Действующие лица:
Faurt Larenn
Marcelina Pawłowska
Aesill Aurd
Внешний вид персонажей:
В постах.
Дата и время в эпизоде:
Осень. 19 день месяца Оникса. Время - середина дня.
Погода в эпизоде и место действия:
Пасмурный, прохладный день и слякоть на улицах Нижнего Эстелла вынуждают люд искать уюта в одной из окраинных таверн.
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Молодой убийца выполнил очередной заказ, устранив одного из чиновников Судебной канцелярии. Но по его следу уже пустили гончих: следователи из Серого Братства вычилили его и дали добро на задание рыцарям Цельпа. И звезды сложились так неудачно, что в таверне, где преступнику и законнику суждено было встретиться, оказалась одна волшебница, притягивающая к себе неприятности.

Рейтинг поста: 1

2

Последнее время сир Фаурт Ларенн, так же известный народу как Любимец Миролики, Крысобой и, в последние дни, Золотой Дракон, стал часто посещать питейные заведения. Он и раньше любил посидеть в баре с сослуживцами или приятелями, чтобы пропустить по кружечке эстеллского «Златого орла», но теперь его визиты стали носить несколько иной характер. Теперь рыцарь Ордена посещал таверны и трактиры для отлова всякой швали, которая норовила найти под здешней крышей убежище после совершенных преступлений. Конечно, это работа не для новоиспеченного командира рыцарского отряда, таким должна заниматься городская стража. Но так уж сложилось, что подобные задачи частенько ложились на стол цельпита. Он сам настоял на том, что хочет больше оперативной работы, а начальство не возражало.
На этот раз дело было простым. Кто-то убил одного из районных судей, как раз аккурат после проведения выборов в Совет Трех. Серое Братство не даром ело свой хлеб и быстро провело тщательное расследование. Они проверили несколько теорий и пришли к выводу о заказной ликвидации, после чего решили пойти от обратного. Обычно ищут исполнителя, чтобы схватить заказчика, но эстеллские «серые плащи» сперва вычислили именно того, кто стоял за убийством. Арестованный наниматель слил на допросе того, кому заплатил деньги за судью. Он рассказал всё о том, где встретился с убийцей, как тот выглядел и кем представился. Вот так задача по поимке наемника перешла в юрисдикцию Ордена Цельпа, и Фаурта отправили на задержание. Рыцарь отправился один, на всякий случай предупредив городскую стражу. Если станет жарко, они смогут оказать хоть какую-то поддержку.
Уже стоя у двери трактира, расположенного не в самом лучшем районе города, Фаурт немного задержался. У него возникло плохое предчувствие, а он привык доверять своей интуиции. Он постоял немного, подняв голову к серому, недружелюбному небу, потом вздохнул глубоко, надел свой шлем и толкнул дверь. Некоторые из посетителей обратили внимание на появление мужчины в тяжелых золотых латах эльфийской работы. Каждый его шаг отдавался бряцаньем и кольчужным звоном. Лицо воина скрывал необычный закрытый шлем в форме то ли драконьей, то ли львиной морды, украшенный красным плюмажем. За спиной мужчины имелись ножны, в которых висело длинное копье, по виду – тоже золотое. На шее рыцаря висела подвеска, выдающая его принадлежность к Ордену.
- Чем помочь вам, мил господин? – подобострастно спросил трактирщик, потирая грязные руки.
- Я ищу одного человека, - прогудел из-под шлема Ларенн, осматривая небольшой зал на предмет кого-либо, подходящего под описание исполнителя. – Молодой, невысокий, каштановые волосы.

Рейтинг поста: 4

3 (2019-05-12 16:33:05 отредактировано Aesill Aurd)

Аесилл решил задержатся в одной из таверн, после выполнения своего заказа. Погода не располагала к длительным прогулкам, день был пасмурным, а одет он был в одну лишь рубашку из мешковины и свои любимые штаны, даже накидки не захватил с собой. Домой ему идти совершенно не хотелось, поэтому он позволил себе отдохнуть и вкусно поесть. Его мысли были заняты сожалением, он понимал что никто не оставит без внимания устранение такой крупной персоны, как районный судья. Да и в заказчике он сильно сомневался, больно жалок тот был на вид.
— Сдаст. — задумался Аесилл — Слишком крысовато выглядел, да и морально слабенький, пытки точно не выдержит. Не стоило брать этот заказ.
Сегодня в заведении было довольно шумно, одна группа людей праздновала чьё-то день рождение. Другие приходили укрыться от непогоды. И люди все появлялись, последней зашла девушка, странно выглядящая. По ней было видно, что она совершенно не ухаживает за собой, однако даже так, она показалась молодому убийце довольно привлекательной. Люди обычно говорят в таких ситуациях "в моём вкусе". Ее волосы отдавали оттенком клубники. Парень отметил ее уставший взгляд, будто она несет тяжелую ношу. Она села за соседний стол, Аесилл при этом слегка сморщился, он не особо любил, когда вокруг было много людей. Профессия обязывала.
За другим столом по соседству расположились двое карликов, они бурно обсуждали что-то, активно жестикулируя.
В дверь вошел новый посетитель, столь необычный для такого места, что Аурд не мог не обратить на него внимания. Свет тусклых канделябров со свечами отражался от его золотого доспеха. Взгляд сразу зацепился за висящую на шее подвеску, выдававшую в человеке рыцаря Цельпа.
— Цельп? Нет, рыцарь далеко не прост, доспехи выполнены на заказ. — взгляд убийцы был наметан на такие вещи, слишком часто он укрывался от закона. — Насколько я помню шлем, в форме драконьей головы, принадлежит Золотому Дракону. Подожду еще немного, возможно это не по мою душу.
Я ищу одного человека, — Крысобой обратился к трактирщику, а взглядом мужчина просеивал пивнушку — Молодой, невысокий, каштановые волосы.
Аесилл понял, по чью душу пришел данный индивид. Его мысли бешено закрутились в поисках выхода из ситуации. Тем временем трактирщик кося одним лишь взглядом указал на стол, за которым расположился преступник. Аурд принял решение не подавать виду до поры до времени, а после выхватить кинжал и взять в заложники одного из карликов. Цельпы не допустят новых убийств, поэтому есть шанс выйти сухим из воды.
По мере приближения рыцаря, карлики, видимо, почувствовали что запахнет жаренным, поэтому быстро собрали свои вещи и пересели за стол, в другом конце зала, готовясь к зрелищу. Взгляд молодого убийцы тут же переместился в сторону отстраненной девушки.
— Придется хватать ее. — Аесилл мысленно вздохнул, сердце екнуло. Ему впервые предстояло держать девушку так близко к себе. Рыцарь приблизился к столу, за которым сидел Аурд. Рука на кинжале преступника сжалась с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

Рейтинг поста: 4

4 (2019-05-12 17:21:56 отредактировано Marcelina Pawłowska)

Редко когда выдаются дни, когда Марцелине настолько хотелось попасть в какую-нибудь самую хлипкую забегаловку и поесть. Всё же, когда уже вторые сутки в твоём животе пустота и пауки начинают плести свои сети, чувство голода даёт о себе знать. И это всё несмотря на то, что последние два дня были не такими уж неудачливыми, как обычно. Да, девушке так и не удалось отыскать Серого Сира - так звали старого колдуна-отшельника, жившего где-то на окраине Эстелла- но за то удалось подзаработать звонких монеток за зелье от подагры и нескольких раскладов карт. И теперь эти монетки были зажаты в вспотевшей ладони Циши, которая боялась, что если она опустит их в карман, то обязательно по воле судьбы с ними распрощается. Но к счастью, даже эти бедные районы кишели вывесками, зазывающими посетителей дешевым пойлом.
Недолго думая, Павловская толкнула рукой первую приглянувшуюся дверь и сразу была окутана теплом, криками пьяных и кислыми запахами пива и квашеной капусты. Слегка поморщившись, девушка оглядела тёмное и душное помещение. Почти все столики уже были заняты, однако один, какой-то особенно кособокий и невзрачный, был пуст. Поскольку в таверне было довольно людно, а толстенькая краснощёкая девушка лишь очень лениво разносила заказы, протискиваясь между натыканными, как грибы после дождя, столиками, Циша сразу же направилась к ней. – Половину…нет, целую жаренную курицу и кружку эля, пожалуйста, - обратилась она к работнице, одновременно снимая с себя потрёпанный плащ, скрывавший её высокую, худощавую фигуру. Чёрное закрытое платье с высокой горловиной, подол которого был полностью забрызган дорожной грязью, очень сильно контрастировало с её бледной, полумёртвой кожей и если бы не карие глаза, незамутнённые мертвецкой пеленой, то её вполне можно было принять за свежевыкопанный труп.
Сделав заказ, девушка направилась к ранее примеченному столику в самой гуще событий. В ушах стоял непривычный гул, мешающий сосредоточится, а помещение вокруг слегка крутилось. – Наверное, это от голода, - подумала Марцелина, собираясь присесть. Но конечно же неудача, последние дни притаившаяся где-то в тени, решила ударить по ослабшему звену. Такой же кривой, как и стол, стул, на который приземлилась девушка, жалобно скрипнул и рассыпался на части, роняя гостью на грязный и засаленный пол. Сидевшие за соседним столом карлики было загоготали, но потом внезапно умолкли и вовсе пересели за другой стол. – Да чтоб тебя…, - мысленно выругалась ведьма, морщась от боли вставая и потирая ушибленный копчик. Кажется, так же не обошлось и без заноз. Судя по всему, кроме её самых близких соседей никто даже и не обратил внимание на то, что произошло. Карлики куда-то внезапно смылись, а сидящий рядом неприметный мужчина был чем-то занят с необычным рыцарем в облачении. Недолго думая, Марцелина направилась к опустевшему столу карликов и взяла оттуда другой стул, прежде всего проверив его на прочность. Возвращаясь к своему столу, она опять бросила взгляд на странную парочку по соседству, которых непонятно зачем судьба свела вместе, однако сделать какие-либо выводы о них мешал нарастающий шум в ушах и слабость.

Рейтинг поста: 4

5

Трактирщику даже не пришлось ничего отвечать. Услышав скомканное описание разыскиваемого, мужчина рефлекторно покосился в сторону столика с посетителем, подходящим под описание. Рыцарь повернул голову в том же направлении и увидел молодого человека, на вид самого обычного и безобидного, который на вид оставил свою юность только вчера. Фаурт нахмурился под шлемом, поймав себя на мысли, что они с этим парнем даже чем-то отдаленно похожи. Как было бы хорошо просто снять эту позолоченную «каску», сесть за один стол с незнакомцем и просто поговорить по душам, как в старые добрые времена. Откинув крамольные мысли, он направился к столу.
Можно было, конечно, предположить, что этот человек тут не при чем. Мало ли, наводка оказалась неправильной, и сейчас Ларенн мог обвинить непричастного? И всё таки рыцарь оставался уверен, что убийца здесь. В этом помещении. Как ни странно, он привык полагаться на удачу и сопутствующий счастливый случай.
Цельпит знал, как угрожающе выглядит в своих латах и шлеме. Черные прорези скрывают глаза. Драконья морда зло щерится. Каждый шаг отдается звенящим грохотом, похожим на громы небесные. Но таким и должно быть Правосудие. Устрашающим и грозным. От внимания паладина не укрылась странная рокировка, которую совершили сидящие за другим столиком карлики и болезненного вида девушка. Такая смена позиций с одной стороны – обычное дело, ведь никто не хотел попасть под раздачу. С другой стороны, было в этом что-то странное, что сразу навело бывалого воина на мысль, что у подозреваемого могут найтись сообщники.
Так или иначе, всего полтора десятка шагов через зал, и раздался жалобный скрип половиц возле нужного места. Ещё немного, и рыцарь осуждающе нависнет над подозреваемым, отрезая ему пути к отступлению.

Рейтинг поста: 4

6 (2019-05-12 18:47:13 отредактировано Aesill Aurd)

Аесилл левой рукой последний раз отведал свой тыквенный суп, когда его накрыло тенью. Правая рука продолжала сжимать кинжал. Краем глаза парень отметил, что девушка вернулась с новым стулом и мысленно возликовал. Он боялся, что она пересядет и некого будет схватить. В таком случае пришлось бы вступить в схватку с Золотым Драконом. Победителем из нее он бы не вышел, но и сдаваться не стал бы — не тот склад характера был у парнишки.
Он медленно поднял глаза на источник тени. Вблизи он казался более устрашающим. Сквозь прорези в его шлеме был виден взгляд, пристально смотрящий в глаза Аурда. Так продолжалось буквально пару секунд, рыцарь уже набирал воздуха в легкие для своей реплики, как Аесилл выдал виноватую улыбку и руками опрокинул стол прямиком на Крысобоя, отвлекая его внимание. В следующий миг убийца стоял рядом с заранее запримеченной девушкой. Он схватил ее за руку, притянул к себе и приставил свой кинжал к тоненькой, бледной шее. Люди тут же повскакивали со своих мест, ожидая потасовки. Карлики начали активно обсуждать что-то. Единственное, что смог понять Аурд из их разговора — они поставили на его смерть.
Что такое? — Аесилл решил заговорить рыцарю зубы, тем временем потихоньку смещаясь, с прижатой к себе девушкой, к выходу. — Неужели знаменитого Золотого Дракона понизили в ранге? Не пристало такой личности бегать за мелкими преступниками!
Неожиданно он запнулся об одну из деревяшек оставшихся от стула, но быстро восстановил равновесие, не позволяя себе открыться для противника. Аесилла это сильно поразило, он специально осмотрел пол, перед тем как вскочить, чтобы его шагам ничего не мешало. Однако он не помнил, чтобы именно эта деревяшка лежала здесь.

Рейтинг поста: 3

7 (2019-05-12 20:42:19 отредактировано Marcelina Pawłowska)

Перед уже немного помутневшим взором девушки наконец засиял свет в конце туннеля. И не только засиял, но и запах жареной курочкой. Зубы немедленно вцепились в белое мясо, покрытое золотистой, сочащейся жиром тонкой корочкой. Буквально за пару минут Циша, обжигаясь, слопала одну ножку и теперь готовилась насладиться такой-же второй. Но и тут неудача вспомнила про неё. Раздался грохот и прежде, чем ведьма успела поднять глаза, какая-то сила вытащила её из-за стола, больно сжимая запястье. Эта же сила, теперь обретшая облик того полурослика, сидящего за столом рядом, потащила её в сторону выхода, по дороге стукая обо все препятствия на пути. Циша даже и не думала сопротивляться этому повороту судьбы, лишь грустно посмотрев на оставшиеся стоять на столе курицу и эль, за которые были заплачены деньги. На лице её читалась всё та же усталость и безучастность, пока она в качестве заложницы направлялась в сторону выхода, при этом всё ещё держа в руке куриную ножку и жуя. И только когда рука Аесилла излишне грубо стиснула её рёбра, она позволила себе высказать короткий комментарий: - Сир, я понимаю, что вы торопитесь, но нельзя ли как-то поаккуратнее обходиться с дамой?
Народ же, который с вожделением ждал потасовки, был разочарован таким быстрым отступлением. Однако, недолго думая, пьяницы таверны решили развлечь себя сами, устроив драку за оставшиеся стоять на пустом столе еду и выпивку. Свалка людей полностью перекрыла проход для отставшего и громоздкого рыцаря в золотом. Мало того, что ему предстояло справиться со столом, так ещё и карлика кто-то бросил под ноги, а в шлем прилетела чья-то деревянная нога. Всё это давало "похитителю" время выйти из этой истории сухим из воды. Вот, уже виднеется дверь, и он толкает её спиной, рвясь к свободе. Но длинные, заплетающиеся ноги Циши цепляются за порог заведения, и она падает на спину, утаскивая за собой наемного убийцу. Копчику на этот раз повезло больше, так как он приземлился на что-то мягкое. Время, так удачно выигранное потасовкой, стремительно сокращалось. - Ну вот зря ты. Сейчас же вся городская стража сбежится, а мог бы невинно выйти с тем драконом и тихонько по дороге с ним разделаться, - как ни в чем не бывало бесцветным голосом пробубнила Марцелина, которая за те мгновения соприкосновения со своим похитителем- благодаря свои способностям прорицания- уже успела немного про него разузнать.

Рейтинг поста: 3

8

Опрокинутый убийцей стол стал незначительной преградой, хотя весьма больно упал золотому воину прямо на ноги. Удар чувствовался даже через тяжелые сапоги. Зашипев, мужчина оттолкнул от себя мебель, но та уже выполнила свою задачу и выиграла для преступника достаточно времени для маневра.
Ситуация приобрела неприятный оборот. Рыцарь ожидал, как ему казалось, чего угодно: что парень станет все отрицать и предоставит алиби, что он нападет со спрятанным оружием, что таверна окажется западней с кучей головорезов и всё в таком ключе. Цельпитов учили готовиться к худшему, но всё же Фаурт учел далеко не всё. Привыкнув к более прямолинейным действиям оппонентов, он и сам «затупел» и не предусмотрел возможность взятия заложника. Ту самая болезненного вида девушка, которая выглядела так отрешенно, словно находилась в каком-то трансе.
- Ты всё только усугубляешь, - отдающий металлом голос раздался из-под скалящегося шлема. – Мы бы с тобой пошли, поговорили, потом ты отсидел бы несколько лет в тюрьме, глядишь и вышел. А если ты втянешь в это ещё больше людей, мы можем довести дело до вынужденной казни.
Рыцарь не решался двинуться с места, но его рука медленно потянулась к древку копья. Он пробовал вступить в диалог с ассассином, чтобы продумать дальнейший план действий. Отпустить его? Нет гарантий, что он оставит свидетельницу целой. Напасть? В теории, навыки Ларенна и телосложение заложницы давали рыцарю возможность нанести удар буквально сквозь девушку. Если силы удара хватит то, пробив её печень и селезенку, он поразит своего врага. Дело останется за малым – оказать девушке помощь при помощи целительных молитв и доставить её к лекарям. Нет, этот план слишком безрассудный. Оставался только последний вариант – сила убеждения.
- Ты уже не уйдешь. Таверна окружена стражей и…
Закончить свой блеф паладин не сумел. Совершенно спонтанно началась кабацкая драка, и какой-то красноносый мужичок разбил бутылку об шлем Фаурта. Крысобой развернулся, чтобы разобраться, но быстро оказался втянут в кучу-малу. Любимец Миролики? Самый везучий человек в городе? Сейчас это звучало, как насмешка. Ларенн привык к капризам богини и её непостоянству, но случившееся было просто странности из ряда вон. Полетели другие столы, стулья, деревянные ноги. Рыцаря хватали и тянули во все стороны, но где стоит полупьяное мужчье, а где стая кровожадных ратхов? Примерно одинаково, неудачное сравнение. Где мужчье, а где лейненанты ледяных эльфов? То-то и оно! Пара выбитых челюстей, сломанных носов, вывихнутых рук, - и один эстеллец, ругаясь, кое-как расталкивает людей и пробирается к выходу. Он потратил несколько бесценных минут и должен спешить... Но вместо этого спотыкается, с грохотом падает. Тратит ещё больше времени, чтобы подняться и пробиваться дальше к задней двери.
"Да что ж за день сегодня такой?!"

Рейтинг поста: 3

9 (2019-05-13 04:43:56 отредактировано Aesill Aurd)

Чтоб тебя! — Аесилл выругался, скидывая с себя девушку и поднимаясь на ноги. Затем он вновь схватил девушку и рывком поднял ее, крепко сжимая запястье. — Вставай, Длинноножка, ты мне еще нужна!
Аурд уже двадцать раз пожалел, что она не карлик. С тем было бы проще, закинул на плечо и понес. Мысли убийцы прервал выходящий из таверны Золотой Дракон. Время было упущено и нужно было придумать новую уловку. Аесилл схватил первый попавшийся предмет под руку и бросил прямиком в рыцаря, тут же пускаясь в бег до ближайшей подворотни. Нижний город он знал как свои пять пальцев, был шанс затеряться среди улочек.
Уже на бегу он обернулся и увидел как рыцарь отрывает прилипшую к забралу ножку курицы. Именно ее Аесилл нащупал и бросил в него, видимо вырвав из рук пленницы. Так же взгляд зацепился за городских стражников, активно забегающих в таверну —им явно было чем сейчас заняться. Единственно верным вариантом пришедшим на ум Аесиллу — бежать в дом, как его прозвали местные, "Отстойник", там, в одной из комнат, находилось его второе жилище, ни разу не светившееся перед блюстителями закона. Да и не любят они это место, обходят стороной.
Едва Аурд завернул в подворотню, утягивая за собой девушку, как прямо перед его носом упал каменный кирпич, видимо выпавший из кладки дома.  Парню ничего не оставалось, как резко затормозить. У девушки реакция была гораздо хуже, она со всей скорости, даже не думая притормозить, влепилась в спину убийцы, роняя себя и его на землю. При падении Аесилл рассек себе бровь об только что упавший кирпич.
Что за день то такой? — Аесилл перебирал все возможные бранные ругательства в голове, демонстрируя воспитание Нижнего города. — Такими темпами эта пришибленная сведет меня в могилу. Благо не сопротивляется, иначе пришлось бы совсем туго.
Чертыхаясь он вновь поднялся и, уже слыша тяжелое бряцание облачения рыцаря, в очередной раз схватил девушку за руку и побежал дальше по подворотне. Он предусмотрительно держал девушку точно позади себя, чтобы обезопасится от брошенного в спину копья. Кровь, текущая из брови, начала застилать глаз и капать на его рубашку. Сердце Аесилла готово было вырваться из груди. Он очень боялся. Он прекрасно понимал, что сдайся сейчас — выживет, но тогда он сядет далеко и надолго, так и не достигнув своей цели. Не достигнув Динглота. Именно это придавало ему храбрости и сил, чтобы продолжать бежать вперед.

Рейтинг поста: 3

Марциша была по жизни таким человеком, который плыл по течению реки судьбы и старался не сопротивляться всем поворотам, какими бы крутыми они не были, иначе рискуешь быть прибитым к берегу. Это жизненное кредо сложилось у неё ещё в детстве и в принципе было распространённым среди сильных прорицателей. Уж кто-то, а они знали, что от судьбы не уйти. К этому приложился сильный отпечаток, оставленный проклятьем, с которым было бесполезно бороться, было бесполезно бежать. Поэтому даже если бы незнакомец приказал бы ей прыгнуть с высокой скалы, то девушка бы прыгнула. Всё равно хуже уже быть не может, а мерзкое проклятье обладало лишь одной чудесной стороной: оберегало от смерти. Ведь если ты умрёшь, то проклятье вечной неудачи не сможет исполниться. Поэтому смиренно живи и страдай. Хотя надо сказать, что девушка ощутила некоторое бурление недовольства в груди, когда Аесилл вырвал из её руки недоеденную куриную ножку. Такое же недовольство она испытала так же и тогда, когда парень потащил её, со всё ещё кружащейся головой и ватой в ушах, в ближайшую подворотню. Несмотря на свой рост, он бежал слишком быстро для Марциши, у которой было не всё так хорошо с координацией даже в сытом состоянии. Поэтому нельзя сказать, что девушка не почувствовала некоторое удовлетворение тогда, когда похититель на что-то наткнулся и полетел лицом вниз. — Это было моё первое предупреждение. Будешь дальше так тянуть и следующий камень пробьёт твою дурную башку, - тут же сблефовала Павловская, благо, с её бесцветным голосом и непроницаемым выражением лица она была практически неуязвима на этом поле. Поднимаясь на ноги и отряхивая подол платья, девушка скептически посмотрела на разбитую бровь и уперлась ногами в уложенную булыжником улочку, давая понять, что с места она двигаться не собирается. Поскольку ростом ведьма была на целую голову выше преступника, то даже несмотря на свою слабость, ей это вполне удавалось. - Я понимаю, что ты очень хочешь сбежать от неприятного разговора с властями, но я в этом не участвую. Более того, зачем я нужна, твой "дракон" отстал, и ты можешь спокойно скрыться, а вот общение со мной тебя в могилу сведёт.
Где-то рядом забухали тяжелые шаги стражников. Видимо, та пивная потасовка была из ряда вон знаменательной, раз понадобилось столько стражи. А может, это рыцарь позвал себе подмогу. В любом случае, девушка прижала Аесилла к стене, и сама прижалась к нему как раз в тот момент, когда в их маленькой улочке появились вооруженные алебардами хранители закона. -Пааасторониись! - только о прокричал один из них этой парочке, приняв убийцу и ведьму за обычную проститутку с клиентом. Как только опасность скрылась за поворотом, Марциша отлепилась от Аурда, недовольно рассматривая кровавое пятно чуть выше своей груди.

Рейтинг поста: 2

11

В забрало прилетел ошметок курицы. Аромат приготовленной птицы приятно пощекотал нос запахами чеснока, специй и поджаренного лучка. Каким бы жалким заведение не выглядело, дело свое повар знал. Жалко было наблюдать, как хорошую еду переводят на «отвлекающие маневры» и «подспудное оружие», но не время горевать о пище! Рыцарь убрал стер остатки курятины и ринулся вперед.
Похоже, убийца и заложница всё-таки не ушли далеко. Что-то им помешало. И когда Фаурт, конец, выбрался из таверны, они всё ещё оставались в поле его зрения – дальше по переулку. Рыцарь двинулся было следом, когда его с ног чуть не сбила толпа городских стражников. Удивительно, большинство из них не относилось к подкреплению, которое паладин запрашивал. Они все пришли сюда на шум драки и продолжали напирать, будто не замечали воина в золотой броне.
- Проклятие! – рыкнул Ларенн. – Разойтись! Орден Цельпа при исполнении!
Он растолкал опешивших патрульных и выхватил копье. Парень и похищенная девушка уже превратились в два силуэта на уличном горизонте, он тащил её за собой, а она и не сопротивлялась. Возможно, прибывала в шоке или просто боялась за свою жизнь. Хотя повидавший всякого на своем веку рыцарь не удивился бы, окажись та бледнокожая растяпа сообщницей молодого ассассина. В любом случае, её ждал допрос, а его суд. Фаурт положил оружие на плечо и встал в стойку для метания. Он начал читать молитвы, посвященные Талиону, Цельпу, Миролике и Хоэну, чтобы боги дали ему силу и направили руку. Сила благословения прошла через ладонь и начала вливаться в копье. Мужчина уже приготовился к броску и… и обзор ему перегородила телега, выехавшая из смежной улочки. Крысобой потерял парочку из вида, и они скрылись за поворотом.
Он раздраженно щелкнул языком. К счастью, рядом всё ещё оставались стражники, наблюдавшие за ним и ждущие чего-то.
- Быстро оцепить район! Перекрыть все улицы в пределах трех кварталов! Бегом! Видели тех двоих, что убегали! Их надо задержать, - приказал он.
Сам, перехватив копье в другую руку, тяжелыми шагами направился по следу. Обошел телегу, отчитав её владельца парой нехороших слов, и свернул на соседнюю улицу. Нужно было предположить возможный маршрут убегающего убийцы. Предположительно, он попробует вернуться в какое-нибудь убежище, и, скорее всего, окольными путями, чтобы не привлечь внимания. И наверняка он считает выскочку-паладина в сверкающем доспехе каким-нибудь зазнавшимся лордом-рыцарем, это становилось понятно по тем словам, что парень бросил в таверне. Вот только Ларенн сам был выходцем из Нижнего города и, проведя на его улицах половину жизни, он тоже мог похвастаться знанием разных коротких путей и закоулков. Теперь арест превратился в догонялки с элементами пряток.
- Лика, если твое сиятельство слышит, сейчас самое время вмешаться, - пробормотал он себе под нос, петляя в узких проходах между домами.

Рейтинг поста: 3

12 (2019-05-14 02:46:28 отредактировано Aesill Aurd)

Аесилл почти задохнулся в чем-то мягком, когда девушка отлипла от него. Бровь жгло от долгого контакта, вызывая периодические возгорания боли. Дыхание перехватило повторно, когда по кровавому пятну на платье он догадался, что именно его чуть не задушило.
Спасибо. — только и смог выдавить из себя юный убийца. Сейчас даже он не знал, за что именно поблагодарил свою "пленницу", за укрытие от стражников или за возможность прикоснутся... к прекрасному. С титаническим усилием ему удалось вернуть свои мысли в правильное русло.
Стражники уже оцепляют ближайшие улицы, скрыться в толпе ни как не выйдет. Да и не бывает крупных скоплений людей в такую погоду — парень задумался над своими дальнейшими действиями. — Единственный способ выбраться из этой передряги — продолжать исполнять свой план по укрытию в "Отстойнике". Там я смогу сменить одежду. Придется еще и волосы сбрить. Портрет с моим лицом вывесят по всему Нижнему городу, нужны кардинальные перемены во внешности.
С неба начали падать первые капли, предвещавшие за собой дождь. Холодный, мерзкий, осенний дождь. Убийца понимал, что предстоит титаническая работа, для того чтобы извернутся от цепких лап закона, но сейчас он надеялся, что без проблем сможет добраться до своего убежища. Вздохнув, Аесилл перевел взгляд на девушку, рассматривающую пятно на платье. После долгого бега ее лицо слегка приобрело оттенок, но оставалось таким же бледным. Волосы растрепались и местами торчали в разные стороны. Ее взгляд отражал недовольство, но не злобу, что удивляло молодого парня, ведь он вполне мог и убить ее сегодня. Ее отрешенность от мира, безразличность, холодный взгляд... все это цепляло тоненькие струны души в Аесилле, хоть он и отрицал это. Он вернул себя из мира грез в реальный, лишний раз напомнил себе, что не с его профессией, не с его жизненными убеждениями и целями. Пытаться приударить за кем-то явно было наибольшей ошибкой, которую он только мог совершить. Сжав кулак до белых костяшек от съедающей его боли, возникшей от одиночества, он решился наконец спровадить ее.
Думаю больше нет смысла таскать тебя за собой. — Аурд не хотел устранять свидетеля, да и она не сильно то обладала ценной информацией. Он намеренно не стал ей говорить, что после этой ситуации её наверняка будут допрашивать. — Еще раз спасибо, за то что укрыла от стражей. Хоть я не понимаю зачем, я ведь взял тебя в заложники. Можешь идти. Желательно в противоположную мне сторону.
Он вытер воротом намокшей рубашки кровь с брови и глаза. Последний раз взглянул на бывшую заложницу, неуклюже махнул рукой на прощание и перейдя на быстрый шаг направился дальше по переулку.

Рейтинг поста: 2

Это было даже немного неожиданно, что простая просьба сработала на этом, как казалось, на первый взгляд, матёром преступнике. Вряд ли он вообще воспринял всерьёз слова Павловской, она не была даже уверена в том, что он её слушал. За ним бежит вся стража и аж целый огромный рыцарь. А он всего лишь мальчишка. Как говорится, никогда не суди по обёртке. За эти полминуты объятий девушка почувствовала весь спектр эмоций своего похитителя, который был сильно напуган. Бешенный стук его сердца до сих пор слышался в голове Циши. - Бесполезно бежать, они уже оцепили квартал, - только и успела она сказать вслед удаляющемуся торопливым шагом Аесиллу. Какой необычный преступник, - подумала ведьма, последний раз взглянув в его сторону.
Парень, скрывшийся за углом, был прав: нужно было отсюда убираться, найти какой-нибудь другой кабак, желательно на противоположном конце города, и наконец спокойно поесть. Потому что шум в ушах только продолжал нарастать, а перед глазами плавал уже самый настоящий туман. Девушка сделала пару неуверенных шагов и опёрлась рукой на стену. - Ну только не сейчас, пожалуйста, почему так невовремя, успело промелькнуть в голове у Циши перед тем, как её унесло в мир будущих событий. Нет, это был вовсе не голод, а может, именно он, вся эта нелепая погоня и соприкосновение с убийцей спровоцировали видение. Надо сказать, что прорицание - штука не самая приятная, особенно когда прорицатель неопытен, как Марцелина. С годами тренировок можно учиться контролировать видения и улучшать их ясность. Но у Павловской просто не было такой возможности. Поэтому видения приходили тогда, когда им вздумается, были нечёткими, смазанными. Представьте, что вас, сильно пьяного, начинают раскручивать вокруг своей оси на борту небольшой лодки в штормящем море. И при этом показывают вам с десяток картинок, которые вы должны разглядеть. Вот примерно так же ощущала это Павловская. Рыцарь в золотом, преступник, сырая камера, крики народа, чье-то суровое лицо с зелёными глазами, виселица. Поди разбери, что к чему. Сложность не в том, чтобы увидеть, а чтобы понять, что вообще это всё значит. Кого-то повесят?
Когда туман перед глазами стал рассеиваться, девушка обнаружила, что она всё так же стоит, оперевшись на кирпичную стену переулка. С лица лился пот, а во рту неприятно собиралась слюна, как при морской болезни. Но самое неприятное было ещё и то, что в следующий момент чья-то сильная рука крепко сжала локоть Циши. Стражник. Кажется, "дракон" не терял времени и смог направить этих бестолковых служак на правильный след.

Аесилла ждала та же участь. Непонятно, каким образом весть о приказе рыцаря Ордена Цельпа успела так быстро распространиться, но буквально несколькими улицами дальше преступника уже ждали вооруженные глефами стражники. Двое молодых, но высоких и широкоплечих парня перекрывали путь вперёд, а сзади, немного задыхаясь, подбегал их начальник с посеребрёнными висками. Он во что бы то ни стало хотел сам схватить убийцу, дабы выгородить себя перед такими значимыми персонами, как золотой рыцарь. -Сдавайся, если не хочешь быть насаженным, как поросёнок на вертел! – едва ли не победно вскричал он, утирая пот со своего лица.
Кажется, удача сегодня всё же была благосклонна к Фаурту. Не зря же он любимчик Миролики...

Рейтинг поста: 1

14

На самом деле удача Фаурта осталась относительной в этой ситуации и толком не прошла испытание со всеми странностями сегодняшнего дня. Зато вот старшему офицеру городской стражи, чьи подчиненные сумели окружить и поймать «беглецов», значительно подфартило. Для него это был редкий шанс блеснуть перед представителем Ордена, который в свою очередь мог дать положительные рекомендации, и мужчина не собирался упускать эту возможность. В то время как трое солдат из гарнизона стражи взяли под стражу Марцелину и вели её к остальным, ещё несколько перегородило путь Аурду. Конечно, оставалась вероятность, что убийца окажет сопротивление и, скорее всего, у него получилось бы убить нескольких представителей правопорядка. Но до кровопролития не дошло. Раздалось бряцанье доспехов, и на фоне стражников возникла уже знакомая золотая фигура – рыцарю оперативно доложили, где поймали парочку.
Рыцарь снова шел к окруженному ассассину, к которому уже подвели схваченную на другом конце улицы девушку. Фаурт на ходу отстегнул и снял шлем и остановился, чтобы встретиться с оппонентом лицом к лицу. Странным образом, но без своей «драконьей морды» паладин уже не выглядел таким большим и устрашающим. Обычный мужчина, среднего роста, на вид ненамного старше самого Аурда. Простое лицо, зеленые глаза и находящиеся в полном беспорядке сильно вьющиеся волосы. Щеки цельпита раскраснелись, лоб взмок, и он тяжело дышал – не смотря на выносливость, бегать в латах это сомнительное развлечение. Начавшийся дождь немного остужал пыл своей противной моросью. Рыцарь покосился на него, прищурившись, потом снова посмотрел на убийцу и его заложницу и улыбнулся робко, будто извиняясь за непогоду.
- Тебя обвиняют в убийстве господина Жака Д’Бро, судьи из пятого района города,- сказал он спокойно, голосом мягким и совсем не металлическим. - Теперь, плюс ко всему сопротивление аресту и взятие заложника. Тяжесть твоих преступлений растет, парень. Если ты не хочешь драки, пойдем со мной.
- Сир Ларенн, мы… - начал было старший офицер.
- Вы и ваши люди отлично потрудились. Девушку отпустите, она пока ни в чем не виновата. К тому же не видите, ей плохо? На этого… наденьте кандалы, и распорядитесь подать тюремную карету. Эти двое поедут со мной.

Пока рыцарь раздавал указания, запустилась цепь событий. Где-то в другой части города, в одном из прекрасных парков, скучали птицы. Обычные голуби. Обычно в это время милая старушка, живущая неподалеку, приводила сюда внука гулять и заодно подкармливала голубей, сидя на скамейке. Сегодня же, из-за плохой погоды, бабушка и мальчик остались дома. А привыкшие к кормежке жирные птицы, которые не замечали мороси, продолжали ходить около этого места. Только один голубь, поняв что сегодня хлебных крошек и зерна ему не видать, решил отправиться на поиски какого-нибудь другого места. Он облетел город и остановился в Эстеллском городском зоопарке, где люди держали самых разных животных. Тут были и ваэддиарские подземные ящеры, и хекские тигры, и дрессированные медведи, и много кто ещё. Голубь же приземлился аккурат рядом с клеткой, где находились сэрданские мартышки – очень озорные создания. И так уж вышло, что голубь был умный по меркам своих сородичей и вознамерился изучить кормушку этих лохматых зверей. Он и сам не понял как, но своим весом пернатый наглец сумел сдвинуть одну из щеколд, которые запирали клетку.
Остальное ловкие и любопытные обезьяны сделали сами. Они выбрались наружу и, сбившись в небольшую стаю, отправились исследовать город. Но какую же роль им предстояло сыграть во всей этой истории?

Рейтинг поста: 1

15 (2019-05-14 23:18:36 отредактировано Aesill Aurd)

Когда Аесилл ощутил тяжелую, холодную сталь на руках, он понял что это его конец. Он мог бы сопротивляться, убил бы двух, может хватило бы сил на трех. Но стражников десятки и это неминуемая смерть. А умерев, парень никогда не достигнет поставленных целей. Он решил просто отдаться течению, а после ухватиться за проплывающее бревно. Вот только он не был уверен, что рядом с ним проплывет хотя бы веточка. Его пленнице относительно повезло, ее не приняли за соучастницу. Просто допросят и после отпустят, если конечно им понравятся ее ответы.
Грубые руки старшего офицера схватили Аесилла за волосы и силой впихнули в, только что прибывшую, тюремную карету. Напоследок Аурд внимательно всмотрелся прямо в глаза старшему офицеру, без слов давая понять, что убийца еще придет за ним. Следом была усажена бледная барышня, правда не так грубо как преступника. Напоследок в карету уселся рыцарь, положив на колени свой шлем.
Ты же понимаешь, я все равно не жилец. — Аесилл решил первым нарушить молчание, спустя всего несколько минут пути. Он повернул голову прямо на Крысобоя, без страха заглядывая в зеленые глаза. — Почему не казнил на месте, одним ударом? Сказал бы, что я сопротивлялся при аресте. Я бы тебе подыграл, убил того офицера, он мне все равно не понравился.
Повозка слегка качнулась и все пассажиры единовременно накренились влево. Аурду повезло меньше всех, он не мог держатся ни за что из-за кандалов и больно ударился головой о стенку кареты. Где-то вдалеке слышался шум, исходящий с улиц города. Аесилл не стал придавать ему значения, он посчитал, что это последствия драки в той таверне. Он не особо хотел дожидаться ответа рыцаря, поэтому вновь устремил свой взор в окно. Повозка катилась чуть быстрее, чем обычно ходят люди, это раздражало убийцу. Складывалось впечатление, будто он уже совершает свои последние шаги.
Парень обратил внимание на совсем бледную девушку. Она едва держалась за поручни, ее шатало безо всякой качки кареты, а без того белое лицо стало вовсе мраморным. Вздохнув, пленник медленно, чтобы не спровоцировать атаку рыцаря, запустил руки под свою рубаху. Нужно отдать Золотому Дракону должное, тот мгновенно напрягся и положил руку на оружие. Через несколько секунд Аесилл достал руки обратно, с зажатым в них маленьким свертком. Он с вызовом и усмешкой вперил взгляд прямо в глаза Крысобою, одновременно протягивая сверток сидящей рядом девушке.
Ешь. — девушка с удивлением развернула сверток и обнаружила там вяленое мясо, порезанное кубиками. — Это конечно не жаренная курица, но другое носить с собой попросту неудобно. И не спрашивай где я это храню.
Не дожидаясь ничьих ответов, парень закрыл глаза и откинулся назад. Он полностью успокоился и смирился с дальнейшей судьбой. Он не верил, что умрет, несмотря на все происходящее. Аурд всегда выкручивался из таких ситуаций... всегда.

Рейтинг поста: 1

чтоо, обезьяны? что происходит? простите, моя фантазия не знает, как работать с этой информацией хд

Второе свидание с похитителем оказалось таким скорым. Можно было даже и не прощаться. Или всё же прошло довольно много времени? Когда ты только что отсутствовал в настоящем моменте, сложно сразу сориентироваться. Циша сначала даже не поняла, что вообще с ней делают. Да и ей было всё равно, пока её как пешку передвигали со стороны в сторону куча потных охранников. Надо сказать, что даже несмотря на то, что ведьма не блистала красотой, парочка похотливых рук успела облапать её по дороге к карете, на что девушка не издала ни единого звука или поползновения прекратить сие возмутительное действо. Только сидя в карете контакт с реальностью снова случился, а лицо постепенно приобретало менее зелёный оттенок, хотя чувство тошноты не оставило её до конца.
Подняв до этого низко опущенную голову, Марцелина встретилась взглядом с сидевшим напротив рыцарем. Зелёные глаза…А что там было ещё? Нет, слишком сложно вспомнить, для этого нужно сначала отдохнуть. Внимательно изучив напряжённое лицо золотого дракона и его сияющее одеяние, девушка чуть развернулась к ощущавшемуся рядом тёплому спутнику. - Давно не виделись. Выглядишь неважно, - прокомментировала она распухшую и разбитую бровь. Было почти удивительным, что никто из стражников хотя бы случайно не сломал ему лицо или ребро. Видимо, все боялись получить по шапке от Ордена.
Похоже, выглядела Миша настолько неважно, что у её бывшего похитителя проснулась к ней жалость. Да уж, то ещё достижение.  И всё же, когда преступник, закованный в кандалы, достал из-под рубашки что-то, то можно наблюдать целую «бурю» эмоций на лице Павловской, когда тот протянул ей свёрток со съестным: брови аж на целый миллиметр поднялись вверх, а полуприкрытые глаза слегка расширились, обнажая карие зрачки с золотистыми вкраплениями. Неловко взяв свёрток в руки, девушка пробормотала слова благодарности. Что-то этот преступник всё меньше и меньше походил на то, каким Марцелина представляла себе наёмных убийц. Развернув, она забросила пару кубиков вяленого мяса себе в рот, после чего чуть наклонилась вперёд, протягивая свёрток молчаливому грозному спутнику. - Будете? Небось тоже голодный после бега в этих тяжеленых штуках, - как ни в чём не бывало предложила ведьма, снова смотря Фаурту в глаза. Без своего облачения тот был не таким устрашающим и пафосным, даже чем-то нравился. Если бы только не эта маска серьёзности и некоторой важности, которую он на себя нацепил.
За спиной у Павловской испуганно заржала лошадь, послышалась ругань извозчика и яростный звук рассекающего воздух хлыста.

Рейтинг поста: 1

17

Ларенн запустил пальцы в волосы и убрал кудрявую челку со лба. Несмотря на усталость, ярко выраженную на лице, он старался держаться спокойно и невозмутимо. Когда они погрузились в тесную, окованную железом карету с зарешеченными окошками, он стал развлекать себя созерцанием унылого пейзажа за окном. Только изредка кидал взгляды на девушку и преступника. Тот же первым нарушил тягостное молчание. Фаурт выслушал его реплику, немного приподняв брови, чтобы затем прищуриться и ответить:
- Я – воин, а не убийца. Я следую букве Закона, и не убиваю без причины, даже если очень хочется. А мне обычно и не хочется.
Рыцарь пожал плечами и решил, что в беседе с подозреваемым не будет ничего зазорного, хотя за такое мог грозить выговор со стороны Серого Братства.
- Ты мог убить того офицера. Мог напасть на меня. Или мог навредить невиновному человеку, - рыцарь кивнул на девушку. – Но ты этого не сделал. Ты не сделал ничего, чтобы заслужить казнь на месте.
Мужчина подался вперед и протянул ладонь к лицу убийцы, едва не касаясь его. Тот мог отшатнуться, опасаясь удара или просто не желая этого контакта, но цельпит руку не убрал. Прошептал несколько слов, взывая к милости Аэль и доброте Гаргеи. Аурд почувствовал тепло, а когда рыцарь убрал руку, рассеченная бровь уже зажила. Глаза Фаурта широко раскрылись, а на лице возникло странное, отрешенное выражение.
- И у тебя тоже не было никакого права, отнимать чужую жизнь. Кто ты такой, парень, чтобы решать чьи-то судьбы? Какие бы  у тебя не были причины, ты выбрал гнусное ремесло. Грязное и нечестное. Я подозреваю, что тот несчастный судья далеко не первая твоя жертва. Если это подтвердится, тебя ждет соответствующая кара. Рано или поздно, расплата настигает каждого, и даже раскаяние не спасет оступившихся.
Он отвернулся с усмешкой.
- Впрочем, не мне тебя учить. Твоя жизнь – принадлежит только тебе со всеми грехами и последствиями.
Паладин мысленно посмеялся сам над собой. В жизни не мог предположить, что когда-нибудь будет поучать какого-то парня жизни, будто старый, умудренный годами дед. Похоже, всё бывает в первых раз. Через минуту, когда ассассин полез за пазуху, Ларенн напрягся и приготовился в случае угрозы откинуться назад и ударить врага ногой в грудь. Но тот всего лишь извлек какое-то угощение для бывшей заложницы. Девушка предложила поделиться с «Драконом», живот которого предательски заурчал. Но Фаурт поднял ладонь и вежливо отказался.
- Спасибо, но я не ем предложенное наемными убийцами, и вам не советую. Это может быть опасно, - сказал он с добродушной, мальчишеской улыбкой, словно говорил о рыбалке, а не о возможной угрозе. – Кстати, как вас зовут? Вы знаете его?

Тем временем, сэрданские мартышки изучали открывшуюся им большую игровую площадку, которую представлял из себя каменный город. Прыгая по домам и карабкаясь по стенам, они покинули территорию Верхнего города. Вскоре обезьяны, которых уже выслеживала стража, оказались на одной из торговых улочек Нижнего Эстелла. Там как раз торговец фруктами спешно закрывал лавочку. Всё равно в такую погоду покупателей почти нет. Как вдруг на него напали эти лохматые озорники, которым очень уж хотелось полакомиться яблоками и бананами. Во время суматохи, целый ящик наливных красных яблок оказался перевернут, и одно из них укатилось по наклонной улице в далеко в сторону, к смежному проходу между домами. В этот момент там проходили несколько мужчин, - возможно, строители или расхитители частной собственности, - которые зачем-то таскали на тележках кирпичи. Они очень торопились укрыться от дождя, а потому, когда один из них налетел на яблоко, и несколько кирпичей вылетело из накренившейся телеги, они плюнули и не стали их подбирать. Спустя какое-то время там пробегал мальчик с мячом в руках. Он заигрался вместе с друзьями, а теперь, когда уже шел дождик, спешил домой. Мальчишка не глядел под ноги, а потому споткнулся об лежащие кирпичи и упал на влажную землю. Мяч вылетел из рук и, подпрыгнув ровно семнадцать раз, укатился на дорогу по другую сторону улицы. Мальчик поднялся и побежал за игрушкой аккурат в тот момент, когда проезжала тяжелая тюремная карета.

Вся цепь событий, начавшаяся со старушки, оставшейся дома, и сбежавших обезьян, привела к тому, что кучеру пришлось резко тормозить лошадей. Одно из животных упало, сам извозчик вылетел из седла на дорогу, едва не убившись, колесо кареты надломилось, а сама кабинка перевернулась и упала на бок. Во время этого у Крысобоя возник выбор: навалиться на преступника, чтобы не дать ему возможность сбежать или уберечь болезненную девушку, возможную соучастницу, от возможных травм и переломов. Проклиная себя за мягкотелость, рыцарь выбрал второе. Когда карета падала, он метнулся в сторону и поймал девушку. Сам при этом сильно, до крови, ударился головой и, кажется, потерял сознание. Из-за крушения единственная дверь, возле которой сидел убийца, и которая теперь находилась сверху, распахнулась. У Аурда появился отличный шанс сбежать. И предварительно прикончить Золотого Дракона, который сейчас лежал без чувств. Это какое же завидное резюме для убийцы!

Рейтинг поста: 3

18

Когда карета падала, Аесилла здорово подбросило в воздух, лишь чудом он избежал участи Крысобоя. Убийца видел, что рыцарь решил спасти девушку от возможных травм, где-то глубоко в мыслях у него промелькнуло небольшое уважение к оппоненту. Кряхтя и с громким хрустом позвоночника он поднялся. Девушка продолжала лежать в объятьях спасителя как ни в чем не бывало, на ее лице не отобразилось вообще ничего. Самое удивительное при этом — она продолжала есть вяленое мясо. Кажется она и не думала вставать, настолько ей безразлично было все окружающее.
Аурд встал точно над парочкой, тяжело дыша. Сейчас он мог задушить рыцаря своими кандалами беспрепятственно, добиваясь уважения среди работников его профессии. Он даже начал тянуть руки к шее Дракона, когда вспомнил, что тот не стал его убивать, потому что так было правильно. Сейчас никто не заказывал этого рыцаря, ему бы не заплатили. Это было бы убийством ради убийства. Аесилл старался избегать такого, старался не перейти грань, когда из профессионала он станет маньяком. Ему удалось с огромным трудом прекратить свою экзекуцию.
Пока, Длинноножка. Надеюсь больше не увидимся. — проговорил Аурд, хватаясь за край двери и затаскивая себя наверх. Там он обратил внимание на рыцаря, тот начинал приходить в себя, уже открыв глаза. — Запомни этот день, Фаурт. День когда тебя пощадил убийца. Я могу быть лучше, чем ты думаешь.
Едва произнеся последние слова, он спрыгнул с кареты, едва удержав равновесие. Он побежал в сторону "Отстойника", но собирался заглянуть в еще одно место, для того чтобы попробовать снять кандалы. Его мысли были сейчас сплошным комком, он сомневался в правильности своего решения оставить жизнь Цельпиту. Но... вместе со всеми его поучениями, вместе с его натянутой маской важности, его четкому следованию своим принципам и убеждению... рыцарь напомнил Аурду отца. Тот тоже любил говорить о справедливости, о том что плохие поступки никогда не красят и не заставляют тебя выглядеть круче.
Прости, папа, кажется я разочаровал тебя. — Аесилл очень скучал по своему отцу, он отдал бы все, чтобы вернуть его к жизни. На глаза накатили слезы, которых убийца всегда стыдился, не позволяя себе такой роскоши, как выплеснуть эмоции. Но сейчас ему было все равно, он просто устал пытаться быть сильным.

Спустя несколько кварталов бега, убийца достиг своей цели — маленькая мельница местного пекаря. Он давно изучил его расписание, читая по вечерам и подглядывая из окна. Хоть он и нечасто задерживался в "Отстойнике", что находился на противоположной улице. Аесилл знал, что сейчас пекаря нет, он ушел в лавочку, чтобы собрать вечерний урожай клиентов. Парой ударов плеча, он выбил хлипкую дверь, способную сдержать разве что кошку.
Он прошел к жерновам и засунул конец цепи от его кандалов между ними. Ногой Аесилл пнул рычаг, включающий жернова. Огромные камни начали крутится с разной скоростью пытаясь перемолоть цепь. Убийце пришлось идти по кругу вслед за ходом кручения камней. Поначалу все шло неплохо, но буквально на втором круге, когда парень уже не мог дотянутся ногой до рычага, тяжелейшие камни начали затягивать цепь глубже, притягивая руки Аурда к камням. У парня началась паника, он пытался извернутся и своей ногой пнуть по рычагу, но ничего не вышло. Тогда он стал активно тянуть цепь назад, но это слабо помогало. Руки приблизились к жерновам максимально близко, когда камни совершили круг и через пару секунд убийца смог бы дотянуться до рычага... но сегодня был не его день. Как раз перед тем, как он смог пнуть по рычагу, цепь лопнула, освобождая Аесилла. Вот только два пальца левой руки уже были в жерновах. Преступник громко закричал, выдергивая переломанные мизинец и безымянный из жерновов вместе с остатками цепи. Боль была столь невыносимой, что сознание быстро померкло в глаза Аурда, а его тело обмякло и упало.

Рейтинг поста: 2

Оказывается, золотой дракон был всё же интереснее и глубже, чем просто подставка для своих блестящих доспехов. После его речи наполненной, как и подобает рыцарю, честью и моралью, Миша даже прониклась к нему некоей симпатией. Хотя примерно такую же толику симпатии она уже испытывала к наёмному убийце. В большом мире, в который девушка была насильно выкинута, встречалось так много людей, что она просто терялась, кому из этого пёстрого множества отдать своё предпочтение. Будучи практически изолированной от контактов в детстве и не стремясь их поддерживать в юности, у Марцелины сложилась весьма искажённая картина об обществе и о том, как это работает. И вот даже сейчас, когда перед ней были два человека из двух совершенно противоположных миров, она никак не могла определиться, на чьей она стороне.
Ответить на вопрос Фаурта девушка не успела, потому что в следующий миг она уже оторвалась от сиденья, словно подхваченная сильным дуновением ветра. Всё вокруг менялось словно декорации на сцене: вот Аурд, только что с вызовом смотрящий на схватившего его Ларенна, с искажённым лицом вжался в угол кареты, пытаясь скованными руками найти, за что держаться. А вот рыцарь, доселе благодушно смотрящий на Павловскую, чьё лицо отражает сначала испуг, а потом решительность. Затем очередной удар спиной и ноющий копчик даёт о себе знать. И с этой болью секунды, было тянувшиеся, как застывающая смола, с разительным напором начинают навёрстывать упущенное. Фаурт, который только что спас этого даже не понявшей девушке жизнь, со всей тяжестью бесчувственного тела, закованного в крепкий панцирь, навалился на неё, сдавив лёгкие. В то же время Аесилл вскочил, не веря своему счастью. Было странно ожидать от убийцы и беглого преступника, что он бросится на помощь, но на самом деле Марциша этого ждала. И её взгляд разочарованно потух, когда сквозь выступившие от боли на глазах слёзы она увидела исчезающую в проёме кареты фигуру.
Цише пришлось приложить огромное усилие, прежде чем ей удалось снять с себя раненного рыцаря. Резкой болью при каждом вдохе отзывалось сломанное ребро. Где-то рядом ругался и вопил со страшной силой извозчик со сломанными ногами. Постепенно на произошедшее стекался любопытный народ, а также спешили несколько стражников. - Помогите вытащить его, он ранен, - скомандовала девушка просунувшимся в дверь кареты головам. Экстренные ситуации всегда пробуждали в ней небывалую собранность, живость и ясность ума. Павловская позволила вытащить из кареты сначала себя, стараясь при этом игнорировать боль в боку, а когда несколько человек наконец вытащили из тесноты «дракона» и уложили его на мостовую, она склонилась над ним. „Sanitatem maxima“ Струйка крови, стекающая с виска Фаурта по лицу, начала уменьшаться. Рана не затянулась до конца, девушке просто не хватило должного умения и сосредоточенности для полного излечения раны, но она хотя бы перестала представлять опасность. Успевший откуда-то подоспеть врач уже распоряжался на счёт покалеченного извозчика, а между стражи прошёл слух о сбежавшем преступнике и они, словно крысы, начали разбегаться в разные стороны, рассчитывая, что беглец ранен и не смог далеко уйти. Марцелева же порылась в своей крошечной сумочке и достала прозрачную склянку, которую поднесла к носу «дракона». Резкий колющий запах должен был возвратить его в сознание, пусть и с невероятной головной болью. -Не самый удачный денек для такого везунчика как вы, а? - обратилась она к пришедшему в себя мужчине.

Рейтинг поста: 3

20

Фаурт с трудом понимал, что происходит вокруг. Голова раскалывалась, мир вокруг крутился каруселью, в горле ощущался кислый и обжигающий ком подступающей рвоты. Его глаза были наполовину открыты, но толком он ничего не видел. В висках оглушительно стучал участившийся пульс. Он почти не разобрал слов преступника, которому удалось выбраться и сбежать. Он не сообразил, кто и как вытащил его самого из кареты. И только когда загадочная болезненная барышня применила к нему слабую целебную магию, рыцарь сумел сфокусировать взгляд, а выражение его лица стало более осмысленным. Когда же она сунула ему под нос какую-то пахучую склянку, цельпит окончательно пришел в себя. Вместе с пониманием происходящего, правда, обострилась и боль.
- Вауэ..ыау… - невнятно промычал он в полголоса.
Испугался не на шутку! Первой мыслью Ларенна стало то, что он так сильно повредился головой, что теперь утратит способность внятно говорить. К счастью это оказалось не так. Немного собравшись с силами, с мыслями и глубоко вздохнув, мужчина просипел:
- Спасибо… Я мог бы догадаться, что вы волшебница.
До этого момента он не сильно придавал значение роду деятельности заложницы, хотя действительно мог и угадать о её связи с магией. Хотя бы по одному её пришибленному виду. Всегда ведь считал, будто все чародеи немного не от мира сего. Паладин приложил ладонь к ране на голове, желая исцелить сам себя, но сейчас он был слишком несобран. Никак не мог подобрать нужных слов молитвы, да и злоупотреблять своим благословением казалось лишним. Так что «Дракон» решил плюнуть и оставить это дело профессиональным целителям. В последний раз голова так болела… когда? Не считая памятной осады города и полученных тогда травм... Да, пожалуй, был ещё один случай. Когда они со старым Главнокомандующим разбирались с угольными големами, и один из тех как следует приложил Фаурта по темечку. На вопрос же о своем везении ничего не ответил. Сам всегда считал, что слухи преувеличивают.
- Вы сами-то как, нормально? Ничего не болит? – с участливым беспокойством спросил Ларенн. – И я так и не узнал ваше имя.
Кое-как, пошатываясь, но рыцарь смог встать на ноги.
- Вы не видели, в какую сторону побежал наш спутник? У него свидание с тюремной камерой.

Тем временем стражники обыскивали район. Ни один из них так и не догадался проверить лавку пекаря с его мельницей. Они рыскали вокруг, ругаясь на непогоду. И хотя убийца, казалось бы, от них ускользнул, они смогли предотвратить несколько мелких краж, одно избиение и в целом не потратили время зря, разобравшись с другими преступлениями.


оос: Есть предложение - подать наш эпизод в номинацию на тему месяца. У нас как раз имеется погоня. Никто не против поучавствовать? х)

Рейтинг поста: 2

21 (2019-05-17 07:05:51 отредактировано Aesill Aurd)

Сознание медленно возвращалась к убийце, но вместе вернулось и осознание переломанных пальцев. Болели они адски и Аесиллу ничего не оставалась, кроме как терпеть эти ощущения. Опираясь рукой на стену, он поднялся и медленно побрел прочь из мельницы. До убежища было рукой подать, поэтому он мог не торопится. Выйдя из здания и пройдя всего пару шагов, слева послышался клич, приказывающий остановится. Медленно повернув голову на источник шума и подняв руки над головой, убийца увидел перед собой совсем юного стражника, наставившего на него арбалет. С его лица еще не сошел детский пушок, тут и там были прыщи. Ему от силы было лет шестнадцать. Судя по экипировке, отпрыск богатых родителей. Арбалет не входил в стандартное вооружение стражи, но и стоил он им не по зарплате.
Ну вот, я стою. — Аесилл не сдвинулся с места, ожидая действий стражника, стремясь подловить того на ошибке. — Что дальше?
Стражник пробормотал что-то неуверенно и начал медленно подходить к убийце, держа арбалет одной рукой, а второй доставая новые кандалы. Его взгляд зацепился на уже имеющиеся кандалы на руках преступника, однако цепь между ними была порвана. Подойдя вплотную он потребовал, чтобы убийца развернулся и шагал вперед, однако Аесилл резко перехватил руку с арбалетом и, направив ее в подбородок парня, надавил спусковой крючок. Болт вылетел с другой стороны головы, оставляя на лице парня вечную гримасу недоумения. Аесилл ни капельки не сожалел о своем поступке, боль в переломанных пальцах очистила ему разум и сумела вернуть его к привычному хладнокровию, с которым он обычно совершал заказы.
Аурд решил оставить такое хорошее оружие себе, не забыв снять мешочек с болтами с трупа стражника. Он оттащил тело на мельницу, что далось ему с огромным трудом — одной рукой в принципе не очень удобно действовать и затем продолжил свой путь до "Отстойника". Он надеялся, что парня найдут только к завтрашнему дню, когда Аесилла уже не будет рядом.
Зайдя в дом, он прошел по длинному коридору до своей комнаты. Из-за одной двери слышалась ругань мужчины с женщиной. Кажется он был неудовлетворен ее услугами и отказывался платить. Уже в своей комнате убийца прислонился к двери и медленно сполз по ней, позволил наконец-таки расслабится себе.
Он не знал, что делать ему дальше, Золотой Дракон был очень опытен в поимке преступников и рано или поздно сумеет отыскать и это убежище. В его настырности Аурд не сомневался, поэтому в его голове начал рождаться новый план. Он не собирался убегать, если Фаурт посмеет явится сюда лично — убийца больше не пощадит его. Он расставит ловушки, будет патрулировать улицу через окно и в целом будет готов к его появлению. Этот план окончательно утвердился в голове Аесилла, когда он вспомнил про арбалет в руке. Один меткий выстрел, когда Крысобой будет заходить в комнату и это решит большинство проблем. Правда еще и добавит новых. Но выбирать преступнику не приходилось, поэтому он начал подготавливать комнату к "принятию гостей", не забыв перед этим перевязать злосчастную руку.
Пока он заготавливал ловушки, в его мыслях крутилась та девушка, что он взял в пленницы. Он надеялся, что ее увезут для допроса и она не отправится вслед за рыцарем искать Аурда. Потому что в противном случае ей тоже придет конец, ловушкам без разницы кто перед ними. Убийца очень не хотел смерти этой девицы, уж слишком она ему приглянулась. Да и смерти Ларенна он не хотел, вот только ее избежать не получится, если тот будет настойчивым и не бросит поиски преступника.

Рейтинг поста: 0

-Я в полном порядке, пара синяков и только, - ответила девушка, придавая своему лицу как можно более непроницаемое выражение. Сломанное ребро ныло и давало о себе знать при вдохе, но это не смертельно. Можно немного потерпеть, а позже наложить исцеляющую мазь. Ей почему-то не хотелось, чтобы Фаурт знал. Наверное, не хотела, чтобы рыцарь почувствовал неудобство, всё-таки, он и так пожертвовал многим ради того, чтобы она себе все кости не переломала. - Спасибо за то, что сделали выбор в мою пользу. Марцелина Павловская вроде бы как у вас теперь в долгу, - разом и поблагодарила, и ответила на вопрос мужчины ведьма. - Куда он направился я не знаю, но выяснить это будет не проблема. Наш беглый знакомый оставил карту с тем, как его найти. Циша указала на высохшее пятно крови на ткани платья между своими ключицами. - Я могу создать маячок, который приведёт к нему. Если, конечно, всё пройдёт гладко. Но на это мне понадобится немного времени, возможно, стража найдёт его быстрее, чем это сделаю я. С этими словами ведьма отошла в сторону от места разбившейся кареты и села прямо на дорогу. Из своей маленькой сумочки она каким-то образом достала целую магическую книгу со слегка пожелтевшими страницами, пару склянок, непонятные сушёные травы, что-то похожее на мумифицированную крысу и ножницы. Остальной мир для Павловской просто перестал существовать в тот момент, когда она дотронулась до пахнущих пылью и тимьяном страниц. Наконец-то она снова может творить заклинания, да ещё и на пользу кому-то. Заклинание поиска не было одним из лёгких, но почему бы не попытаться. Всё-таки, как она и сказала, теперь она была в долгу у мужчины с зелёными глазами.
В это время несколько стражников, лениво прочёсывающих квартал, были остановлены взволнованным седым мельником с дрожащими руками. Именно он обнаружил тело молодого убитого стражника, когда хотел проверить, не снесла ли одна из его куриц яйца в углах мельницы. Так же он рассказал им о том, что кто-то приводил в движение жернова, а также о крови на них. Отправив несчастного и держащегося за сердце мельника домой, стражники наконец стряхнули с себя вялость. Один из них направился к мельнице, а другой побежал докладывать о новой информации.
Между побегом преступника и моментом, когда запыхавшийся стражник подбежал к Ларенну, прошло уже больше часа. И как раз в это время Марциша закончила свои магические манипуляции. Она подошла к рыцарю и стоявшему возле него стражнику, держа в одной руке ножницы, а в другой за хвост ту самую сушёную крысу, которая уже не казалось такой мёртвой как прежде и даже сипло попискивала. На лице у девушки впервые за всё время читалось хоть какие-то эмоции и можно было сказать, что она была невероятно довольна результатом своего труда. — Вот этот малыш приведёт прямо к вашему беглецу, - заявила кареглазая, в этот же миг одним щелчком ножниц отрезая хвост жителю канализаций. Крыса, упав на землю, недовольно встряхнулась, а после засеменила в сторону одной из улочек города - Лучше поторопиться, эта магия очень неустойчива , заявила девушка, вручая хвост-путеводитель рыцарю в руку.

Рейтинг поста: 1

23

Бесхитростно признаваясь в этом самому себе, Фаурт уже был готов отпустить несчастного юного ассассина на все четыре стороны. Пусть бежит, пусть скрывается, всё одно – рано или поздно правосудие его настигнет. И хорошо будет, если у правосудия окажется лик Золотого Эстеллского Дракона. Но причиной оставить преследование и поиски служило отнюдь не милосердие, а банальное понимание ситуации: преступник скрылся в неизвестном, сам рыцарь травмирован, вокруг происходит какой-то бедлам.
И когда цельпит почти махнул рукой, волшебница, представившаяся Марцелиной, предложила свою помощь. Похоже, удача всё-таки не совсем оставила рыцаря! Конечно, случись всё месяцем ранее, ему пришлось бы задержать и юную чародейку из-за запрета на магию в черте города. К счастью для обоих, новый Верховный Маг города пересмотрела эту часть законодательства.
- Хорошо, миледи, делайте свое дело. Мы обязательно примем в расчет ваше сотрудничество, но допрос для протокола всё равно придется пройти, - кивнул Ларенн с виноватой улыбкой. – И большое спасибо.
Один из солдат принес ему шлем, подобранный в карете, и Фаурт снова скрылся за этой хищной «маской». Пока они ждали окончания странного ритуала, один из патрульных доложил, что его напарника нашли убитым возле какой-то то ли булочной, то ли пекарни. Похоже, убийца пытался там избавиться от оков и попутно убил того, кто ему мешал. Представитель Ордена раздраженно цокнул языком. Произошедшее только сильнее отягощало участь преследуемого парня и делало его наказание неизбежным. Нужно было направиться туда и всё осмотреть самому, но интуиция велена рыцарю довериться ведунье и её чарам.
Приняв от девушки мышиный хвост с некоторой брезгливостью, которая читалась в жестах, Фаурт взял с собой только трех стражников, остальным приказал убрать последствия крушения кареты и навести порядок на улицах. Сам вместе с леди Павловской отправился по следам заколдованной крысы. Пришлось сильно ускориться, чтобы не потерять звереныша, который увел их с более или менее ухоженных улиц в темные и грязные переулки.
- Сэр, мы направляемся в «Отстойник», - догадался немолодой мужчина в форменной доспехе стража. – Это худшие из трущоб. Там могут скрываться остатки «Сынов Свободы».
- Понял, - прогудел из-под шлема паладин. – Держитесь за мной. Вперед никто не лезет.
Он оглянулся на девушку.
- Особенно вы. Нам нельзя было брать с собой гражданское лицо…
Через какое-то время крыса довела их до покосившегося здания, одного из множества лачуг, населенных  как мирными беженцами из деревень, так и всяческого рода мразью. Жестами Ларенн приказал стражника окружить дом и караулить.
- Ни в коем случае не входите, пока не дам сигнал. Вы, миледи, тоже останетесь здесь. Я не могу рисковать вами, - прорычал он.
Затем достал копье, опустился на колено, – прямо на замызганную, мокрую брусчатку, - и приложил свободную руку к груди.
- О, отважный Цельп и супруга его Гаргея,
Защитите нас, чад своих слабых, от врагов грозных.
Явите милосердие и даруйте приют, где укрепим мы наш дух и отвагу.
Помогите нам рассеять тьму в час нужды.

!
Когда последнее слово молитвы прозвучало, золотая дымка окутала паладина, прежде чем сверкнуть и исчезнуть. Наложив на себя «Оберег», незримый барьер, отводящий беду и несильные атаки, Фаурт поднялся и вошел в убежище беглеца.

Рейтинг поста: 1

24 (2019-05-21 01:28:04 отредактировано Aesill Aurd)

Аесилл заметил приход гостей еще из окна. Больше всего его расстроил приход той девушки. Он резко схватил себя за пальцы, вызывая новую вспышку боли и возвращая рассудок в рабочее русло, приводя свои эмоции в порядок. Он вновь готов к решительным действиям, собираясь убить столько людей, сколько потребуется, чтобы вырваться из этой передряги. Или быть готовым умереть. Сейчас в "Отстойнике" наступила полная тишина, никто не хотел проблем с властями и сидел ниже травы. Единственный звук, что был слышен — капли дождя, отбивающие дробь на крыше.
Хорошая атмосфера, — подумал убийца, он в последний раз проверял все заготовленные ловушки. — прекрасный вечер, чтобы умереть. Жаль место подкачало, это будет не так привлекательно.
Спокойствие звуков нарушили тяжелые шаги по коридору. Похоже Дракон шел точно к его комнате, не иначе как при помощи отслеживающей магии. Буквально на пару секунд шаги затухли, затем вновь продолжили шествие. Цельпит просто обошел подпиленную доску с гвоздями под ней. Боги на его стороне. Бряцание доспехов остановилось перед дверью в комнату Аесилла. У убийцы начал вырабатываться адреналин, вызывая учащенное сердцебиение, столь сильное, что его буквально слышно в ушах.
Дверь была выбита всего одним ударом и Крысобой резко залетел в комнату по инерции. На это и рассчитывал Аурд, он дернул веревку в руках, ломая подпиленную ножку шкафа. Тяжелый предмет мебели начал падать на рыцаря, тот мгновенно заметил это и сделал шаг назад, одновременно поднимая руку, согнутую в локте. Это позволило принять только часть удара, но шкаф был забит книгами и даже сквозь доспехи послышалось шипение Дракона, вызванное болью.
В следующий миг Аесилл выстрелил из арбалета и... промазал. Он целил в голову, но болт будто мистическим образом сменил траекторию и закончил свой путь в плече Цельпита. Надо признать качество снаряда, он сумел пробить даже такой доспех, сделанный на заказ. Не давая ни шанса опомнится оппоненту, Аесилл схватил нож, спрятанный когда-то в этом убежище на крайний случай. Он подлетел к рыцарю и нанес два колющих удара, но оружие было из слишком плохого металла, лишь царапая доспех. Еще Аурд почувствовал непонятное свойство, каждый раз при нанесении удара, его рука становилась слабее при приближении к рыцарю. Его разум тут же вспомнил одну из прочитанных когда-то книг о магических и божественных оберегах. Похоже это был именно он, иначе и не объяснишь смену траектории полета довольно тяжелого болта.
Время было упущено и убийца отскочил от рыцаря в дальний уголок комнаты. Его противник выхватил копье и начал наносит удары, но доспехи и болт в плече сильно затормаживали его действия, позволяя Аесиллу успешно уклонятся от атак, хоть и на грани. Похоже ему наконец-таки удалось вывести Цельпита из себя. Убийца мысленно усмехнулся: "Самое время, убей меня на месте. Не хочу умирать на площади, перед глазами тысячи людей."
После уклонения от очередной атаки, противники застыли на пару секунд передышки. Рыцарю было тяжело махать копьем в полном облачении, а Аесилл все еще испытывал боль в руке. Внезапно в его голове стрельнула мысль, способная помочь выйти из этой драки победителем: "Оберег защищает от прямых атак, но не предусматривает других воздействий! Значит я могу..."
Убийца начал медленно обходить по кругу Крысобоя, подбираясь к склянке с крепким алкоголем. Он держал ее в доме для промывания и обеззараживания ран, но сейчас собирался применить нестандартным образом. Рыцарь вновь начал проводить атаки, задерживая перемещение до заветной склянки, но вот рука наконец смогла нащупать ее и, не задумываясь, Аесилл бросил ее в рыцаря. Она разбилась, лишь вызвав короткий ступор у Цельпита, но этого хватило, чтобы Аурд подскочил к масляной лампе и тут же швырнул ее в Дракона.
Теперь ты больше напоминаешь огнедышащую тварь, Золотой Дракон! — пламя мгновенно прокатилось по алкоголю, к тому же в самой лампе было довольно свежее топливо, что... подливало масла в огонь. Вместе с рыцарем начала разгораться и комната, сжигая разброшенные из шкафа книги. Убийца не стал спасаться из пожара, он знал, что снаружи стоят еще трое стражников. Он был не в том состоянии, чтобы справится с ними. Поэтому он предпринял самоубийственную атаку, кинувшись на рыцаря и поваливая того на пол. Он выхватил болт из подсумка и начал наносит удары им, отмечая что неглубоко, но вполне успешно, он пробивает доспех рыцаря. Огонь перешел и на рубашку Аурда, вызывая ожоги на теле, но убийца уже вошел в раж и мысленно попрощался со своей жизнью, что столь долгое время сберегал. Он был готов умереть вместе с Цельпитом. В какой-то степени это принесет ему славу, ведь кто еще может похвастаться победой в дуэли над самим Золотым Драконом, пускай и сам победитель при этом останется проигравшим...

Рейтинг поста: 0