1 (2019-06-26 23:29:23 отредактировано Nissaranirr Shaarakul)

Ниссаранир "Тётя Нисса" Шааракул


Возраст:
40 лет. В целом, весьма проблематично определить возраст существа, чьё лицо покрыто шерстью и не стареет по привычным для людей правилам.
Пол:
Женский
Ориентация:
Гомосексуальный/ая
Раса:
Зверочеловек

Механический класс:
Ассасин

Социальные классы:

https://gof.su/forum/extensions/gof_game/social_img/9-shpion.jpgПочти никто не знает вашей настоящей личины. Вы привыкли действовать скрытно, менять маски и собирать информацию на благо государства или своего заказчика. Незаметность ваше второе имя.

Шпион

https://gof.su/forum/extensions/gof_game/social_img/10-ubiyca.jpgВы выбрали свое ремесло в жизни. Неважно, убиваете ли вы «на заказ» или ради извращенного удовольствия, в любом случае за вами тянется след из трупов, а жуткая аура может напугать кого-нибудь.

Убийца

https://gof.su/forum/extensions/gof_game/social_img/35-nablyudatelnyy.jpgВы – настоящий детектив. От вашего внимательного взора не укроются любые мелочи в обстановке или поведении других. Вы способны сопоставлять факты и находить верные подсказки.

Наблюдательный

https://gof.su/forum/extensions/gof_game/social_img/3-gorozhanin.jpgВы родом из большого города. Вы знаете его улицы, некоторые секреты и имеете связи среди множества знакомых. Не всегда жизнь была приятна, но вы нашли свое место в социуме.

Горожанин

Оружие:
Убийцам не всегда нужно оружие, чтобы достичь своей цели и оборвать чью-то жизнь. Яды, хитроумные ловушки, удачные (кому как, на самом деле) моменты, когда можно столкнуть несчастного с обрыва или в темноте будуара задушить удавкой или, если уверенность есть в силе рук (или ног), собственными руками - всё это хорошее подспорье хорошего убийцы. Однако, не всегда представляется такая возможность, поэтому на помощь приходит старая добрая сталь. Во время своей "работы" Нисса использовала большее разнообразия орудий убийства, пока в её руки не попал дирк хрейдмарской работы. Обоюдоострый клинок, что позволял колоть, резать, а также был достаточно прочен, чтобы подцеплять ставни, двери и даже использовать в качестве ступеньки, при достаточно сильном закреплении в щели между кирпичами или деревянных брёвнах, быстро стал самым используемым оружием для зверолюдки, чем и заслужил ласковое прозвище "Верный друг" и постоянную заботу о своей остроте.  Несмотря на то, что подобные кинжалы нередко используются в Хрейдмаре при парадах, "Верный друг" весьма редко можно увидеть полированным до блеска, ведь чаще лезвие, наоборот, приходится чернить или наносить яды, поэтому лезвие потемнело, но надёжно защищено от ржи и сколов благодаря "подруге". Острое и длинное (почти 30 сантиметров) жало всегда готово вонзится в плоть, в то время как отполированная тысячью прикосновений деревянная рукоять обмотана тесьмой, чтобы избежать выскальзывания из влажных от пота (или крови) рук. Дополнительно, нижняя часть рукояти обёрнута полоской неблестящего металла, что формирует на оконечнике небольшой выступ-каплю. Это было сделано, чтобы наносить удары по голове на манер свинчатки.
Однако, не всегда удар из теней или ловкий росчерк стали помогает убийце. Многие заказы, особенно начинающего "татя ночного" связаны с отбросами всех мастей, что нередко могут постоять за себя, а долгая жизнь по ту сторону закона сделала их весьма чувствительна к чужим взглядами и жажде крови. Да и чего греха таить, и на убийцу найдутся убийцу, пришедшие по наводке или ради сапог, как говорится. В таком случае, кинжала будет маловато, поэтому на помощь зверолюдке приходит другой клинок, на этот раз очень популярный среди наёмников Хекса - потасовочный меч "кошкодёр". Являясь, по сути, коротким клинком, что наёмники используют как запасной, когда более длинное оружие вроде алебард и двуручных мечей не может быть использовано во всеобщей кровавой свалке, в руках девушки меч является реальным доводом в любой излишне интенсивной кабацкой драке, "спорах" с телохранителями и надёжным спутником во время нежелательных встреч с людом "большой дороги".  Носится за плечом, причём так, что S-образная гарда не упирается в спину или шею. Выбор такого экзотического метода обосновывается тем, что наличие обычных, относительно длинных ножен, несколько сковывает движение, хотя, разумеется, позиция меча может меняться в зависимости от ситуации.
Наконец, условно последним её инструментом можно назвать небольшой ясеневый лук, приобретённый в незапамятные времена. Подразумевалось, что он нужен будет всего на одну работу (за котору, к слову, так и не заплатили), но удобство и возможности, что он открывал для вечного перекати-поля, оказалось слишком подкупающим. Обычно Нисса берёт его с собой, когда отправляется с племянницей на охоту...Или отправляется на "охоту" одна, зная, что будет возможность его использовать. В связи с этим, лук обмотан тёмной тканью, чтобы избежать его приметности, а колчан выполнен особым образом, на манер сумки, чтобы избежать cтука и высыпания стрел при активном перемещении.

Ниссаранир совершенно не похожа на свою подопечную, что всегда рождало множество вопросов. Больше всего их появляется, когда кошки стоят рядом - высокая и массивная племяшка и изящная, словно статуэтка, тётя. В пупок Аланаре тётя не дышит, но и до груди родственницы едва дотягивает.
Ниссе больше присущи человеческие черты лица, с вполне привычным для "безволосых" ртом и носом, хотя звериная часть видна невооруженным глазом. Это  отличает её от "классических" зверолюдей, но от Хекса до Эстелла сложно кого-то удивить такой разницей. 
Кожа покрыта коротким, словно бархат, жёлтым, подобным пляжному песку, мехом с тёмными пятнами, покрывающими всё её тело, и светлеющим почти до цвета белой глины на нижней половине лица, внутренней стороне бёдер, фалангах пальцев рук и ног, внутренней стороне ушей.
Глаза миндалевидные, но ярко зелёного, словно срез малахита, цвета и узким (кошачьим) зрачком.
Предпочитает носить тёмную одежду, а также высокие сапоги, что защищают подушечки её ног от городской грязи и мерзостей, что там могут скрываться и, следовательно, от путешествия к врачу. Хвост спрятан по той же причине, хотя жутко неудобно красу и гордость зверолюда прятать. С другой стороны, чистить его от грязи вообще не имеет ничего общего с удобством и приятственностью.
На руках же, наоборот, носит перчатки без пальцев, что позволяет ей использовать в случае необходимости когти, будь то покорение стены или деревьев,нанесение ударов или расчёсывание шубки племянницы.

"Всё есть воля Великого Коти. Мы лишь рука, что движется по его шерсти, пока нам это позволительно".
Сомнительное высказывание тёти Ниссы #13 (заметки Аланары на полях)

Некоторые не помнят своего раннего детства, некоторые помнят, но говорят обратное. Для некоторых эти воспоминание связано с лицом матери, ощущением игрушки в руки, запахом еды. А у кого-то это бескрайняя белая пустошь без берегов и островков, со снегом, что уже падая с неба обрастают льдом с вездесущим песком, оттачиваются злым ветром и, послушные его воли, ищут себе жертву, словно наконечник копья охотника. Холодные пальцы Замёрзших пустошей на каждом оставляют с молчаливого согласия белых стен Вашвельма. Словно драгоценность в диадеме августейшей особы, что ловит свет и преломляет их, наполняясь внутренним светом, маленькая точка Вашвельма притягивала взгляды, но...Если город можно было различить, не пользуясь Каналом, то все точки невозврата уже пройдены - буквально. 
"Люди подобны тараканам - везде выживут и всюду приспособятся". - старая фраза, которую люди произносят с гордостью, а другие расы - с налётом отвращения. Правда, мало кто задумывается, что не только люди выбирают совсем уж странные места для жизни, вроде города в Сфере. Родители Ниссаранир из таких существ, что жили на границе Замерзших пустошей , на территории, что можно было бы считать спорными между Вашвельмом и Хрейдмаром...Если бы это несчастная полоска земли у океана была бы им нужна.
Разумеется, у подножия гор можно было разрабатывать шахты, но даже если суровые хрейдмарцы ограничились Ф’фенточилью на юге, то небольшой аванпост-острог на севере был брошен. После того, как его оставили военные, туда начали стекаться те, кому больше некуда пойти. Впавшие в немилость сановники, которые уже было не покинуть континтент, а до приказа о казни оставалось всего немного времени, люди сомнительного социального статуса и скрытого дохода, преступники, браконьеры и любители приложить руки и кирки к выходящим на поверхность аж повсюду рудным жилам. Последних ждало жестокое разочарование, ибо на блюдечке с золотой каёмочкой суровые пустоши ничего не дают, лишь забирают силы, деньги и волю, оставляя от таких начинающих предпринимателей лишь пустой каркас с лихорадочным блеском в глазах...или потухшие навсегда.
Отец и мать Ниссы не по своей воле оказались в том месте, но прожили довольно долгое время, приняв решение уйти лишь после рождения девочки, но выбор направления движения был сложен, ведь Хрейдмар был готов принять в свои ряды воинов, а воины должны сражаться и умирать - не та судьба, что пожелает своему дитя мать. Вашвельм, заставляющий замереть с открытым ртом, настороженно смотрел на чужаков, особенно на тех, у кого нет в карманах звонкой монеты - поддержание города посреди выжженной холодом пустыни крайне дорогое занятие. Возможно, были и другие причины, связанные с прошлым близких, но их Ниссаранир не помнит, а может и не знала никогда. В такие случаях остаётся лишь помнить и лелеять редки картины, словно отпечатанные: высокого и молчаливого, но сильного и уверенного в себе отца, что мог десятки миль пройти, неся маленького ещё котёнка на плече, да миниатюрную, подвижную мать, что окружала заботой и теплом их маленькое семейство подобно тому, как солнечные лучи нежат цветок.
Путешествие нельзя было безопасным, поэтому единственным выбором оставались караваны торговцев, что планировали сделать звонкую монету в городе в Сфере и по пути, поэтому на смену размеренному выживанию на периферии пришли новые лица и истории - роскошь непозволительная ранее.
Найти, впрочем, караваны, кроме как на основном тракте между Хрейдмаром и Пустошами, но большинство встреченных ими торговцев занимались перепродажей, делая закупки в полисе и везя уже к Сфере. Впрочем, один очень ушлый торговец решил сломать систему, которая, к слову, была старше, чем он сам, и отправил сборный караван из славного портового города Хекса. Оглядываясь назад, Нисса может с уверенность утверждать, что часть товаров явно обязана своей дешевизной пиратам  Сэрдана и махинациям Торговой конфедерации. Но тогда ещё котёнку был интереснее яркий калейдоскоп новых лиц, запахов и вкусов невиданных ранее сладостей, которыми делились приключенцы и стражи с юной кошкой. Некоторые были не очень совместимы с желудком фелиноида, что рано научило тому, что к взятому из чужих рук следует относится осторожно, тем более, если мама запретила, а ты украдкой улизнула.
Отец "отбивал" деньги помогая охранникам и грузчикам, а мать - готовя и развлекая историями странников рассказами о далёких временах.
Помнит Нисса и Хекс - ещё одну драгоценность континента, убранный золотом и синим камнем, словно сапфир  в золотой оправе. Алые флаги вились и трепетали на ветру, покуда муравейник из разнообразных рас, невиданных ранее никогда, жил и днём и ночью, под звуки музыки фестивалей и базаров.
Смешение языков, лиц (и рож), ароматов, месиво тел манило, словно мешок с валерьянкой, обескураживало, словно удар этим же мешком между ушей В таком разнообразии хотелось затеряться...а приходилось работать, ведь управляющий каравана не забыл прилежное семейство, что было помогать караванщикам за каждую монетку, а то и за спасибо,  чтобы отрабатывать еду и защиту. Отцу, в котором заприметили воина, предложили службу охранником    на одном из многочисленных складов Торговой Конфедерации, что служили своеобразным артериями этой могущественной организации. Женщины же устроились работать в корчму, где часто оставались моряки и караванщики.  Просолённые моряки с солёными, словно морская вода (аж до рвоты), шутками, грубоватые наёмники - охранники, да сметливые торговцы - не самая подобающая компания для молодой совсем девушки-котёнка такая жизнь была интересна. Но дети очень гибки в своём отношении к миру, ведь в "новом доме" теперь гулял не стылых воздух,а за хорошо почищенные сапоги или аккуратно принесённую тяжелую кружку пива, что умильно смотрелась в лапках совсем ещё крохи, можно было заслужить пару монеток, которые разрешали потратить на сладости или игрушку! Или сесть рядом у очага и послушать неспешное калякание мелких (и не очень) купцов о капусте, мечах и драгоценных камнях, что казались ещё интереснее историй о драконах и принцессах.
Но не всё могло быть хорошо. Отец претендовал на место, где он уже сам бы назначал и тренировал охрану, в том числе и для караванов, "подсиживая" тем самым коллегу-человека. "Коллега" не преминул его за это невзлюбить "пришлого" и начать гадить. Поначалу, это казалось "случайностями", вроде случая, когда одно из колец владельца караван-сарая оказалось в месте, где Нисса любила прятать свой невеликий скарб состоящий из игрушек, красивых осколков или обрывков книг. Были и отравления стряпнёй мамы, когда она отлучалась с кухни, сломанные и испорченные вещи...Но когда у владельца пропала крупная сумма денег, серьёзность ситуации дала о себе знать. Подробностей уже и не вспомнить, но отца долго и нещадно били розгами, заставляя его жену и дочь смотреть на это. Воспоминание о том, как её мать, ощетинившаяся от ярости и унижения, кусала до крови губы и низко, утробно и страшно рычала, глядя, как её муж молча сносит удары обидчика, что получил незаслуженное место, преследовало её не один десяток лет.
Воровство у членов Конфедерации - чёрная метка, после которой нельзя подняться с городского дна, лишь опускаться ниже. Хекс, точнее его более-менее чистая часть, оказалась закрыта для фелиноидов и даже фестивали не радовали больше.  Тёплые деньки кончились, а семья вернулась на дорогу. Молва  о "ворах" разнеслась далеко, и ни один уважающий себя караванщик не нанял бы зверолюдей, а иные платили гроши.
Южный континент стал таким же холодным и неприветливым, как и Замёрзшая пустошь. Как и годы назад семье не оставалось ничего, кроме распродать свои немногочисленные пожитки, собрать оставшиеся деньги и покинуть континент, оставляя навсегда, в случае родителей Ниссы, вечно бодрствующий в сени Огненных Птиц город. А перед ними лежал лишь седой океан и новая жизнь...
Память не оставила воспоминаний о Фаэдере, куда прибыл корабль. Лишь шёпот дождя, да рябящие от капель стены. Путешествие легло тяжелым бременем на здоровье всей семьи, благодаря всё тому же разнообразию рас на борту и не самым лучшим условиям жизни на корабле. Да и еды, кроме червивой солонины не предлагалось, истощая тело и отупляя разум. Сам город богини штормов ничего не мог предложить нищим и истощённым, да и влияние Торговой Федерации было всё ещё сильно, что возвела угнетение неугодных ей в настоящее искусство, достойное любого бюрократа. Листы должников и несогласных с "дружелюбным поглощением"  владельцев компаний, воров и шпионов бережно велись, визировались и передавались во все отделения. По злой иронии, лист, где значилось и их описание, хранилось буквально на палубу выше на том корабле, на котором они пытались уйти от этого клейма.
Всё дальше и дальше им приходилось отходить от городов, опасаясь представителей мелких гильдий, что жили с охоты и собирательства в окрестных лесах и, соответственно, поделили между собой "сладкие" места. Это была жизнь в постоянном напряжении, ведь не стоило забывать о местной живности, что далеко не всегда была готова мирно уйти из этого мира и насытить своей бренной плотью фелиноидов, о нет. Некоторая фауна сама была очень даже не против закусить ими.
Не голод, холод, что был ничтожен в сравнении даже с отголосками мертвенного холода Пустошей, клык местной твари или нож грабителя погубил самых дорогих существ в её жизни, а недуг. Сначала начал чахнуть отец, раны на его спине постоянно гноились, неспособные затянуться от месяцев дурной кормежки, а жару от него было, как от печи. При этом, он всё так же гнул спину, работая за гроши или пытаясь охотиться. В поисках ценных трав и пропитания, не зная местного континента, семья всё дальше двигалась в сторону Холлентаура - города прекрасных и таинственных эльфов, чтящих природу...и яростно охраняющих её. Леса темнели, принимая под своей кроной южан, а среди палой листвы находились невиданные ранее растения, чью полезность её мама могла выявить с большим трудом, особенно, когда перестала ходить с отцом. Она была беременна и не могла ему помочь и, в один из дней, отец ушёл на поиски пищи...и не вернулся. Что случилось не стоило и объяснять. По крайней мере, заплаканная мать, что смогла пройти по следам своего мужа, не стала этого делать. Исчерпал ли отец своё здоровье, сломив голову среди бесчисленных зелёных гигантов? Стал ли поживой лесной твари? Или приблизился слишком близко к границе Запретного леса и был за это безжалостно наказан? Этого Шааракул никогда не узнает...
Надвигалась зима...Пережить её без помощи у фелиноидов не было и шанса, но, на их счастье, бредущую парочку, измождённую и шатающуюся на ветру, заметили странники из племени зверолюдов, что с искренним деревенским прямодушием отказались бросить "самку и котёнка" на дороге и забрали в деревню. Счастливый конец? Следом за отцом учахла и мать, разродившись мёртвой сестрой Ниссы, оставив последнюю на попечении семьи Шааракул. Точнее, они сами забрали её на попечение, за что Ниссаранира не может быть перестать благодарной по сей день.

"Как моток шерсти идёт по кругу под лапами Великого Коти, так и наша жизнь лишь крутящееся веретено - живо лишь в руках"
Прохладные притчи тёти Ниссы #823 (из заметок Аланары)

В деревне зверолюдов Ниссаранира держалась особняком - очень уж она непохожа была на местных, да ещё "со стороны". Но никто не обижал, более того, даже всегда были рады помочь. За это стоит благодарить Ашнисси - старшую дочь семьи Шааракул. Именно она стала для неё не просто названной сестрой. Красивая, спокойная и бесконечно заботливая Ашнисси стала путеводной звездой из пучины отчаянья, куда упала Нисса. Она не была подругой для неё, скорее частичкой её души, частью её души... любовью.
Вот только развязка и тут была весьма неожиданна, словно шарообразный конь в перегонном кубе. Хотя, надо сказать, конь имел место быть, точнее полконя и, как выражается сама Нисса, «полсволочи».
Сестра её влюбилась, ко всеобщему удивлению, в странствующего торговца-кентавра, что часто навещал деревню, сбывая немудреный товар и делясь новостями. Добрый, открытый и честный, он напоминал Ниссе о счастливой жизни в караван-сарае, отце и торговцах – всём том, что затопила застарелая боль. Внимание Ашнисси и всё частые встречи с ним без её, Ниссы, участия когтями сжимало сердце, пока девушка не решилась рассказать о своих чувствах…встреченных с таким же ужасом, с каким Нисса встретила информацию о любовном интересе названной сестры. В тот вечер было сказано так много, что обе сестры, независимо друг от друга, покинули деревню. Вот только Ашнисси отправилась к возлюбленному, а Ниссаранира – куда глаза глядят.
Скитания не были долгими, ведь гордячка покинула деревню "как есть",  а погода не просто шептала «хватит», а просто орала в уши, что, впрочем, не сразу было услышано через всю ту же гордость, боль и разочарование. Такая избирательная глухота и шторм уже на душе занесли её в малочисленную обитель миссионеров – монахов Агидуса, что были удивлены такой гостье.
Окормив и обогрев девчонку, многомудрые мужи за неспешной беседой и тарелкой похлёбки обстоятельно пояснили за суетность суёт и томления духа младого, но настолько были поражены её упорностью (редкостным твердолобием), что разрешили остаться на время «дабы деве дать время успокоиться и развеять сумленья». Благодаря своей жизни в Хексе девушка даже знали некоторые постулаты данной веры, чем сразу же перешла из разряда "девица сумасбродная и взбалмошная" в "дитя заблудшее, но доброе". Забавно, что прожила девушка в обители сей почти до совершеннолетия, помогая святым отцам и постигая слова Святого. Монахи разглядели в ней волю и упорность, светлый ум, но так и не смогли сделать из неё чего-то путного, ибо «гнев и злость в её разуме не дают успокоиться духу и принять Слово Агидуса в полной мере». Пытались они успокоить дух через тело, обучая владению оным, но если элементы боя, медитации девушка постигала охотно, то религиозный аспект в её же интерпретации переродился в некую непотребщину, которой она сама себя развлекала, чтобы не дремать во время пространных притч об Агидусе.
Монахи здраво решили, раз девица не спешит под сень Cки’ин, то девица идёт…в паломничество. Да, всё так же дух успокаивать. А чтобы дух оной не успокоили раньше времени и против её воли, добрые монахи выдали ей внушающий уважение посох из тяжелого дерева, гладкого от сотен прикосновений, котомку с едой, пару монет, да письма для друзей и братьев с сестрами по вере в Эстелле - чего пропадать паре здоровых ног? 

"Постели соломку, чтобы упасть...И выспаться наконец"
Народная глупость #13 (заметки Аланары)

Года проведённые в деревне и при обители жгли разум сильнее, чем карман скупщика краденого «сброшенное» золото. Рутина ушла, оставив её наедине с миром…и полированной палкой, что, как известно, суть есть рычаг, который можно приложить, например, к головам всяких неприятных личностей.
А их было целое множество, ведь, как выяснилось, вкусы у местных довольно специфичным, но что взять с этих северян?
И вот так, в монашеском облачении, тяжёлой сумкой и посохом в руке, вступила Нисса в Эстелл - жемчужину равнин Трезена. Или уместнее сказать "торт"? По крайней мере, со стороны это напоминало высокий торт, который она однажды видела в Хексе на ярмарке. Добрая женщина с огненной птицей расправляющей крылья на куртке даже дала чуть чуть крема с него! Он был вкусен и тягуч, словно сливки и мёд...Чего не скажешь об Эстелле, где сладкой жизни для неё и не ожидалось. Низший город охотно раскрыл для неё свою клоа...ворота.
Уже в Эстелле выбор,  чем может занять себя девушка из провинции в большом городе без особых навыков (кроме обращения с посохом), крайне невелик. Подавала в трактирах, курьер, продавщица рыбы («ну, раз ты кошка, тебе и доверия больше», - говорили они ) – самый низ, с которого приходилось начинать. Однако, это было так...привычно, что особых эмоций не вызывало. Она привыкло быть "никем"
Постоянные выяснение отношений «серых» и  прочих бандитов "с ордером" и местным криминалитетом с пополнением чужих кошельков (или кладбищ) держали местное дно в тонусе, а выбиться хотели многие. Кадры же тут, как говорится, решали, поэтому Нисса навострила ушки, протёрла глазки и чуть приоткрыла карман…Скажем так, чаевыми в таверне она порой получала больше, чем за слежку за мошкарой, но бывали моменты, когда серьёзные дяди искали совершенно несерьёзных ребят за конкретные такие залёты. И им были не важны тонкости – только имя, как выглядит и где его можно знатно так стукнуть. Умеющая читать, писать и говорить (по крайней мере, вставлять слово два, понятное для собеседника) на нескольких языках девушка стала отменной официанткой и помощницей при общении с "туристами" и неплохим информатором, к которому порой и относились не как к официантке. В связи с этим, а также с наличием людей с очень специфичными сексуальными вкусами, пришлось сменить посох на дубинку, а после того, как серьёзные дяди стал посылать в её таверну своих жадных подопечных с туго завязанными кошельками на «поспрашивать» - ещё и стилетом. Признаться, сложно было сказать, где тут «местные», а где "серые братья" натаскивают новичков. С этой публикой, кстати, встречаться доводилось, хоть и не часто. Расследование вел каждый "брат" самостоятельно, иногда прибегая к "слову улиц", но чаще предпочитая найти "самую главную крысу" и как следует прищемить ей хвост. Оно и было логично - мелкие сошки не особо интересовали гильдию палачей, а крупная рыба, что может разозлить таких ребят, в катакомбах голытьбы будет только прятаться, а не жить на широкую ногу.  Впрочем,  "серых" не было проблем с получением информации от "проверенных людей", но случались и утечки, на которые у Ниссаранир был просто нюх. Еще один повод завести стилет, к слову.

Спустя несколько лет, в год Звёздного Топазного дождя , Ниссаранира почти незаметно для себя стала своеобразным лидером небольшой информационной сети, что объединяла всякий незаметный люд в бедных кварталах, что нередко хаживали в качестве слуг и рабочих в более приличные места и, что главное, имели уши и абсолютно пустые карманы. Приходилось тяжко, ведь не только нужно было объединять разрозненные сведения воедино, давая наводки и зацепки (деньги не пахнут), но и маневрируя между жаждущими их получить, а также теми, кто считает, что, собственно, и без предприимчивой зверолюдки справятся.
Такое отношение и долгая плавучесть бизнеса заинтересовали силы, которые уж никак нельзя было ожидать. С другой стороны, подобные силы и специализируются на том, что их никто не ожидает.
Речь, в данном случае, идёт о Тенях (Императора), а точнее их пешках, что охотно начали привлекать Ниссараниру к разнообразным задачам, большую часть из которой она выполняла самостоятельно из-за отсутствия нужных навыков у подручных.
Слежка, кража, подлог, разведка – вот неполный перечень того с чем пришлось иметь дело. Нисса красила шерсть, носила маски, переодевалась в мужчин, монахинь, скрывая лицо, но заказчикам всегда было мало. И это их погубило, когда в результате одной уж очень важной операции они наследили и их настигли "коллеги" по подковёрным играм и "гасилкам" в тёмных и узких улочках…Ячейка была уничтожена, почти, по крайне мере. А вот у Ниссы в гостях очутился интересный гость…

«Если ты открываешь дверь для чего-то нового, будь готов, что оно развернётся и уйдёт.»

Гость оказался необычным - Тень во плоти,что звучит, конечно, достойно романов (или колдовских фолиантов), но на деле есть целая прорва проблем . Что более важно, вторженец был прекрасно осведомлён о роли Ниссы в маленьких, но немаловажных операциях, и был склонен "подчистить" следы, но изменил своё мнение. Фелиноид была взвешена, оценена и сочтена небесполезной, после чего стала осведомительницей Тени на несколько лет. Феленоид полагала, что это просто вербовщик некой тайной организации при жирном коте-владельце, поскольку и понятия не имела о Тенях со своей исторической родины. Впрочем, были у неё и подозрения в том, что "благодетель" был диверсантом Торговой Конфедерации, ведь часть заданий шла резко против интересов узаконенных бандитов Эстелля, а иногда, наоборот, подразумевала сотрудничество с ними. Внутреннее чувство говорило ей, что в ход приведены такие силы, о которых не стоит знать, если есть желание крепко спать... и просыпаться. В тоже время, всё это было похоже на отдельные уколы, чем на серьёзный саботаж, словно игра в поддавки, выбивание уступок и дача уступок в ответ.
Даже её "куратор" был лишь пешкой здесь, но Ниссаранира и ей не была, но выступала одной из многочисленных рук, ног и глаз, а в Нижнем городе ломают ноги и рубят руки за куда меньшее, чем просто подслушивание и поглядывание...Фелиноид стала чаще оборачиваться, резко менять маршруты и ходить разными путями, опасаясь слежки и засад - небезосновательно. Эстелль, как  Хекс, стал для неё не таким уж гостеприимным - видать, семейная традиция.
Прошлая деятельность Ниссы уже была "на карандаше", а если учесть несколько "уведённых" вещиц, в Эстелле зверолюдке было оставаться опасно, а довольной Тени - незачем. Ценного кадра последний решил прибрать, почти накануне гибели Ашнисси и её мужа, что прошло незамеченным для Ниссаранир, избегающей любой информации о былой любви...
Последующие года сложно назвать светлыми и счастливыми. Постоянные переезды, быстрые операции или, наоборот, долгие планы инфильтрации в различные организации. На неё были планы, ибо даже "самопальные" умения обращения с оружие, природная грация и умение эмоционально отрешиться от проблемы делали из неё неплохого кандидата в убийцы, провокатора и шпиона. А таковым нужно многое знать и уметь. Вот только "учили" её не совсем уж классическим способом, а предпочитали внедрять в мелкие шайки или "малины" бандитов, постоялые дворы и бордели ля сбора информации. Иногда требовали и забирать жизни. Выполненный заказ - упругий мешочек на поясе и изматывающие тренировки, где лишь звериная выносливость и гибкость позволяли справляться с нагрузкам. И, как ни странно, такая жизнь ей нравилась. Можно сказать, она насаждалось течением голосов таверн и сипом жертвы, из которой собственными руками выдавливала жизнь. Было ли эта иллюзия власти хоть над кем-то, что удовлетворяло его выходца из низов? Свойственная кошкам любовь к игре с "едой"? Компенсация накопленной за годы жестокости? Всё сразу, наверно.
Нога кошки, обутая ли, или обёрнутая портянкой, для сокрытия звуков шагов,ступала почти во все крупные города обеих континентов, минуя только Вашвельм, у стен которого, очень фигурально выражаясь, и началась её история.
Она помнит всё такой же дождливый Фаэдер, его массивные стены и плачущее небо.Помнит, как тяжёлые капли дождя маленькими разрывами расплескивают кровь её жертвы - юного мага, что хотел принести в дар один из магических свитков, чьё значение он не осознавал. Помнила и то, как подбрасывала этот свиток совсем другому магу, а далее - лишь дело маховика закона. Ей неизвестно, чем закончилось дело, но, как кажется, когда уходила из города, ветёр дул ей в спину весьма настойчиво.
Помнит она и иссечённый скалами берег Сэрдена - развесёлое прибежише пиратской братии, что и мать родную готова продать за стакан грога и монету...Но вряд ли кому-нибудь довелось бы вывести эту наверняка достойную женщину - её отродье вогнало нож в спину не задумываясь и под одобрительный хохот товарищ. Это было...интересное место, где нужно было не просто оглядываться, а отрастить себе пару глаз на затылке, да и это не поможет. Жизнь там стимулировала, собственно, жажду жить, а также хорошо оттачивало искусство рванья лиц и когтей , когда обстановка была жаркой. А жаркой она была почти всегда. Да и работать пришлось с одним очень юным, но очень фартовым капитаном, что по заказу "благодетеля" атаковал те или иные корабли. Фелиноид же в данном случае была просто проводником воли и связным, что, заодно, держал руки на пульсе пиратской вольницы. 
В Эстелль же девушка вернулся чуть ли не дюжину лет спустя, где она с ужасом и болью узнала о кончине Ашнисси и её непутёвого мужа. И ещё больший ужас ожидал её при виде "племянницы"...Впервые завидя Аланару, она содрогнулась от отвращения. Огромное нескладное тело с торчащими тонкими косточками и почти уже рвущими кожу рёбрами, грязные обноски, и неполная сотня килограммов лошадиного круппа. Но над всем этим отвратным зрелищем было Её лицо, Её улыбка...глаза.
Оставить её Ниссанира не смогла физически. Деньги уходили, чтобы прокормить новоявленную родственницу, что на глазах раздалась в формах и залоснилась, а чтобы поддерживать этот ход вещей, приходилось почаще брать заказы и не только от сомнительных личностей - агентов Теней.
Но и они в какой-то момент кончились, оставив вместо себя воспоминания, фразу "Мы сами тебя найдём". Связана ли пропажа "Благодетеля" с именем Дь’Лонрака, о котором ходят неуверенные и боязливые шепотки? Неизвестно...Да и какая разница, когда "на руках" голодно орущая фигня на лапках в несколько сотен килограмм живого веса?

На свою племянницу тётка всегда производила впечатление этакой повернутой на странноватой религии недоманашкой-недоалкоголичкой, что готова проводить целые дни в преподании Аланаре сомнительных народных мудростей (глупостей) и религиозных притч пониженной температуры. Ну и ещё готовой зацепиться языками с любым встречным торговцем и последующим торгом за очередную бутылочку отвара кошачьей мяты на спирту.
Но это одна из сторон характера, которую эта большая кошка даёт увидеть. Забота и невинные (и не очень) шутки соседствуют с инстинктами убийцы, врождёнными и выпестованными с годами.  Религиозность - надуманная, причём буквально, ибо ещё юная Ниссаранир сочла забавным искажение множества суровых постулатов в некоторую видимость религии, что позже лишь помогала ей выдавать себя за очень недалёкую зверолюдку с периферии.
"Работающая" Ниссаранир собрана, лаконична и абсолютно безжалостна к себе и окружающим. Всё её восприятие жизни пронизано неким спокойствием фаталиста с желанием жить сейчас, сиюминутно. И, казалось бы, с таким отношением было бы логично видеть смеска-племянницу, как обузу, отродья ненавистного существа...Но в ней есть и частица той, которую она любила.
На окружающих, как правило, старшая из Шараакулов производит впечатление очень расслабленной, но не очень дружелюбной (на фоне племяшки) кошки, чья клыкастая улыбка заставляет зябко передёрнуть плечами, пока губы растягиваются в улыбке от скабрезной шутки. Впрочем, скорее всего, она покажется приятным собеседником, способным не только рассказать интересную историю приятным, чуть помурлыкивающим глубоким голосом с использованием архаичных слов, но и выслушать с молчанием столь многозначительным, что скажет тома само за себя. Особенно после бутылочки другой.

Позвали друзья/знакомые

http://s5.uploads.ru/t/fGdH8.png



Куплю/выменяю рыбу
Куплю [Закристаллизованная в мёде пчела]
Куплю [(Е) Огранённый аметрит]

Рейтинг поста: 7

Приняты, добро пожаловать!

В начале вашего пути..

Рекомендуется к просмотру:
Занятые внешности
Поиск партнёра по игре
Запись в организации
Разделение по территориям
Тема месяца
Механический аккаунт или "Функционал проекта"

Вы родились в... Месяц Гиацинта!


Рождённые в месяце Гиацинта получают на 20% больше очков ремесла.
https://i.imgur.com/oXXEuQZ.jpg

avatar by dearest Aeris the Defiant

Рейтинг поста: 0