1 (2019-07-28 20:56:24 отредактировано Sachet)

Действующие лица:
Kairon Woolly
Sachet

Внешний вид персонажей:
В сообщениях игрока.

Дата и время в эпизоде:
с 28 по 30 числа месяца Аквамарина, год Пепельной Хвои.

Погода в эпизоде и место действия:
Интхуул. Лачуга Сашериссы на окраине города.
Погода меняется со временем места действий.

Тип эпизода:
Личный
Предупреждение (NC-17): 2 и 4 страницы содержат постельные сцены!

Краткое описание действий в эпизоде:
Долина пережила восстание Дь’Лонрака и молва о бравых добровольцах, бросивших вызов самому воплощению смерти, распространилась по всем её уголкам. Доселе безызвестные – нынче имена героев Затмения передаются из уст в уста: ими восхищаются, их боготворят, о них говорят и слагают песни. Теперь перед спасителями мира открыта дорога к дверям славы, почета и высшего света. Каждый из них может легко добраться до самых верхних ступеней, но далеко не каждый из тех, кто некогда был им равен, сможет подняться на верх вместе с ними.

Это больно: осознавать, что твои чувства – единственное, что ты можешь отдать; но ещё болезненнее ощущать те же грабли под своими ногами.

Рейтинг поста: 3

2 (2019-07-25 19:29:43 отредактировано Kairon Woolly)

Хорошо быть уроженцем Хекса. В этом случае ты спокойно можешь носить шарф, закрывающий лицо по самые глаза. Традиция, которой все жители Хекса придерживаются в своем городе и только некоторые пользуются этим в других городах. Кайрон тоже раньше носил шарф только в Хексе. Но после битвы с падшим богом и неожиданной славы победителя, наемник решил, что хекская традиция-совсем не плохая. Известность свалилась на участников того боя, как снежный ком. Зверолюд не знал, как остальные относятся к свалившейся на них славе, но сам он ей тяготился. Он понимал, что власть имущие узнали, кто он и, что сделал. На наемника посыпались приглашения в богатые дома. Приглашения разные, начиная от работы телохранителем и заканчивая приживалом при богатых дамах с оригинальными вкусами.
Брать наймы тоже стало сложно. В гильдии его встречали с радостью, но выдавать какие-либо задания не спешили. Может считали, что для героя Затмения они будут слишком просты, а может по каким-то иным причинам. Вообщем, Кайрон был совершенно не рад неожиданной славе.
Сейчас Кайрон сидел в одной из таверен, в самом дальнем и темном углу. У него появилось желание покинуть Эстелл на какое-то время, при этом не перебираясь в другой крупный город. Решение пришло быстро. Наемник прекрасно помнил об одной своей знакомой...больше, чем просто знакомой.  С лучницей он побывал во многих передрягах и был уверен, что она точно спокойно отнесется к изменению статуса Кайрона. А зная ее любовь к житью в удалении от людей, встреча с ней была как нельзя кстати.
Кроме того, Кайрон достал через торговцев древностями одну карту, которую хотел показать девушке и узнать ее мнение.
И сейчас зверочеловек быстро писал письмо Сашэ.
"Приветствую самую прекрасную и смелую девушку на обоих континентах. Узнал, что ты находишься недалеко от Интхуула. Внезапно очень захотелось подышать чистым горным воздухом. Надеюсь, мое присутствие не будет в тягость для тебя. И я очень рассчитываю на твои прекрасные знания гор, хотел посоветоваться по одному вопросу. Жду ответа, Кайрон"
Запечатав конверт, зверочеловек подозвал мальчишку-посыльного.
-Передашь в Почтовую гильдию.-зверочеловек протянул конверт. Нахмурился, увидев восторженный блеск в глазах паренька. Нет, нужно убираться отсюда. В Интхуул будет в самый раз, народ там более суров и спокоен. И там есть одна рыжая лучница, которую зверолюд очень хотел увидеть.

Рейтинг поста: 2

3 (2019-07-28 20:57:21 отредактировано Sachet)

Сожитель баронессы
Тобиас Морати
Неизвестен



Дым самокрутки утекал в воздух едкими сизыми кольцами. Жадными глотками мужчина выкуривал свой последний уже горчащий табак. Месячная норма в кисете подошла к концу всего за несколько дней, хотя обычно этих запасов ему хватало даже больше, чем на четыре недели.
Последнее время Тобиас Морати неприлично много курил. Отравленные злыми парами, его легкие уже стонали от напряжения, грозя разразится хроническим бронхитом, но мужчина не отнимал цигарки от губ. Стоя лицом к дощатой калитке он молча пускал в летнее небо идеально круглые кольца: с того дня, когда звучные имена героев Затмения стали известны каждому в этом городе, сожитель баронессы перестал ведать покой в стенах ставшего для него своим дома. 

На углу ограды двинулась тень. Неспешно ступая вдоль забора, со стороны улицы появился местный парниша. Всегда приветливое, открытое лицо старшего из сыновей Моро было преисполнено тоски и случайной надежды на то, что хотя бы сегодняшним из своих визитов, но ему все же удастся вызвать положительные эмоции у хозяев этого дома. Поравнявшись с курящим у калитки мужчиной, молодой курьер посмотрел прямо через него на заднюю дверь молчаливой лачуги. Его мрачная решимость отразилась в чужих безликих глазах.
Принес что интересное, Тристан?
Последнее кольцо дыма бесследно растаяло в воздухе и сожитель дворянки погасил окурок о железный запор двери.
Добрый вечер, соседи. У меня здесь действительно несколько писем. Я, признаться, не успел их просмотреть, но среди верхних точно лежат расписки, счета и... о, ответ кузнеца на счет печного затвора. – парень деловито стал рыться в своей сумке, словно, ещё до своего вопроса, Тобиас Морати никогда не покидал его поля зрения. – Собрались менять отопительный блок?
Эта развалюха уже давно напрашивалась на ремонт. – задумчиво протянул мужчина, перебирая в руках пачку полученных из рук почтальона конвертов.
Моя мать тоже не раз намекала отцу, что пора бы сменить наружный участок трубы, но он уперся. Говорит, что пока нет протечек, нет и смысла бежать отдавать баснословные деньги за кусок простого металла. – Тристан натянуто засмеялся и замолчал, в нерешительности топча ногой землю. Его взгляд ещё раз бегло скользнул по запертой двери дома.
К-как она? – осторожно поинтересовался парень, не сводя глаз с задней веранды дома. Последние полтора месяца душевное состояние единственной законной хозяйки этой лачуги – Сашэ – вызвало сомнение и не только у него одного. – С-сестра говорила, что вчера видела её на рынке.
Она покупала специи. – подтвердил мужчина, зажав между пальцами один очень любопытный конверт. – На обед была оленина под клюквенным соусом.
Кулаки курьера сжались, побелев до костяшек.
Сестра говорит, что не смотря на внешне спокойный вид, на неё все ещё страшно смотреть...
Все лучше, чем было. – возражающие вздохнул Тобиас, вскрыв печать на конверте. – По крайней мере она стала спокойнее спать по ночам. Да и мешков под глазами больше не видно.
Знаешь, я подумал, что было бы не плохо, если бы она, ну, уехала куда нибудь... развеялась.
Думаешь, ей это поможет?
Не знаю. Может быть предложить ей вернутся обратно в ряды гильдии?
И почти наверняка в ответ получить стрелой по коленям?
Тоже верно. – Тристан даже улыбнулся, – но неужели все так безнадежно? Я хочу сказать: она ведь была такой счастливой, когда вернулась с Громовой горы! Просто светилась изнутри. Мы все были так искренне за неё рады, что она наконец нашла себе того, кто не позволил бы ей и дальше топить себя в недостатках. Она ведь на самом деле такая чувствительная и боязливая женщина...
Настоящая устрица.
Почтальон согласно кивнул.
И ничего ведь не предвещало беды: мы же все вместе восславляли имена тех героев, что совершили нечто невозможное! – окончательно повергли врага наших предков и вернули миру Двенадцать покровителей. Я хорошо помню как она пила вместе с нами и улыбка не покидала её губ. Она казалась мне тогда такой красивой, такой настоящей, переполненной жизни.
Он резко сник и вновь бросил взгляд в сторону запертой двери дома.
Как же так вышло, что всего через день, она вдруг снова замкнулась в себе, словно...
Устрица.
Почтальон вновь согласно кивнул и посмотрел на соседа.
Его поразило с каким вниманием сожитель девушки бегал глазами по строкам зажатого в его пальцах письма. Любопытно, что такого ему в нем могли написать?
Я даже поинтересовался в гильдии, не было ли накануне солнечного затмения корреспонденции на её имя, но меня заверили, что последнее письмо датировалось трехнедельной давностью, что никак не могло послужить основной причиной для её нынешнего апатичного состояния.
Старший из сыновей Моро вздохнул, поправляя почти сползший ремень своей сумки.
Я уверен, все дело в этом её мужчине. Это из-за него она сходит с ума, только я никак не возьму в толк, с чего же она так резко стала считать себя недостойной его окружения...
В какой-то момент сожитель баронессы был даже уверен, что курьер сам близок к тому, чтобы произнести в слух этот, казалось бы, лежащий на поверхности ответ, но взгляд парня быстро потух, потеряв искру логической мысли.
Мне кажется она сама не понимает, на сколько притягательной может быть.
И слегка покраснев, он хмыкнул в свой плотно сжатый кулак.
Что-то я разговорился сегодня, а ты все не гонишь меня и не гонишь.
Дома сейчас не особо-то сладко. – честно признался мужчина.
Понимаю, но все ещё непременно наладится.
Знаю.
Передавай Сашэ, что я справлялся о ней.
Разумеется.
Молодой курьер улыбнулся и его быстрые шаги вскоре растаяли за соседним участком.
В несколько грубых движений, письмо за авторством зверочеловека было превращено в горсть нечитабельных конфетти.
Тобиас Морати больше не мог позволять себе так жить.



На следующий день наемник получил в свои руки открытку, подписанную, как и положено, понятным и ровным почерком телеграфистки.

А ты отчаянный парень, герой Затмения.
Писать подобные строки женщине после того, как ты сам сделал все, чтобы заставить её чувствовать себя тобой преданной.
Кто ты – безбожный храбрец или влюбленный дурак?
Мне даже чуточку интересно.
Только не пытайся сделать хоть что-то по-своему.
Иначе все точно пропало.
28 числа. Таверна «Писклявая вилка».
Приезжай сюда. Нам уже давно пора было встретиться.

Ниже текста стояла подпись – Т.М.

Рейтинг поста: 3

Лошадь галопом несла зверочеловека к виднеющимся уже горам. В голове было пусто и холодно, как в приближающихся ледяных пиках. Лежащее в сумке письмо не давало покоя. Явно не от Сашэ, но от кого-то, кто ей близок. Кайрон помнил о том, что и сама девушка и ее приемные родители и сводные братья упоминали о каком-то бывшем. Наемник не чувствовал ревности...ну, по крайней мере он сам себя в этом убедил. В конце концов Сашэ самостоятельная девушка и не давала зверолюду никаких обещаний. И он не мог претендовать на, что-то с ее стороны. Но вот строчки письма вводили его в замешательство. Предал? Чем? Каким образом и когда? Но неизвестный явно имел в виду именно предательство со стороны кота. Почему она сама не ответила? Хотя, тут и так все понятно. Этот Т.М. перехватил письмо и прочитал. Или Сашэ сама ему показала? Если так, то ничего страшного...неприятно, но ничего. А вот если первое...Кайрону очень не нравилось, когда в его дела лезли совершенно незнакомые люди, да еще и ставили свои условия и обвиняли. В любом случае, место встречи назначено, день условлен и Кайрон не собирался отступать.
"Писклявая вилка" была самой обычной для этих мест таверен. Крепкое бревенчатое здание, стандартное для большинства поселков вокруг Интхуула. Тут часто собирались местные охотники, следопыты, горняки. Кайрон и сам бывал здесь несколько раз, когда путешествовал в горах или выполнял заказы, поселок находился на тракте, ведущем в сам город.
Спешившись, зверочеловек отдал поводья подскочившему мальчишке, кинул ему монету и, поправив шарф, шагнул в полумрак таверны. Здесь все было как обычно, запахи крепкого пива, мяса и трав. Зал был практически пустой, но это и не удивительно. Лето в горах непредсказуемо и скоротечно. Местные торопятся сделать все дела, которые становятся невозможны в зимние холода и осеннюю слякоть.
-Привет, Гастон,-Кайрон прошел к стойке, кивнул знакомому хозяину таверны.
Мускулистый невысокий бородач обернулся, вглядываясь в вошедшего. Дворф не сразу узнал зверочеловека, закрывшего лицо шарфом. Потом расплылся в улыбке.
-О, Кайрон! Давно тебя не видел! Наслышан, наслышан! Останешься сегодня? Местные будут рады послушать о твоих похождениях!
-Тише, тише, Гастон,-Кайрон успокаивающе поднял лапу.-Я бы не хотел устраивать переполох. Да и барды наверняка сюда добрались и все не раз спели и пересказали.
-Ну, стихоплеты-это совсем не то,-поморщился Гастон.-Услышать все из первых уст-это совсем другое.
-Гастон,-Кайрон оглянулся.-У меня тут должна быть встреча. Меня никто не спрашивал?

Рейтинг поста: 3

5 (2019-08-01 18:38:08 отредактировано Sachet)

Сожитель баронессы
Тобиас Морати
Неизвестен



Дверь таверны отворилась и несколько любопытных голов повернулись на звук: тяжелая створка коснулась соседней стены, глухо выбив из-под неё мохнатую пыль, качнулась под действием закономерной физической силы и вернулась на свое законное место. Многие к этому моменту уже не смотрели в её сторону. Не смотрели, потому что не видели в этом явлении ничего, что бы заставило извилины в их мозгу зашевелится и попытаться запомнить кто или что открыло эту дощатую дверь.

Тобиас Морати стоял у порога «Писклявой вилки» шаря своими невыразительными глазами по сторонам. Одно лицо за другим – нет, он не видел среди них кошачьей морды мальчишки. Впрочем, мужчина и не рассчитывал застать зверочеловека в таверне в столь ранний час.
Неторопливым шагом проследовав по прямой к стойке бара, он просто заказал себе выпить. Хозяин подал извар и с охотой заговорил о последних событиях в мире. Его голос монотонно звучал в пропитанном табаком воздухе, больше напоминая бубнеж говорящего с самим собой человека. Лишь один раз Гастон, кажется, и вправду заметил курящего подле себя сожителя баронессы, но его вспыхнувшие было искорки подозрения быстро угасли, так и не добравшись до серых клеточек мозга. В конце концов, бородач вовсе отвлекся на скорую просьбу клиента и сидящий за стойкой мужчина окончательно стал для него абсолютно безликим.

Когда наемник наконец добрался до места указанной встречи, стоящая на стойке пепельница была полна окурков. Тобиас Морати все также сидел на своем месте, ничем не выдавая своей заинтересованности в происходящем между мужчинами разговоре. Лишь его серый взгляд не сползал с прикрытой шарфом морды героя Затмения.
Гастон, у меня тут должна быть встреча.
Сожитель дворянки не сомневался, что зверочеловек знал о том, что он смотрел на него; что он сидел рядом с ними; что он был здесь.
Меня никто не спрашивал?
Но вот видел ли он его – это был совершенно другой вопрос.
Кто ж о вас нынче не спрашивает? – усмехнулся дворф. – Все почему-то уверенны, что если кто и знает героев в лицо, так это трактирщики.
Гастон хитро подмигнул в знак того, что не намерен разглашать личность наемника каждому в этом зале.
Впрочем с неделю назад заходил тут один – утверждал, что ты задолжал ему денег. Был и другой: хотел на халяву надраться за твое здоровье. Бесова пьянь, чего только не выдумают, лишь бы налили! – его пробрало на хрипловатый смех.
Два дня назад точно спрашивали тебя горняки. Нечисть какая в пещерах мешает работе их, что ли? Хотели нанять, но у самих глаза на лоб вылезли, когда прознали про твои последние похождения. Чтобы ещё кто...
Гастон почесал лохматую бороду и осторожно, словно обдумывая актуальность известных ему сведений, произнес:
Знаешь, с месяц назад... нет, даже больше, почти что после того, как имена ваши раструбили по всей нашей округе, о тебе спрашивала одна охотница... девица из городских... как же её... – защелкал гном пальцами, пытаясь припомнить её имя.
Сашэ. – подсказал ему дымящей цигаркой Тобиас.
А, ну конечно, Сашэ! – резво воскликнул хозяин таверны, не обращая никакого внимания на третьего участника их разговора. – Вы, даже, кажется, были знакомы. Но с той поры я её боле не видел...
...её теперь мало кто видит! – вмешался в их разговор четвертый голос и его обладатель появился у стойки, разделив собою пространство между наемником и сожителем баронессы. – Рефенджер! – представился он. – Если вы ищете проводника в горы, могу предложить вам свои услуги. Других не найдете: рыжая ежиха с месяц как только и может, что метать свои иглы в каждого в ней заинтересованного.
Брешешь, пустослов, – насупился дворф, скрывая свои глаза под наехавшими на них густыми бровями. – на неё не похоже.
Следопыт ухмыльнулся. Было видно, что ему не терпелось поделится со всеми присутствующими у стойки давно не свежей, но все ещё актуальной городской сплетней.
В конце того месяца видал её старший из наших на подходе к скальной лощине. Говорил, что брела в одиночестве, а потом рухнула коленями на снег. Он бегом к ней, мол: «Чего с тобой?» – а она на него лицо подняла, он аж обомлел: все глаза себе выплакала.
Неужто помер у неё кто?
Сплетник едко оскалился.
Ещё смешней. Втюхалась она по уши! Говорят, проходимец, похлеще того, что у неё до этого был. Помнишь ж его – красавец, ещё при городской стаже служил, а потом оказался родовитым выродком из рыцарей Цельповских?
Как не помнить, он ведь к дочери сюда каждый год приезжает.
Ну и я о нем!.. а, о чем это я? – Рефенджер слегка позадумался. – Словом не учит жизнь видать её ничему: второй раз да на те же грабли. – следопыт хохотнул. – Хотя её крысиную морду никаким граблям всё равно не исправить!

Тобиас Морати затушил цигарку.
Ситуация приобретала в его глазах довольно занятный поворот.

Рейтинг поста: 2

Слушая дворфа, Кайрон пару раз бросил быстрый взгляд на мужчину, беспрестанно курившего за стойкой. Полная пепельница, желтые пальцы, покрасневшие глаза. Явно сидит здесь давно. Но, мало ли посетителей в таверне? Зверочеловек поморщился под шарфом, табачный дым ему не нравился.
На слова о проходимцах, Кайрон только хмыкнул. Таких он и в Эстелле насмотрелся, некоторых пришлось даже немного проучить. Слова о нечисти в пещере заинтересовали. Наемник оставался наемником, не смотря ни на, что. В другой раз он бы подробнее расспросил о горняках, но сейчас у него были другие дела. Не за тем он сюда пришел...не за тем.
– Сашэ. -произнес куривший, когда Гастон задумался.
Ухо Кайрона дернулся, зверолюд повернулся к человеку. Спросить ничего не успел, но в глазах мелькнула догадка.
Тем временем в разговор вмешался еще один посетитель. Кайрон нахмурился. Сидел он в полоборота к подошедшему. От того разило пивом и несвежей одеждой.
Когда Рефенджер начал рассказывать о девушке, не стесняясь в выражениях, глаза зверочеловека опасно блеснули. Заметил это Гастон, который немного отодвинулся в сторону и попытался урезонить болтуна. Но тот проигнорировал дворфа и придвинулся к коту, обдав волной перегара. А потом пошла волна слов. Таких, которые Кайрону совсем не понравились.
Резкий поворот и локоть наемника врезается в солнечное сплетение следопыта. Тот согнулся, Кайрон схватил его за волосы и приложил о стойку. Крепкое дерево загудело, а нос Рефенджера хрустнул. Следопыт сполз на пол, заливаясь кровью.
-Прости, Гастон, я тут немного насорил.-Кайрон спокойно повернулся к дворфу.
-Да, ладно...этот придурок давно нарывался.-Гастон дал знак, вышибала, который и не думал лезть в разборку, подхватил следопыта и выволок на улицу. Оттуда послышался звук льющейся воды, сдавленная ругань и, что-то похожее на звук пинка.
-Итак, Гастон. Может скажешь, где мне искать Сашэ? Или,-Кайрон повернулся к сидящему рядом мужчине, который потушил цигарку. Шарф сполз с лица кота, тот пронзительно смотрел в глаза незнакомца,-может у вас, уважаемый, есть, что сказать?-наемник не сомневался, что именно этот незнакомец и ждал его.

Рейтинг поста: 2

7 (2019-08-11 21:47:21 отредактировано Sachet)

Сожитель баронессы
Тобиас Морати
Неизвестен



Сожитель баронессы удовлетворенно хмыкнул.
А ты и впрямь занятный мальчишка.
Смяв потухший окурок о стенку пепельницы, он жестом попросил хозяина таверны оставить их наедине. Некоторое время дворф колебался, не зная, как поступить, но выполнил просьбу, с видимым нежеланием покинув свое место за стойкой.
Ты замечаешь меня чаще других и это занятно. – не поворачиваясь, пояснил причины своей заинтересованности в зверочеловеке Тобиас, указав пальцем на вышедшего в зал гнома, что как раз повернулся в их сторону. Его взгляд прожег обоих мужчин едким чувством досады и профессионального любопытства, однако неудовольствие Гастона продлилось не долго. Постепенно меняясь и приобретая все больше озадаченности, в его глазах появилась некая отрешённость, словно видимая им картина перестала отвечать заложенным в его мозгу требованиям. В конце концов лицо бородача приобрело расслабленное выражение; уголки его губ распрямила улыбка и, подмигнув наемнику, он заспешил к одному из занятых столов в конце зала.
Эх, опять меня потерял. – буркнул мужчина, не скрывая удовольствия в своем голосе. – Помяни мое слово, а завтра он и вовсе не вспомнит, что ты говорил здесь именно со мной.
Человек (по крайней мере внешне ничего не выдавало в нем обратного), что теперь сидел уже полностью развернувшись к герою Затмения не выглядел странным. Скорее наоборот – сухопарый, ещё не седой, в ватнике и простой одежде, он казался абсолютно нормальным, если не сказать больше – типичным деревенским мужиком, образ которого никогда не запоминался. Встретив такого сегодня, завтра мало кто смог бы вспомнить его лицо или имя... разве что голос. Живой хрипловатый баритон был единственной запоминающейся чертой в безликом образе Тобиаса Морати.
Но интуиция или звериное чутье не давали наемнику обмануть себя. В этой «типичности» сидящего напротив него мужчины и была вся загадка, но какая именно: возможное колдовство или особый дар?
Сожитель дворянки ощущал это сомнение в своем собеседнике и второй раз за день остался им удовлетворен.
Тобиас Морати. – его протянутая рука была направлена в сторону зверочеловека, – Не скрою, это я послал тебе ту открытку.
В его голосе не звучало раскаяния за содеянное, лишь спокойное откровение с которым говорил человек уверенный в правильности совершённого им дела.
Только не советую проделывать со мной того же, что и с тем безмозглым уродом, – их взгляды пересеклись, но сколько бы наемник не всматривался в его невыразительные глаза, он не смог увидеть в них ничего, кроме своего собственного отражения. – хотя не могу обещать, что тебе понравится все, что я вознамериваюсь сказать.
Дверь таверны дернулась, впуская лучи тусклого солнечного света и не имеющих важности посетителей. Полдень давно миновал и сожитель баронессы мысленно прикинул, сколько времени он мог потратить на сидящего рядом с ним мальчишку.
У нас есть немного времени, чтобы поговорить здесь. Потом я отвезу тебя к ней, но прежде – скажи, считаешь ли ты себя тем, кем видит тебя весь остальной мир?

Рейтинг поста: 2

Внимательный взгляд зверочеловека прошелся по мужчине. Интересный тип. С виду-самый простой, заурядный человек, крестьянин или мелкий ремесленник. Но, почему-то, именно эта заурядность и насторожила Кайрона. Мужчина отлично бы вписался в ряды Сильме и Кайрон бы не удивился, если его собеседник и был одним из них. Другое дело, что об этом не узнает никто...а если узнает, то рассказать не сумеет. В любом случае стоит держать ухо востро рядом с ним.
– Тобиас Морати.  Не скрою, это я послал тебе ту открытку.
-Кайрон Вулл,-наемник ответил на рукопожатие. Ладонь мужчины была крепкой, мозолистой. Но это не были мозоли от труда. Кайрон прекрасно знал их происхождение. Такие появляются от долгих тренировок с оружием.-Хотя, думаю ты и так знаешь мое имя. Как понимаю, письмо до Сашэ не дошло.
Кайрон не обвинял Тобиаса, он просто констатировал свершившиеся. Такие, как этот незаметный человек, никогда и ничего не делают просто так.
– Только не советую проделывать со мной того же, что и с тем безмозглым уродом, хотя не могу обещать, что тебе понравится все, что я вознамериваюсь сказать.
-Говори, как есть. Не думаю, что твои мысли будут хоть немного похожи на высказывания этого.-Кайрон качнул головой в сторону выхода, куда оттащили незадачливого следопыта.
Говорил и выглядел наемник спокойно, даже немного расслаблено. Но внутри он был сжат, как пружина, готовый к любым неожиданностям. К любым, но не к последующему вопросу.
– скажи, считаешь ли ты себя тем, кем видит тебя весь остальной мир?
Зверочеловек немного склонил голову, разглядывая спрашивающего.
-Интересные вопросы задаешь. Что считать под всем миром? Кучку, аристократов, которым известно чуть больше, чем всем остальным? Или большую кучку тех, кто желает напиться в таверне за счет того, кого все вокруг, почему-то, считают великим героем? Или ту кучку сорванцов, которые только, что промчались мимо окна? Им-то, как раз и нет дела до одного наемника.-Кайрон устало потер глаза.-Извини...возможно, я слишком резок. Просто я не думал, чем все это закончится. То, что произошло у Врат...никто не думал, что все так повернется. И, думаю, не только мне мешает то, что имена всех, кто был на острове, стали звучать по делу и без.
Кайрон взглянул на Тобиаса.
-Я наемник, Тобиас. Зверолюд из Хекса. Все остальное-шелуха...цветные бумажки, которые на праздники разбрасывают Огненные птицы. Праздник пройдет и бумажки унесет ветер.

Рейтинг поста: 2

9 (2019-08-07 10:17:35 отредактировано Sachet)

Сожитель баронессы
Тобиас Морати
Неизвестен



Охлопывая ватник ладонями в поисках последней из припрятанных им самокруток, Тобиас Морати казалось был совершенно не заинтересован в словах зверочеловека. Все тот же безучастный вид и серый бесцветный взгляд, но в своих мыслях сожитель баронессы радовался хотя бы тому, что ему не пришлось иметь дело с «безбожным храбрецом», пускай мальчишка и не искал в своей жизни легких путей. Можно сказать, что мужчина даже проникся сочувствием к истории рядового наемника, которого в одночасье все нарекли «великим». Если бы его собеседник знал как поступать со свалившейся на него славой, он бы не сидел сейчас перед ним и прошлое уже не имело бы для него своей прежней ценности.
Эти мысли и обнадеживали, и заводили в тупик. Тобиас ощущал себя идиотом от того, что не понимал, был ли наемник просто недогадливым или действительно испытывал к его сожительнице лишь глубокие товарищеские чувства.
В таком случае, Кайрон Вулл, тебе просто не повезло. – он на мгновение просветлел, нащупав пальцам очертание искомой цигарки в верхнем кармане своего ватника. – Отголоски этого фестиваля ещё долго будут звучать по миру, слишком уж грандиозным оказался его финал. Что до бумажек, – чиркнула спичка и ровный огонек заплясал на конце её серной головки. – не мое дело, в конце концов затопчут ли их ногами или сохранят на вечную память.
Выдохнув через рот сгусток едкого сизого дыма, мужчина не мог не заметить как сморщился зверочеловек, но его реакция отдавалась в груди темной радостью. Несколько неприятных минут мучений от табачного запаха не могли сравнится с той парой месяцев, что Тобиасу пришлось вытерпеть по (пускай и не полной) вине наемника.
Моя единственное проблема заключается в том, что звуки этого фестиваля в нашем доме до сих пор отдаются траурным тушем. – его взгляд замер на морде собеседника. – Как верно подметил Гастон, с тех пор как ваши имена раструбили по всему городу, вой этих труб постоянно мешал мне спать, а теперь он с неделю как смолк и мою жизнь заполнила такая тишина, что я больше не в силах её слушать.
Сожитель баронессы говорил четко и ровно, не выражая своим голосом ни единой из терзавших его эмоций.
Два месяца, Кайрон Вулл... тебе не кажется, что это слишком, для той пары строк, что ты наконец осмелился ей написать? – от этой безликости его голоса становилось до неприятного холодно. – Читая твое письмо, я ощущал в нем столько наивной беспечности, что твои строки просто не укладывалась в моей голове. Я знал, что спустя семь недель беспрерывных игр в молчанку, твои даже самые благие намерения не будут восприняты Сашэ иначе, чем издевкой над ней и её чувствами. Пускай эта девочка искренне любит тебя, но у неё все же есть гордость, а ещё куча комплексов по отношению к самой себе, не говоря уже о том ворохе времени, что ты дал ей, чтобы позволить накрутить себя ещё больше.
Поэтому, да, ты понял все верно – твое письмо до неё не дошло. Я уничтожил его и теперь сижу здесь, как идиот, поясняя взрослому, казалось бы, мальчику вполне себе очевидные вещи.

Легкое кольцо дыма сорвалось с его губ и растаяло под потолком таверны.

Рейтинг поста: 1

10

Вонючий дым от цигарки на мгновение закрыл Кайрона от Тобиаса. И курящий мужчина, скорее всего, не заметил, как сверкнули глаза зверочеловека. Внутри наемника закипала холодная ярость.
-Мне очень жаль, Тобиас, что нечто стороннее помешало твоей жизни,-голос Кайрона спокойный и ледяной, но чуть слышаться рычащие нотки,-Но никто не заставлял читать то, что не предназначалось для тебя. Да, ты прав. Я и Сашэ-взрослые. И мы вместе немало прошли.
Но следующие слова возымели действие ушата ледяной воды.
-Пускай эта девочка искренне любит тебя,
Нет, Кайрон не был наивным или дураком...хотя последним он именно и был. "И в самом деле...какого беса я ждал столько времени и не дал о себе вести?". Хотя тут были и свои причины. Сначала поход в поисках остатков ледяных эльфов, потом еще пара срочных дел, после чего Кайрону пришлось уехать в Фаэдер, нанятому на охрану правительницы Центрального Хекса. Конечно, это все не оправдывало его молчания, но и объясняться перед Тобиасом он не собирался.
-Прости, Тобиас, но это и в самом деле только мое и Сашэ дело.-уже спокойно сказал наемник.-Ты не думаешь, что своим поступком ты оказываешь ей медвежью услугу? Тебе не кажется, что уничтожение письма-не лучшее, что ты мог сделать? И уж точно, ты напрасно ожидаешь, что я буду сообщать тебе о своих чувствах. И извиняться и оправдываться перед тобой я не намерен. Где мне найти Сашэ?

Рейтинг поста: 2

11 (2019-08-06 22:34:51 отредактировано Sachet)

Сожитель баронессы
Тобиас Морати
Неизвестен



Искорки чужих чувств блеснули на поверхности серых зеркал.
Ишь ты, распушил шерстку! – пробормотал мужчина и на его губах появилось слабое подобие улыбки. – Не стоит тратить запал на старину Тобиаса. Свое дело он уже сделал, а откровения прибереги для более заинтересованного в них слушателя. Мне же они на ратха лысого не сдались. – сожитель баронессы приподнялся на стуле чтобы бросить свой взгляд на стенные часы. Без особого на то смысла, просто больше сказать мальчишке ему было нечего.
Тобиас знал, на что шел, когда превращал известие от наемника в горстку бумажных обрывков. Ещё тогда, перечитывая не предназначенные для его глаз строки письма, он слишком живо представил себе, какая реакция за ними последует, если Сашэ прочтет их сама. Не важно, каким стал бы её ответ, но ни на какое откровение со зверочеловеком она бы уже не решилась, захлопнувшись... – словно устрица, а?
Последние из своих мыслей мужчина неосознанно высказал вслух, но наемник бы все равно не понял заложенного в них смысла. Потушив недокуренную цигарку, он неторопливо сполз с насиженного им места.
Поехали, – поманив Кайрона за собой кивком головы, сожитель дворянки направился в сторону выхода из таверны. – я ведь обещал, что отвезу тебя к ней.

Рейтинг поста: 2

12

Кайрон поднялся вслед за этим странным мужчиной. Говорить еще, что-то смысла не было. Наемник остыл так же быстро, как и разозлился.
Выходя, кот махнул Гастону, который проводил его каким-то странным взглядом. Как будто не понимал, почему вдруг зверочеловек собрался уходить именно сейчас. Порывался, что-то сказать, но потом только махнул рукой и отправился за стойку.
Экипаж, которым правил Тобиас, был привычным для этих мест. Неширокая коляска на одной оси, поворотистая, но устойчивая. Отлично подходит для маневров на горных дорогах. Кайрон молча занял место возле спутника и они тронулись в путь.
Пока Кайрон сидел возле Тобиаса, у него сложилось странное чувство. Если кот видел мужчину боковым зрением, тот, в какой-то момент, пропадал, просто исчезал из видимости. Казалось, что повозка едет сама. Но стоило чуть повернуть голову и Тобиас оказывался на своем месте. В другой раз, наемник уделил этому больше внимания, но сейчас голова была занята другим.
Из памяти не выходили слова о том, что Сашэ...любит его? К своему стыду, наемник почти никогда не ставил перед собой такой вопрос. Обычно их приключения были весьма насыщены, хотя временами выдавалась спокойная минута и кот вспоминал взгляды, слова, жесты девушки. И все больше убеждался, что знаков хватало.
А он? Как он относится к Сашэ? Этот вопрос наемник временами задавал себе. И всегда он оставался без ответа. Совместные спокойные моменты улетучивались, они опять оказывались в круговороте событий. Или Кайрон сам себе это надумывал? Чтобы не отвечать на вопрос.
Но постоянно бегать от себя не получится. И каждый вопрос требует ответа. И сейчас Кайрон с ясностью для себя осознал, что с его отношениями к девушке не все так просто. Рыжая лучница давно стала для него не просто хорошей напарницей и товарищем. И озвучить этот ответ он мог только ей.

Рейтинг поста: 2

13 (2019-08-11 21:51:20 отредактировано Sachet)

Сожитель баронессы
Тобиас Морати
Неизвестен



Всю дорогу сожитель дворянки был открыт для разговора, но его спутник молчал, погрузившись в свои собственные мысли, и мужчине такой расклад нравился даже больше – значит, все сказанное им не прошло впустую.
Лошадь уверенно бежала по главному тракту, временами всхрапывая и потряхивая головой. Впереди, по чистой синеве неба пятилось солнце. Оно скользило вниз ещё не касаясь горной гряды, что окружала лощину и дремлющий в летних снегах город, чьи огни бледно сверкали вдали. Тобиас тронул поводья и коляска съехала с главной дороги, двинувшись в обход главных стен.
Воздух окраин дышал печным дымом не слишком отличимых друг от друга жилищ и сладковатым запахом свежей еды. Кобыла сбавила шаг и остановилась у дощатой решетки забора. В нескольких метрах поодаль стояла неприглядная лачуга, но с первого взгляда было заметно, что за хозяйством следили. На это указывала и свежая конопатка швов, и залатанные прорехи в крыше, и открытый пристрой, на веранде которого, рядом с широкой скамьей, была разбросана обувь. Среди общих пар, в глаза зверочеловеку могли броситься знакомые женские сапоги, не оставляя сомнений на то, что Сашерисса была внутри дома.
Приехали. – буркнул сожитель девушки, но с козел не слез. Его бесцветный взгляд ненадолго задержался на наемнике. – Дальше сам, в дом я не пойду. Мне ещё за заказом переть за перевал, на твое счастье.
Дорога до перевала к кузням в северных шахтах занимала пол дня, не считая обратного времени. Ночевать Тобиас явно намеревался в горах, вернувшись сюда не раньше вечера следующего дня.
Напоследок, хочу сказать тебе только две вещи: удачи и... – морщинки на лице мужчины впервые сложились в четкое отображение его чувств, а в глазах появилось яркая, живая эмоция, – не дай двенадцати, я увижу клочки твоей шерсти на своем лежаке. Пристрелю!
Он резко тронул поводья и лошадь перешла на рысь. Коляска быстро скрылась за поворотом, оставив наемника в одиночестве стоять у незапертой калитки.

Рейтинг поста: 1

14 (2019-08-08 21:03:05 отредактировано Kairon Woolly)

На слова Тобиаса наемник только хмыкнул и соскочил на землю. Повозка развернулась и вскоре скрылась за поворотом. Кайрон разглядывал дом. Небольшой, бедный, но ухоженный. Явно кто-то постарался. "Даже знаю, кто"-Кайрон бросил взгляд в сторону дороги, где скрылась повозка. В груди шевельнулось какое-то неприятное чувство. Кайрон недовольно дернул ухом, фыркнул и открыл калитку.
По узкой, выложенной плоскими камнями дорожке, зверочеловек прошел к крыльцу. Женскай обувь ясно говорила, что хозяйка дома. Да и не привез бы его Тобиас сюда. Сашэ здесь. И Кайрону нужно с ней встретиться и поговорить.
Когда зверочеловек взялся за ручку на двери, по спине пробежал неприятный холодок. Кайрон удивлялся тому, что сейчас чувствует. Слова Тобиаса об отношении девушки к наемнику упорно крутились в голове.
О, Илар, да кот скорее еще раз отправился бы на тот проклятый остров у Врат, чем стоять здесь в предчувствии явно не легкого разговора. Ну, не был он никогда красноречивым и, тем более, не объяснялся с той, для кого был больше, чем другом. Да и к ней, надо признать, Кайрон не был равнодушен.
Осторожно потянул дверь. Та открылась, не скрипнув хорошо смазанными петлями. Глаза Кайрона обежали помещение. Сравнительно небольшая комната, разделенная перегородкой. Лестница на чердак, вернее даже на закрытый участок над перегородкой. Справа камин, диван. Стол, наполовину скрытый за перегородкой. Никого. Но девушка должна быть здесь.
-Сашэ?-не громко, чтобы не спугнуть то, что поселилось в этом доме.-Ты здесь? Прости, я слишком долго добирался.

Рейтинг поста: 2

15

Баронесса слышала, как у калитки остановился экипаж и громко всхрапнула лошадь. Она приподняла голову, прислушиваясь к иным звукам снаружи лачуги, но быстро сдалась, коснувшись подбородком сложенных на столе рук. Даже если это не вернулся её сожитель, дверь все равно была не заперта. Ближайшие из соседей девушки – дочери и старший сын Моро, ежедневно заглядывали к ней на огонек, порой находя для своего появления в её доме до смешного нелепые предлоги, но Сашерисса все равно оставалась им благодарна: за поддержку и беспокойство о ней. Никого, кроме них, дворянка уже и не ожидала застать на пороге своих дверей.
Она даже не слышала звука приоткрытой наёмником крепкой створки; не обратила внимание на тихую поступь его шагов.
Сашэ? – знакомый и такой желанный голос. Сколько недель охотница провела в слепом ожидании вновь услышать его? Её сонные веки слабо дрогнули, списав все на подсознательные галлюцинации.
Ты здесь? Прости, я слишком долго добирался. – повторилось вновь и девушка широко распахнула глаза.
Кайрон?
Её сонный сухой голос раздался за перегородкой, словно переспрашивая. После чего ножки невидимого для зверочеловека стула плаксиво скрипнули при их передвижении. Неспешно, словно опасаясь делать каждый из своих последующих шагов, баронесса появилась в поле его зрения, встав в неширокий проход между стеной и диваном.
Это ты... – озадаченно прошептала она, разглядывая появившегося на пороге наемника. В её взгляде плескалось столько недоумения, словно дворянка никак не могла поверить, что действительно видела его перед собой. Искорки постепенно пробуждающейся в ней радости бликами заиграли в глазах. Бледность щек впервые за долгое время тронул живой теплый оттенок. Девушка силилась было ещё что-то сказать, вцепившись худой ладонью в край спинки стоящей сбоку софы, но её тело само поддалось вперёд, в последующем же движении вызвав резонанс между трепещущем сердцем простой охотницы, готовой без вопросов броситься в объятия любимого мужчины, и холодным рассудком горделивой и оскорбленной его молчанием аристократки, не намеренной даже на миллиметр стронутся со своего места. Совершив весьма неуклюжее движение, словно она ненамеренно запнулась или оступилась на месте, Сашерисса посильнее захлопнула складки своего халата свободной рукой и, смущенно прошипев: – Проклятый ковер, – вновь взглянула на своего гостя с уже прежним для себе спокойствием.
Упомянутый ковер находился в стороне и минимум в полуметре от места, где стояла дворянка.
Рада видеть тебя в своем доме. Сомневаюсь, что с твоими нынешними заботами, ты бы смог добраться сюда раньше. – ни усмешки, ни осуждения с её стороны; только сухая констатация факта. – Газеты. – пояснила она свое раннее высказывание, кивнув в сторону стопки посеревшей бумаги у решётки камина. – Я читала. – она улыбнулась слегка приподняв уголки губ и почти сразу же их опустив.
Сашерисса столько раз представляла себе эту их встречу, готовилась к ней не один день! Однако реальность оказалась куда хуже всех её представлений. Став героем Затмения, зверочеловек теперь казался ей таким незнакомым, что охотница просто не знала, как ей следовало вести себя с ним.
Пожалуйста, проходи. Не хорошо гостью стоять в хозяйских дверях. – подобрав полы опускающегося до пола элегантного одеяния восточного кроя, она освободила ему проход, приглашая пройти на свою кухню.

Рейтинг поста: 2

16 (2019-08-16 17:26:07 отредактировано Kairon Woolly)

Наемник смотрел на девушку, вышедшую ему навстречу. В душе Кайрона поднималась досада и недовольство. Недовольство собой. Вот, что мешало послать хоть пару писем в промежутках между походами. Да, все было быстро и достаточно суетливо, но ведь мог дать о себе знать. Да, не привык зверочеловек к подобному. Всегда был один, не обязанный никому, даже родителей в Хексе навещал временами, впрочем те раньше вели такую же жизнь и принимали это спокойно. Но вот к этой стройно рыжеволосой девушке, Кайрон испытывал чувства, довольно новые для кота. За все свои годы странствий это был тот человек, к которому хотелось вернуться.
А Сашэ вела себя странно. Кайрон раньше не видел ее такой. С гордо поднятой головой, с сухим голосом. Только усталом лице промелькнули тени эмоций и глаза блеснули.
-Газеты. Я читала.
-Газеты...Представляю, что эти писаки настрочили.-Кайрон посмотрел в сторону стопы бумаги, усмехнулся. Усмешка была не веселая. Потом повернул голову к девушке, всматриваясь в черты ее лица.-Все это никому не нужная пыль, Саше. Мы не меняемся. Я не изменился. Я все тот же наемник. Хотя...не совсем тот.-зверочеловек сделал осторожный шаг в сторону девушки.-Прости, но похоже я чуть не потерял в этой суете то, что нельзя терять. Чувства, хорошее отношение, близкого человека.
Кайрон протянул вперед руку, не спуская взгляда с лучницы. Ему хотелось коснуться щеки девушки, ощутить ее кожу. А потом прижать к себе крепко. Он не обольщался, не тешил себя надеждами. Ожидал любой реакции, от улыбки до презрительного взгляда. Которого он, признаться, заслужил.

Рейтинг поста: 2

17

Придирчиво, чуть прищурив глаза, дворянка осмотрела его снизу вверх и, тихо фыркнув носом, отвела свой взгляд в сторону. Сейчас она злилась, выслушивая странные оправдания со стороны зверочеловека. Как это было на него похоже: ввязаться в большое дело и слепо верить, что все разрешится на авось – Сашерисса не раз говорила самой себе, что придет день и её друг доведёт себя либо до большой беды, либо до громкой славы.
Не обманывай себя, Кайрон. Вы совершили слишком великое дело, чтобы теперь оставаться в тени своей славы.– она говорила с ним неохотно, с трудом подбирая слова. – Пошли на оправданный риск и теперь перед каждым из вас открыта дорога к дверям почета и славы. Вам рукоплещет весь свет и с чего ты решил, что я не на их стороне? – снисходительная усмешка сорвалась с её губ, когда баронесса вновь повернула свое лицо к нему. Она держала себя гордо, не смотря на противоречивость одолевающих её эмоций. Девушка верила чувствам наемника, ведь он не пытался отрицать, что сделал свой выбор неосознанно, однако не заметила за его откровением с ней ничего большего, чем беспокойства за их старые товарищеские отношения. – Я горжусь тем, что ты мой друг, Кайрон. Если ты боялся, что я испугаюсь или стану избегать наших встреч, то... – охотница быстро сглотнула, но её взгляд оставался твердым. – ты ошибся. Мне ли не желать тебе счастья после всего, через что мы прошли вместе?

Закрыв глаза, баронесса одарила его смиренной улыбкой – единственно искренней с начала их встречи. Пожалуй, она могла понять и оценить силу совершённого наемником поступка; могла поверить, что он тяготился славой героя и не знал, как ему следовало распорядиться своим новым статусом в прежде привычном обществе; могла поверить, что он боялся потерять их добрые отношения, оставив незамеченными её чувства к нему. Она все понимала и готова была принять каждое из его решений – зверочеловек дал ей два месяца, чтобы все хорошо обдумать.
Пусть будет так. Значит, не так уж и страшна была её любовь к нему.
Кайрон, я правда рада, что... – дворянка открыла глаза с уверенностью, что её личные чувства теперь так глубоко запрятаны в сердце, что обнаружить их будет совсем не просто, почти невозможно, но она оказалась совершенно не готовой ощутить тепло чужих пальцев на своей щеке. – ...ты делаешь? – она ошатнулась назад, растерявшись в состоявшихся действиях со стороны наемника. – Ни с того ни с сего, я что выгляжу на столько ужасно? – её фальшивое подобие смеха замерло в комнате. Обуреваемая неприятными подозрениями, охотница не могла поверить, хотя и видела по глазам любимого мужчины, что он догадывался о том, кто был главной причиной её не лучшего самочувствия и настроения. Но Сашерисса хорошо знала характер своего спутника, чтобы его резкое прозрение не казалось ей следствием хорошо продуманных действий со стороны некого третьего лица, чье имя, она, пожалуй, знала, и чье участие в этой истории было воспринято охотницей без всякого энтузиазма. Зверочеловек и сам понял это, когда, перехватив протянутую им руку выше кисти, девушка отвела её в сторону от своего лица и уже совершенно иным тоном, уточнила. – Это безликий бес тебя надоумил приехать сюда, верно, Кайрон Вулл?

Рейтинг поста: 2

18

"Друг...всего лишь друг...Или нет? Не похоже на то, что она говорит от себя. Как будто заставляет себя произносить слова." Кайрон слушал девушку и в груди ныло какое-то неприятное чувство. Словно он достиг чего-то желанного, непонятного, но очень родного. И это ускользает от него в самый последний момент. Когда Сашэ начала говорить, что она выглядит ужасно, наемник хотел ее остановить, но не успел.
– это безликий бес тебя надоумил приехать сюда, верно, Кайрон Вулл?
Кайрон дернул ухом, с удивлением посмотрел на девушку.
-Безликий бес? Кто...а, Тобиас, тот человек, что подвез меня от таверны.-Кайрон не стал говорить о судьбе письма, которое он писал Сашэ. Зная ее характер, он заранее сочувствовал мужчине. Хотя, кольнула его мысль, как знать, кем он ей приходится.-Нет, Сашэ, он тут совершенно не при чем. Я ехал сюда сам, своей волей и только с одной целью,-рука Кайрона мягко освободилась, ладонь зверочеловека скользнула, охватывая ладонь девушки, слегка жала.-Увидеть тебя. И поговорить. Я догадываюсь, в чем дело. Но, ты же меня знаешь. Я все тот же Кайрон, которого ты знаешь, с которым мерзла в горах и которому не раз спасла жизнь. Я не изменился...почти не изменился.
Для зверолюда это был новый разговор. Он никогда небыл переговорщиком, предпочитая решать вопросы сталью или алхимией. Словесные игры ему давались намного хуже. Но сейчас именно слова могли все решить.
-Я знаю, что виноват. И не буду списывать все на занятость. Я должен, я обязан был увидеть ту...кто мне близок. Кого...люблю.-Кайрон шумно выдохнул. Ему очень хотелось вытереть несуществующий пот со лба.-Вот и сказал...то, что, думал, никогда не скажу.

Рейтинг поста: 3

19

Дворянке не нравилось, что Кайрон лукавил с ответом. К несчастью для зверочеловека, упомянутый им Тобиас ранним утроим имел неосторожность сообщить своей сожительнице об их предстоящей встрече. Само собой в разговоре с ней он ни разу не упомянул имя наемника напрямую, однако баронессе не требовалось быть семи пядей во лбу, чтобы подогнать одно к одному и сделать соответствующие выводы. Она слабо верила в вариант того, что мужчинам удалось сговориться за ее спиной. Скорее уж Тобиас сам вызвал зверочеловека на личный разговор и девушка, к своему стыду, не могла винить его за этот поступок – последние пару месяцев с ней было действительно тяжело вести дела, не то что проживать на одной территории. Сашерисса помнила, как ее сожитель в разговоре с соседом один раз обмолвился, что уж лучше бы она истерила и грела ему мозги своими бабскими переживаниями, чем несла бремя траура по вполне себе живому мужику. Похоже, что своей хандрой, она просто вынудила его действовать без ее на то ведома. Отчасти, дворянка была даже рада признать, что усилия ее сожителя не были затрачены зря, ведь Кайрон стоял сейчас перед ней и хозяйка лачуги была склонна верить его доводам, не смотря на нечестность тех правил, по которым зверочеловек решил с ней сыграть. Любые воспоминания об их первой встрече всегда действовали на девушку обезоруживающим образом – силу доверия и поддержки между ними, которые они обрели с того дня, сейчас было сложно переоценить.
Возможно для наемника важнее всего было убедится, что товарищи, которые были верны ему долгие годы, не отвернутся от него в его новом статусе. Она была уверенна, что именно этот страх слышит в голосе наемника. Именно он заставляет его проговаривать:
ту...кто мне близок. Кого...
...он не желает терять как друга. Сашерисса ожидала, что любимый мужчина скажет ей именно это. В конце концов, она никогда не заговаривала с ним о своих чувствах, как и не пыталась навязать их ему против воли. Охотница дорожила доверием со стороны зверочеловека, а своим признанием – чего бы она добилась? Ничего хорошего, в этом девушка не сомневалась. На что её любовь могла сдаться простому наемнику, и тем более – прославленному герою. Что он мог получить от нее, кроме этих чувств?
...люблю. – баронесса ощутила, как на этих словах пальцы зверочеловека крепко сжали её ладонь. Признаться, она не готова была поверить, что именно он первым признался ей в том, о чем дворянка так долго мечтала. Но действительно ли мужчина желал этого или... все это было просто предлогом? Что если узнав о её чувствах к себе от того же Тобиаса, он просто пошел на встречу, рассудив, что так будет проще удержать её подле себя. Что влюбленная женщина пойдет ради него на все? Какой до боли знакомый спектакль!

Дворянка зажмурилась, стараясь не идти на поводу у собственного опыта.
Ах, даже вот как... – она освободила свою ладонь из его пальцев. Её глаза пронзительно скользнули по морде наемника, прежде чем она вновь отвела свой взгляд в сторону. – Весьма любопытно: это мой бес тебя так запугал, что ты решил удержать меня самым проверенным из всех способов? – девушка развернулась к нему спиной, ощущая тяжесть своих подозрений, и неспешно двинулась в сторону дальней из стен кухни. – Неужели ты так страшился мысли, что став героем, потеряешь нить нашей дружбы, что решился сказать мне подобное? – она беззвучно и очень тихо рассмеялась, а потом обернулась. Снисходительная улыбка не сходила с её лица. – Это лишнее, Кайрон, я даже не могу разозлится на тебя за подобную глупость!
Баронесса была жестока в своих словах. Она это знала, видела по своему отражению в чужих глазах, и его боль наслаивалась на её собственные переживания. Больше всего на свете ей хотелось избежать этого разговора: просто принять чувства зверочеловека как свои собственные, но что ожидало их союз теперь, когда перед каждым из героев Затмения была открыта дорога к вершинам общества. Сашерисса не желала ещё раз пережить опыт, полученный ей в прошлом: лучше уж вовсе не подниматься по лестнице вместе с любимым, чем постичь участь одной из её ступеней.
Прости, что говорю тебе все это, только ты не первый, кто пытался удержать меня такими словами. Правда ставки тогда были больно уж велики. – она усмехнулась, всем своим видом стремясь показать, что её история не заслуживала ни сочувствия, ни жалости; что это были ошибки, которые не сделали её слабей, но раскрыли глаза на многие правдивые вещи в её жизни. – Мой наставник хотел сделать меня своей наследницей, когда все законные права были в руках его сына – красивого, статного юноши. Он очаровал меня с первой же нашей встречи. Я сама влюбилась в него как дура и позволила ему настроить себя против своего же учителя. Однажды мы просто сбежали из их поместья и поселились... – дворянка развела руками в стороны, – вот в этом доме. Каждый день нашей совместной жизни я не могла поверить, что он был со мной, что ему была нужна я, а не наследство моего наставника, о котором мне тогда было ничего не известно. А потом... – она закусила нижнюю губу, зажмурив глаза. Воспоминания о смерти дочери всегда вызывали в её душе страшные муки совести. – Одна трагедия в нашей жизни заставила меня сбежать от него. Разумеется, он не пытался меня разыскать. Однажды, я просто вернулась в этот дом, но как выяснилось лишь для того, чтобы узнать всю правду из его уст.

Девушка сделала паузу. Удивительно, но ей стало легче. Не на много, ведь она ещё не сказала наемнику самого главного. Что ей действительно было важно до него донести.
Знаешь...я должна наверное его ненавидеть, но не могу. Пожалуй, многие на его месте поступили бы точно так же. Думаю, он даже немного смог меня полюбить, только я уже не смогла поверить его словам. Выставила вон и больше мы не виделись. Сейчас он стал одним из видных женихов и одним из первых рыцарей Цельпа. Он всегда стремился только вперед, к вершинам и власти. Так к чему ему было цепляться за такую как я?
Сашерисса посмотрела на мужчину, в любви к которому не сомневалась. Однако, думая о его будущем, она не понимала, зачем ему было цепляться за неё. Устало опустившись на выдвинутый стул, девушка честно призналась ему в своих недостатках и страхах. – Я не богата, не красива, а мой род опорочен злыми языками. Меня даже нет в живых, Кайрон. Я вечный скиталец по дорогам жизни. Мне чужда жизнь обычной семейной женщины. – её глаза были наполнены искренним чувством – тревожным и тяжелым.
На кой бес тебе сдалось быть со мной, когда ты можешь заполучить любую, достойную быть с тобой рядом?

Рейтинг поста: 3

20

Она освободила Руку. Кайрон не препятствовал. Вообще этот разговор все больше запутывал. По началу наемник предполагал, что Сашэ просто злится на него за столь долгое отсутствие и молчание. Он даже пожалел, что не поехал сразу к ней, а дал затянуть себя в пучину дел, которые сейчас не казались такими уж неотложными. Мог бы сразу приехать и сказать ей все.
Но дальнейшие слова девушки ошеломили зверолюда. Она, что, в самом деле считает, что его мог кто-то запугать или вынудить сказать те слова, что только, что прозвучали? Она думает, что все это было только ради того, чтобы удержать ее, привязать к себе? Кайрон решительно отказывался принять слова Сашэ. Списать их на обиду, разочарование. Разочарование в нем.
И сейчас ему только оставалось стоять, сжав опустевшую руку в кулак и слушать. И он понимал, что сейчас слышит то, что Сашэ скрывала ото всех, возможно даже от себя. Если уж быть до конца откровенным, кот знал о девушке не так много. Он никогда не лез к ней в душу, не приставал с расспросами. Не в его привычке это было. А стоило бы поподробнее поинтересоваться, что гнетет рыжую лучницу. Она ведь столько времени рядом пробыла и держала это в себе. И вот сейчас выговаривалась.
История была выложена Кайрону. Может не вся, не все подробности его любимая выложила наемнику. Любимая...Кайрон уже не сомневаясь назвал ее так. Вот только поймет и примет ли она. Девушка явно подозревала зверочеловека в не самых лучших замыслах. Уж больно сильно обожглась она в этой жизни.
– Я не богата, не красива, а мой род опорочен злыми языками. Меня даже нет в живых, Кайрон. Я вечный скиталец по дорогам жизни. Мне чужда жизнь обычной семейной женщины. На кой бес тебе сдалось быть со мной, когда ты можешь заполучить любую, достойную быть с тобой рядом?
Кайрон быстрым движением приблизился к Сашэ, мягко схватил за плечи. Ему хотелось встряхнуть ее, зарычать, чтобы она не говорила глупостей. Вместо этого он приблизил свое лицо к ее. Близко, так, что янтарные глаза с вертикальными зрачками смотрели в прозрачные глубоко-зеленые глаза девушки.
-А может мне не надо другой? Может я не вижу никого рядом с собой, кроме тебя?-кот говорил тихо, мягко, но голос его слегка дрожал. Может от ярости, а может от других чувств.-Богатство? Слава? Да к песчаному бесу. Неужели ты в самом деле подумала, что я хочу привязать тебя к себе, говоря о любви? Я не тот , кто будет бросаться такими словами. И, надеюсь, ты достаточно изучила меня, чтобы понять, что я не вру.
Кайрон немного отстранился, продолжая держать девушку за плечи. Впрочем, если она захочет освободится, кот препятствовать не будет.
-Ты не поняла. Я не изменился, Сашэ. Меня никто не присылал, не принуждал. Это было мое решение, мои мысли и мои слова. И они несут только тот смысл, который я в них вложил. Я люблю тебя. И на это ничто не повлияет. Даже если ты сейчас скажешь мне уйти. Я люблю и всегда буду любить.

Рейтинг поста: 3

21

Сашерисса никак не могла заставить себя поднять взгляд на зверочеловека. Что он теперь думал о ней; что испытывал: жалость или презрение, которые, по мнению дворянки, она просто не могла не вызвать к себе, после всего, что наговорила сейчас. Какая нормальная женщина стала бы признаваться любимому в своих недостатках, да ещё с такой неожиданной прямотой? Несомненно, она совершила очередную страшную глупость, пойдя на поводу у своей гордости, но, по крайней мере, девушка больше не пыталась трусливо прятаться за ширмой непроницаемого безразличия. Ведь сейчас перед ней стоял один из самых близких её друзей; верный товарищ, которому она не раз доверяла свой лук и свою жизнь; мужчина, которого она желала любить и поддерживать, даже если бы он продолжал молчать о своих чувствах к ней. Баронесса знала своего спутника достаточно хорошо, чтобы полагаться на честность его слова, однако она действительно испугалась того, что слава победителя и героя могла заставить наемника изменить своим принципам, от того и была резка в своих подозрениях на счет его истинных мотивов. Ко всему прочему, говоря о любви, Кайрон явно не задумывался, что обращал свои чувства лишь к одной женщине – Сашэ, простой охотнице с гор, которая была рядом с ним все эти годы и к которой он приехал, в надежде на взаимность; а что на счет той, о которой зверочеловек не знал почти ничего, кроме её настоящего имени? Готов ли он был полюбить ещё и боязливую аристократку в её лице, после всего, что Сашерисса поведала ему на эмоциях и о чем теперь несколько сожалела, ожидая закономерной реакции мужчины.

Наемник подлетел к ней быстро, даже слишком, от чего она вздрогнула всем телом. Его близость несколько напугала дворянку: в какой-то момент ей страшно захотелось просто испарится под беспощадным натиском чувств со стороны её любимого, что эхом отдавались в голове баронессы, выдавливая остатки её сомнений вместе со слезами, подступающими к уголкам её глаз. Крепко, до боли, зажмурившись, девушка приподняла свои ладони с колен, и твердым жестом отвела руки зверочеловека в стороны. Лишь для того, чтобы качнуть свое тело вперед, прильнув к его гуди.
И откуда в тебе только столько самоуверенности? – робко выдохнула она, счастливо пряча свое лицо в мягкой шерсти на его шее.

Рейтинг поста: 2

22

Когда девушка отвела его руки, Кайрон подумал, что она оттолкнет его. Но Сашэ ткнулась носом ему в шею и наемник почувствовал теплую влагу. "О, Илар...через, что же ей пришлось пройти? Ведь я о ней практически ничего не знаю, не расспрашивал, да и она не говорила. Кроме ее приемных родителей и сводных братьев никого и не видел. Представляю, как тяжело ей далось рассказать мне о своей жизни. Эх, а я, глупец, и ни разу не поинтересовался, что она чувствует и носит в себе"
– И откуда в тебе только столько самоуверенности?
-Может не самоуверенность тут виновата?-губы зверолюда тронула улыбка. Его руки осторожно сомкнулись на спине девушки, заключая ее в мягкие объятья. Кайрон склонил голову к волосам Сашэ, вдохнул.-Ты же знаешь, я привык говорить то, что чувствую...иногда это бывает лишним.
Он чувствовал, как бьется сердце Сашэ. Погладил по спине, осторожно, не желая напугать и оттолкнуть от себя.
-Мне все равно, кем ты была, с кем и кто, что говорит о тебе. Для меня важна ты здесь, сейчас, рядом.-он осторожно повернул лицо девушки к себе. Мягко стер пальцем слезу с ее щеки.-Я тебе говорил, что я все тот же наемник, бродяга, что и был раньше? Я тебя обманул. Тот прежний, не мог похвастаться, что любит самую красивую и смелую женщину на двух континентах.
Лицо зверочеловека приблизилось к лицу Сашэ. Кайрон осторожно, нежно поцеловал девушку. Без нетерпения, грубости. Просто выразить ей свои чувства.

Рейтинг поста: 2

23

Дворянке не просто давалась мысль, что она была действительно любима им просто так – без умыслов и лжи, когда мужчина заключил её в свои объятья. Близость наемника действовала на неё опьяняющим образом: знакомое тепло окружило её, создавая иллюзию каменных стен, внутри комнатки из которых которых баронесса могла спрятать себя целиком. Отбросив ворох сомнений и страхов, она просто вдыхала смесь уже давно полюбившихся ей запахов. Шерсть зверочеловека пахла талой водой и ещё чем-то приятно сладким – девушка не могла распознать, чем именно, но этот аромат вызывал у неё ассоциации с домом, тем самым, что Сашерисса потеряла в огне вместе со всем, что было ей некогда дорого. Может быть наемник просто всегда носил на себе частичку их общей родины, к которой дворянка продолжала тянуться даже после всего позора, что ей пришлось пережить; ощущение давно позабытого счастья сладко постанывало в её груди, и девушка не смогла сдерживать слез. Она была смущена и растрогана теми словами, что говорил ей наемник, не понимая, был ли он просто влюблен в неё или действительно доверял ей настолько, что готов был закрыть глаза на все, лишь бы она была рядом?
Баронесса слегка шмыгнула носом, все ещё теряясь в своих эмоциях и робея взглянуть на него. Осторожным движением пальца, мужчина смахнул остатки солоноватой влаги с её щеки, которой охотница почти сразу же прижалась к его ладони. Ей было проще показывать свои чувства, чем говорить о них, хотя дворянка и не боялась поведать наемнику о своей любви: она уже давно не делала из этого тайны, просто, не решалась, а теперь, зверочеловек, казалось, делал все, чтобы не оставить ей путей к отступлению.
Сашерисса не противилась, принимая его поцелуй. Осторожное соприкосновение их губ, не более того, однако ощущение волнующее и несколько непривычное, все таки её спутник не был человеком. Впрочем, этот факт не делал мужчину менее притягательным для неё, скорее наоборот – девушка поймала себя на мысли, что очень хочет узнать насколько шершавой была поверхность его языка на самом деле.
Это... было не лишним, – мягко выдохнула она когда их поцелуй прервался. – Но все же, пожалуйста, не делай из меня совершенной женщины. – неуверенная улыбка скользнула по губам охотницы, придавая всему лицу выражение легкой грусти. – Я правда не совсем понимаю что особенного привлекательного ты сумел во мне отыскать, особенно сейчас, когда я больше похожа на рыжую упырицу, век не ведавшую солнца. – она улыбнулась чуть шире и веселей, открывая верхний ряд зубов. Дворянка действительно выглядела похудевшей и бледной, даже на фоне своей природной стройности. – И... я не смелая! – с неожиданной резкостью шепнула она, одёрнув свои руки. Ножки стула неприятно скрипнули по полу, когда Сашерисса подскочила с него, развернувшись спиной к наемнику. Мучительный порыв совести неожиданно настиг её, напомнив о самой главной из всех тайн, с которой девушка была не в силах поделиться со своим спутником. – Всю жизнь я только и делаю, что сбегаю от всего, что вызывает у меня панический ужас. Мне слишком стыдно и тяжело говорить об этом... но одно я знаю наверняка, я убедилась в этом на своем личном опыте, – она обернулась к зверочеловеку и в её взгляде таилось что-то тяжелое и отчаянно больное. – Люди всегда говорят, что им все равно, но это не правда! – так не бывает. Я... я была ещё ребенком, когда их жестокость и жалость поставили меня перед выбором: просто жить со своим позором или ощутить тугой узел петли на своей шее. – девушка ненамеренно обхватила свое горло рукой, слегка поглаживая по нему пальцами.
Я знаю о чем говорю, Кайрон, и мне страшно представить, что правда, которую однажды я буду в силах тебе поведать, заставит тебя стать всего лишь ещё одним из голосов среди этой толпы.

Рейтинг поста: 2

24 (2019-09-05 19:25:16 отредактировано Kairon Woolly)

Оторвавшись от губ Сашэ, Кайрон слегка отстранился.
-Ты слишком...самокритична,- мягко улыбнулся наемник.-Упырица...тоже мне, придумала. Просто это сидение в четырех стенах.-Кайрон уже собирался предложить девушке плюнуть на все и отправиться в любое место, на любое приключение. Главное вместе.
А Сашэ продолжала делать то, что Кайрон никогда бы не посмел ее попросить-открывать душу. Зверочеловек понимал, чего это стоило девушке.
-Я... я была ещё ребенком, когда их жестокость и жалость поставили меня перед выбором: просто жить со своим позором или ощутить тугой узел петли на своей шее.
Кайрон взял девушку за руку,
-Я не знаю, что произошло. Если ты посчитаешь когда-нибудь нужным рассказать мне, я всегда буду готов тебя выслушать. Может я не совсем правильно сказал. Я не равнодушен, когда говорил, что мне все равно. Я хотел сказать, что что бы ты не решила мне открыть, мое отношение не изменится.-зверочеловек вздохнул,-И я , смею надеяться, остаюсь для тебя тем же, кем был раньше.
– Я знаю о чем говорю, Кайрон, и мне страшно представить, что правда, которую однажды я буду в силах тебе поведать, заставит тебя стать всего лишь ещё одним из голосов среди этой толпы.
-Ничего ты не знаешь, Сашэ,-Кайрон покачал головой,-Мы с тобой достаточно прошли, чтобы ты делала такие выводы. Я никогда не отвернусь от тебя, что бы ты мне не рассказала,-Кайрон опять привлек девушку к себе. Ему нравилось ощущать ее рядом, чувствовать биение ее сердца.-В конце концов, ты мне можешь ничего и не рассказывать, если это тяжело для тебя. Для меня важна ты здесь и сейчас и я буду рад, если прошлое ты оставишь за порогом. Мы живем в настоящем. А настоящее говорит мне, что рядом самая красивая, любимая и желанная.
И губы Кайрона опять нашли губы девушки.

Рейтинг поста: 2

25

Охотница раздраженно повела бровью, но смолчала. Наемник уже не в первый раз осаждал её. С другой стороны, что он мог знать о том, какого это – быть аристократом, рожденным в семье с историческими корнями, уходящими в глубь веков. С самого детства баронесса знала, кем ей было уготовано стать, ведь величие и служение младшей ветви рода впиталось в ней с молоком матери. Девушка искренне надеялась, что её спутнику никогда не придется познать, какого это – наблюдать за тем как все, что ты считал своей правдой и религией, предается огню и обращается в пепел; когда все, чем ты гордился, на твоих глазах втаптывается в грязь, а капли этой погани отлетают в тебя, обрызгивая с ног до головы.
Она была слишком нежным ребёнком, чтобы подобное испытание не смогло не оставить свой отпечаток на её душе и совести. Сашерисса не верила, что могла смыть с себя этот позор. Как последняя наследница и хранительница чести младшего рода, она была запятнана вместе со своей семьей и быть лучше ей действительно было сгинуть в огне со своим домом, чем каждый раз испытывать боль в попытках оттолкнуть от себя небезразличных её сердцу людей. Дворянка не хотела запятнать их светлое будущее каплями своего темного прошлого. И все же... не смотря на все её доводы и попытки выставить себя в не лучшем свете, зверочеловек продолжал стирать последние границы между ними. Что тогда, что сейчас.
Ты не успокоишься ведь, пока своего не добьешься, верно? – смирившись, хмыкнула она своим низким и безумно привычным тембром голоса, прежде чем они вновь встретились в поцелуе. Девушка нежно коснулась пальцами его щеки и потянулась за лаской, чуть сильнее сминая их губы. Кажется, она опять слишком много думала. Совсем как тогда, на фестивале, а ведь, пожалуй, в одном, её любимый был прав: они были настоящие. Сейчас, здесь, друг перед другом.
Спасибо... за твои чувства, Кайрон. – тихо, но искренне прошептала она, первой разрывая их близость и отстраняясь, задумчиво, влажно прикусывая губу. Её взгляд потемнел, словно баронесса собиралась с духом, чтобы сказать мужчине нечто действительно важное для них обоих. – Но, боюсь, остаться для меня тем, кем был раньше, ты уже не сможешь, и именно потому, что после всего, через что мы прошли вместе, я просто не могла... – девушка подняла на него свои морские глаза и их свет поведал зверочеловеку все прежде её слов, – ...не полюбить тебя. И я буду последней идиоткой, если сейчас позволю себе отступить. – она сделала вдох и взволнованно, но твердо произнесла. – Я люблю тебя, Кайрон Вулл, и никаким силам на свете было бы не дано этого изменить.

Рейтинг поста: 3