За окном уже догорает лето, но только не в наших сердцах! И пока там бьются воспоминания о теплых днях, пляжах, прохладительных напитках и зажигательном отдыхе - почему бы не запечатлеть это в виде небольших тематических рассказов?


Этот конкурс является литературным: участники могут написать рассказ, стихи на данную тему, однако никто не запрещает украшать свои работы графически. Все желающие могут написать о приключениях любого персонажа ролевой, в том числе и из числа не существующих. Однако, действие в обязательном порядке должно проходить в мире Врат и касаться водной/пляжной тематики.
В конкурсе 4 номинации: Тематика, Юмор, Трагедия, Эмоциональность. Также существует такое понятие как приз зрительских симпатий - её получит самая понравившаяся игрокам история.
"Приз зрительских симпатий": если вы хотите проголосовать за какую-то работу, можете написать администрации в ЛС, после того, как набор на конкурс закончится. Голосовать можно только за 1 работу.
Все желающие могут выкладывать работы в эту тему под сокрытием в оченьмногооооченьмного сообщений. По завершении набора сокрытие удалится и все участники смогут прочитать рассказы.
Минимальное количество символов: 4000.
Все вопросы по конкурсу также можно задавать в этой теме.
Сроки: 14 августа - 19 августа. 19-20 августа все желающие могут проголосовать за понравившийся рассказ, 20 августа (после 22:00) - окончание конкурса и подведение итогов.

ПРИЗОВОЙ ФОНД:

В основных номинациях:
10000 Серебряная монета.
+20 морских сундуков.

Приз зрительских симпатий:
5000 Серебряная монета.
+10 морских сундуков.

Поощрительный приз:
2000 Серебряная монета.
+5 морских сундуков.

Рейтинг поста: 9

2

Mist Fuumora Illudnebula пишет:

Все желающие могут написать о приключениях любого персонажа ролевой

значит ли это, что можно написать рассказ от лица персонажа другого игрока7 Уточняю

Рейтинг поста: 1

@Rendon Howe, да, можно. Главное чтобы он был частью нашего мира.

Рейтинг поста: 0

Два вопроса:
1. Сокрытие обязательно? ябезпонятиекакэтоделается
2. Рассказ только один или можно на каждую из номинаций по рассказу?

Рейтинг поста: 0

Beliar Gallerani пишет:

1. Сокрытие обязательно? ябезпонятиекакэтоделается

Сокрытие обязательно.
На панели бб-кодов иконочка с замочком - выделяете весь текст и кликаете на неё, в выпадающем окошке прописываете 9999999999999 и нажимаете ОК.

Beliar Gallerani пишет:

2. Рассказ только один или можно на каждую из номинаций по рассказу?

Если есть время и желание, можете написать несколько работ

Рейтинг поста: 0

Насколько сильно должно касаться водной тематики? Или как получиться?

Демона должно быть жалко, потому что
это существо обречено на вечные страдания
и никогда не обретет даже самую маленькую
частичку счастья, поскольку
призвано нести зло всему вокруг
и самому себе...

Рейтинг поста: 0

@Sill`res Rat`Kfur`s, как пример: событие происходит на пляже/море, с морскими богинями, пиратами, рыбаками, водными духами.
Но понятное дело так как рассказ Ваш и поток мыслей не остановим, то как получится.

Рейтинг поста: 1

Награды за участие и победу немного расширены.

Рейтинг поста: 0

Навеяно размышлениями о том, как резко зачастую отличается то, как мы планируем летний отпуск и как на деле проводим его.

Заслуженный отдых
Середина Янтаря на севере Долины Врат выдалась на удивление жаркой и солнечной. Одежда в такую погоду не в чести, ровно, как и работа. Авантюристы массово приостанавливали свои приключения и выбирались на лазурные пляжи Фаэдера. Даже хронический трудоголик Ордалион, хотя сам он предпочитал термин «деятельная натура», решил на этот раз не отставать. Сейчас он расположился в плетеном шезлонге под чёрным зонтом и наслаждался пейзажем, раскинувшимся по правую руку от него. Яркое солнце, лучи которого ниспадали на золотистый песок, синие воды моря, пестрые полотенца, оставленные на берегу отдыхающими. Вскоре должна была подоспеть и изумрудная зелень кустарников, обрамляющих этот пляж, до этого оставалось всего несколько мазков кисти, повиновавшейся нежной женской руке. Подул холодный ветер, и почти законченная картина развернулась под его безжалостным натиском. На обратной её стороне, сквозь слой затвердевшей грязи и пыли виднелась надпись «Добро пожаловать в Везен».
Под мрачными небесами, высоко над облаками которых лишь угадывалось солнце, раскинулся неприветливый пляж. Холодный песок грязно серого цвета то тут, то там был вспахан обломками зданий и кусками горной породы, разлетевшимися в стороны после падения города. Местами, среди этого мусора виднелись человеческие кости, которые, прочем, будучи обглоданными падальщиками, смотрелись довольно прилично на фоне общей унылой разрухи, добавляя пейзажу светлых тонов. Дувший прохладный ветер не то чтобы пронизывал до костей, но определенно не был похож на приятный фаэдерский бриз и доставлял ощутимый дискомфорт. Здешнее море заслуживало отдельного внимания. Его воды имели характерный коричневый цвет, сильно напоминая стоки канализации Эстелла, благо, пахли иначе, хотя и не сказать что приятно. Вот таким был крупнейший пляж известного курортного города Везен, на котором и расположилась «Улыбка Смерти».
- Беса мне под хвост, как же надоел этот ветер! – выругалась одетая в перепачканный пятнами красок фартук Лиарра, переворачивая обратно свой холст, некогда служивший табличкой у входа в город. Её наряд был предметом зависти прочих отдыхающих, поскольку давал хоть какую-то защиту от ветра. Закончив картину несколькими ловкими мазками, она повернулась к Ордалиону.
- Ну вот, готово. Теперь доволен? Можно мне поесть? – со скрытой мольбой в голосе спросила оборотница. Это был далеко не первый её опыт в качестве художницы с момента прибытия сюда.
- Хм, - некромант погладил пальцами подбородок, внимательно рассматривая вполне достойное творение своей соратницы. – Я даже не знаю. В целом, этот пляжный пейзаж лучше пяти предыдущих, что были сегодня, однако… не убедительно. Да, именно что не убедительно. Всё в нём вроде бы и хорошо, но жизни нет. Я не чувствую тепло, глядя на него.
- Так оденься! – сорвалась Лиарра. – Оденься, уже, Юок тебя подери и сразу почувствуешь своё проклятое тепло! – справедливости ради стоит отметить, что Ордалион и сам был одет более чем по-пляжному. Чёрные плавки да сандалии – вот и вся экипировка. Была еще соломенная шляпа с отверстиями для ушей, но два дня назад её унесло ветром. Отправленная на поиски этого важного предмета Риетта, одетая в купальник и вооруженная намоченным полотенцем, вернулась только этим утром. Она вручила колдуну чёрную остроконечную шляпу с полями, сказав, что её нынешний вид – последствия тёмной магии, а также доложила, что полотенце успешно высохло. Вот так работают профессионалы!
К шезлонгу подошла Джин в зелёном купальнике, который явно был на размер, а то и на два больше, чем требовалось. В руках у нее был поднос с бокалом какого-то напитка. Судя по цвету, это был либо горячий кофе, либо вода из местного моря, подогретая на чадящем костре из гнилых перекрытий какого-то дома и приправленная специями из растущих среди развалин сорняков. Так сразу и не определишь.
- О, Зеленая Мила, ты как раз вовремя, - кивнул на её появление Ордалион. – Вот взгляни на это народное творчество. Что ты о нём думаешь? Можно ли такое выставлять в лучших картинных галереях Фаэдера или же этой доской даже дырку в стене амбара заделать стыдно? – после последнего эпитета из груди Лиарры раздалось непроизвольное рычание.
- Это лучшая картина, что когда-либо была нарисована в Тум феннас Доре, - с трудно скрываемым раздражением ответила Джин. – Отпусти уже бедную девочку и пей свой чёртов «Кекс на пляже».
- А я вот думаю, сюжет скучноват. Да и атмосфера рисунка хромает на обе ноги… - словно игнорируя лису, говорил Ордалион, беря с подноса бокал. – Погоди, какой еще «Кекс на пляже»? Я заказывал «Крёстного с Сэрдана».
- Я тебе сейчас «Святого трактирщика» приготовлю, если не выпьешь, - прошипела Джин, угрожающе нависнув над колдуном. Тот пожал плечами и уже собрался пить принесенное, когда взглянув в бокал, увидел на поверхности напитка пятнышко белой пены, которую явно не мог отставить ни один из компонентов коктейля.
- Ох, Мила, - почти театрально вздохнул Ордалион, - всему тебя надо учить. Когда плюешь кому-нибудь в коктейль – размешивай. Унесите, официант, я это не буду.
Лиса выхватила бокал из рук некроманта и, после секундного колебания, вылила его содержимое не на голову Ордалиона, а на песок возле его шезлонга. Грязно серый песок тотчас окрасился в насыщенно-коричневый цвет и приятно зашипел растворяясь.
- Ладно, на сегодня довольно живописи, - сказал Ордалион потянувшись и поежившись от холода, когда Джин ушла в полуразрушенный деревянный домик, бывший баром. – Что-то и правда есть хочется. Налови-ка ты нам крабов.
- Каких еще крабов? – глаза Лиарры округлились от ужаса, смешанного с непониманием. – Да тут даже комаров нет. Любая живность, имевшая хотя бы зачатки ума, давно свалила отсюда. Только мы остались. Есть чем гордиться.
- Разговорчики отставить. Мы на отдыхе у моря, а значит, будем и питаться… - некромант был прерван душераздирающим воплем, донесшимся откуда-то сверху. – Ахтунг, воздух! – скомандовал Ордалион. От резкой смены оборота речи он чихнул на первом слове, однако смысл Лиарре всё равно был понятен. Чай, не в первый раз.
Оборотница нырнула под чёрный зонт, а несколько секунд спустя, какое-то крылатое чудовище появилось из-за туч, принявшись осматривать побережье проклятого города на предмет добычи. Так ничего и не найдя, крылатая бестия улетела восвояси. Чёрный зонт прекрасно справлялся со своей функцией маскировки от летающих монстров.
- Вот видишь, а ты говоришь, даже комаров нет.
К счастью, ловля крабов в лазурных водах моря по южную сторону от Врат была несколько отложена. Вместо этого, Лиарра отправилась помогать Джин в «баре». Как только она скрылась в развалинах домика, оттуда послышался фрагмент диалога:
- Может устроим этому тёмному тёмную и уберемся отсюда наконец?
- Не, не получится. Только он знает место, откуда нас заберет корабль.
Дальше слова были унесены очередным порывом ветра. Ордалион откинулся назад и уставился в свинцовое небо о чём-то размышляя. От этого занятия его отвлек голос Риетты, щеголявшей сейчас в кожаном белье, которое, как и купальники прочих членов отряда не спасало от холода.
- Напомни мне, любимый, почему мы здесь, а не, скажем… где угодно еще? – устало улыбнулась она.
- Потому что кто-то не рационально израсходовал все наши средства. И как вас только угораздило спустить все деньги на эти пресловутые «морские сундуки»? Да что там наши деньги, еще и в долг взять!
- Мы с девочками хотели сделать тебе сюрприз. Ты же сам говорил, что очень хотел себе экземпляр «Заповедей богинь морей», - пояснила демоница, понимая, что результат их благих намерений на деле оказался сильно отличным от ожидаемого.
- Ну что ж, сюрприз определенно удался. Меня трудно чем-то удивить и тем более, сбить с толку, вам же удалось и то и другое сразу. Вчера мы шиковали на пляже Фаэдера, а сегодня мы здесь и вот так проведем остаток отдыха, потому что по ту сторону моря нас ищут и в первую очередь – возле воды, где сейчас собираются все нормальные люди. Ничего не скажешь, отдых выдался очень даже тематический. Кстати! Надо будет поручить Ли зарисовать его на память. Отличная получится карикатура на отдых злодеев глазами простого обывателя. Я может даже запишу основные моменты наших везенских каникул в виде мемуаров. Назову их «Заслуженный отдых».
- Ри, тут опять эти твари! – донесся до них голос Лейлы.
- Оу, мне пора, - Риетта сорвалась с места и побежала в направлении баррикады, возведенной из обломков домов. На вершине баррикады, куда вела импровизированная лестница из воткнутых в нее бревен, стояла крылатая син’трэс в фиолетовых трусиках и с прикрытой лишь ниспадающими волосами грудью. Перед Лейлой красовался стреломет «Ш-2». Как только Риетта ловко взобралась на укрепление, Лейла взялась за орудие и навела его на наступающих на пляж теней. Ри принялась крутить ручку стреломёта, напоминавшую ручку мясорубки. Зазвучал скрежет механизмов и звон то натягиваемой, то отпускаемой тетивы. После полуминутного обстрела, девушки поменяли ящик с боеприпасами и обе спустились. По пути на пляж они сообщили Лиарре и Джин, что пришел их черед оборонять место отдыха. На радостях хвостатые даже позабыли о почти готовом питье для своего командира. Они назвали новый коктейль «Бег за солнцем» и основным его ингредиентом было слабительное.
- Отлично, еще одна атака отражена, - похвалил колдун. Теперь и отдохнуть от непростой вахты не грех, - он достал из большой сумки мяч и бросил его в море. – Время водных процедур! – задорно объявил некромант. Плескайтесь вдоволь!
- А может лучше не надо? – спросила Лейла.
- Нам и на берегу хорошо, - добавила Риетта.
- Что значит «не надо»? Мы на пляже или где? А какой же это пляж, без купания?
- Сказала бы я, какой это пляж, - пробурчала Лейла.
- Все в воду!
И они пошли купаться. Вода была как будто из проруби, да и прозрачностью похвастаться не могла. На глубине примерно по щиколотку дно уже не было видно. Это редкое сочетание температуры и внешнего вида создавало ощутимое чувство брезгливости. Но делать нечего, таков уж приказ лидера. Пройдя несколько метров по склизкому илу, а затем, доплыв до мяча, девушки принялись играть в водный волейбол. Вернее, имитировать игру в него, поскольку единственным их желанием было поскорее выбраться на сушу. После нескольких подач, мяч упал на воду и тотчас оказался проглочен чьей-то массивной зубастой пастью, вынырнувшей из мутных глубин аккурат между Риеттой и Лейлой. Это событие стало последней каплей и обе с визгом, похожим на крики чаек, выскочили на берег. Ордалион даже как-то пропустил момент, когда они преодолели расстояние от места своих безудержных игрищ до линии берега.
- Ты это видел, - отдышавшись, спросила Лейла.
- Да. Жалко, хороший был мяч. Но ничего страшного. В воде и без мяча может быть весело, верно? Какой-то рыбке не испортить нам отдых.
- Твой оптимизм, конечно, похвален, но может хватит уже? Мы достаточно настрадались на этом проклятом всеми богами пляже. Когда уже закончится это наказание? - взмолились они.
- Наказание? Какое наказание? – удивился Ордалион, - это отдых. Отдых, который мы заслужили. И мы отгуляем его до последнего дня, чего бы это нам не стоило!
Конец

Рейтинг поста: 9

10

Не знаю в какую больше тематику попал: в юмор, эмоциональность или трагедию. А потому оставляю жанровую оценку на усмотрение администрации

Охота на море

Для Аране это был особенный день. Один из тех, когда случайная встреча и любая неосторожно брошенная фраза рождают тайфун эмоциональных всплесков. Тот самый период в жизни, когда просыпаться утром и засыпать вечером — значит безраздельно властвовать над своим настроением. Ему до покалывания в кончиках пальцев хотелось, чтобы в это чудесное солнечное просветление его ждали успех и всеобщее внимание. Ему хотелось остаться единственным живущим, кто так беспредельно и безоговорочно прекрасен в своем умении примерять модные образы. Он знал и делал это наверняка — в том смысле и том значении, которые возвышают и выделяют его над остальными разумными существами нет ничего беспринципного и противоречащего законам эстетики. Сегодня он — само воплощение наслаждения и самое действенное орудие творчества в руках единоличного правителя повального увлечения. Утонченным касанием двух ласковых пальцев полированной поверхности ручки от шкафа, эльф предрешил судьбоносное назначение дня: в открывшемся его взору буйстве красочных одеяний и всевозможных элементов атрибутики гардероба, его преисполненные слезного предвкушения глаза выискивали, ропотно лаская без исключения каждую вещь, отдельный, непередаваемо важный, коллекционный ассортимент. Каждый год в этот день, ощутимо возмужавший и выросший над собой, как профессионально, так и личностно, куртизан, проводил непростительно долгое время в поисках соответствующих его тонкому вкусу и высоким стандартам плавках. Здесь и сейчас для Бога плотских утешений и усладителя обезвреженного досуга этот, казалось бы малозначительный компонент пляжного стиля, весил и составлял ровно столько, сколько у любого другого человека ценится вся вихреобразная событийность жизни. Ему нужно было доказать всем и себе в первую очередь, что в этом году он вновь — самый лучший и самый изысканный на подиуме иконических вздохов и возгласов. Он — Аране Бесконечно Беспечный и Изумительно Исключительный. Сегодня он не просто человек и не просто эльф, он не просто синтез того и другого: он нечто большее, вознесшееся и перерожденное в новом, более совершенном великолепии. Сам от себя обезумевший и сам собой восхищенный, он перебирал образцы уходящего и уже изменившегося эталона: вот он держит в дрожащих кистях воспоминание двухгодичной давности — трусы с изображением эрегированного дракона. Ох, и сколько же томительных ощущений полуэльф связывал с этой маститой рептилией: каждая прелестница и любой победивший комплексы юноша в тот день считал своим святым долгом прикоснуться к его величию. И если в первые несколько десятков тактильных симпатий эльф чувствовал непередаваемые гордость и величие за свою непревзойденность, то к вечеру, когда дракон изрядно помялся и устало поник, ему хотелось малость — совсем немножечко — утопиться. Но не для того, чтобы умереть в бесславной агонии утопленника, которого никто не запомнит, а лишь для того и потому, что в таком красочном падении на полуметровое прибрежное дно можно скрасить существование буйством страждущих его спасения. Что и говорить — Аране более всего остального любил внимание и для него не было ничего предосудительного в том, чтобы это внимание плодить всеми доступными способами. Позже, когда междуножная наполненность очертила границы доступного ностальгирования, он бережно отложил драконовый писк на специально отведенный для того бархат подушки и прильнул в блаженной приязни к прозрачному материалу прошлогодних трусов. Утонченные и непередаваемо тонкие, гибкие и специфически желейные медузовые стринги колыхались в его гладких ладонях, обожаемые им во всех проявлениях: самозабвенный носитель частенько забывал о прозрачной фактуре тела подводного обитателя и потому наносил особое впечатление на лица тех, кто становился невольным свидетелем его вполне физического возбуждения. Но это было неважно, ведь для Аране — любое старание и любой момент становились подспорьем для пущей остроты ощущений. Он почитал благолепие форм и выражений, и частенько находил и видел их там, где все остальные были способны смотреть лишь насквозь. Этот день был особенным не только потому, что величал собой шанс в очередной раз проявить себя и явить людям чудо своего блистательного загляденья, но еще и потому, что для эльфа это был один из тех редких случаев, когда на пляже он гарантированно мог встретиться с тем, ради кого стоило так извращаться. Он ждал этой встречи сотнями дней и ночей напролет, забывая о важности своевременного потребления пищи, и участвовал в негласном забеге томительного ожидания. Он страдал и совершенствовался в искусстве нахождения для того причин, самостоятельно исключенный из перечня счастливых обывателей. Ему не было дела до других женщин и других мужчин, и хотя он каждодневно дарил им радость, тепло и ласку своих умений, его изувеченное антимагией сердце садистски избивалось вычурной тоской по тому, кто просто обязан был нравиться. Заклейменный вечным носителем наклонности к этому человеку, Аране блистал желанием оказаться с ним на одном уровне. Перебирая в голове всевозможные варианты воздействия на пламенный характер объекта благоговения, эльф расчесывал дивные светлые локоны, музыкально и играючи приравнивая их состояние к идеалу любования. Когда же кропотливо ухоженное лицо и напудренное в самых важных местах тело было разогрето и готово к выходу в свет, Аране поднялся с огромной призывающей к действу постели, чтобы выйти из комфорта условий своего обитания и попасть на пляж, где общество его, как он считал, почитателей, сподобилось пенящейся в приливе волне: десятки особей разношерстных рас скапливались в бухтах близ Фаэдера, усеянных песком и ракушками, чтобы в один неповторимый временной промежуток любоваться друг другом. Многие видели в этом возможность коллективного досуга и отдыха, когда можно встретиться с близкими и не очень, друзьями, а некоторые участвовали в параде обнаженных тел лишь для того, чтобы сверкать своими достоинствами. Аране был искушенным ценителем наготы, из-за чего мог безропотно любоваться, как мужчинами, так и женщинами. И его совершенно не смущало и не вводило в замешательство то обстоятельство, что большинству из пришедших хвастаться было нечем. Со взором охотника и улыбкой торговца удовольствиями, эльф обозначал свое поощрение как в отношении анатомически показательных и худых, так и в отношении сочных, наполненных и подчеркнутых множеством складок пухлых. Ему не было противно и не было оскорбительно внушать уверенность в каждого, кого он проходил мимо, оставляя за собой дорожку из отпечатков точеных ступней. Но все это было лишь следствием — формальным аргументом в пользу его собственного экспоната телесного огранения. Каждый, обладающий даже поверхностным пониманием загляденья его подтянутой формы и абсолютного однотонного слоя загара, самостоятельно критиковал в себе неспособность достигнуть такой же эталонной фигуры. Вальяжная и отработанная походка Аране увлекала за собой невольного зрителя. Грузный и опьяненный хаосом пляжных запахов оборотень ронял из открытой в процессе поглощения пасти кусок мяса, тут же зарывая его в песке несознательным подпрыгиванием на одном месте. Обложенный светоотражающими пластинами вампир заикался, а позже и вовсе — начинал икать с дьявольской самоотдачей, забитый в интуитивном признании первенства проходящего мимо красавца. Семьянин-полурослик вступал в бессмысленную и безжалостную перебранку с тучной женой, которая, в его исключительно эгоистичном понимании, не могла соответствовать заданному стандарту: мол, эта прекрасная плоскогрудая эльфийка сейчас могла бы быть с ним, если бы тридцать лет назад он не вступил в брак с ней, непутевой и вечно ворчащей. Усугубляли ситуацию и их дети, которые сновали вокруг родителей в диком спонтанном танце, бестактно оттопыривая указательные пальцы вслед вышагивающему Аране.
— Папа, а почему эта красивая тетя не может быть нашей мамой? Голосили они беспардонно, удостаивая себя вниманием гневного взгляда матери и раздраженным в уязвимом согласии ропотом отца.
— Потому, что достойной меня может быть лишь превзошедшая мою красота, — отвечал Аране поэтичной мелодией голоса, — А это, как вы все заметили, невозможно, — в ловком движении рук расправленные и распространившиеся по всему полотну спины волосы аккомпанировали высказыванию за счет не заставивших себя ждать возгласов восхищения. То были оценочные порывы сторонних свидетелей, которые не могли поверить своим глазам: снизошедший из самых волшебных мест Долины эльф, каждым своим движением дарил им весомое основание сменить веру. Здесь, на этом пляже и в этот солнечный день, Аране становился аватаром Бога, чья юрисдикция — все самое чарующее и прекрасное. Он готовился к этому моменту, казалось, всю свою жизнь, и потому вид его образцового тела для низменного наблюдателя был затуманен ослепительно чистым сиянием. Своим появлением он вселял надежду и радость встретить завтрашний день, переливаясь в ропоте бренного, но оттого особенно ценного существования. Когда же общий массив публики был прикован вниманием к единственно значимому ему, а плененные души жаждущих большего его проявления замерли в предвосхищении, Аране остановился прямо у линии, где песчаная поверхность увлажняется бдительным и освежающим морским поцелуем. Подняв руки над головой и оголив силу совращения наличием элегантных ребер, а, вместе с тем, чисто выбритых подмышечных изгибов, Аране засвидетельствовал как сразу с десяток представительниц женского пола отдались неудержимому смачиванию. Но ему не было до них дела. Он пришел сюда для, но не ради них. Ему были важны внимание и оценка куда более существенного гения мужской красоты. В обозримом отдалении от берега, в перспективе линии горизонта, уподобилась общему пейзажу массивная корабельная конструкция. Фрегат, чей капитан так бесподобно и так неразумно будоражил сознание апостола красоты и уверенности, стоял на якоре, завлекая Аране на свой борт одним только фактом своего появления. Он готовился к этому, словно бы целую вечность, и теперь, готовый к свершению истинных мотивов и желания жизни, бросился в воду, чудотворным образом превозмогая неумение плавать. Люди на пляже замерли в немом оцепенении от картины дивного вхождения в воду, нацеленные на готовность отдать свои жизни ради того, чтобы, при необходимости, спасти фанатично полюбившегося им эльфа. Но тому не нужна была помощь: Аране греб так уверенно и пластично, что бурно рассеченная водная поверхность пенилась, создавая за ним след скоростных достижений. Очень скоро море и вовсе, словно бы разошлось в стороны, уступая преступнику вожделенных взглядов дорогу для достижения намеченной цели. Мечта Аране, к которой он шел не один год, должна была сбыться здесь и сейчас. Он плыл, сподобленный охотящейся акуле и уверенный в победе над целью своего томления. Хватаясь за якорную цепь и предупреждая дальнейшие действия, бард и поэт всего совершенного взбирался по корпусу корабля вверх, подбадриваемый радостными возгласами тех, кто остался на берегу. Минутой позже он стоял на деревянной поверхности палубы, удобряя ту обилием сливаемых с блестящего на солнце тела водных потоков. Вокруг него собралась недоумевающая и преисполненная смешанных чувств корабельная команда: никто из присутствующих и подумать не мог, что до корабля можно доплыть своим ходом и потому не мог понять, кто стоит перед ними — морской дьявол или сам морской бог, удостоивший их наградой внимания. Аране же был непоколебим и одним только бровным жестом дал понять публике, что интересуется и собирается говорить сугубо только лишь с их капитаном. Последнего ждать не пришлось: изумрудные глаза известного аристократа в изгнании яростно пламенели, обескураженные появлением эльфа столь непохожего ни на одного из его знакомых. Выругавшись и готовясь к радикальному способу знакомства, Рекхэм и подумать не мог, что перед ним стоит первородная причина всего драгоценного, что может предложить Долина. Аране же, готовый не словом, но действием показать свою решительную озабоченность человеком, которого он вспоминал каждый вечер и каждый день, мягко обхватил ладонями крайние части намокших штанин. Он собирался показать рыжеволосому кандидату своих стремлений адресованный ему узор новых плавок: на бордовых шелках гладкой ткани в удивительном соответствии действительности расположился пиратский капитан, несущий сквозь темную мглу существования очарованное им и почти предательски ослабевшее тело Аране. Трепетная символика их взаимосвязи по мнению Аране означала глубокое проникновение в понимание личностей друг друга: грубого и безжалостного пирата, и нежного, и утонченного полуэльфа, чьи разность и видимая несовместимость не могли служить реальной преградой для божественно чувственного тандема.
— Нус, капитан, - выдохнул Аране, едва не теряя сознание, - Насладитесь, - резким рывком пловец и абордажный захватчик скинул с себя обременяющие ношу дарения одежды, являя взору пиратов неповторимую красочность впечатлений. Жаль лишь, что в нервном напряжении он снял плавки одновременно со штанами. Для Аране это был особенный день. Он готовился к нему, казалось, всегда.

Рейтинг поста: 10

11

Если бы Тэсса хоть что-то помнила о физике надводного мира, она посчитала бы, что здесь, в Антандросе, она совсем не такая, как там. Тела антэльдрасий удобны для того, чтобы плавать, но любой здесь мог и «пройтись», если такого будет его желание. Они застряли здесь в этом промежуточном состоянии уже давно – ни люди, ни рыбы. Антэльдрасии.
Тэсс мягко ступала по морскому песку. Как давно она этого не делала. Последние сотни лет они учились жить заново, по законам этого мира. Эта девушка была тогда, в старом Антандросе, который был ещё над водой. Она не была той, из-за которой этот город погрузился в пучину из-за проклятий. Она была всего лишь жертвой судьбы этого города. Сначала вести убогое существование на земле, а затем – под водой. Впрочем, она мало помнила об этом. Столько лет прошло, время стёрло память о той жизни, как вода точит камень.
Так почему сейчас, спустя столько времени, как она научилась плавать, её путь преодолевается таким странным методом? Пешком?
Тэсса подняла голову к куполу сферы, укрывавшей город. Иллюзия того, что город защищается куполом, мгновенно разбивается от воспоминаний. Этот купол не укрывает город. Он держит в клетке всех этих существ. В том числе и неповинную Тэсс. Или она действительно когда-то была в чём-то виновата?..
«Солнце» светило над куполом. Или даже «светило». Какая-то очередная магическая иллюзия того, что этот пласт воды освещает хоть какая-то «звезда». От этого света даже не нужно прикрывать глаза рукой, когда смотришь вверх. То ли дело там, не земле. Почему именно такие незначительные воспоминания хранятся в голове девушки? Ах, нет же, они не хранятся. Их пробудили.
Всегда незаметная и никому ненужная, словно тень, Тэсс даже в подводном городе не превратилась из невидимки в личность, в которой нуждается город. Что было делать в этом пустынном городе? Доживать свою морскую жизнь и выживать всеми подручными способами. Стоило ли упрекать девушку в том, что она стала подрабатывать на морских фермах мелким рабочим, а не стала стражницей или не выбила себе дорогу в королевский дворец? В любом случае, даже столько лет занимаясь работой у один и тех же антэльдрасий, она всё равно оставалась никем не замеченной. Пустышка.
Возможно, именно поэтому любимым занятием было блуждать у края сферы, вслушиваться в шёпот моря, который ведал её сказке о солнечной земле, и в ответ шептать морским толщам о своих желаниях. Касаться пальцами магического купола, прижимать ладонь так, чтобы перепонки ощущали упругость стен. Всматриваться вдаль, рассматривать огромных морских чудовищ и обычных рыбок, ощущать вкус соли на губах. Здесь он ощущался как-то особенно остров, не давая забыть, кем была Тэсса и кем стала.
Одна из таких прогулок закончилась плачевно. Видимо, наверху случился шторм и разбил очередной корабль. Сюда редко что-то доплывает, такая глубина и такие обитатели, но в этот раз всё по-другому.
Совсем рядом с границей лежало чьё-то тело. Сначала Тэсс охватил страх, но любопытство возобладало над ней и она решила направиться посмотреть. Такие идеи всегда плохо заканчиваются, разве девушку жизнь ничему не научила?
Это был труп совсем молодого мужчины, который лежал на спине, раскинув конечности. Его немигающий взгляд навеки был прикован к небу, а красивые черты лица больше не выражали ничего. И хотя подобная глубина с лёгкостью сдавила его тело, наверняка переломав все кости в уже мёртвом теле, его лицо каким-то чудом отражало его прижизненную красоту. В первую их «встречу» Тэсс с ужасом и любопытством разглядывала умершего около пяти минут, после чего сбежала, не сумев вынести всех нахлынувших эмоций и чувств.
Ночью, в своей комнатушке, её мутило от одних только воспоминаний о былой жизни, что породил вид этого трупа. Когда-то она тоже была такой, красивой, живой, человечной. Она совсем забыла об этом, и неосознанно надеялась, что эти воспоминания никогда не вернутся к ней. Увы, подобная мелочь болезненной лихорадкой воспалила мозг, заставляя мучиться в воспоминаниях и мыслях, которые девушка прятала в глубине души.
Недолгий сон облегчил её страдания. Днём она уже почти ничего не помнила о своих кошмарах, к вечеру мягкие прохладные волны залечили её раны окончательно. Что это было, она вряд ли когда-нибудь сможет понять.
Тем же вечером интерес оказался сильнее здравых позывов  мозга, поэтому Тэсса снова сидела на корточках рядом с трупом мужчины на границе купола. Она была по одну сторону, он по другу. Девушка так долго рассматривала умершего человека, что, в конечном итоге, возжелала его коснуться. Но вместо этого пальцы наткнулись только упругую сферу. Ах, да. Она же никогда не сможет выбраться из этого города.
Как хорошо солёная вода сохраняет умершие тела и замедляет разложение в тканях. Тэсс уже третий день сидела напротив мёртвого мужчины и молча наблюдала за ним. Одиночество и скука настолько помутнили рассудок антэльдрасии, что ей казалось, будто красота мужчины пленила её. Она влюблённо и завороженно рассматривала каждую черту мужчины. Нет, это не была любовь к мёртвому телу. Она рассматривала лицо напротив и представляла, какой была его мимика? Каким был его характер? Насколько очаровательно он мог улыбнуться? Мог бы он подать руку такой, как она? Пригласить на танец? Целовать и проникать в её крохотный, изолированный мир всё глубже? Заговорить с ней…
Это бы продолжалась долго, если бы через пару дней щёки мужчины окончательно не впали, ознаменовав собой конец всему происходящему. Тэсс так и не проронила ни слова рядом с мужчиной за все эти дни. И сейчас молча и устало любовалась своей мечтой. Сквозь пелену мыслей в сознание девушки вдруг проник знакомый шёпот моря. Он успокаивал девушку и пытался дать очередную надежду.  Однако Тэсса уже не прошептала в ответ морю о своих мечтаниях.
Всё закончилось на следующий день, когда место с трупом мужчины оказалось пустым. Что это было? Это море забрало у неё «возлюбленного»? Морские твари наконец нашли себе пропитание? Или это всё было просто наваждением?
Тэсс всё также не проронила ни слова, хотя внутри неё надорвалась тонкая струна, причинив массу душевной боли. Она лишь вздохнула. Взглянула вверх, пытаясь разглядеть солнце и попытаться прищуриться от света. Но нет. Чтобы сделать это, пора вернуться к истокам.
Через несколько дней вновь откроется этот туннель из наземного мира в подводный. Сюда опять вломятся глупцы сверху, сами не понимающие, что ищут. Снова начнётся суматоха, как и всегда.
Не будет только Тэсс, которой всё равно, что предыдущие попытки вернуться на поверхность увенчались провалом. Не её, а тех безумцев, что имели храбрость попытать свою удачу. Её не будет, потому что она взберётся в сферу, направиться вверх, а уже наверху станет морской пеной, которую будут бить о скалы волны. Потому что никто не покидает Антандрос. Потому что никто не смеет ослушиваться шёпота моря. Потому что, если ты не шепчешь морю в ответ, ты исчезаешь.


море
братец
испытание
экспедиция
катакомбы
бесстрашие



С этим миром, где смеялась я и где ты была,
С этими мечтами детскими, что я предала,
С твоим голосом, с теплом и улыбками, с любовью, с тобой


Прощаюсь я. (с)

Рейтинг поста: 6

12 (2019-08-18 20:49:23 отредактировано Sill`res Rat`Kfur`s)

Время, как море, развязывает любые узлы

А теперь подумай, это ведь рассказ о тебе, эта история о вашей любви. Неужели ты забыла, как все начиналось? Тогда я тебе напомню…
Эта история пойдет о девушке по имени Эбигейл. Она не была выдающейся, или какой-то уникальной, она была обычной. Её любовь грянула так неожиданно словно обвал в горах, яркие эмоции просто вскружили ее голову, Эбби не могла думать ни о чем другом, кроме него самого.
Утром, вместе с восходом солнца начался обычный день. В их небольшом городе, недалеко от Фаэдера было немало моряков, и других людей, занимающихся морскими делами. Все они почитали богинь воды и морей – Арию и Аэль. Сама девушка жила в большом деревянном доме, с красивым садом, а через пятьдесят метров можно было увидеть кристально-чистое море.
Не могу вспомнить с какого момента девушка любила море, но её отец всегда старался огородить ее от воды, видя в них какую-то опасность. Эбигейл любила вид постоянно меняющейся воды, запах соленых волн, особенно ей нравился шум прибоя. Было очень странно, почему отец жившей возле моря, так не любил, чтобы их любовь была взаимной. Объяснял он тем, что их мама однажды ушла в море, и не вернулась, что именно, отец хотел сказать своей дочери, оставалось непонятно. Эбби все равно уходила из дома, чтобы сесть на берег моря, ощутить, как морские волны трутся об ее ноги, словно ласковые котята. Она так могла подолгу сидеть, пока солнце не садилось за горизонт.
Сама девушка ходила что-то вроде академии благородных девиц. Не сказать, что это была академия, всего-навсего злая старуха обучала молодых девушек тому, что должна знать каждая порядочная жена. Она возлагала идею, что мужчины должны выбирать девушек, но Эбби была уверена, что у девушек тоже есть личности, и что не мужчины должны выбирать женщины, а женщины должны выбирать мужчин. «Именно из-за таких как ты, в городах никогда не будет порядка!» - всегда возмущалась старуха, выгоняя Эбигейл из класса.
Эбби не понимала, что еще за образцовые порядочные женщины, чтобы она вышла замуж за мужчину, которого в глаза не видела? Нет уж, лучше она тогда до конца своих дней останется одна. Возможно, отец и желал, чтобы она вышла замуж и переехала к тому, кого в глаза не видела, но Эбигейл точно этого не допустит. Если надо будет, убежит из дома.
Встретила свою судьбу совсем неожиданно, и что самое странно, возле моря. Хотя поначалу она больше его ненавидела, чем любила, но после истории их любви, все изменилось…
В тот день ее котенок залез на дерево, и девушка, как не положено настоящей женщине, сняла босоножки, и взобралась на то самое дерево, а мимо скакал мужчина на лошади, увидевший как она падает, закричал и поймал, чтобы та дуреха не убилась насмерть. Кто в здравом уме взбирается на такое высокое дерево?
Сам мужчина был красив. Высокий блондин с правильными чертами лица, голубыми глазами и  атлетическим телосложением. Эбби точно знала, что мужчины такого рода нравятся женщинам. Девушка просто не могла оторвать от него своего взгляда. Ей тогда казалось, что это любовь с первого взгляда, но некоторые обстоятельства после лишь усугубили ее мимолетную любовь.
- Вы не поранились? – спросил мужчина, голос у него был спокойным, в какой-то мере даже ласковый. Тогда он направлялся к отцу по каким-то делам.
На пороге их встретил отец, попросив дочери приготовить для них чаю.
- Ладно, сейчас я вам покажу, кто тут настоящая женщина. Так чай в этой банке, - говорила «хозяйка» дома. Подруга, пришедшая к ней в гости, была в шоке, проговорив, - Эбби, зачем ты пихаешь водоросли в кипяток? Какой нафиг чай? Листовой чай совсем выглядит по-другому! Ты хоть раз варила чай?
- Конечно, варила, - возмутилась Эбигейл и начала пихать весь чай в одну кружку.
- Зачем так много? Ты хочешь, чтобы этот чай сразу же выплюнули? Куда ты смотришь? Чайник убегает! – захотев как-то исправить ситуацию, Эбигейл лишь обожгла себе палец об кипящую воду, когда наливала кипяток в кружку.
- Обычно она гораздо женственнее. Наверное, она слегка разволновалась, когда вас увидела, - пытался оправдаться как-то отец, в то время как их гость сидел, еле сдерживая смех от шума, происходящим в их доме.
Как только Эбигейл принесла чай и какую-то закуску, то сразу же ушла, а отец предложил гостью угощаться, чтобы он не стеснялся.
- Эбби, ты всё-таки подала гостью тот луковый пирог? На них же была плесень, дуреха! – после этого гость действительно выплюнул чай. Непонятно, правда, от чего от такого ужасного вкуса, или же от того, что ему принесли такой древний пирог.
- Эбигейл можно тебя на минутку! – прокричал отец, отводя дочь в комнату, где предстояло с ней поговорить. Такого разгневанного отца она долгое время не видела, но, тем не менее, он старался держать себя в руках, и объяснить дочери, что к чему.
- Айзек очень важный гость, а ты словно нарочно хочешь испортить впечатление, веди себя как подобает. Сегодня ответственный день от него зависит твое будущее. Покажи ему, пожалуйста, сад, - проговорил отец, попросив вежливо ее подругу покинуть их дом, так как сегодня решается судьба его дочери. По лицу отца было видно, что он переживал, желал показать, какую замечательную и женственную дочь вырос, а выходило все наоборот.
- И веди себя поженственнее, - напоследок приказал родитель, хоть ранее он таким голосом с ней не разговаривал.
«Ничего не понимаю, почему отец такой напряженный. И кто это вообще Айзек? И чего ему нужно в нашем доме?» - думалось девушке, но сад показать ей всё-таки пришлось. За этим садом в прошлом ухаживала ее погибшая мама. Женщина очень любила природу, и выращивала в своем саду разные редкие растения. Она любила эти садовые цветы так, как будто они были одарены умом и способностью чувствовать. Да, у них был красивый сад с удивительными цветами и фонтаном, в котором плавали золотые рыбки.
Как только Эбби пришла в сад, то увидела, как тот мужчина лежал на зеленой траве, словно у себя дома. «Ну и чего он разлегся? А знаю, разбужу я его палкой по голове», - найдя в небольшом сарае палку, а точнее сломанную швабру. Сломалась она по той причине, что Эбби возжелала проверить, а способная ли швабра отбить камень. Ладно, один раз, но два раза зачем?! Словно первая попытка была лишь проверочной? И как, известно, не смогла отбить. Даже отец Рикард об этом не знал. А, может быть, и славу богу.
Так, о какой женственности мы говорили? В общем, не важно…
- Получай, - девушка сразу же накинулась на него с палкой, изображая, как бы напала на него, будь у неё настоящий меч. Хорошо, что от неожиданности мужчина проснулся и увернулся, не ожидав, что именно так его разбудят.
- Нападать исподтишка –  подло, - сразу же проговорил Айзек с таинственной улыбкой. 
- В наше время никогда нельзя терять бдительность. Нигде и никогда. Хотя я просто дурачилась, - на это мужчина предложил сразиться всерьез. Она помнит, как они с мальчишками часто дрались на палках. Они всегда представляли себя пиратами, что они захватывают другие корабли, а другая команда должна их победить. Мальчишки всегда дрались. Не так, конечно, жестоко, как девчонки, но всякое случалось. Их компания всегда «фехтовала» палками, это были лишь шуточные бои, но даже так было весело, надевать себе на один глаз повязку и изображать грозного пирата, у которых нет ничего святого, кроме как красть чужих жен и бухать.
Когда же она дралась с взрослым мужчиной, то вновь вспомнила детство. На звуки пришел отец, который крикнув, - что ты творишь? Айзек твой жених! На что у Эбби широко открыла глаза, она ударилась ногой об камень, а после лежала на земле без сознания, так как ударилось лбом об дерево.
Отец рассказал, что давным-давно два любящих сердца полюбила друг друга. Времена были тяжелые, им пришлось расстаться. Да, и была девушка аристократкой, а он из обедневшего дворянского рода. Тогда они дали клятву, что их семьи воссоединятся вновь. Так уж случалось, что в тех двух семьях рожались только мальчики, и Эбигейл была первой девочкой за пять поколения.
- Значит за меня, и за Айзека все решили, как только мы родились? – спросила дочь, лежа на диване, смотря в потолок. «Получается, у меня нет другого выбора, кроме как полюбить его? Что за вздор?» - думалось девушке. Даже если Айзек ей понравился бы, она хотела, чтобы это был ее выбор, а не чей-то другой.
- Этому обещанию уже сто лет, оно древнее, чем сокровища на дне моря. Идти на поводу какому-то древнему обещанию? Я не буду. Я сама хочу выбирать с кем я хочу быть, - девушка резко встала и проговорила все довольно эмоционально, это было первый раз, когда она позволила повысить голос на отца. На кону была ее судьба, и она просто не могла позволить какому-то древнему обещанию испортить ей жизнь.
- Эбигейл, я приказываю тебе как отец. Свадьбу сыграем в ближайшее время. Так что поедешь в дом жениха обучаться хорошим манерам. Это не обсуждается. Ты поняла? – мужчина тоже повысил на нее голос, но тон его был спокоен. Он всего лишь желал ей счастья, как же она не могла это понять?

Море — это вечное движение и любовь, вечная жизнь

- Эбби, я принесла тебе поесть. Твои любимые раки и лягушачьи лапки. Помнишь, как в летнюю пору, когда голубыми звездочками на полях зацветал лен, мы ходили по ночам ловить раков, пусть твой отец и запрещал. Тогда перелинявшие голодные раки голодно шли на приманку. Чтобы раздобыть приманку, мы ходили по болтам, ловили лягушек и жарили их на костре. А палки с привязанными лягушками отпускали на дно реки, к ним же присасывались раки. Или помнишь, как мы сидели на берегу и ловили рыбу. Я с удочкой, а ты голыми руками. Тогда все парни во дворе спрашивали, почему от тебя так несет рыбой. А ты в шутку отвечала, что разозлила богинь, вот тебя и наказали. Хотя уха с этих рыб была самая вкусная, пусть ты всегда пересаливала и много лимона клала. Хочешь, я приготовлю тебе уху? – говорила ее подруга, возле двери, но Эбби с ней не разговаривала, есть не хотела. Подруга лишь поживала плечами перед отцом, говоря, что она такая уже второй день.
Ладно, если бы это была бы вся беда, так вдруг в ее окно постучал соседский юноша. Они с ним часто играли вместе. Он даже обещал, что как-нибудь увезет ее в море, покажет какого это плавать на настоящем корабле.
- Франк? Что такого случилось, что ты сюда прибежал? – спросила девушка, открывая окно, и впуская в свою комнату, чтобы отец не увидел.
- Эбби! Я услышала, что ты помолвлена с каким-то дворянином. Это правда? – а после, сжавши кулаки, парень признался, - Эбби, я с самого детства, всегда… Тебя любил. Эбби, я тебя люблю всем сердцем, – это был взрыв мозга. Ей мало одного дворянина, а теперь в любви признался друг детства. Девушка не могла даже представить, как бы с ним встречалась, ей казалось, что это словно встречаться со своим плюшевым медвежонком. «Что за…» - только такие мысли были у нее в голове, она даже не знала, как реагировать всё на это.
- Что? В каком смысле? – лишь выдала Эбби, попутно крякнув.
- В самом серьёзно. Да, по знатности, я вам не ровня. Я не знаю, кто вообще мои родители. А еще я младше. Поэтому я молчал. Но теперь… Нет, Эбби, не выходи замуж. Давай, убежим вместе. Как только появился этот жених, я постоянно об этом думал. Я даже готов бросить свою мечту мореплавателя. Если ты решишь, то приходи вечером возле ворот. Я буду тебя ждать, - после этих слов парень скрылся. А она сидела с каменным лицом, стараясь понять, а не сон ли это был. Ей же только семнадцать. Она никогда ни с кем даже за руку не держалась, а тут такое. За четыре дня ей уже двое предлагают выйти замуж.
«Я точно чем-то разгневала богов» - такие мысли витали у нее в голове.
«Но Франк я всегда относилась к нему как младшему брату, но сейчас говорил с таким серьёзным лицом. Я не знаю, что делать. Франк хороший парень, но бежать тайком… Это наверное слишком. Я даже не знаю что делать» - руками девушка начала чесать свою голову, словно желала заставить мозг работать интенсивнее.
- Эбигейл, Айзек прислал тебе цветы, - проговорила подруга, открывая дверь и показывая желтые розы.
- Желтые розы это же символ дружбы. Значит, он видит во мне только друга?  - после открыла записку, в которой говорилось, что эти цветы напомнили ему о ней, - помнишь рассказ Кергина, там женщине тоже дарили цветы, и она была с жутким носом, прыщавая и с хрипящим пьяным голосом. Да, я не красавица, но и не уродина же! Вот же нахал! – с этими словами она порвала записку, выгоняя подругу с комнату с заявлением, чтобы она избавилась от этих ужасных цветов.
- Ну, все он меня взбесил. Он же меня совсем не любит. Как я вообще могу выйти замуж за этого кретина? Только из-за этого глупого обещания? Ха! Как бы не так! – Эбигейл была возмущена до глубины души.
- Бежать, однозначно бежать. Бежать навстречу к новому будущему, - решила в тот день Эбби, совсем не задумываясь о чувствах Франка, шла на поводу своих эмоций, лишь бы скрыться от отца, и от этого Айзека.

Не важно как, не важно где — море всегда будет ждать тебя

«Папа, извини, но я не могу выйти замуж за нелюбимого. Я ухожу к своей мечте. Я сама выберу того, кого мне любить. Прощай, и не ищи меня», - прочитала ее подруга, когда зашла вечером навестить ее. Отец был в гневе от себя, но больше всего он желал ее найти. Да, решимости ей не занимать. Но все ли будет так просто, как она рассчитывала. Это уверенная сероволосая девушка с красно-янтарными глазами, точно знала, чего желает от жизни.
Отец сам был воином, следил за порядком в городе, умело управлялся мечом и попросил молодых парней, состоящих в его подчинении найти его дочь. Мужчина злился сам на себя, что он был никудышным отцом, но он всего-навсего хотел ей счастья.
Желавши, покинуть город, возле берега их встретил пират, или хотел казаться таким. Он напал на них, Франк испугался и не знал, что делать. Сама же Эбби, вооружившись зонтиком нанесли удар твердым концом в живот, а после боковой стороной била его, укорачиваясь от ударов, и завершающий был нанес в шею.
- Я не знаю, кто ты, прекрасная нимфа, но сделай меня своим слугой! Я исполню любой ваше желание – попросил мужчина, девушка хотела сначала отказаться, но он так привязался, что пришлось согласиться. Тот пират отвел их на корабль, который был что-то вроде ночной таверны на воде. Там было много людей, как порядочных так и не очень. Это было первый раз, когда Эбби попробовала выпивку. Вроде то было вино… или ром? Прошло немного времени, как она опьянела. Там играла веселая музыка, а сама девушка залезла на стол, и начала танцевать, приглашая многих мужчин с ней потанцевать, и ей было пофиг, что девушки так себя не ведут, ей было весело.
- Эбби… Да что с тобой? Я думал, что это будет романтичный побег, а вышла буйная попойка, - комментировал Франк, не рискнувший даже прикоснуться к вину.
- Так вот вы где. Хорошо, что нашлись. Знаете, а пойдем-ка домой, - в этот момент в таверну заглянул Айзек, когда Эбигейл кружилась возле какого-то деревянного столба. Да, вроде это был столб или что-то очень похожий на него.
- Мэтью, - обратилась к мужчине, решивший стать для нее «мальчиком на побегушках», - покарауль Франка, - после это вытолкнула ее «жениха» с двери для того, чтобы поговорить с ним без лишних глаз. Эбби знала, что так просто он ее не отпустит.
- Чтобы ни наговорил вам отец, но я никуда не пойду, - пьяным голосом, да еще все время икая, начала говорить сероволосая девушка, смотря тому наглецу в глазах.
- Скажи, а ты так же сильно любишь Франка? – обычный вопрос, но почему-то заставил ее растеряться, не зная даже, что ответить.
- Но это… моё будущее. Я сама могу решать, что мне делать, - старалась оправдаться Эбби. Только сейчас она поняла, как несправедливо поступила с ее другом, ведь она его-то и не любила. Решила просто отомстить отцу, играла с его чувствами. Какая же она ужасная.
- Для того чтобы решить необязательно убегать, пойдемте, - проговорил Айзек и взял ее за руку и куда-то потянул. «Стой, я же не договорила», - дальше они куда-то бежали, но девушка совсем не понимала, что происходит. «Это все из-за вина тело все ватное», - проносились мысли у неё  в голове. Правда, она не смогла сделать и двух шагов, как вновь лишилась сознания при Айзеке, а проснулась уже дома в своей кровати.
Ей снилось, что она была человеком с рыбным хвостом. Она плавала на дне морском, и там видела Айзека, он пытался ей что-то сказать, но она не слышала. Словно специально не хотела услышать что-то очень важное. Рыбы окружали ее, можно было увидеть утонувший корабль. А после ужасная акула хотела догнать ее, она все время плыла, плыла, но не могла избавить от нее. Да еще непонятно откуда образовался ужасно-сильный водоворот. Она умирала, ей было так больно, боль пронзала не только плоть, но и душу, она даже не могла пошевелиться. Вроде и плакала от боли, но все слезы растворялись на дне морском. Сумевши как-то повернуть голову, увидела, как ее руку держал Айзек. Держал и не отпускал.
Проснулась девушка уже дома в своей постели с ужасной болью  в голове.
«Что за дурацкий сон», - первая мысль, которая появилась у нее в голове.
Вскоре к ней заглянул отец, и, на удивление, спокойным голосом сказала, - Айзек не собирается разрывать помолвку, а учитывая вчерашнюю ночь в скором времени, ты отправишься к ним домой, чтобы обучали хорошим манерам. А то я тебя слишком разбаловал.
На улице она встретила вновь своего жениха, который он пригласил ее на чашечку чая. Что за напасть, но Эбби почему-то согласилась. Может все дело в том ужасном сне?
Там он рассказал история о том, что его отец бросил, а мама вышла замуж за другого. Он все время был один, а воспитала его бабушка, которая всем сердцем желала исполнить мечту ее прабабки.
- Значит можно жениться без любви?
- Да, полюбить можно и после свадьбы
- Какой же вы невыносимый, - после этого Эбигейл убежала, убеждая себе, что Айзек только с виду молодой, а мозги заплесневели. «Тяжелый случай», - девушка не знала, что делать с этим женихом, которому плевать на любовь, лишь бы исполнить обещанье.
На следующий день к ней пришел мореплаватель, который должен был отвести ее на корабль, который плыл к дому жениха. Его дом находился на другом острове, так что пришлось преодолеть немало расстояние. Впрочем, морской воздух, спокойные волны, крик чаек, и вид прыгающих дельфинов, ей только нравились. А вот Мэтью гнался за Эбби даже на шлюпке, сама же девушка, говорила, что это пират, служит ей, вроде телохранителя. Серовласка всего-навсего желала выставить себя в плохом свете, чтобы никто не захотел на ней жениться. Таков был ее план.
Когда они приехали, их уже ждал какой-то ужин. Девушка совсем не знала этикета, а это был не дом, а целый замок. Да еще ей подали мясо, которое разрезать нельзя было, словно подошва. И когда резала из-за всех сил, тот кусок полетел в какого-то родственника семьи.
- Что за деревенщина! Она не соответствует нашим традициям! Отправьте ее домой, - гневался старик, а Айзек давился смехом. Этот старик даже случайно подвернул ногу, когда падал с лестницы. Эбби сваривала лекарство, в которое положила разные сомнительные травы и тритона. Правда, Эбби пришлось буквально затолкнуть лекарство в него, так как оно жутко воняло, словно десяти годовая протухшая рыба. Никто не знает, что там за травы были, но самочувствие старика пошло на поправку. А служанка вновь ее учила готовке, уборке, стирке и т.д., в общем, всему, что должна знать жена аристократа. Ей так понравилось в этом доме, что не хотела возвращаться к отцу. Даже собаки признали ее, хоть лишь Айзек ранее мог их усмирить. А после она заметила его с другой женщиной…
Именно тогда решила узнать обо всем у той дамочки, как оказалось, ее муж погиб, а женщина решила самоубиться, а Айзек делал все, чтобы этого не произошло, всегда поддерживал ее. Дамочка предложила выпить за знакомство, тогда и ворвался ее жених, так как ранее Эбби говорила, что видела его с другой женщиной, и если он любит другую, то не нужно обманывать ни ее, ни себя. Тогда Эбби напилась, но жених забрал ее, неся на спине.

Любовь похожа на море, сверкающее цветами небесными

- А ты меня вправду любишь? Вокруг столько красавиц, а ты все еще любишь меня?
- Да, люблю. Любил еще до нашей встречи
- Какой же ты странный
- Наверное, и вправду странно
- Странно, что я тебя тоже люблю. Очень люблю
Их отношения изменились, она действительно его полюбила. Они не раз совершали морские приключения, а ее муж на самом деле был отличным магом, не раз приходил на выручку другим людям.
Одного дня ее жених уплыл на корабле для одного магического задания, и тогда Эбби узнала, что ее жених умер на дне морском. Сколько бы девушка его не искала, сколько бы его не молилось за его спасение, все было зря. Ее душа разрывалась от боли и муки, а сердце горело на углях ее страдания. Это она его отпустила, она должна была его остановить. Нет, все это ложь. Сейчас она проснется в его объятиях в каюте у «Сирены». Они снова будут, когда тогда. И Эбби больше не покинет его. НИКОГДА.
Понимание того, что Айзек мертв обрушивалось на нее, словно миллионов острых осколков, пронзающее ее душу. Он был единственным, чего она желала, а теперь его нет. Море, как она любила всем сердцем, забрало то, что было дорого ей на суше. Неужели море ревновало? Почему боги забрали Айзека у неё?
Он утонул. Родственники Айзека обвинили в случившимся Эбигейл, так как перед уходом, молодая пара сильно поссорились. Они всегда сорились и мирились, но …. Она тогда не сказала, что любит его. Айзек не раз уходил в море и всегда возвращался, а после они мирились. Эбби думала, что так будет и в тот день. Девушка всю неделю ходила, как в воду опущенная. А после и Эбигейл пропала. Родственники после все обыскали, но ничего не нашли кроме кулона на берегу моря.
- Утопилась девка, - сделали вывод.
Отпели ее, как утопленницу, даже не похоронив. Тела тоже не нашли. Кто-то говорил, что видел ее ночью в свадебном платье, в котором она должна была выходить замуж.

Любовь - сильнейшая магия в мире. Она может укрощать даже богинь

- Ты желаешь встретить со своим женихом? - спрашивает ее Аэль.
- Да, желаю, всем сердцем богиня. Я желаю воссоединиться там, где он утонул. Я готова умереть, но чтобы быть всегда с ним рядом, - отчаянно молила богиню девушка, стоя на колени перед ней.
- Я исполню твоё желание, - согласилась богиня.
Айзек утонул по причине того, что на дне морском его ногу придавило. По непонятной причине его после нашли с его невестой, которая держала его руку, и все гадали, почему она не всплыла. Некоторые говорили, что это проклятье, другие, что их любовь была настолько велика, что, не сумевши стерпеть смерть любимого, самой судьбой приплыла к нему. Никто не знал, правда, это или нет. После и похоронили, как подобающе возле воды, чтобы их не могло ревновать ни море, ни суша. Они отдали свое душу морю, а тело земле…

Демона должно быть жалко, потому что
это существо обречено на вечные страдания
и никогда не обретет даже самую маленькую
частичку счастья, поскольку
призвано нести зло всему вокруг
и самому себе...

Рейтинг поста: 8

13

Девушка сидела на деревянном причале, опустив ноги в ещё тёплую морскую воду. Солнце медленно стремилось к горизонту, окрашивая небо и море в кроваво-красный цвет. Уже не было так жарко, и лёгкий ветерок приятно развевал волосы. Людей вокруг стало гораздо меньше, чем днём, многие уже разошлись по домам. Лишь парочки прогуливались по побережью, любуясь закатом. Чайки тоже успокоились, изредка можно было услышать вскрик одной из них. Красота! Волны монотонно бьются об причал, создавая морских барашков. Венди закрыла глаза, наслаждаясь звуками водной стихии. Накатили воспоминания о том, как прошлой осенью она так же сидела на этом причале и с ней произошёл необычный случай.
Море тогда было прохладным, и никто не купался, но это не остановило её. Венди была заворожена красотой спокойной необъятной водной стихии. Решив, что она не заболеет, если немного помочит ножки, девушка закатила штанины брюк и отпустила ноги в воду. Вокруг царила тишина, прерываемая лишь криками чаек и волнами. Был день, и холодное солнце царило высоко в небе. Вдруг, что-то странное в воде привлекло её внимание. Казалось, какая-то большая рыбина приближается к ней. Любопытство пересилило страх, и она наклонилась поближе к воде. Как вдруг что-то схватило её за плечи и ноги и утащило в глубину. Венди успела только вдохнуть побольше воздуха и зажмурить глаза, прежде чем оказаться под водой. Холодная голова и внутреннее спокойствие не позволили ей закричать, иначе она могла легко утонуть. Нечто очень быстро утаскивало её всё дальше от причала. Нащупав сбоку на штанах кинжал, вытащила его, но не рискнула атаковать схватившего её монстра. Мало ли, ей не желают причинить вреда. Сперва понаблюдаю, если будет не хватать воздуха, нападу. Так решила она, а вскоре почувствовала, что находится на поверхности воды. Неведомый противник отпустил её.
Вынырнув, Венди не смогла сдержать восторженный вздох. Вокруг неё были каменные своды пещеры, сверкающие аквамариновым цветом, а сверху в опасной близости над головой висели острые сталактиты. За спиной услышала ехидные смешки, обернувшись девушка столкнулась взглядом с самой настоящей русалкой. А точнее с русалками. Их было четверо, безупречные черты лица, глаза различных оттенков моря, бледная почти белоснежная кожа. Если бы не спутанные с морской тиной сине-зелёные волосы, рыбий хвост с плавниками и жабры, их можно было назвать прекраснейшими существами. Вот только злой блеск в глазах портил общее впечатление.
Её подозрения оказались небезосновательными. В тот же миг, как русалки почувствовали на себе уже более осмысленный взгляд, с коварными ухмылками на губах они обернулись к воде и одна за другой стали нырять в воду, лишь последняя немного замешкалась.
- Куда?! А ну стоять! – В панике вскричала Венди, убрав кинжал в ножны и в последний момент ухватившись за хвост ближайшей морской твари.
Русалка не могла не ощутить лишний груз, который, ко всеми прочему, со всех сил впился ногтями в чешую. Взвыв от боли, жительница глубин попыталась стряхнуть с себя девушку, но та намертво вцепилась, словно клещ. Завязалось самое настоящее побоище, Венди пыталась вскарабкаться выше и случайно сдирала ногтями чешую, а русалка вцеплялась в волосы девушки в попытках освободиться. Но вскоре силы начали оставлять волшебницу, воздух в лёгких был на исходе. Перед глазами стало темнеть, а в груди горело огнём. Но так просто сдаться Венди не могла, одной рукой держась за спинной плавник, другой она вынула кинжал и прижала не сильно к груди морской, но так, чтобы та его заметила. Раздражённо фыркнув, обитательница глубин всё же сдалась и вынырнула на поверхность близ суши. Девушка судорожно принялась глотать столь желанный воздух. Её ноги касались песка, к счастью, русалка принесла её на мелководье. Венди, как не умеющая плавать, была безмерна рада такому исходу. Вымученно она почти ползла до берега, сил уже никаких не было, тянуло в сон. Оглянувшись, волшебница заметила ту несчастную русалку, что не повезло натолкнуться на столь упорную жертву их неудавшейся шутки. Вся в кровоподтёках от множества царапин и общипанным хвостом она с ненавистью взирала на девушку. Хм, не стоит недооценивать сухопутных! Довольная собой Венди медленно поплелась в сторону ближайших людей или нелюдей, чтобы ей оказали первую помощь. Всё-таки она тоже пострадала и скорее всего была в не менее ужасном виде. Она чувствовала, что её короткие волосы превратились в колтун, одежда в некоторых местах порвана, тело болело от синяков, а от неё самой воняло тухлой рыбой. То ещё зрелище!
С того дня она зареклась, если увидит что-то в воде, сразу линять оттуда подальше. Ну а русалка наверняка тоже вынесла для себя урок. Не все, кто выглядят слабыми и безобидными, таковыми на самом деле являются.

Рейтинг поста: 8

14 (2019-08-20 00:09:10 отредактировано Nissaranirr Shaarakul)

В таверне был очередной аврал, а как было бы иначе, когда там выступает известный бард, сказитель, путешественник и просто душка Мельна Словоплета. Любимец женщин и детей, он всегда с лёгкостью мог спеть о далеких сражениях, подогревая сердца мужчин, так и пробудить даже в самых чёрствых сердцах росток чувств, вспоминая о любви. Славный бард видел многое, спел ещё больше, но много о чём он и смолчал, полагая, что не стоит расстраивать слушателей. Но многие не слышали о нём некоторое время, переживали за этого дружелюбного, тёплого и голосистого человечка. И вот он...здесь. Обнял свою подругу-трактирщицу, принял от заалевшей девушки пузатую бутыль чуть разбавленного вина - ему ведь ещё выступать - нашёл своё любимое место, откуда видно весь зал. Под взгляды приключенцев, случайных посетителей и фанатов, что неведомо каким шестым чувством узнали о появлении своего кумира, он достал свою лютню из клёна, которую, по слухам, справил из собственного лука и вишневого дерева выращенного умелым друидом и тихо, едва-едва тронул струны...Но весь зал замер.

Свернутый текст

Имя моё вам известно, друзья
Иначе и слушать не стали б меня
Объездил Долину, объездил весь свет
И мог бы сказать, что секретов уж нет

Но жалкой то было бы ложью моей,
Ведь мир полон тайн, их как в небе огней.
Поведаю вам ничего не тая,
Но опрокиньте уж чарку вина!

Загадки и тайны, отвага и честь,
Энигмы о магии коих не счесть.
В Феннасе жестокость бок о бок с добром,
Но всё же давайте не будем о том?

Излазил, исползал, избегал весь свет,
Но дев что живут здесь, милее уж нет.
Касания их сладки, а губы мягки,
Но и бегал от них я быстрее стрелы.


Бежать приходилось мне так же от троллей,
У ламий портки потерял, ох неловкий!
Как долго затем я змею усмирял...

- О, Эсми, я на неё непотребно кричал! - В сторону крикнул стервец подруге своей, коей пора под венец.

Историю ту поведу о себе,
О море, и буре, и пенной стерне.
И мысли, что рыбою билась  - "на дне".
И рад бы сказать, что всё дело в вине...

Но весьма что-то тороплю я свой сказ,
Ну что же вы думаете для вас я припас?
И будут и бури и скрежет волны,
А ты, морячок, поближе ко мне подходи!

С чего же начать свой неспешный рассказ?
О том, как дворянскую кровь ненароком я спас?
А может с того, как кто-то отдал недобрый приказ,
Дабы Мелна исторгнуть из мира на раз?

Но всё это мелочи, знайте, друзья,
Начну свой я сказ о судьбе одного корабля.
А Корвет тот назвался "Беда",
Хотя, демон возьми,  воды то полна голова!
Фрегат то был крут и приятен, словно девицы стан
Чего не могу я сказать о вас, капитан!

Но опасен и ладен, как хекситский шамшир,
Поднял лихо свой парус "Ночной Дебошир"!
А командир его, что средь нас затаился
Да мясными блюдами вширь раздаться решился,
Морскому хожденью отдал целый век.
Сей фаэдерец - скала не человек.

Курс был ясен и надёжна команда,
Но чуял боев ветеран - всё неладно.
Морских предрассудков услышал я тьму,
Но верить не мог я тогда никому.
Иначе в могилу, боюсь, попаду.

Ктож думал, кто знал, кто поведать мог мне,
Что метка была на том корабле?
Кто мог мне поведать тогда,
Как пришла и за мной неудачи звезда?

Не помню момента уж, други, простите меня
Как с небес ушла вся синева
Комом Теней накатился туч сонм
и "Ночной Дебошир" издал первый свой стон.

Стонала оснастка, стенала корма,
Словно фрегат хаять решился меня.
Но слабости то был краткий лишь миг,
"Ночной дебошир", беды презрев,
Идти решил напрямик!


Серость морская катила могилою,
Серыми валами наступая стылыми
И дождь посекундно наливался злой силою,
Скрывая от нас небеса.
Уж неужто поглотят нас волн голоса?

И безумно давило корабль ненастье,
Воем ломая нам теперь бесполезные снасти,
Да щерясь залитою пеною пастью.
Уж дна ли морского стану я частью?

Изъездил весь свет, исходил, обошёл,
И вот по палубе шёл тонкий скол
Неужто закончится здесь мой рассказ?
Подумал я, и услышал приказ!

Играй же скорее Мелн Словоплёт!
Нас уж теперь ничего не спасёт!
И если умру я в этой серой пучине...
То чёрт с ним, уйду с бардом, которому нет равных поныне!

Уважить решил я приказ капитана,
Хоть и расстаться с миром душа не желала упрямо
Взял в руки лютню свою, что звучит неустанно...
И звук сердца пошёл беспрестанно.

Пел я солнце, что ласково светит,
О каждой песчинке, что ветер приветит,
Пел я о славе, о далёких богах,
Любви, что таится в наших сердцах.

Мгновения песни сливались в минуты,
И словно от солдат, что строят редуты,
Шторм отступал, давая часы...
"Неужто вырвались" - подумали мы...

Фигурка мы лишь в играх Судьбы,
Послушны переменчивой воле.
Нельзя пожелать изощренней врагов,
Тем, кто однажды выиграл фавор богов

Ну чтож, капитан, вижу ты,
отравиться снова в море решил.
Но вижу я лишь раскрытые рты...
Ужель ты забыл, как были твои корабли хороши?

Забыл ли ты тот ужасающий бой?
Как сделку свою заключил ты со мной?
Забыл ты небо, закрытой мглой?
Или как за гибель матросов ответить хотел головой?

Богини прекрасен был лик, но жесток,
Холоден, словно волны седые.
Не мог я смотреть я, как поник капитан,
Лишь взглядом буравя воды шальные.

"Но есть путь для тебя, капитан,"
Раздался богини вновь голос
Отдай мне певца, выход дам.
Не будет боле он холост...




А...что было дальше? - раздался робкий голос в зале. - Как же ты выбрался?
Мне помогли друзья. - ответил бард, ставя на землю свою походную чашку, в которой всего мгновенье назад было вино. - Но это уже - совсем другая история.



Куплю/выменяю рыбу
Куплю [Закристаллизованная в мёде пчела]

Рейтинг поста: 8

Подводим итоги конкурса!
Всем участникам огромное спасибо за приложенные старания и участие! Мы постарались внимательно ознакомиться со всеми работами, взвесить все за и против и наконец озвучить победителей.
Приз зрительских симпатий получает.. Sill`res Rat`Kfur`s.
В номинации "Тематика" побеждает.. Nissaranirr Shaarakul.
В номинации "Трагедия" побеждает.. Leen.
В номинации "Эмоциональность" побеждает.. Rendon Howe.
В номинации "Юмор" побеждает.. Ordalion Westler.
Вместе с тем все участники дополнительно получают награду за участие. Даже если вы не выиграли в номинации - не расстраивайтесь, ваше старание оценили по достоинству. 
Все награды и достижения за участие и победу в конкурсе, будут выданы автоматически в течении суток.

Рейтинг поста: 7