообществом артистов, называвших себя огненными птицами было весьма неплохим. Некромант любил подобного рода досуг в целом и такие истории в частности. Ему вообще с детства не нравились сказки, имевшие счастливый конец. Еще ребенком он чувствовал в них фальшь, потому что точно знал - в настоящей жизни не бывает счастливого конца. Всё всегда заканчивается разочарованием, разлукой и, наконец, смертью. Смертью, богу которой он теперь служил.
Еще одно небольшое представление барда привлекло его внимание. В этом юноше, одетом совсем не по погоде, он признал Збышека. Не то чтобы они были хорошо знакомы, но однажды им довелось охотиться вместе на алого дракончика, и весьма успешно. Если не считать того обстоятельства, что едва начался бой, как у этого авантюриста открылись не зажившие раны и первая кровь осталась за крылатой ящерицей.
Бард безусловно имел успех, несколько разбавив печальную атмосферу, созданную "птицами" своим веселым рассказом. Судя по реакции публики, многие считали описанную историю чем-то абсурдным и едва возможным на деле. Ордалион был иного мнения. Ему не раз доводилось иметь подобного рода отношения с женщинами-зверолюдами и он с уверенностью мог сказать, что в постели они не хуже прочих. Герой истории не прогадал с выбором. А может, это вообще был случай из жизни самого Збышека, немного приукрашенный и представленный на суд общественности в виде сказки? Ордалион бы не удивился, окажись оно так на самом деле. Когда знакомый принялся уплетать конфеты, некромант критически покачал головой, наблюдая за этим зрелищем.
- Я бы на твоём месте был поосторожнее с местными угощениями. Раз тут можно приобрести приворотное зелье, кто знает, из чего сделаны эти конфеты? - впрочем, нагнать знакомого и предупредить его вслух колдун не решился. Быть может, эта беспечность станет завязкой новой увлекательной истории.

Рейтинг поста: 4

11

На какое-то время кота посетило ощущение, которое он впервые испытал на "живодерне" в бойцовской школе. Да, на той полосе препятствий, окруженной острыми кольями, качающимися лезвиями, ямами с водой и горящим маслом. Две девушки, посверкивающие глазами, были так же прекрасны и опасны. И если по поводу Шиа, Кайрон не знал, что думать, то чего ожидать от солнечной Сашэ зверочеловек прекрасно знал. Впрочем, о брюнетке долго думать не пришлось. Холодные ладошки проникли в густую шерсть. Кайрон сдержался. Он не очень любил, когда к нему прикасались незнакомые, тем более, когда прикосновения были столь...интимные. От Кайрона не ускользнуло, как вспыхнули глаза лучницы. Кот аккуратно поставил свой бокал и вежливо взял Шаю за руку, слегка сжал и отпустил.
-Простите, девушки. Я вас покину, буквально на минуту. Думаю, праздник должен быть посвящен не только неразделенной любви, не так ли.-Кайрон подмигнул Сашэ, слегка поклонился Мор и направился к барду. "Надеюсь они друг друга не поубивают".
Возле барда Кайрон и в самом деле провел совсем немного времени. В руку музыканта перекочевал небольшой мешочек и к тому моменту, как зверочеловек вернулся к стойке, возле барда стояли еще несколько музыкантов и певец. Музыка зазвучала, но теперь это была не печальная баллада о любви, а веселая и немного хулиганистая песня о рыцаре, который отправился спасать принцессу, но по дороге влюбляется то в дочь мельника, то в пастушку, то в служанку, вообщем путь у него был ооочень долгим и утомительным.
-Сашэ, прошу.-Кайрон протянул девушке руку и увлек ее в танце на пяточек напротив оркестра.

Рейтинг поста: 2

12

Праздник к нам приходит!
Праздник к нам приходит!
Праздник к нам приходит!

День сегодня и правда был особенный, а главное - никаких тебе драк, даже не смотря на бутылки игристого вина в руках нашего мужчины... да и остальных тоже.
- Кого мне нужно цапнуть, чтобы найти развле... ну или самому организовать...! - ухмыльнувшись, пугая парочку гномов, пират расправил плечи. Продолжая гулять между лавок, наслаждаясь атмосферой фестиваля, Рэкхем явно и не думал о не разделённой любви - нет, нет и ещё раз нет. Сегодня он её склеивал и был центром любви в самом приятном, но не романтическом его подобии, - Прошу прощения, дамы, - лёгкой поклон, жестом руки Роланд скидывает с плеча тающий снег.

Каков он?
Прохлада, снег - точно не преграда для чародея огня, что пылок телом, духом, а кровь подобна дракону. Влажные от склизкого снега кожаные сапоги уже не столь чисты и отполированы, как при выходе на праздник. Брюки заправлены в обувь и обязательно сужались ближе к бёдрам мужчины, что далее украшен только ювелиром. Не один камень, не один грамм драгоценного метала не добыт честным, законным путём, только порядочный, и не очень, морской разбой. Полностью обнажённый верх Хранителя Кодекса бросался на глаза - из меха только человеческая шерсть, что преобладала на широкой, накаченной груди Хранителя Сердца, а между сами знаете чем висел серебренный амулет в виде черепа циклопа, чей глаз-изумруд повторял зелёные очи дворянина. Широкая спина, загорелая кожа прикрыта множеством шрамов, татуировок колоритных, от части - "ремесленных". Оба запястья украшены браслетами белого золота идущие друг за другом, три на левой, четыре тонких на правой. На бицепсе широкий обруч сдавливающий мускулатуру. Пират, лихой капитан - одного вида хватало того, чтобы понять о ценностях жизни нашего героя.
Рыжая причёска же растрёпанна, часть локонов падало прямо на самодовольное, наглое лицо.
Словно олицетворяя прообраз жрецов Кьюф, Рэкхем хищно выискивал развлечение на шальную голову, что обильно заправлялась вином прямо из горла.
- Занимайтесь любовью, а не войной! - жидкость протекла по бороде, далее к плоти Роланда.

Рейтинг поста: 3

Заняв место на площади, блуждающий в ночи любитель светских вечеринок просто наблюдал за танцующими парами, сладкоежками и праздными гуляками. Внимание алых очей на какое-то время привлекла к себе рыжая девушка, худая и немного, на его утонченный взгляд, нескладная. Совсем не в его вкусе. Но присутствовал в ней какой-то своеобразный шарм, этакая экзотическая пикантность и бьющая ключом жизненная сила. Но пока Хелдефонс размышлял о том, каким образом лучше подступиться к незнакомке, её увлек в танец её приятель – крепкого сложения человек-кот. Да уж, такую пару не разобьешь просто так.
Вампир снова начал осматриваться, выбирая из толпы потенциальную жертву. И вдруг увидел неподалеку человека, который в точности как и сам Граф Кроун не совсем вписывался в общий пейзаж праздничной картины. Бледный, щуплый брюнет с какой-то инфернальной изюминкой во внешности. Нет, демоном он, очевидно, не был. Возможно, дело было в странной улыбке этого господина? Атмосфера вокруг незнакомца казалась особенной и давала понять, что он не из тех, кого просто одурачить, чтобы потом впиться зубами в плоть. Хелдефонс решил, что сможет потерпеть и сдержит жажду до поры, а пока развлечет себя интеллигентной беседой.
Он осторожно обошел незнакомца и подошел сзади, коснувшись пальцами чужой поясницы, как если бы хотел обнять мужчину или подвинуть того с дороги. Не сделав ни того, ни другого и только обозначив свое присутствие этим прикосновением, вампир возник слева от темноволосого мужчины с серо-голубыми глазами.
- Добрый вечер. Тоже скучаете? – обезоруживающая и отрепетированная улыбка, больше подходящая непоседливому ребенку. – Вы тоже здесь один?
Улыбка дернулась, и Кроун поднял ладонь в извиняющемся жесте.
- Ох, нет! Не подумайте только, что я набиваюсь вам в пару, сударь. Просто я заметил вас и подумал, почему бы не скучать вместе, - Граф закончил фразу с хитрым прищуром, как если бы знал какой-то секрет. – Вас выделяет из толпы лицо интеллектуала, далекого от подобных фестивалей. Так что привело вас сюда, мистер… ?

Рейтинг поста: 3

Она даже не знала имени молодого на вид мужчины, с которым пришла посмотреть на театральную постановку. Знала, что он не колдун, превращается в стеснительного заику в присутствии прекрасных дам, а еще то, что потенциально он мог быть из какой-нибудь организации вроде Сильме, поскольку в рукаве держал тонкое лезвие. И да, он был новичком, потому что настоящий профессионал ни за что бы не позволил окружающим узнать о клинке, запрятанном в складках одежды.
Но разве это имело значение? Для Савагар было важно лишь то, что лицо у ее сегодняшнего спутника было невероятно красивым, имело неправдоподобно изящные черты, на которые ведьма могла бы любоваться до скончания своего первого тысячелетия. Женщина даже пропустила половину представления, пока вглядывалась в лик нового возлюбленного-на-день.
- Мне так понятны чувства персонажей. У меня тоже была несчастная любовь. А у тебя? - вдруг начал разговор молодой человек. Он старательно делал вид, что не замечает пристально-восхищенного взгляда демоницы, но получалось довольно плохо - его глаза то и дело возвращались к лицу хлопающей ресницами Савагар.
- Да. Как и у большинства, полагаю. Среди череды удачных романов каждый год-два - новая. Я стараюсь оставлять своих половинок со счастливыми воспоминаниями, если они не трепали мне нервы, - вдруг молодой мужчина поблек и перевел взгляд на сцену, захваченную друидом:
- О! Что-то еще хотят показать!
И ведьма вдруг почувствовала разочарование в своем спутнике. Она ведь была честна и откровенна, когда говорила, что его лицо пришлось по нраву ее сердцу с первого раза. И сейчас тоже. Разве плохо быть честной? Или надо было сказать, что каждые отношения приносили нежеланный результат? Ох уж эти люди! Почему с ними иногда так сложно?

куплю рецепты со Дня Моря <3

Рейтинг поста: 2

Сладкий, почти что приторный запах, нагло пробирается прямо в нос, и Лиссандра морщится. Организаторы торжества постарались на славу,  даже воздух как-то особенно пахнет.  Ей, как воину, воспитанному в строгой обстановке и привыкшему к грубой силе, невозможно привыкнуть к таким простым вещам, как праздник. Конечно, она не бесчувственный булыжник, как и любое другое живое создание, она способна быть мягкой и нежной, если ситуация позволяет, но по большей части Лиссандра это просто... Лиссандра.
Женщина недовольно качает головой, разглядывая торговые палатки и ушлые морды продавцов. Больше громких  празднеств она недолюбливала только торгашей. Вот если бы они пустили свои таланты и харизму в другое русло, право, миру было бы гораздо больше пользы.
Под рукой у Лисы суетливо шныряет Айла, которой из-за своего низенького роста  приходится перекрикивать звуки музыки,  чтобы быть услышанной.  Но её никто не слушает, потому что Лиссандра слишком  занята афоническим  ворчанием на людское веселье, а Габи наверняка уже придумала куда убежать. Для записи, уместно было бы уточнить, что и ноги Лиссандры на этом празднике не было бы, если не извечная забота о благе Габриэль.  Насколько было известно, юная эльфийка не имела радости свободно путешествовать и наблюдать мирские прелести до тех пор, пока судьба не свела её с Лиссой, оттого женщина всегда старалась предоставлять как можно больше возможностей для своего  приёмного чада.  Понятное дело, что дело не только в увеселительной программе для Габи, ведь чтобы отказать другой спутнице рыцаря – Айле, нужно обладать по-настоящему холодным сердцем. Как можно остаться равнодушным, когда тебя просит об услуге такое круглое пухлое личико? Даже, если это значит киснуть под осадками.
- Ну что, что ты хочешь? Лиса оторвалась от  своих мыслей и поглядела вниз на гнома. В своём взоре она старалась передать все негодование и недовольство текущей ситуацией, но на самом деле она не так уж сильно и противилась вечерней вылазке, просто дивертисменты и развлечения не совсем её призвание.  Вот всякого рода кулачные бои, сытный ужин, утренняя тренировка или многочасовой отдых в горизонтальном положении, да, это для Колдайс. Наверное, это одна из причин, которая послужила окончанию отношений у этих двух мадам. Пускай, они бесконечно привязаны друг к другу в лучших чувствах, им тяжело понимать мотивы и желания друг друга, когда дело доходит до простого отдыха.

Рейтинг поста: 4

Колдун знал, что выглядит достаточно приметно на фоне общего празднования, но полагал, что эта приметность носит отрицательный характер. Вряд ли кто-то захочет подойти к этому человеку в чёрном, словно источающему враждебность и нелюдимость. Но овцы тянутся к овцам, а волки держатся других волков. И вот на этом, с позволения сказать, празднике, появился еще один волк, который тотчас приметил сородича. Очевидно, ему тоже не было особенно весело здесь в гордом одиночестве. Хотя способ заявить о себе был не самым приятным для колдуна, ничего возмутительного в нем Ордалион не видел.
- Добрый, - он приветственно кивнул незнакомцу. Судя по манерам, осанке и стилю одежды, этот эльф, а исходя из формы ушей, незнакомец был именно эльфом, был представителем аристократии. Разумеется, на площади встречались и другие представители знати, но они не так бросались в глаза как этот. Окинув будущего собеседника оценивающим взглядом, колдун продолжил: - Заскучать я еще не успел, неплохое представление только что закончилось. Но да, я здесь один. По-моему, именно так и должно встречать подобный праздник. Ведь неразделенная любовь это неизбежно одиночество, да такое, что никаким приворотным зельем не исправишь. Ведь понимание того, что всё это подделка, в любом случае останется, не правда ли? - вопреки содержанию этой краткой философской речи, говорил Ордалион скорее веселым, чем грустным тоном. Он будто насмехался над гостями праздника, глядел на них словно на дикарей, поклоняющихся старому пню в центре поляны.
- О вас я могу сказать то же самое, - бесшумно засмеялся некромант. - Вы как и я не похожи на того, кто считал бы подобное мероприятие праздником. Почему я здесь... - он растянул последнее слово, пытаясь получше сформулировать ответ. - Думаю, потому что этот фестиваль кажется мне забавным. Я счел его таковым, предварительно ознакомившись с его историей. Мне нравится то, что этот праздник, по сути, превозносит человеческие страдания и отчаянные попытки избавиться от них. Находясь здесь я будто смотрю на стаю крыс, покинувших корабль, но обнаруживших себя в открытом море. Они видят землю на горизонте и плывут в её направлении, но это только иллюзия. На самом же деле никакой суши нет и все попытки доплыть до нее не более чем способ умереть уставшим, вместо того чтобы довольствоваться дрейфующей по волнам спасительной доской. Да, пожалуй, это наиболее точное описание того, каким я вижу сие зрелище. Раз в год на такое грех не посмотреть.
После этой тирады, которая вряд ли бы понравилась большинству присутствующих, Ордалион широко улыбнулся, словно кот, который только что съел хозяйскую канарейку, но сделал это незаметно и не видит причин ожидать последствий. - Ордалион Вестлер. Просто Ордалион, - он протянул руку незнакомцу. предварительно сняв перчатку.

Рейтинг поста: 2

17

Странного печального мужика Збышек заметил ещё во время выступления. Его лицо показалось оборотню знакомым, но сразу память не подсказала не имени, ни откуда это лицо известно. Только когда рыжий прогуливался уже по площади, то до его звериного слуха долетел отдаленно знакомый голос. Когда парень обернулся, то вновь увидел того самого типа, теперь он вспомнил, что когда-то давно пересекся с ним на охоте на алых дракончиков. Збыш не был уверен, что слова произнесенные Ордалионом касались его, но призыватель смотрел явно на него, так что рыжий улыбнулся поднял бутылку с шнапсом и сделал несколько глотков в честь знакомого, закусив всё это очередной конфетой.
Сначала оборотень собирался подойти к старому знакомому, но увидев как к нему подошел другой бледный тип, и нежно погладил по пояснице, Збышек только ухмыльнулся, подмигнул Ордалиону и отправился дальше гулять, присматриваясь к другим гуленам, может кто и правда подлил в конфеты любовное зелье.
Довольно быстро внимание оборотня привлек ещё один человек, в этот раз незнакомый, высокий мужик, рыжий подобно самому медведю и так же как он с обнаженным торсом. В условиях легкого снегопада, натолкнуться на собрата было довольно забавно. Так что Збышек завернул к одному из столов, захватил оттуда ещё пару бутылок шнапса, после чего направился прямо к рыжему.
Впрочем, тот уже нашел себе компанию и в довершении всего начал чем-то истекать, так что Збыш развернулся на пятках и отправился дальше.
А вот дальше было уже интереснее.
Збышек увидел Айлу, что общалась с какой-то суровой рыцарственной дамой. Было крайне сомнительно, что гномка вообще узнает его, потому что времени прошло меньше года, а разница между образами рыжего чародея была в пол дюжину лет.
На всякий случай парень остановился в нескольких шагах от знакомой, так чтобы она его точно увидела и принялся разглядывать какой-то аттракцион располагавшийся под соседним навесом.



Рейтинг поста: 5

18

Насыщенная атмосфера любви, веселья и безумных поступков, словно патока окутывала совсем еще юную эльфийку и сковывала по ногам и рукам. Она осторожно, едва слышно ступала след в след за Лисой, ютясь в свою теплую меховую накидочку белесого цвета. Снежок, что изредка падал на головы всех обитателей площади создавал лишь волшебную атмосферу, от которой в глазах Габи сверкали яркие огоньки озорства и какой-то дикий огонь восторженности, размешанный с благодарностью. К Лисе. К Айле, которая тоже тут мешалась под  ногами, но все же была желанным гостем в их доме, но не спальнях. Девушка не обращала внимание на снующих туда-сюда людей и не людей, лишь задерживала свой горящий взгляд на различных безделушках и подпрыгивала, когда замечала лишь какую-то интересную вещицу, которая манила своим блеском. Прыгала и звенела - на ножках были браслеты с маленькими бубенчиками, руки так же украшали браслеты, и все это звенело и переливалось нежным звучанием.
- Спасибо, Лиса, - теплая ладошка, подхватывает женщину под локоть, а после девушка и вся ныряет, кутаясь и прячась под рукой женщины. Она ластилась к ней, как маленький котенок, но хитро поглядывала на гномиху и по сторонам. Желание стащить что-то и прикарманить было слишком велико, но омрачать праздник разборками со стражей не хотелось и маленький клептоман внутри эльфийки ворчливо ушел в глубины сознания. - Может перекусим чего-нибудь, мне кажется, что те яблоки в карамели могут помочь нашей коротышке с ростом, а мне с настроением, - Габи ткнула в сторону лавки, которая привлекала запахами карамели прохожих и просто зевак, а также пустой желудок девчушки.
Не дожидаясь ответа, та быстренько рванула из теплого и любимого бока своей "матушки" и с веселым перезвоном рванула в центр площади, но затормозила около Огненных птиц, которые рассказывали публике свою песнь о любви. Печальной, но красивой - она трогала души тех, кто смотрел с самого начала или даже тех, кто только подходил - ведь всем, хоть некоторым и лишь в малой доле, знакома эта песнь. От которой сжимается сердце, а на глазах выступают слезы - непрошеные и печальные, но кто-то стоит и смотрит на эту песнь с улыбкой, отпуская прошлое. Кто-то закусывает губу и от нервозности и неприятных, незваных воспоминаниях печалится, угасая на глазах. Габриэль же с печальной улыбкой смотрела на это представление уже и позабыв про желание перекусить. Она украдкой вытирала слезы своей шубкой, а красноту своего носика скидывала на снег, который тянулся к среброволосой эльфийке и облеплял, будто бы успокаивал и обнимал, забирая с собой боль и воспоминания.
- Кто-то всегда должно грустить в день влюбленных, но в этот раз это буду не я, - голос заглушали ладошки, которыми прикрыла лицо эльфийка, согревая пальчики, а после подпрыгнув на месте повернулась к своим дорожайшим женщин, приманивая рукой, приглашая к себе.

Рейтинг поста: 3

- Аха-ха-ха! – громко рассмеялся вампир, прикрыв рот тыльной стороной ладони. – Ха-ха-ха!
Всё-таки он не ошибся в выборе компании, если не на вечер, то на ближайшее время точно. Этот господин, - Ордалион, он сказал, кажется? – был неподражаем в своих суждениях. А его критическая оценка всего происходящего говорила о незаурядном уме и склонности обращать внимание на те мрачные акценты жизни, которые большинство предпочитало игнорировать. И всё это выглядело для Хелдефонса как одна злая шутка, а он любил черный юмор.
- Мистер Вестлер… простите, Ордалион, вы бесподобны, - ответствовал Граф, отсмеявшись. Снял перчатку и ответил на рукопожатие. – Граф Кроун. Хелдефонс Кроун.
Кровопийца слегка забылся и представился настоящим именем, хотя изначально предполагалось, что на празднике он прибудет под псевдонимом «Лорд Садлер». С другой стороны, знакомство обещало стать интересным, так что ничего дурного в раскрытии незначительного инкогнито не будет. Наверное. Он осмотрелся по сторонам и с жалостью заметил, что в руке не хватает бокала. Ситуации подошел бы какой-нибудь атмосферный, ироничный тост.
- Необычайно приятно встретить на обломках тонущего корабля друга-историка. Сейчас мало кто интересуется тем, откуда растут ноги у некоторых традиций, - продолжил Кроун, позволяя себе подражать манере речи собеседника. – Те, кто слепы, предпочитают таковыми оставаться и грести лапками в поисках той самой суши. Но некрасиво винить их за то, что просто хотят радоваться по любому поводу. Даже если этот повод – обман и тщета, восславляющие мимолетное влечение и похоть. И шоколад, да.
Он обвел хищным взглядом собравшихся людей. Пьющих, кушающих, веселящихся. Высматривающих себе партнера на ночь с той же алчностью, с какой сам Кроун в ранние годы высматривал себе жертву. Что-то было в этом одновременно отталкивающее и прелестное.
- Вот скажите мне, новый друг, - с ухмылкой спросил ученый тоном, который предвещал какую-то проверку, - если бы жизни присутствующих находились в ваших руках, вы бы убили кого-нибудь из них? Может быть всех? Или кого-то, кто особо пригянулся? О, а может в вас скрывается альтруист, и вы предпочтете спасти некоторых из них?
Вампир махнул рукой в случайном направлении и только потом проследил за направлением собственного жеста.
- Вон, например, та светленькая эльфийская барышня. Как она вам?

Рейтинг поста: 2

20

Пожалуй, одно из немногих удовольствий этого праздника – шоколад. Его было много, и он был самых фантастических размеров, цветов и вкусов. Тристан уже успел купить мерцающую фаэдерскую плитку, то исчезающую, то вспыхивающую разными оттенками коричневого. Вряд ли она будет вкусной, но Ивонн точно понравится: сестра любила всевозможные безделушки и необычные вещи. Не сосчитать, сколько раз Моро дарил ма и Ивонн толстые квадраты хекского шоколада – на юге его делали горьковатым, или смешивали густую шоколадную массу с солью, апельсином или другими фруктами. В этот еретический зимний праздник повара, работающие со сладостями, никогда не уходили с пустыми кошельками.

Сам Моро праздник не отмечал: не слишком-то и хотелось, хотя то и дело подруги Ивонн звали его потанцевать. Тристан танцевал неловко, но охотно, но вот от танцев «горизонтальных» отказывался. С годами жрец понял, что нет ничего постыдного в том, чтобы не ощущать плотского влечения, но тогда, в ранней юности, было очень неуютно ловить «понимающие» взгляды. Ивонн смеялась, что брат её был явно творением Кьюф: столько сердце разочаровал и разбил!

Впрочем, что вспоминать о былом: это прекрасный праздник настоящего!

Так что Тристан и развлекался, как мог: смотрел на выступления Огненных Птиц, взял на заметку игры ушлых торговцев – вдвоём одно яблоко ртом в воде ловить, это ж надо додуматься! – и даже прикупил пряник, ощутив голод. Пряник был в форме сердца и  какой-то розоватый, но на запах и маленький, осторожный укус, вроде ничего лишнего не содержал: мало ли, всё же Кьюф известна тем, что может заставить силой полюбить, а то и вовсе разум потерять от неосторожного зелья. Служители демоницы могли быть способны на любые шалости.

Так что Моро слонялся без дела, ел пряник и глазел на выступающих. Мирно, спокойно, а главное, никто не желает раздеть. Отличный вечер!

«Дамблдор сообщил что всех сов украл Волдеморт и вместо них теперь будут магловские почтальоны»


home shop

В заповедных и дремучих, страшных Трезенских лесах всяка нечисть
Последние письма гильдмастера
[Q] Странствующий проповедник
[MT#49] Карта сокровищ
«День Кьюф»

Рейтинг поста: 3

21

Чем заняться гордому пирату в столь чудесный день? Определённо - найти женщину.
Оставалось ещё пару минут до более грандиозного плана.

- Дорогу, прошу про...
- Эй, куда это вы лез... - замолкает замечая кого именно он останавливает, а тем более какого вида, что описан в прошлом посту автора.
- Дай пройти, - пихнув влюблённого в бок, Роланд продолжил путь по обширным рядам сцены Острова Грёз. Впереди Огненные Птицы, но нашего героя волновала совсем иная добыча, к которой он и подсел.  Симпатичная, милая, кажется невинная на вид, но в наряде приятном для мужского, женского и иного взгляда.

***

Разочарованно выдохнув, Хранитель Сердца покидает невероятную зануду, чьё поведение скорее отталкивало, даже не смотря на приятный бантик чуть ниже спины. Продолжая путь, начиная откровенно скучать, но не обращая внимания на выступающих, тут на глаза пирата попадает молодой человек, чьё поведение, язык тела и общий вид говорил только об одном.
- Эй! - идя прямо, перешагивая ряды, Tristan Moreau слышит недовольный комментарий соседа, которого отталкивает в сторону, - Вообще-то это моё мест...
- Отвали.
- Эй, парень! - вот и новая цель, развлечение особенное, занимательное.
Татуированная рука опускается на плечи почтальона, по дружески обнимая, но сразу и удерживая на месте, - Сегодня Я научу тебя жизни. - хихикнув, допивая, Рэкхем переводит всё своё внимание на верующего.
- Марко. Зови меня Марко. Твой новый учитель жизни. - голос забавный, артистичный, но как всегда крепкий, уверенный, - Первое правило - принимая подарки судьбы. Второе - ... о, это что яблоко в карамели? Дайка, - он выпивший, но не пьяный, скорее навеселе, готовый и жаждущий приключений.
Опуская корпус тела, чародей откусывает десерт, широким ртом забирая больше, чем хотел бы любой владелец вкусной закуски.
- Так вот, на чём это Я остановился? Ах, да - принимая подарки жизни, но лучше сам их схватывай. - каковы были планы у этого мужчины? Пока он вновь отвлекается, замечая хорошо знакомые локоны волос, что не забываются.
- Эй, псс! - махнув рукой, рыжий отправил небольшой воздушный шар в сторону девушки.
Сидящая впереди Savagar Soventrin ощутила, как волосы слегка разлохматились. Будто от волны лёгкой, что пришлась позади.
- Эй! Давай сюда! - шёпотом. Кивков указав на соседнее место, так и не отпустив Моро, Рэкхем заявляет важное.
- Сегодня мы найдём тебе лучшую женщину... или мужчины, кого хочешь, на фестивале! Не благодари! - голос звучал скорее, как приказ, утверждение человека, который не принимал отказов.

И вам доброго дня.

Рейтинг поста: 5

Да, пускай разочарована, но это не значит, что следует мешать. Почувствовав, что кому-то безумно хочется заполучить каплю внимания, Савагар игнорирует приказной тон и недвусмысленно выпускает в сторону пирата кричащую огненную ворону, выражающую все недовольство ведьмы. А потом даже не удосужившись обернуться назад. Прости, кем бы ты ни был, но сегодня подарки получают хлюпики и неуверенные в себе. Прямо как юноша с женоподобным лицом, что сопровождал син'тресс.

- Пойдем отсюда, - мило мурлычет на ухо спутнику Ба'ал, подхватывая его за локоть и практически силой уводя за собой, где скамейки стали чуточку более пустыми.
Тем временем на сцене происходит смена декораций, а настроение наступает еще более тоскливое, что впечатлительные особы, заслышав первые звуки скрипки, хватаются за носовые платочки. Знаменитая история о трагичной любви между юношей и девушкой, родители которых были против их союза. Отец юноши некогда разрушил дело семьи девушки, что стало начало многолетней вражды. Классика жанра, окончившаяся тем, что пара юнцов попросила помощи у Кьюф и поплатилась за это жизнями.

На сцене появились четверо. Две женщины, двое мужчин, все в ярких и переливчатых костюмах, чтобы привлечь к себе внимание зрителей, вот только Савагар уже не могла думать о представлении. Просто сидя рядом, было сложно не заметить напряжение во всем теле ведьминого спутника. Зеленые глаза потемнели, когда он уставился на сцену, но к кому именно был обращен взгляд, женщина так понять и не сумела. И это было... интригующе.
"Все же я не прогадала."
- Я... должен идти. Мне нехорошо. Спасибо тебе... вам... за этот день. Было здорово. Может напишу еще, - совершенно неожиданно подскочил молодой мужчина со скамьи, нервно приглаживая русые волосы, и попятился в сторону толпы, что предпочла веселые разговоры заместо унылому повествованию постановки.
"Определенно не прогадала."

Савагар сама не стала долго сидеть на одном месте, а решила попробовать угощения Острова Грез. Ее ждало что-то более увлекательное и трагичное, нежели театральная история, затертая до дыр.

куплю рецепты со Дня Моря <3

Рейтинг поста: 3

Когда Аланара прибыла на праздник, народу на площади было более чем достаточно. Праздник чем-то напоминал большие ярмарки. Здесь тоже были торговые лавки со всевозможными товарами на любовную тематику, а также сладостями. Вот только девушке сладкое не очень нравилось. Хотя, что ещё взять с кошки, пускай и такой большой? Ей бы рыбку посвежее, курочку понежнее или свининку пожирнее. А шоколад... От него только клыки слипаются. Но вот леденец на палочке - это уже другое дело. Против карамели Шааракул ничего не имела, если, конечно не увлекаться ею сильно. Так, купив один леденец на палочке, имевший весьма необычный привкус, девушка отправила его за щеку и на этом интерес Шааракул к половине товаров быстро угас и ей оставалось разглядывать простые безделушки, да сувениры.
Без внимания не осталась и пьесса, которую играли Огненные птицы, но рыжая быстро потеряла к ней какой либо интерес. И дело тут было не в актерской игре, которая, конечно же была на высоте как и всегда. То же следует сказать и о самих декорациях. Просто она немного не понимала зачем привносить всю эту трагичность в праздник. Называли бы тогда этот день не праздником, а трауром по неразделённой любви. Хотя вопреки этому вокруг ходили пары, наслаждаясь обществом друг друга, так что трауром этот праздник тоже не назвать.
- М-м-м, может тётушке здесь что-то купить? Какой-нибудь сувенирчик, - задумалась кошка, оглядываясь по сторонам. Но пока на ум ничего кроме коробки шоколадных конфет не приходило. Вот её взгляд упал на ярморочные состязания. Без сомнения, поучаствовать в них хотелось, хоть и девушка для некоторых не подходила по комплекции.
- Ну что за дела, я же попала в эту банку! - возмутилась Аланара, выбив мячиками почти все цели. Но парочка так и не хотела падать. Похоже, торговец решил немного схитрить, что было видно по его наглой морде, но завязывать какие-то разборки девушке отнюдь не хотелось. К тому же скорее всего в споре этот торгаш найдет за что зацепиться, мол у неё силы больше, поэтому баночки поставили потяжелее и тут уж ничего не попишешь. Так, вздохнув, рыжая крутанула последний оставшийся в руках мячик и, сконцентрировавшись, бросила его прямо в лоб торговцу. У бедняги, наверное, весь мир перевернулся с ног на голову на какое-то мгновение. В свою очередь Аланара поднесла руку ко рту, вдыхая воздух и имитируя шок.
- Ой! Простите, я не хотела! Рука сорвалась. С вами всё в порядке? - добавила Шааракул и, дождавшись утвердительного жеста от торговца, улизнула на противоположную сторону танцевальной площадки.
- А дальше куда?

Рейтинг поста: 3

24

Когда Айла, оказавшись недавним утром на краю кровати Лиссандры, хитро щурясь, напомнила той о предстоящем празднике в честь Кьюф, то имела ввиду не семейный поход по Острову Грез. Нет, вообще-то Младшая рассчитывала, что хоть раз в строгой лаконичной головушке Лиссы проскользнет мысль о том, что было бы неплохо сводить свою бывшую-но-временами-все-еще-нынешнюю пассию на какое-никакое, а свидание.  Но надеяться на то, что когда-нибудь слова «Лиссандра Колдайс» и «романтика» окажутся рядом без отрицательной частицы «не», все-таки было глупо. Приняв вид крайне задумчивого человека (Айла вообще удивлялась, как такие существа как люди могут выполнять столь сложное действие) Лисса, кажется, пыталась принять факт существования такого чувства как «любовь» и то, что оно даже делится на какие-то там свои подвиды. Занимательное зрелище. Но привело оно не к тому, чего хотелось. Поэтому ныне по площади вместо влюбленной парочки шла типичная семья: матушка человек, ее дочурка недоросток эльф и их ручной гном. Последний же был вынужден смириться с тем, что ожидание и реальность в очередной раз оказались слишком разными, и теперь просто пытался получить удовольствие от праздника.

Как много всяких красивых штучек вокруг! Вон те браслетики, вот эти конфетки в золотой обертке, камушки на удачу, амулеты, яблоки в карамели… Глаза гномихи, которая неустанно подпрыгивала, чтобы разглядеть что-то сквозь высокоростную толпу, разбегались и, если бы Лисса отвлеклась хоть на миг, Айла бы точно сунулась бы к Габи. Зачем? Ну так для того, чтобы воплотить в жизнь их старую-добрую тактику! Эльфка крадет – гномка продает. Судя по взгляду Габриэль, ее посетила та же мысль, но обе девушки держали себя в руках. Во всяком случае пока что.

- У вас там наверху погода, что ли переменилась? – запрокинув голову, Айла уже больше десяти минут пыталась привлечь внимание Лиссы, которая не то оглохла, не то целенаправленно игнорировал подругу. – Э-ге-гей! Великанша Лисасандра, выньте из ушей серные пробки и ответьте мне!
- Ну что, что ты хочешь? – наконец-то ответила человеческая женщина, смерив Айлу таким взглядом, будто та прервала королевский совет, не меньше.
- Тебя, - с усмешкой почти хрюкнула гномиха как раз перед тем, как Габи решила напомнить о своем существовании и ловко скользнула под руку своей «матушки». – Но это вечером. Мне нужны благовония, а я отсюда только задницы различаю, ткни мне пальчиком, в какой стороне палатка.

Но стоило только Айле завершить свою просьбу, как в разговор вмешалась эльфийка, со своим плохим настроением и карамельными яблоками. Против сладостей Младшая ничего не имела, но сначала ей нужно найти товар из списка, а потом уже можно будет и развлечься. Но Габриэль была другого мнения. Ловко выскользнув из-под руки своей покровительницы, девушка засеменила в сторону представления, так что гномихе пришлось несколько раз чертыхнуться и побежать следом. Мало ли, что с этой дурочкой случиться может.

- От горшка три вершка, не гном, не эльф, а чудо-юдо из невиданных краев, - пробираясь сквозь плотную толпу, намертво игнорирувшую тот факт, что существуют расы ниже полутора метров, Айла не забывала ворчать, - а командует так, будто драконья морда, не меньше. Двенадцать, дайте мне сил не зашить ей рот, и не укоротить еще вполовину.

Почему эти люди такие высокие? Нет, даже не почему. ЗАЧЕМ?! Вот кому из Богов в голову пришло, что создать существ выше табуретки будет забавно? Тьфу. Понося свою юную подопечную (одну из, ибо Лисса являлась таковой в какой-то мере), гномиха то и дело проскакивала меж чьих-то ног, но толпа легко и быстро уносила ее назад, так что как-то далеко ей уйти не получалось. Да она прямо сейчас залезет на одного из этих дураков и по головам полезет! Пыхтя негодованием гномиха развернулась и почти тут же впечаталась в очередную человекоподобную скалу. Набрав побольше воздуха в грудь, Айла запрокинула голову и собралась высказать Zbigniew Boso все, что думает об людской расе. И не только людской. Но осеклась. Так и зависла с приоткрытым ртом и полным возмущения взглядом. Этот юноша/парень/мужчина выглядел как-то очень знакомо, но при этом Айла могла поклясться, что видит его впервые. Кого же он ей напоминает?..

- Ты, - наконец-то собравшись с мыслями гномиха ткнула рыжего в грудь указательным пальцем. – Занимаешь слишком много места тут. И мешаешь ходить честным гномам. Ты в курсе этого?

Рейтинг поста: 5

Aila
Zbigniew Boso
А дальше, если честно, кошка и сама не знала куда податься. Знакомых в округе видно не было, а пытаться подстроиться к уже и без того шумным компаниям, она как-то стеснялась. Можно было потанцевать, но, во-первых, для этого у неё не было партнёра, а, во-вторых, с её габаритами, рыжей придётся вытеснить как минимум две танцуюшие пары, а то и вовсе три. Что ж, в таком случае лучшим вариантом будет искать одинокме сердца (раз уж все назодятся на празднике неразделённой любви), пока те не пристали к чьему-то берегу, и попытаться завести новые знакомства.
Так, определившись с дальнейшей целью и повернув пару раз во рту конфетку, девушка снова начала двигаться сквозь толпу. Пробираться было довольно трудно так как можно было ненароком кого-то стукнуть лапой, но, завидев плывущий рыжий айсберг, народ сам стпрался отойти в сторону. Некоторых, правда, приходилось обходить или просить подвинуться. Но, увы, заметить абсолютно всех гостей праздника у Шааракул не получилось. Кто же мог подумать, что в толпе гостей будет ещё и гном, чей рост ещё меньше обычного? Как думалось Аланаре, будь она не выше полутораметра, то и вовсе не сунулась бы в такую гущу, а то еще ненароком наступили бы на неё всякие великанши. Вот прям как она чуть сейчас сама не сделала. Кошка едва не толкнула незнакомку в спину передней лапой, не заметив светловолосую представительницу гордой гномьей расы среди толпы, так как та едва доходила рыжей до пояса. Оно и понятно, будучи выше среднестатистического человека сантиметров на семьдесят-восемьдесят, Шааракул возвышалась над незнакомкой более чем на метр. Вот только великаншу, похоже, заметили не сразу, так как кроха в этот момент что-то объясняла рыжему незнакомцу или же возмущалась.
- Эй, честный гном, давай помогу, чтобы никто не мешал, - обратила на себя внимание Аланара, бесцеремонно подхватывив светловолосую незнакомку на руки за талию словно пушинку, и перенесла ее себе на спину.
- Прошу прощения за мою беспардонность. Я Аланара, - извинилась и вместе с этим представилась девушка, стараясь казаться как можно дружелюбнее. Она даже помахала левой рукой в знак приветствия, а то кто знает, вдруг вид гигантской кентавроподобной кошки, чья улыбка больше похожа на звериный оскал, повергнет гномика в шок. Затем обратив своё внимание на человека, которому малышка до этого делала выговор, кошка помахала и ему в знак приветствия.

Рейтинг поста: 3