1 (2019-08-30 19:57:31 отредактировано Rendon Howe)

https://i.pinimg.com/564x/f7/26/c8/f726c822018fc516e1094a2fd7cc140e.jpg

Действующие лица:
Ижая Шпик
Рендон Хоу

Внешний вид персонажей:
Описан в анкете или в первом посту.

Дата и время в эпизоде:
Середина месяца Берилла года Багряного льда.

Погода в эпизоде и место действия:
Окрестности Везена, теплый ветреный день.

Тип эпизода:
Личный.

Краткое описание действий в эпизоде:

В контрабандном промысле существует множество нюансов, главная выделяющаяся грань которых изображает крайнюю степень недовольства легитимной власти по отношению к сделкам, совершаемым вне закона.

Рендон — человек существующий в единстве свободных взглядов по отношению к любым областям криминальной науки и пират, практика деятельности которого в основе своей сводится к похищению и последующей продаже живого товара.

Ижая — не человек, чьи темперамент и натура довольствуются досугом ветреного обывателя. В его взглядах на жизнь преобладает умеренность и жажда отстраненного наблюдения.

Обоих участников события вместе сводит подавляющая несоразмерность характеров и мирской реальности: Рендон вовсе не такой плохой, каким старается быть, а Ижая вовсе не такой отдаленный, каким практически всегда и бывает.

И хотя рабовладение на обоих полушариях Долины является основой социального строя, моральный аспект находит свое испытание там, где на один из шатких столпов этого строя можно оказать личностное влияние.

Пират и зверочеловек в противостоянии мнений способны открыть друг в друге особенности, которыми куется локальное решение: быть рабству или быть размеренному речному течению.

Рейтинг поста: 2

2 (2019-10-04 14:44:42 отредактировано Rendon Howe)

Рендон не любил перевозить грузы в стратегически неприспособленные для судоходства места. Всегда оставаясь закоренелым пиратом и дельцом на базе морских территорий, он испытывал навязчивый дискомфорт в условиях критической близости к суше. Тем не менее, звон монеты прельщал настроение капитана куда сильнее, нежели интуитивное опасение тупило предпринимательскую инициативность. В небольшом речном ответвлении, истоке мерно текущего водного потока недалеко от защищенного с воздуха Везена, Рендон должен был встретиться с давним своим партнером, который с особой охотой скупал рабов, преимущественно орочьей расы: сильные и выносливые исполины внушали множество идей по практическому применению их врожденной расположенности к поднятию тяжестей. Зная о перечне фаворитных товаров и расценки, завязанные на возрасте и весовой категории каждого отдельного экземпляра, пират набивал в трюм своего корабля и оставлял в живых до самого конца только самую горячую и молодую кровь. Это сулило некоторые сложности, ведь товар должен был предоставляться в презентабельном виде, что означало стабильную кормежку и перманентное бдение: зеленокожие бугаи, при том, что часто были тупыми, абсолютно всегда имели скверный характер и желание пойти наперекор обстоятельствам. Хоу подобного рода соглашения сулили весомый достаток и долгоиграющее расположение команды, что играло на руку в условиях необходимого делегирования полномочий: хочущая скорейшего обогащения часть моряков вызывалась на опасное мероприятие добровольно, не испытывая при этом терзаний в отношении близко расположенного к месту сделки города. Медленно продвигаясь на лодках вдоль извилистого берега, пираты, нарочито безмолвные и настороженные, высматривали искомое устье, где под сенью густых зарослей и деревьев их должна была дожидаться сторонняя преступная группировка.
— Капитан, - шепотом произнес высокий светловолосый мужчина, сидящий в одной лодке с Рендоном и двумя связанными по рукам и ногам пленниками, - Ты слышал о том, что в этих местах можно наткнуться на полуросликов и разрозненные племена зверолюдей?
— Нет, - ответил Хоу, но не без интереса: посыл и контекст вопроса боцмана сулил им новое приключение и пользу провождения времени в здешних краях сразу же после сделки, - Думаешь на Сэрдане эту мелочь сочтут за диковинку? Заморскую экзотику? Рендон вопросительно приподнял бровь, нащупывая веслом илистое дно.
— Уверен в этом, капитан, - с энтузиазмом подхватил долговязый и прищурился, разглядывая ближайшую к ним густую растительность, - Думаю, что среди вольных толстосумов найдутся и извращенцы, падкие на павлиньи хвосты и шерстистые груди, - размышлял он открыто и вполне обоснованно.
— Дно морское, Спарк, - слегка наигранно возмутился Хоу, - не хочу я об этом думать. Почему нельзя лапать вполне себе человеческую плоть и предаваться утешению в объятиях пышногрудой красавицы, изо рта которой не пахнет свежевырванной печенью и под жопой которой не прячется функционально неудобный хвост?
— Здесь не соглашусь, - дружелюбно протестовал блондин, с охотой воспринявший предмет обсуждения, - Женщины нашей расы — лучшее и самое обольстительное, что с этой самой расой случалось. Жизни без них не вижу. Но иногда и мне хочется чего-то новенького: разве тебя нисколечко не будоражит мысль о том, что в постели может вытворять ловкая и гибкая, как не одна человеческая женщина, кошка? А эти глаза, наполненные щенячьего восторга и яростное желание постоянного повторения процедуры совокупления, как в случае с оборотнями? Это тебя нисколько не заводит, а, капитан?
— Я прощу тебе эти инсинуации только если ты скажешь, что трахаешь оборотней не в той форме, когда щенячий восторг и желание повторения диктуют им их животные инстинкты, а не обоснованное и взвешенное решение получить от тебя плату за досуг, - пират иронизировал, подогревая поток мысли помощника.
— Ты еще скажи, что я и не оборотней вовсе ебу, - демонстративно насупился боцман, улавливая нотки сомнения капитана, - Тогда о капитане Рендоне Хоу и вовсе будут слагать легенды, как о капитане, который подле себя держит зоофила, - его голубые глаза провокационно глядели в лицо собеседника.
— Заманчивая игра в пересказы могла бы получиться, - сухо отреагировал Рендон и опустился ногами в воду, - мы на месте, - констатировал он также скупо и взглядом указал на место встречи.
Под сенью лиственного покрова скрывалась небольшая низина, в укромной и отдаленной части которой толпились в импровизированном наскоро лагере люди, скрывающие лица за объемными капюшонами. Для Рендона не были загадкой личности этих персон, однако ему никогда не приходилось демонстрировать свою наблюдательность и потому те до сих пор верили в прочность своей конспирации. Дождавшись пока за ними прибудут на место еще четыре лодки с пленниками, Хоу с командой доверенных людей поспешили переместиться в намеченное место. Единственный человек, чье лицо не было спрятано за тканью капюшона, лысый и угловатый, приветственно улыбнулся, узнав Рендона издалека.
— Ты как всегда пунктуален, - заметил тот после короткого рукопожатия, усмиряющего напряжение стоящих вокруг него соплеменников.
— Не люблю задерживаться в вашей дыре больше, чем того требуют обстоятельства, — ответил Рендон саркастически, но без злости. Делать в этих полях было особо нечего, а дорога в Везен пиратам была перекрыта из соображений безопасности. Да и сами они не особо жаловали воздушные пути и высоту в принципе, а эти составляющие были неизбежны в случае с городом, который левитировал на уровне облаков.
— Я вот задержался и не жалуюсь, Хоу. Не кажется ли тебе, что именно эти два обстоятельства и свели нас вместе, как два плотно прилегающих звена единой цепи?
— С тем же успехом могу заметить, что у меня есть волосы лишь для того, чтобы твой череп мог отражать солнечные лучи, - пират был серьезен и в этом безэмоциональном тембре таилось последовавшее за ним затишье. Они стояли друг против друга, оценивая благонадежность предстоящего обмена и утверждались в том, что доверием бизнес не испортишь. Не в случае с контрабандой, реализуемой в обход налоговых сборов.
Уже через минуту они оба заливисто смеялись, обманутые напускным напряжением и сомнительной обстановкой. А еще через минуту люди Хоу переводили в запряженные лошадьми телеги зеленокожих рабов, чьи телодвижения были неуклюжими из-за надетых на их головы мешков. Факт передачи товара совершался на их глазах и потому Рендон требовал справедливой оплаты. К счастью для всех присутствующих, сторона покупателя не имела намерений уйти от ответственности и потому заранее подготовленная сумка с деньгами уже очень скоро попала в руки Рендона, а от него в руки боцмана, который вместе с еще несколькими парнями тут же отправился назад к лодкам. По логике действий Рендон должен был остаться доволен и успокоиться, однако его терзало смутное предчувствие в виде ощущения, что за ними в этот момент наблюдают. Расположенный доверять своей интуиции, пират внимательно осмотрел окрестности.

Рейтинг поста: 2

3 (2019-10-05 06:21:12 отредактировано Izhaya Shpik)

Отражение Краснослова подмигнуло своему оригиналу из воды. Юркая водомерка пустила круг над глазом зеркальной копии смотрящего на поверхность реки зверолюда, вдохнув краткий миг жизни в его неподвижный силуэт. Тряхнув клювом, тем самым совершив несколько быстрых, едва заметных движений своей головы, пернатый певец продолжил свой путь вдоль кромки берега. Трехпалые отпечатки следов его лап оставляли четкий след на сером песке, не сразу заполняясь мутной речной влагой. Мужчина брел как всегда: задумчиво и неспешно, подбирая рифмованные строки всему, что видел и чем дышал на речном лоне.

«Скользит по зеркалам малютка водомерка
Шагает ли с течением или бежит назад,
Ей ведома прямая дорога без преград,
Но сможет ли она взглянуть на облака
Иначе, чем сквозь воды миража?»

Мокрый песок расходился под пальцами с негромким хрустом. Следуя взглядом за движением своих когтистых лап, Ижая Шпик подумал, что маленькие вспышки солнца в прозрачных каплях на ороговевших чешуйках его пальцев, в целом, даже завораживают своим блеском. Он наверняка подобрал бы строки и для этого пустякового открытия, но неестественные для природной мелодии звуки заставили его поднапрячь крылья, чтобы взобраться вверх, на гребень холма. Любопытство не порок, но зверолюд не спешил радоваться увиденному. Что бы сейчас не происходило перед его глазами, пернатому явно не нравился общий запах проблем, в которые он решительно ненавидел себя втягивать.

Мой друг, мне кажется, что ты зашел в тупик.
Что сделать здесь способен ты, Ижая Шпик?

Кинжал пра-прадеда заткнутый за пояс весомо потяжелел, но мужчина уже решительно обернулся, шагнув прочь не глядя, прямиком на сухой конец лежащей впереди ветки.

Рейтинг поста: 1

4 (2019-10-04 22:01:24 отредактировано Rendon Howe)

Не зря Спарки считал эти места полными тайн и загадок и, подразумевая под этим заключением перспективы удачной охоты на экзотических рабов, то и дело чесал языком о необходимости тщательного и углубленного исследования близлежащих территорий. Осматривая живописное и вдохновляющее на свободное настроение окружение, Рендон позволил себе на некоторое значимое лишь для него время позабыть о всех мирских треволнениях и отвлечься от процедуры контрабандного бартера. Уставившись в одну случайно выбранную и усеянную особо густой растительностью природную точку, он стоял молча весь период, пока маргиналы низшего звена не нуждались в его участии и указаниях. Сие глубокое погружение в низины подсознания являли собой иронию жизненного принципа, при котором преисполненный благоразумного бдения и наделенный талантом к наблюдению человек позволяет себе на секунду потерять контроль над происходящим и тут же попадает в кружащуюся неподалеку от него цепь событий: как только умиротворяющая мелодия листвы сменилась спонтанным раздражителем, вернувшим пирата из состояния прострации, взгляд его серых глаз резво переметнулся на противоположный берег. Там, богоподобно освещенный лучами восходящего солнца, возвышаясь над всем и всеми вокруг, стоял на холме некто, чью природу и способность к осознанной речи моряк разглядел не сразу: уж слишком сильно объект наблюдения походил на дикую птицу, отличаясь от нее лишь наличием шляпы и способностью к прямохождению. Если бы спровоцированный неловкостью встречи эмоциональный букет капитана можно было описать одной емкой фразой, то, всего вероятнее, это были бы те самые пресловутые “смешанные чувства”. С одной стороны, мужчина испытывал натуралистический и немного детский трепет перед внезапно обнаруженным открытием: его мысли разогревались стремительным осознанием того фактора, что еще не все расы и существа в Долине представляются его опыту одинаково знакомыми. С другой стороны — менее человечной и более профессиональной, не без помощи и участия злополучного боцмана, насаждались в активизировавшуюся черепную коробку Рендона предвкушением увесистого ценника, который можно было повесить на связанную тушку нетипичного раба. А вот с сугубо стратегической позиции капитан выигрывал и выражался куда больше, нежели со всех остальных: пропустивший через тело флюиды азарта, а через настроение запал сродни безумству обнаруженного охотника, он галопом метнулся по направлению к непрошеному посетителю их стоянки, который, по всей видимости, уже и сам не радовался своей находке. Впрочем, отсутствие желания встречи у зверолюда с лихвой компенсировалось буквально жизненной жаждой его поимки у Рендона. Некоторые из стоящих неподалеку пиратов, заметив яростное изменение темпа и скоростное удаление от точки встречи своего капитана, быстро смекнули о причинах такого поведения и ринулись на подмогу. Со знанием дела и пониманием характера забега такого формата, матросы разделились в разные стороны, чтобы не только не мешать друг другу в передвижении по трясине и вязкому песку, но еще и для того, чтобы зайти с разных сторон и, замкнув жертву в кольцо, не оставить той и единого шанса на спасение. Тем не менее, как бы пираты не старались угнаться за Хоу, их горячечно обретенный побудитель не шел ни в какое сравнение с тем, что восхитил в себе капитан: лихо перепрыгивая через естественные препятствия и увеличивая размах ног, он преодолевал расстояние между собой и Птицей со столь завидным успехом, что, глядя на столь увлекательную картину погони, можно было поставить под сомнение способности мужчины к морским путешествиям: уж слишком искусно он справлялся и ощущал себя на суше. На самом же деле, основой и обоснованием столь эффективного перемещения служил один-единственный и знакомый практически каждому психологический комплекс: Рендон ненавидел проигрывать и ему было абсолютно не важно, в чем и с кем он соревнуется. Движимый посылом судьбоносного появления на горизонте событий смешного на вид существа, пират преодолел очередное поваленное дерево и в одном ловком прыжке уцепился за пернатые перья зверочеловека, властно сваливая того на песок. Кинжал, сверкающий в переливах солнечных лучей и неуклюже трясущийся в такт маневрам и движению непривычно бесформенного тельца, тут же был отобран при помощи силового нажатия колена на сгиб крылоподобной руки. При помощи явно большего веса тела, Хоу придавил своего нового знакомого чтобы свободной рукой приставить тому уже собственный нож к горлу. Последнее, к слову, найти было не так и просто: широкая птичья шея не поддавалась интуитивному пониманию, ведь с представителями столь нелюдимой расы пиратам приходилось иметь дел чуть меньше, чем нисколько.
— Вот так встреча, — выпалил Рендон с задором и радостью в голосе, сильнее придавливая лезвие на беззащитную плоть, — Ты за нами шпионил? Если ты — сука — сейчас будешь мне врать, то считай, что разговора не было, — глаза пирата заметно округлились, а в ротовой полости стала скапливаться жидкость, демонстрируя образ нарисованного безумия на лице моряка, —  и тогда я тебя просто убью: чтоб не повадно было трепаться не по делу, — последнюю фразу капитан произносил с такой навязчивой медлительностью и желчью в интонации, что не поверить в решительность и готовность осуществить сказанное было попросту невозможно: оставалась возможность дискутировать скорее только на тему того, как много усилий ему понадобится, чтобы сдержаться и не пырнуть пострадальца, — сейчас я с тебя встану, а ты медленно сядешь на землю и не станешь подниматься, пока я тебе не позволю. Ты понял? В унисон назидательному напутствию, из кустов сбоку от Рендона появился один из его подчиненных и, переводя дух в ревностной попытке стабилизировать дыхание, встал неподалеку от увлекающихся друг другом собеседников. Еще через минуту с другой стороны показался спокойно идущий в их направлении контрабандист из второй банды: тот самый, круглоголовый и неказистый, с которым Хоу имел честь беседовать ранее. На неприятном лице человека проступала нездоровая ухмылка, а в глазах затаилась, выжидая нужный момент, злоба, чье назначение и почва не были ясны никому из присутствующих.
— Хоу, морское дно, и как тебя угораздило научиться так бегать? Вопрос скорее риторический, нежели с надеждой на получение значимого ответа, был задан скорее с акцентом на сами навыки пирата, нежели на конкретную цель их использования в данных обстоятельствах. Остановившись неподалеку, мужчина взглянул на дурного вида зверочеловека сверху вниз, после чего презрительно сплюнул. Поднявшийся на ноги Рендон как будто бы этот жест омерзения не заметил, всецело поглощенный процедурой допроса.
— И не надейся научиться также, — скорее грубо пошутил, нежели действительно оскорбил лысого бандита Рендон, и скрестил руки на груди, в обоих сжатых кулаках которых теснились кинжалы — свой и отобранный у мало способного к сопротивлению чужака, — Что ты такое? Спросил он своего пленника уже гораздо спокойнее, нежели раньше, хотя и в словах его по-прежнему сохранились диктаторские нотки, — И сколько вас “таких” в округе?

Рейтинг поста: 1

5 (2019-11-27 16:46:04 отредактировано Izhaya Shpik)

Сухая плоть смачно треснула под увесистой лапой. Кто говорил, что птичий род обладал легкой костью, видимо не имел чести быть лично знакомым с неуклюжей «везучестью» Ижаи Шпика. Звук неминуемого саморазоблачения прокатился волной снизу вверх, щекоча за кончики перьев. Встопорщив загривок, зверолюд испуганно округлил глаза, и изо всех сил рванул наутек.
Лучше остаться молчаливым свидетелем, нежели мертвым — раз за разом проносилось в голове мчащегося по лесной куще мужчины. Не смотря на широкий размах крыла, его строение не позволяло ему взлетать подобно настоящим птицам. Пернатый певец мог лишь сравнительно легче преодолевать большие преграды, приподнимая себя над землей и с силой толкаясь вперёд при помощи резких воздушных потоков. Догнать его оказалось делом далеко не из простых.
Ощутив удар сбоку, зверолюд пропахал клювом землю. Трехпалая конечность потянулась к кинжалу, в попытках хоть как-то защитить себя, но крыло свело болью и вес чужого тела навалился на него сзади, выдавив разом все мысли певца. Пустота в голове зазвенела дикими ударами сердца в груди. Никаких слов и звуков больше не существовало.
Тяжесть отпустила и, перевернувшись, Ижая Шпик уселся перед людьми происхождения явно не высшего и мордами далеко не приветливыми. Черные точки не отрываясь пялились на мужчин без единой вдумчивой мысли в них. Широкая грудь часто вздымалась; в целом, зверолюд велся себя словно обычная птица, шарахнувшаяся о стекло и теперь шокировано взирающая на все без особого понимания на происходящее.
Молчание от секунды к минуте затягивалось в нелепом ожидании. Вопросы все поступали, а ответом на них служил все тот же пугающий своей пустотой взгляд. Один из людей капитана даже высказал предположение, что последний приложил пернатого о землю видимо слишком сильно.
Не по себе всем не надолго стало тогда, когда глаза певца заметно увеличились, выпучились, а дыхание наоборот стало слабеть, пока на секунды не оборвалось и наступившую тишину можно было потрогать. Зверолюд замер, как окоченел или помер, что едва успел предположить второй контрабандист прежде, чем пернатый моргнул и задышал, раскрыв клюв.

Как говорил покойный моего отца старик:
«Илару слава, что в семье один лишь фрик»

Втянув шею, он ещё раз моргнул и обратился ни к кому конкретно.

Какой уж есть, к себе такому ты привык, Ижая Шпик.

Рейтинг поста: 2