Что здесь? Глупый вопрос - конечно же весь тот хлам и мусор, которым я буду хвастаться и набивать себе цену. Порой даже никак не связанный с ролевой игрой. Не всегда интересный, порой скучный. Но для меня - очень ценный. Это же мой дневник, в конце-концов.

«Отдаюсь писательству, как последняя шлюха»

Рейтинг поста: 0

Персонажи:


Винсент Канг - маленькая руконожка, чья жизнь протекает в беспрестанной борьбе. Винсенту было суждено появиться на свет в маленьком и пыльном городишке, что именуется не иначе, как "город N". Младенец родился синим от удушья, запутавшийся в собственной пуповине. И лишь благодаря стараниям опытной акушерки ему удалось выжить. В детстве Винсент мечтал стать известным каскадёром, и это желание регулярно одаривало его свежими синяками и ссадинами. Однако родители, вернее мать, ведь отец мальчика ушёл из семьи до его рождения, определила для него иную судьбу. В возрасте семи лет Винсент попадает в церковно-приходскую школу, где и теряется до тех пор, пока ему не исполняется двадцать четыре года. Покинув стены школы, будучи неимоверно набожным человеком, юноша отправляется в самые злачные места страны со своими проповедями, которые там были никому не нужны. Поэтому нет ничего удивительного в том, что вместо благодарной паствы он там обрёл лишь проблемы. Столкнувшись с таким количеством зла, что мало не покажется, Винсент не выдержал, а его хрупкая и наивно восторженная психика пережила серьёзный слом, открыв тем самым двери той самой Эсмеральде.

Дама эта чрезвычайно неугомонная и взбалмошная, испытывающая непреодолимую страсть к растягиванию ударных гласных в словах, и переодеванию Винсента в наряд горничной. Испытывает ненависть ко всему прекрасному и жгучую ревность к самой себе. Из раза в раз она прорывается из глубин рассудка юноши, дабы окончательно свести его с ума. Вот с таким недоброжелательным соседством Винсент вернулся в родной дом, а спустя недолгое время сменил его на дом сумасшедший. Одолеваемый собственными демонами, Винсент изо всех сил стремится вернуть свою связь с реальными миром. До сих пор безуспешно.
●●●

Уроженка планеты-свалки, эта грозная пиратка, ростом всего в сорок семь сантиметров, уже не первый год бороздит холодный космос на своём ржавеющем корабле. В своём неизменном розовом халате, она готова ввязаться в любой, даже самый опасный бой, если дело пахнет наживой. Дешёвые наркотики, алкоголь и сомнительные развлечения - Аделаида не брезгует всем тем, что у остальных может вызвать неприятие. Если она решила, что сегодня твоя очередь делиться наличными, то самым разумным решением будет - отдать ей всё до последнего кредита. А ещё эта дама очень не любит, когда кто-то смотрит на неё сверху вниз. Так что берегите свои колени, когда она начнёт стрелять по ним.
●●●

Древний и мудрый дух леса, всего за миг утративший своё могущество. Саркоджа появился, когда первое семя первозданного древа дало росток на месте заключения пакта «Кипящей крови», древнего союза между людьми и эльфами в борьбе с кровавой экспансией ферранов, скитальцев меж мирами. Позже вокруг этого места раскинулся величественный лес - Весфаллиан, а Саркоджа стал его хранителем. Он рос и набирался опыта вместе с тем, как разрастался сам лес. Так продолжалось до тех пор, пока в Весфаллиан не явились войска эльфов и людей. Эти два рода уже успели позабыть о том, какую жертву принесли их предки, и какие слова они говорили много веков назад на этом самом месте. Воодушевленные речами своих лидеров они шли раз и навсегда истребить своего давнего соперника. В одном из сражений, названом впоследствии «Скорбью древних душ», войскам людей удалось закрепиться в районе первозданного древа, а затем уничтожить его, разрывая связь эльфов с магическим каналом. Саркоджа же, чья жизнь была напрямую связана с этим древом, был лишен практически всех своих магических способностей и выброшен за пределы своей реальности. Отныне он стал духом низшего порядка, фамильяром, который должен выполнять указы того, кто его призвал. Заключённый в Круговороте Хаоса, он цепляется за любой шанс вернуться в реальный мир.
●●●

Многомудрый правитель, предавший свой народ и отдавший своё тело и душу на растерзание Скверне. Миджал - младший сын в королевской семье. Всю свою жизнь он боролся за право восседать на троне своих предков. Однако выбор отца был вовсе не в его пользу. Озлобленный, впустивший в свой рассудок паранойю, этот лев отыскал в дворцовой библиотеке старинные рукописи, описывающие скверные ритуалы. Поманившись на безграничную власть, обещанную пожелтевшими страницами, Миджал принял в себя древнее зло. Однако царствование его продлилось недолго. Спустя несколько месяцев, один из уцелевших братьев осадил город со своим войском. Отвернувшиеся от бывшего короля, ставшего монстром, стражники бежали со своих постов, оставив нараспашку двери. Лишённый короны, но не жизни, Миджал был изгнан прочь из родных земель. На вечные скитания и муки, терзаемый Скверной.
●●●

Он - всего лишь инструмент, созданный с одной единственной целью - радовать потенциального покупателя чашечкой горячего кофе. Изделие XIII очень хорошо бы справлялся со своей задачей. Лучше всех. Если бы не производственный брак. Убранный в подсобку, он несколько долгих недель провёл в полной темноте, покуда его не отправили на утилизацию. Но судьба оказалась к этому автоматону куда благосклоннее. Вывалившийся из машины, он оказался на улицах города, предоставленный самому себе. Почему же Консервированный Коко? Всё очень просто. Ему очень нравится какао, и слово «консервированная», прочтённое им на ржавой банке.
●●●

Артур Пинкертон - угрюмый детектив, что всю свою жизнь потратил на борьбу с преступностью на улицах Нью-Йорка. Опалённый сражениями с фашистами, он до сих пор держит в своей памяти те кровавые годы. Искренне любит свою супругу, хоть в их семье никогда не будет детей. Не смотря на то, что болен туберкулёзом, практически никогда не расстаётся с сигаретой. Немногословен. Предпочитает действия словам.

Но что было бы, если...? Если бы Артур не пошёл работать в полицию? Увлечённый идеями битников, юноша с готовностью окунулся в мир кислоты, марихуаны, и своих безумных фантазий. Блуждая где-то среди них, он познакомился с Клэппи, подающей надежды художницей, с которой и решил связать свою жизнь. И в скором времени его родня и соседи стали поговаривать о пристрастии к наркоте уже семейной пары. Что два наркомана поистине нашли друг друга. Обретший известность в тусовке, Артур прославился тем, что из раза в раз писал полные сатиры стихи, изобличающие действующее правительство. Уже сам заражая умы подростков идеями битников. Колесо сансары сделало оборот. Гармония была достигнута.

«Отдаюсь писательству, как последняя шлюха»

Рейтинг поста: 2

Авторы работ:
Mukki_en; Jaggal; Мария Ткаченко.

Артур Пинкертон

Винсент Канг

Аделаида Корнаро

Все прочие

«Отдаюсь писательству, как последняя шлюха»

Рейтинг поста: 0

Коротко о...

Тысячи говорили об этом до меня, миллионы скажут после. ©
Высказывание выше чуть более чем полностью отражает суть того, о чём я буду говорить в данной статье. А говорить я буду о ролевиках. Точнее о том, как стать если не самым лучшим, то как минимум хорошим.
(Разумеется, что я буду просто мусолить то, что сказано уже не раз. Но повторение - мать учения)

*****

Когда люди только приходят в среду ролевых игр, то многим из них кажется, что это очень просто. Всего каких-то несколько предложений о том, что сделал твой персонаж - и пост готов, можно его отправлять. Многие продолжают так считать и спустя много лет(почему так получается мы, возможно, поговорим в другой раз), и такие мысли являются одной из главных ошибок, которые не дают человеку развиваться. В текстовых ролевых играх следует соблюдать те же законы, какие имеются и в остальной литературе. Вот самые главные из них, на мой взгляд.

I - Грамотность.
Соблюдение правил того языка, на котором вы пишите, это главное правило любого ролевика. И единственное - которое он обязан соблюдать всегда. В любом случае. Ведь от того, насколько грамотно вы пишите, зависит восприятие текста вашими соигроками. Орфография и пунктуация - это ваше "лицо". Не знаете, как правильно пишется слово? Воспользуйтесь интернетом. Сомневаетесь, стоит ли ставить запятую, или нет? Воспользуйтесь интернетом. И делайте это всякий раз, когда у вас возникают сомнения. Тем самым, с течением времени, у вас выработается рефлекс, с которым вы будете на автомате писать правильно. Безграмотный ролевик - не ролевик.

II - Не спешите.
Написав пост не спешите его отправлять. Проверьте, всё ли правильно вы написали? Не закралась ли в ваш текст опечатка. Это не страшно - потратить совсем немного времени на то, чтобы перечитать написанное. Если пост оказался большим и вы писали его без перерыва, то возьмите себе некоторое время на отдых. А потом проверьте. Часто так бывает, что после долгой работы с текстом глаза автора, что называется, "замыливаются". Этот термин знаком художникам. Это значит, что даже глядя на ошибку вы можете её не заметить. Литература, как и другие виды искусства, не терпит спешки. В ней важно не скорость и количество, а качество. Поверьте, ваш соигрок будет только рад, если вы отправите ему качественный пост, без ошибок и опечаток.

III - Словарный запас.
Ещё один важный момент для любого ролевика. Чем он у вас богаче, тем приятнее вам будет писать. Как его пополнять? Ответ очевидный - читайте как можно больше. Ваше сознание само будет откладывать все те слова, которые вам встретятся. Не знаете значения слова, обнаруженного в тексте? Воспользуйтесь интернетом. Такой подход сделает вашу устную и письменную речь богаче во сто крат. А самое главное - это делать легко и приятно.


IV - Не бойтесь экспериментировать.
Язык - это колоссальный конструктор. Из которого вы вольны собрать всё, что угодно. Любую словесную конструкцию. Не бойтесь играть с ним так, как вздумается(соблюдая правила, само собой) Существительные, глаголы и прилагательные. Частицы и союзы. Предлоги. Все они - ваши инструменты, которые сделают ваш текст ярче и "вкуснее". Начиная с малого, складывая слова друг с другом, вы со временем придёте к собственному стилю. Но лишь путём постоянных экспериментов.

V - Фантазия.
Вот мы и подобрались к ней. Почему я поставил фантазию так далеко, не заговорив о ней сразу? Потому что - что толку от того, насколько она у тебя богата, если ты не можешь правильно и без ошибок выразить её текстом. Однако, это вторая по значимости вещь для ролевика. Он[ролевик] должен развивать её ежесекундно, где бы не находился. Любая ситуация, любой сюжет, даже самый абсурдный - всё это достойно вашего внимания. Отправить персонажа в космос? Без проблем. Сделать его пиратом? Можно. Не ищите те сюжеты, которые легко и просто, как вам кажется, сыграть. Ищите то, что может быть интересным. Заставит вас подумать над тем, что можно написать. Разумеется, развитие фантазии у каждого индивидуально, но это будет происходить лишь при усердной работе. Не позволяйте вашему воображению лениться.
Я прекрасно понимаю, что многим из вас, кто это прочитает, всё это и без меня известно. Однако, есть и те, кто не имеет такого представления. И не важно, кто это. Новички или те, кто пишет уже не первый год. Всем нам свойственно ошибаться, и никому не стыдно исправлять свои ошибки.

*****

Всех ролевиков объединяет одна цель. Написать хороший и качественный пост. Перечитывая который его[ролевика] будет одолевать чувство собственной гордости за проделанный труд. Здесь я бы хотел перечислить те советы, к которым прибегаю сам. И которые не раз выручали меня. А прислушиваться к ним, или нет - выбор как всегда предоставлен Вам.

Как мы знаем, каждый пост - это мини-рассказ. Только его завязка, развитие и кульминация порой умещаются в несколько строк. Чем меньше объём, тем ответственнее стоит подходить к написанию поста. Отсекая от внимания читателя и соигрока лишние слова, мысли и действия.

I - Затакт.
Само понятие затакта активно используется среди актёров и режиссёров. И, как по мне, очень хорошо применяется и на ролевиков, что так же "проживают" жизнь своего персонажа. Только на бумаге.

Затакт - это те события, что случились с героем незадолго до его появления перед зрителями.

Не обязательно эти самые события детально описывать. Но необходимо держать в голове. Именно они определяют, в каком настроении будет Ваш персонаж. Какие цели будет преследовать. Как отнесётся к герою соигрока при их первой встрече. При обдумывании затакта можно использовать всю свою фантазию. Ведь ситуации эти могут быть самыми разными - от бытовых мелочей, до чего-то глобального.
Примеры приводить не буду. Ведь надеюсь, что Вы и сами можете их придумать.

II - Долгая перспектива.
Любое действие всегда тянется на несколько постов вперёд. И шутливо послав какого-нибудь нпс в баре, не удивляйтесь, что спустя некоторое время он прийдёт со своими друзьями набить морду Вашему персонажу. Наперёд продумывайте, как откликнутся его поступки в будущем. Заранее знайте цель, к которой идёт герой. Ведь даже при полной импровизации нам всегда нужно держать в голове, чем она кончится. Лично я зачастую придумываю финал ещё до того, как начинаю писать первый пост. Разумеется за время игры он[финал] успевает измениться сотню раз. Но, по крайней мере я понимаю, куда идёт мой персонаж.

III - Экспозиция.
Мир вокруг персонажа так же не лишён жизни. В нём есть краски, он звучит и пахнет. Присутствуют другие персонажи-нпс. Не ленитесь время от времени переключать внимание читателя с частного[Вашего персонажа] на общее. Показывайте реакцию окружающего "мира" на его действия. Это придаст глубины и правдоподобности тому, что Вы напишите.

IV - Конфликт.
Конфликт - главная составляющая любого произведения. Независимо от его объёмов. Внешний или внутренний - он просто обязан быть. Согласитесь, всегда интереснее наблюдать за персонажем, который чему-то противостоит. Шайке шпаны с улицы. Или самому себе. Читателю заведомо любопытно, как Ваш персонаж будет преодолевать появившиеся трудности. Сколько потратит на это сил. На какие жертвы пойдёт ради достижения своей цели. И лишь когда он выйдет из этой схватки - не важно, победив или проиграв - читатель позволит себе выдохнуть.

V - Создайте настроение.
Старайтесь увлечь соигрока с самого начала. Для этого достаточно создать интересную картинку. И в её создании Вам поможет собственный персонаж. Отталкиваясь от его характера, Вы сможете описать то, что он "видит" своими глазами. Если Ваш персонаж угрюмый, вечно ворчащий детектив - то вокруг него будут преобладать холодные и "грязные" краски. Отождествлённые с его внутренним миром. Если жизнелюбивый подросток - яркое солнце, громкая музыка и немного мороженного. Разумеется эти комбинации могут быть самыми разными. Но общий принцип, я надеюсь, Вы уловили. Визуализировав окружение, Вы зададите настрой происходящего.


VI - "Говорите естественно".
Если Ваш персонаж всю жизнь провёл на улице, воруя и убивая– не вычищайте его речь. Добавьте в неё хоть немного сленга и брани. Она должна звучать естественно, так, как Вы привыкли слышать в обычной жизни. С соблюдением литературных норм, разумеется. Однако не стоит впадать и в другую крайность – старайтесь как можно реже употреблять специальные термины. Лишь в том случае, когда их наличие оправдано. То, что может быть непонятым, будет непонятым. Пишите просто, так, как Вы бы сами хотели читать. Не ленитесь проверять свой пост, и если Ваш глаз цепляется за какие-то места в тексте, то лучше перепишите их.


VII - Показывайте, а не рассказывайте.
Второе главное правило в театре, кино и литературе. Соигроку будет откровенно скучно читать, как Ваш персонаж взял чайник, поставил его на плиту, дождался пока он вскипел, выключил огонь, взял кружку... И так далее, и тому подобное. Захватите читателя яркими штрихами этих действий. Пронзительным свистом чайника. Мерным постукиванием ложки. И сладким вкусом чая. И даже здесь можно добавить конфликт. Ведь сахар всегда так не вовремя заканчивается, а молоко может скиснуть.

VIII - Соигрок главнее.
Как часто Вы сталкиваетесь с тем, что Вашему соигроку просто нечего написать в ответ? Из-за этого игра глохнет, между игроками может вспыхнуть ссора, и они никогда больше не захотят играть друг с другом. А ведь была такая интересная идея, и всё так хорошо начиналось. Избежать этого достаточно просто. Во первых - никогда не описывайте действия и реакцию чужого персонажа. Это исключительное правило, которое попросту нельзя нарушать. Пусть соигрок сам решит, как поступить в той или иной ситуации. Вы можете лишь мягко подтолкнуть его к той реакции, которую хотите видеть. Во вторых - давайте свободу своему соигроку. Не акцентируйте всё внимание на Вашем герое. Ведь он - не единственное действующее лицо истории. Всегда давайте лазейку соигроку, чтобы он мог повернуть сюжет в интересную ему сторону. Ведь никто из нас не любит "игру в одни ворота". Принимайте то, что он написал[речь идёт именно о развитии сюжета, в остальном Вы всегда можете попросить соигрока исправиться]. И помните - любое действие имеет противодействие. Это Ваш козырь в игре. И если персонаж соигрока приставил дуло пистолета к виску Вашего героя, ничто не мешает дать ему в морду в ответ.
Будьте терпимее, ведь с Вами играет такой же человек. Со своими вкусами, предпочтениями и желаниями.

Надеюсь, что данной записью я смогу хоть немного помочь тем, кто каждый день изводит себя мыслями, что не может написать "хороший пост". Можете, достаточно приложить лишь чуть больше усилий.

«Отдаюсь писательству, как последняя шлюха»

Рейтинг поста: 2

5 (2019-08-15 13:41:31 отредактировано Kabari Bright-eyed)

Рецензия. Просто.

И сразу скажу, что не умею я писать рецензии. Просто слово очень ёмкое, очень подходящее. Гораздо лучше, чем - "мои впечатления о таком-то фильме". Впрочем, не буду затягивать этим своим вступлением.

Так уж получилось, что я редко смотрю сериалы, особенно русские. По объективным причинам. Но конкретно этот - Небесный суд(2011г) - меня зацепил. Как минимум своей концепцией. И его я могу посоветовать к просмотру тем, кто любит что-то вялотекущее, с большим количеством философствований и измышлениями над собственным "Я". За четыре часовых серии режиссёр - Алёна Звонцова - смогла рассказать довольно крепко сбитую мистическую драму. О взаимоотношении тех, кто ещё здесь, и тех, кто уже ушёл отсюда. Спойлеров делать не буду, кто заинтересуется - посмотрит сам. Из плюсов хочется перечислить хорошую актёрскую игру. Действительно хорошую, во многом естественную. Видеоряд, декорации, музыкальное оформление. Всё это на уровне. Оправдывает бюджет самого мини-сериала. Минусы -работа с камерой и монтаж. Всё же в нынешней России две эти профессии в кино находятся на очень низком уровне. Картинка смотрится приятно, но порой ты ловишь себя на мысли, что она была бы в сто раз лучше, если бы оператор взял чуть более интересный план. А так же некоторые диалоги. Порой персонажи начинают заниматься словоблудием. Пересказывая одну и ту же мысль, но разными словами.
Советую? Советую. Но Вы ведь не обязаны прислушиваться к моим советам.

«Отдаюсь писательству, как последняя шлюха»

Рейтинг поста: 0

«Отдаюсь писательству, как последняя шлюха»

Рейтинг поста: 1

В интернете ты - мужественный и неотразимый койот. А на работе - косоглазый заяц, страдающий от неразделённой любви

«Отдаюсь писательству, как последняя шлюха»

Рейтинг поста: 0

8 (2019-08-16 14:50:22 отредактировано Kabari Bright-eyed)

А это милая маленькая руконожка. Мерзко хихикая и радостно улюлюкая, она стремительно катится вниз по социальной лестнице.

«Отдаюсь писательству, как последняя шлюха»

Рейтинг поста: 0

...

«Отдаюсь писательству, как последняя шлюха»

Рейтинг поста: 1

Зона комфорта. ч.1

Кто на самом деле может противостоять природной стихии? Нью-Фелисити: каждый год он привлекал сотни туристов, желающих посетить этот город-жемчужину, расположенный меж двух рек. Однако теперь всё по другому. После извержения вулкана небо оказалось затянуто непроглядной серой мглой, а жители города были брошены на произвол судьбы.

Но не всё так плохо. Поговаривают, что далеко на севере ещё есть земли, на которых в достатке свежей еды и чистой воды, а самое главное - солнечного света.

*****

Данное произведение является первым из цикла рассказов, действие которых протекают во вселенной "Нью-Фелисити". Прототипом этого города стал Нью-Йорк, за исключением того, что в основной своей массе его жителями являются антропоморфные звери.

      Прохладный вечерний ветер врывался в открытое нараспашку окно, чтобы в следующее мгновение запутаться в бордовых шторах, а затем, вырвавшись из плена тяжелой ткани, отправиться гулять по дому, исследуя каждый его уголок. Я стоял облокотившись на облупившийся подоконник и, сквозь тонкую пелену табачного дыма, вглядывался в огни Нью-Фелисити, готовившегося отойти к беспокойному сну. Отблески многочисленных костров, гуляющих по каменной коже зданий. Надрывные крики полицейских сирен. И короткое тявканье выстрелов. За последние несколько месяцев это стало обыденностью. Той самой суровой реальностью, в которой мы были вынуждены жить дальше. Бросив взгляд на часы, я щелчком отправил сигаретный окурок в сторону, а затем принялся собираться на своё очередное дежурство. С выходом нового постановления от главы города, все представители органов правопорядка пополнили ряды «Гражданской Обороны», призванной следить за ситуацией на улицах. И наше агентство не стало исключением. Если так подумать, то мои обязанности ничуть не изменились, разве что составлять отчёты теперь приходилось в два раза чаще. Пока что не прошло ни одной ночи без происшествий. Силам полиции и «ГО» ещё удаётся держать население в относительном спокойствии, однако что-то подсказывало мне, что совсем скоро недовольство жителей дойдёт до своего пика. И все они устремятся вперёд, сминая кордоны и игнорируя приказы остановиться. Оставалось лишь надеяться, что этот момент наступит как можно позднее.

     Проверив и убрав в кобуру свой верный «Имп», я накинул плащ и уже готов был покинуть дом, как вдруг за моей спиной раздался тихий голос супруги. Клэппи стояла в дверях спальни в одной лишь ночнушке, а внешний вид её был ещё хуже, чем вчера. Спутанная шерсть, явственные мешки под глазами, а также болезненная дрожь во всём теле, прекрасно дающая понять, что её сильно знобило. Всё это было признаками того, что её болезнь не собирается никуда отступать.
— Ты опять в ночное. - скорее констатировала, нежели задала вопрос Клэппи. Мне оставалось лишь молча кивнуть головой.
— Но разве сегодня не очередь Шелби? Ты ведь и так выходил на дежурство вчера.
— Шелби… его больше нет. - память услужливо показала мне окровавленное лицо молодого парня, что безвольно лежал на земле, укрытый лишь своей курткой. Метко брошенный кем-то из толпы камень угодил ему прямо в голову, сминая податливую плоть и дробя кости черепа. Ему просто не повезло в тот день. Понимающе опустив глаза и поджав губы, Клэппи подошла ко мне и, легонько ткнувшись в мою щёку, оставила на ней свой влажный поцелуй. Не имея права задерживаться, я надвинул шляпу на глаза и покинул дом, унося в своём сердце надежду на то, что смогу в него вернуться.

     Спешным шагом идя по улице, я пристально вслушивался в звуки этой ночи, обдумывая, что буду делать, если сложившаяся ситуация всё же выйдет из-под контроля. А побеспокоиться было о чём. Выдаваемая норма еды и воды сокращалась с каждым днём, и теперь составляла ровно половину от той, что была установлена изначально. Пару недель назад соседние государства окончательно открестились от проблемы, постигшей Нью-Фелисити, и закрыли свои границы от беженцев, не желающих медленно умирать от нехватки провизии и тепла. Но не это столь волновало меня. Клэппи никогда не отличалась крепким здоровьем. И вот сейчас, перед грядущими осенними холодами, она вновь слегла в постель, мучимая жаром. И мне, как и положено вставшему в очередь, было неизвестно, когда будут выданы необходимые лекарства. И выдадут ли их вообще. Конечно, можно было надеяться на то, что моя супруга сможет побороть свой недуг и без них. Однако за свою жизнь я привык предполагать самое худшее. Ещё можно было попытать счастья в Тренеске, крупном портовом городе, находящимся по ту сторону Великого Океана. Ведь по слухам, там всего было в достатке и его жители продолжали жить как и ранее. Вот только последний отбывший туда корабль так и не вернулся. А ведь прошло уже несколько месяцев с того момента. Как бы там ни было, действовать необходимо было без лишнего промедления, а я всё никак не мог найти подходящей для этого возможности.

     Так, погруженный в свои мысли, я медленно шел по улицам города, наполняя свои лёгкие новыми порциями табачного дыма и лишь изредка останавливался, чтобы высветить тонким лучом фонаря тёмное нутро очередной подворотни. До утра, а значит и до конца моей смены, оставалось чуть меньше пяти часов. Только по истечению этого времени я смогу вернуться домой и, забравшись под одеяло, предаться столь желанному сну. Оставалось надеяться, что сегодня со мной не случится никаких происшествий.

     Холодный мрак августовской ночи нехотя, подобно тёмной воде в заросшем ряской пруду, расступался перед лучом фонаря, зажатого в моей лапе. Следуя по указанному маршруту, я лишь изредка сворачивал в узкие переулки, дабы убедиться, что там никого нет. Чаще всего перед моими глазами возникала однотипная картина – горы мусора и груда разного тряпья, что источала кислый запах пота, являющаяся чьей-то кроватью. С каждым днём бездомных на улицах Нью-Фелисити становилось всё больше и больше. Их можно было встретить везде. Они сидели вдоль улиц и, пытаясь ухватить своими худыми руками очередного прохожего, заискивающим тоном выпрашивали милостыню. Они скрывались в заброшенных, полуразрушенных домах, с тихой ненавистью вглядываясь сквозь пелену мутных окон в лица тех, кто оказался удачливее них. Они разрозненными стайками крутились рядом с дешевыми закусочными, дожидаясь, когда кто-то из персонала не сжалится и не вынесет им, словно подачку бездомным псам, остатки чьего-то обеда. Люди и антропоморфы - среди них можно было встретить кого угодно. Беда всех равняет перед своим лицом. А я же усиленно гнал от себя мысли о том, что же произойдёт, когда все эти брошенные, никому не нужные существа, осознают, какой силой на самом деле являются.

     Миновав очередной поворот, я оказался на улице Дремянского, названной так в честь известного учёного, некогда открывшего способ получать энергию напрямую из солнечных лучей. На тот момент это оказалось прорывом в энергетической промышленности, а распространению его устройства был дан максимальный приоритет. Забавно, что в ситуации, когда небо оказалось затянуто непроглядной пеленой вулканического пепла, от его изобретения не было никакого толка. Этот район я знал, как свои пять пальцев. Мне стоило лишь самую малость отклониться от маршрута патрулирования, пройти пару кварталов вперёд, и я оказался бы у самого входа в агентство частного сыска «Rat Caudam». Когда я был там в последний раз, мне приходилось наблюдать, как Гарри, старый дикобраз, бывший охранником, накрепко заколачивал двери в здание, в котором я ежедневно появлялся на протяжении последних двадцати лет. В тот день «крысы» официально перестали существовать. Неплохой повод для того, чтобы выйти на пенсию. Порой я даже жалел, что отказался от него. Подмываемый желанием вновь увидеть немаловажную частичку своей собственной истории, я уже хотел было свернуть, как вдруг рация на моём поясе ожила, и сквозь помехи радиоэфира до меня донёсся усталый голос диспетчера, лишенный всяких эмоций. Коротко пробормотав о том, что из района «А7» поступило сообщение о погибшей, он замолчал и вскоре потонул в сухом треске белого шума. Скрипнув зубами с досады, я отправился на поиски этого самого дома за номером три.

     Найти нужное мне строение не составило труда. Всего через несколько минут я, стоя перед обшарпанными дверями в подъезд и обжигая свои лёгкие табачным дымом, собирался войти внутрь. Стоило мне переступить порог, как в нос ударил гнилостный запах мочи, вперемешку с острым ароматом фиалок. Столь неуместных в этой обстановке. Нутро подъезда было темным, и лишь луч моего фонаря из последних сил разгонял окружающий мрак. Аккуратно переступая через горки мусора, раскиданного по лестничным пролётам, я высвечивал номера квартир, в поисках той, о которой говорил диспетчер. Цель моих поисков оказалась на третьем этаже. Массивная железная дверь с искусно сделанной ручкой была слегка приоткрытой, позволяя мне вскользь увидеть прихожую. Никого, лишь густая тьма. Откуда-то с нижних этажей доносился надрывный плач ребёнка, а меня, вошедшего в квартиру, встречала лишь холодная тишина того места, в котором совсем недавно теплилась жизнь.

     Труп был обнаружен мной в одной из двух просторных комнат. Пожилая женщина лежала на кровати, бережно укрытая цветастым одеялом, а у её изголовья тихонько шептал граммофон, вхолостую скользя иглой по матовой пластинке. Следов насильственной смерти при беглом осмотре обнаружено не было. Очевидной причиной была лишь одна – старость. Бережно взяв в руки паспорт, оставленный таинственным информатором на столе, я, до боли напрягая глаза, приступил к «знакомству» с очередной жертвой этого города. Клара Бальони, семьдесят два года, уроженка Нью-Фелисити. Это всё, о чем мне столь услужливо поведала безликая бумага. Лишь выцветшая фотография служила свидетельством того, что некогда этот человек был жив. Отложив паспорт в сторону, я потянулся за рацией и, сделав короткий отчёт о том, что мною было обнаружено, запросил бригаду скорой помощи, чтобы они смогли доставить тело в морг.

     Стоя в полумраке комнаты, я имел удовольствие созерцать пустой и тёмный двор, а также несколько двухэтажных домов, находящихся прямо напротив меня. Окна, в которых некогда можно было увидеть отголоски чужой жизни, нынче были пусты и мертвы. Лишь в нескольких из них гуляло слабое зарево зажжённых свечей. Быть может однажды в город вернутся те тишина и спокойствие, царившие здесь до извержения вулкана и дальнейших последствий этого события. А пока мы были вынуждены выживать в тех условиях, к которым попросту не были готовы. Интересно, как скоро наши потомки смогут вновь увидеть солнечный свет?

      Из объятий размышлений меня бесцеремонно вырвали несколько тёмных силуэтов, что копошились у одного из домов напротив. Отсюда мне было невозможно различить, кто это был. Однако по их действиям легко можно было понять, что это точно не припозднившиеся владельцы, спешившие укрыться в стенах своего жилища до того, как на них наткнётся один из патрулей «ГО». Меж тем, пока я пытался понять, что же происходит, двое их них перебрались через забор и, замешкавшись у входной двери, растворились в тёмном нутре дома. Их же подельник остался стоять на улице, изредка оглядываясь по сторонам. Уже спустя несколько мгновений я несся вниз по лестнице, перескакивая за раз несколько ступенек и сжимая в ладони холодную рукоять фонарика. Оказавшись на улице, я спешным шагом пересёк двор и, даже не собираясь прятаться, поймал незнакомца в пятно света. Незнакомцем, а точнее незнакомкой, оказалась нага, возраст которой мне не удалось определить сходу.
— Не двигаться. Вы нарушаете постановление о комендантском часе. - зычно возвестил я, слегка отгибая полу плаща так, чтобы была видна рукоять моего табельного оружия. Мне оставалось надеяться, что нага будет достаточно благоразумна, и «Импу» не придётся лишний раз покидать своей кобуры. Меж тем, звенящую тишину, что была тонкой струной натянута между мной и девушкой, разорвало унывное завывание сирены скорой помощи, очевидно спешащей сюда по моему вызову.

     Но, как часто это бывает, внешность, по сути своей, является обманчивой. Вот и сейчас, при виде напуганной девушки, я поддался своим чувствам, нежели стал придерживаться данным мне указаниям, как следует поступать в подобной ситуации. В конце концов, не в каждом же мне видеть злоумышленника, помышляющего о том, чтобы нарушить закон. Убедив себя, что виденные мною силуэты были лишь причудливыми порождениями игры теней и моего воображения, а нага, заплутавшая в каменном лабиринте Нью-Фелисити, и в самом деле просто оказалась не в том месте и не в то время, я убрал лапу с рукояти револьвера. Уже собираясь предложить девушке свою помощь, я сделал один короткий шаг вперёд, как вдруг случилось то, о чём я в дальнейшем пожалел. Буквально вспыхнувшие ровным алым светом глаза наги заставили меня замешкаться, и уже в следующую секунду я ощутил тяжелый удар в живот, заставивший меня буквально отлететь на несколько метров. После чего я крепко приложился спиной о фонарный столб. Ошеломлённый столь внезапным нападением, я постарался выхватить «Имп» из кобуры и выстрелить в сторону девушки, однако тело моё не поспевало за мыслями. Лапы, налившиеся свинцовой тяжестью, попросту отказывались справляться с непослушной застёжкой, мешавшей мне достать оружие. Наконец, сумев справиться с ней, я попытался прицелиться в пляшущий перед моим взором силуэт наги, а затем дважды вдавил спусковой крючок. «Имп» оглушительно рявкнул, после чего картина мира начала обваливаться кусками битого стекла, погружая меня в омут беспамятства. Напоследок мне остался лишь солоноватый привкус крови на языке. И тишина.

     Плывя по волнам беспамятства, я видел свой далёкий, и оттого ещё более родной дом. Я стоял у калитки и не решался пройти во двор, сжимая в лапе холодную латунную ручку. Вся моя семья и родственники были там, они сидели за большим столом, что был вынесен из гостиной, и обедали. Порой кто-то из них говорил остроумную шутку и все остальные взрывались хохотом. Вся эта идиллия была так близка, но вместе с тем и слишком далека. Стоя и просто наблюдая за ними, я не замечал, как грозовые тучи застилали небо. Первая молния ударила в старое яблоневое дерево, отчего оно вспыхнуло как спичка. От внезапного раската грома затряслась земля, а вместе с ней стал рушиться дом. Я что-то кричал, но родня, казалось, не видела всего этого. Она продолжала также сидеть за столом, вот только с каждой секундой очертания их становились всё более расплывчатыми, как будто тело их было слеплено из податливого воска, который по неосторожности поднесли к огню и теперь он таял, превращаясь в бесформенную лужу. Спустя пару мгновений наступила полная темнота, посреди которой стоял я и продолжал кричать, сжимая уцелевшую ручку от калитки.

     Реальность встретила меня грязной подворотней, тупой болью в животе и скребущими объятиями чахоточного кашля, выворачивающего мои лёгкие наизнанку. Не самый радушный приём, однако, порой бывало и хуже. Буквально чувствуя всем телом сухой треск рвущихся альвеол, мне только и оставалось, что судорожно глотать тяжелый воздух и отплёвываться густой вязкой кровью наполнившей мою гортань. Наконец, когда приступ ослабил свою хватку, я, скрипя зубами от бессильной злобы, смог побороть самого себя и подняться на ноги. Всё, чего мне сейчас хотелось, это поскорее покинуть этот двор. Намного позже я обнаружил себя бредущим к своему дому с таким чувством, словно постарел лет на двадцать. Вот только в этом городе уже никто больше не уважает стариков. Грязный тротуар извивался под моими ногами, подобно змеиному хвосту, а тихо тлеющая сигарета обжигала глаза своим алым светом всякий раз, когда я вновь наполнял лёгкие табачным дымом. Так, блуждая в переплетении улиц, я не заметил, как дошел до своего крохотного островка тепла и уюта. Точнее до того, что от него осталось.

«Отдаюсь писательству, как последняя шлюха»

Рейтинг поста: 1