1 (2020-01-14 14:15:11 отредактировано Asmandr Gradjets)

Действующие лица:
Asmandr Gradjets, Sardonika Mork и Jin
Внешний вид персонажей:
Как в анкете, если не сказано иначе.
Дата и время в эпизоде:
1 день месяца Граната, год Орлеанового Рассвета
Погода в эпизоде и место действия:
Интхуул, конкретные места и погода по ходу эпизода.
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Этот эпизод расскажет о том, как начнут меняться судьбы трёх смертных после их мимолётной встречи на заснеженной праздничной площади. Это история о прошлом, настоящем и будущем.

[здесь будет красивая картинка]

Рейтинг поста: 0

2 (2020-01-14 14:21:50 отредактировано Asmandr Gradjets)

Посреди нескончаемой бездны были лишь трое. Красивая девушка в светлых нарядах, рядом с ней умиротворённо парил в пустоте белоснежный лис о девяти хвостах. На небольшом отдалении, словно не имеющий права приблизиться к остальным из-за незримой преграды, стоял безликий мужчина в тёмных мехах. Шли секунды, часы, столетия, вечности. Со временем становилось понятно что их тут было никак не трое. Странных личностей и вовсе не существовало ни здесь, ни где либо ещё, а настоящим был лишь тот, кто за ними наблюдал. И вот он, наблюдатель, впервые открыл глаза.
Яркий свет ударил прямо в сознание смотрящего, которое и без того было притуплено его собственным криком. Когда восприятие бытия вернулось к своему хозяину, он лишь на миг, в последний раз, увидел два изначально знакомых ему лица. Лица светлой женщины и тёмного мужчины. Секундой после он уже понятия не имел как они выглядели, но эти лица были единственным что он помнил и будет помнить всегда. Тяжёлые веки опустились, поднялись. На него смотрели уже двое, тоже мужчина и женщина, но совсем другие. Они были близки сердцу и духу наблюдателя, он чувствовал что находится в руках двух таких разных существ, дороже которых при этом для него ещё не существовало. А белоснежный лис о девяти хвостах был рядом.
Время пролетало быстро и мир вокруг становился всё меньше и меньше. В этом уменьшающемся до поры мире тёмный мужчина передал наблюдателя древней силе огня, что некогда отвергла его самого. Сила не опаляла принесённый уголёк, но делала сильнее, сотворяя из того кто наблюдает истинного творца. Со временем и усердием рос как жар пламени, заточённый в духе творца, так и его самоконтроль, превращая смертоносное пламя в живительное, притягивающее и не угасающее тепло. Творец ступал вперёд шаг за шагом, каждый раз преодолевая всё большее расстояние и погружаясь всё глубже в недры самого себя, доставая оттуда всё новые и новые огоньки, что согревали безликих серых вокруг. Так однажды другие серые безликие привели его на цветочное поле, где было множество красивых растений, но запомнился больше остальных невысокий красный цветок. Цветочек был активным, жизнерадостным и сильно тянулся к творцу, будучи привязанным сильнее только к своим безликим садовникам. Долгие годы огоньки творца согревали цветок, но не всё могло длиться вечно.
Как бы быстро не ступал творец, он не мог обогнать белоснежного лиса, который почти всё время был рядом со своим питомцем-угольком. В один момент лис подошёл в весёлому цветку и проронил на его лепестки слезу, после чего сорвался с места и медленным шагом убрался так далеко, что быстрый творец не поспевал за ним. Когда же он оставил попытки догнать лиса, то обнаружил что обитель серых безликих покрыта огнём. Огнём смертоносным, чужим, злым, алчным. Спасая многих от огня, творец потерял дорогой ему цветок. Лис вернулся и был рядом со своим питомцем.
Время шло и многое происходило не только перед глазами творца, который теперь всё больше походил на наблюдателя. Цветку было больно, огонь, что унёс его далеко-далеко, обрывал лепестки цветка, вытягивал из него соки, сушил и мучал его. Это не могло продолжаться долго и цветок забыл про огонь, оставив его далеко позади. Но уплатил за это он и паматью о творце и садовниках. Цветок, который не помнил что он цветок, оказался под крылом трёхглавого орла и пережил многое. Но цветок не перестал быть цветком, а потому оказавшись внутри огромной иглу, рядом с лисом что помнил каждую свою слезу, он был замечен вновь.
А лис был поблизости. Все девять его хвостов колыхались из стороны в сторону, пока в соседнем доме угольно чёрный волк-полукровка лежал на кровати прижатый посильным грузом. Его глаза открылись и из них тут же выкатились слёзы.

Рейтинг поста: 3

3 (2020-01-25 23:56:31 отредактировано Jin)

Снова. Это повторялось снова. В очередной раз. Дыхание сбивалось, холодный пот струился по лицу, руки в смятении стискивали простыню. Жалобные стоны заполняли тишину вокруг, иногда сменяясь еле слышным плачем. Пора было к этому привыкнуть за все эти годы, но нет. Каждый раз, словно первый. Сон. Чертов сон.
- Нет... - шептали пересохшие губы, - Нет...
Через окно комнаты пробивался лунный свет, освещая маленькое уютное помещение гостиницы, и в частности кровать, на которой металось женское тело, не в силах проснуться.
Джин остановилась в этом заведении после празднования нового года, расставшись на какое-то время с членами группы. Кто уж сейчас вспомнит, почему. Она была пьяна, ей было весело, ее ноги требовали продолжения банкета. И скорее всего на утро она будет усердно вспоминать недавние события. Но не сейчас.
- Хватит... - это уже был не шепот, а хрип.
Срывающийся, жалобный хрип. Благо, Джин не видела себя со стороны, иначе бы расстроилась, это уж точно. Слабая, беспомощная, жалкая. Все те качества, которые она ненавидела и в других, и в себе.
И меньше всего лисицу сейчас обрадовало бы наличие кого-то в комнате. Не из-за того, что ее могли убить или ограбить. А потому, что могли увидеть такой. Уж лучше быть избитой девкой с нотками придури, чем здоровой заплаканной размазней.
Сон меж тем сжимал тасаури в своих тисках все сильнее, заставляя бормотать и метаться на простынях почти без передышки. Как будто смертельная болезнь, он выкачивал из нее последние соки, последние крупицы разума.

- Я люблю тебя, милая...
- Не уходи далеко...
- Где вы? Где они?!...
- Ты пойдешь с нами... маленькая дрянь...
- Чертова сука...
- Как тебе такое? Как тебе это нравится?
- Он умрет, как и все другие...
- Свежая кровь, свежая плоть...
- Ты счастлива? Ты счастлива?
- Останови это, спаси меня...
- Это мой мир... Ты - мой мир....
- Я Джин... Джин... Джин, Джин, Джин, Джинджинджинджинджинджин....

- А-а-а-а-а-а!!!
Истошно закричав, лисица оторвалась от подушки, сев на кровати и зажав руками голову. Тело было липким от пота, но она не ощущала этого. Сердце колотилось, как сумасшедшее, легкие горели от судорожных вдохов, а непонимающий взгляд уставился в одну точку, как в спасительную соломинку. Словно стоит Роу сейчас моргнуть, и этот кошмар вернется.
Кое-как отдышавшись, лисица провела трясущейся рукой по волосам, убирая налипшую ко лбу прядь. После чего опустила ноги на холодный пол и зашептала охрипшим голосом, силясь привести мысли в порядок:
- Это Интхуул... Первое число, таверна "Хмельная лошадь", кажется... Второй этаж, третья дверь направо, окно выходит на... на... - пытаясь вспомнить конкретные детали, Джин встала и быстрыми шагами дошла до единственного источника освещения.
Прижавшись горячим лбом к прохладному стеклу, она глубоко вздохнула и с облегчением закончила:
- На площадь.
А потом нервы сдали и тасаури зашлась в судорожном плаче. Снова.

Рейтинг поста: 4

После противного города гномов и этого праздника, плохо замаскированного под рекламную кампанию для магазинчиков подарков и сладостей, Тис и Арат направились в трактир на окраине. Привычное дело, однако кровати гномов не то, чтобы были малы - даже сидя спать на них было очень сложно. Ноги полуволка полностью не помещались, куда уж там было примоститься Тис? Зато на удивление большие окна выходили прямо на улочку, где башмачники днём выставляли свою продукцию. Из-за шума торгашей в трактире снизили цену, что было только на руку путникам.
Асмандр не был особо разговорчивым, он практически сразу после праздника завалился спать, оставляя сильв наедине со своими мыслями. Девушка примостилась у окна на подоконнике, согнув ноги в коленях. На них она положила карту, рядом с которой на столе стояла зажжёная свеча, освещавшая своим слабым пламенем чернила и названия городов. Сардоника же постаралась поудобнее устроиться и погрузиться в изучение: откуда пришли, куда идти дальше, как миновать опасность. Хоть Летисия и чувствовала сильную усталость, сон своим цепкими лапами мог выдрать её на минут пятнадцать, после чего мощным толчком возвращал к созерцанию карты. Тревожность стала спутником дочери Домоны с того самого рокового дня, когда та была похищена люмберами от своей привычной счастливой жизни.
Из угла Арата послышался скулёж, он, словно пёс, выл от своего сна. Тис даже на некоторое время замерла, устало массируя тёмные круги под глазами.
"Может не стоит его будить? Если это как храп, он просто перевернёт голову, чтобы не издавать звуков."
Но вой не прекращался, даже стал более громким, а голова беспокойно металась из стороны в сторону. Так что Тис убрала карту с колен, взяла огарок свечи и на цыпочках пошла к постели Арата, прихрамывая на одну ногу. Огонь от свечи в её руках плясал немыслимым образом, не могла она так просто балансировать, когда наступала на повреждённую ногу. Девушка взяла его за плечо и тихо прошептала - стены ведь совсем тонкие:
- Да что с тобой происходит? - на его счастье совершенно чёрствая к чужим страданиям сильв выглядела обеспокоенно, хоть из-за бликов огня она казалась и совершенной старухой - куда более безобразной, чем обычно. - Так к нам все соседи сбегутся, требуя вывести собаку, а хозяин попросит доплату за содержание животных.
Ну да, куда уж Сардоника без своей язвительности? Даже если по-настоящему плохо ей или близким, она всегда найдёт пару "ласковых" слов.
- Тебе кошмар снился? Или проснулись звериные инстинкты?
Как Арат мог заметить, вместо привычного камзола на Летисии была простая нательная белая рубаха, а волосы имели натуральный цвет. Разве только рогов не было - сильв была в помещении, но сидела у окна, так что она старалась не терять бдительности, но дала себе отдохнуть. Впрочем, зря, та ещё не знала о роде своей "болезни".

Рейтинг поста: 1

Слёзы. Тяжёлая влага на глазах зверолюда размывала картинку, мешала разглядеть происходящее в тёмной комнате и причудливо искажала лучи света испускаемые пламенем свечи. Арат ещё долго мог бы лежать до конца не приходя в себя, если бы не знакомый голос с малой толикой беспокойства и прикосновение маленькой ладони на его плече.
- Я что, скулил во сне? Хех, - проморгавшись негромко ответил мужчина и попытался улыбнуться, но выражение его невероятно человечной морды казалось очень уставшим, даже измученным. - Всё в порядке, я не хотел тебя беспокоить, правда. Мне просто приснился странный сон, - Арат уверил сильву, в то время как его свободная рука сама сама легла поверх её ладони. Тасаури повернул голову в сторону окна и на мгновение, лишь на мгновение, остолбенел. На подоконнике сидел белый лис с девятью хвостами, а когда мужчина моргнул ещё раз в комнате вновь были только они с Тис. А может и изначально их тут было всего двое. В любом случае Арат даже не стал спрашивать видела ли девушка лиса, ведь один и так знал ответ.
- Хотя, по правде говоря, я не уверен что это был просто сон, - сказал волк вновь поворачивая голову к девушке и сел на кровати освобождая вторую половину. Упавшее на колени одеяло открыло натянутую на массивную волчью тушку ночные рубаху и штаны. Ему доводилось общаться с гномьими ремесленниками, в том числе и весьма любвеобильными, так что он верил в то, что изготовленные ими кровати рассчитаны на куда большие нагрузки чем один сидящий на половине кровати полукровка. - Сейчас у меня такое чувство, как бы это сказать… Я уже ощущал подобное раньше, перед тем как нашёл тебя в той пещере. Тебе нужна была моя помощь чтобы не умереть от лихорадки, да и мне, по правде говоря, ты нужна была чтобы не потерять себя. А сейчас...
Арат опустил голову и задумался. Он попытался на свежую память быстро прокрутить в голове всё что видел в своём сне и смог сделать это с удивительной точностью. Мелкие детали тут же всплывали в памяти полукровки, что давало понять что это точно не было обычным сном, память о котором обычно улетучивалась сразу после пробуждения.
- Сейчас я тоже чувствую влияние Инари, она хочет привести меня к кому-то, кому нужна моя помощь. И-и-и… - Арат поймал взгляд Тис, глаза которой частично прятались в тенях. Рука, которой он держал кисть девушки, немного сжалась, - я уверен, это точно касается моего прошлого. И я боюсь его. Я не знаю что именно меня там ждёт, но это что-то важное, я чувствую это, просто чувствую. Мне нужно подумать как правильно поступить, но… Если что, ты поможешь мне? Будешь рядом, когда мне придётся столкнуться с прошлым? - спросил Арат переходя на шёпот. Обычно он старался быть сильным, но прямо сейчас, когда он столкнулся с тем чего не ожидал. Он был растерян и Тис легко могла прочитать это по его глазам.

Рейтинг поста: 0

6

В дверь постучали. Оторвавшись от окна, Джин недоуменно посмотрела в сторону такого неестественно громкого сейчас звука. Слезы к тому моменту в конец иссякли, оставив после себя только засыхающие соленые дорожки на щеках, да опухшие, красные глаза. Тасаури не отдавала себе отчета, сколько простояла вот так, пытаясь успокоить разбушевавшиеся нервы. Минута, две, десять, час?
Стук повторился. На этот раз к нему добавился встревоженный мужской голос за дверью:
- Миледи, с вами все в порядке? Я услышал крик. Вы целы? Миледи?
- Что за? - раздраженно вопросила себе под нос лисица, вытирая руками щеки и подходя к двери. - Все нормально. Будьте добры уйти.
- Миледи, прошу, откройте, я должен убедиться, что вам никто не угрожает.
"Да какого хрена?! Совсем обнаглел, что ли?!"
- Даю слово рыцаря, что только удостоверюсь, что вам ничего не угрожает, и сразу уйду, - продолжал настаивать мужской голос.
- Слово рыцаря? Ты сам напросился... - прошипела тасаури и, повернув ключ в двери, резко распахнула ее.
На пороге стоял молодой человек, удивленное лицо которого было до боли знакомо Джин. Пару секунд разглядывая его, она мысленно щелкнула пальцами.
"Ну конечно же. Ты, чертов сукин сын, пол ночи глаз с меня не сводил, пока я пила и танцевала на первом этаже таверны. Проследил, значит, в какой комнате остановилась, хах".
Мужчина, надо заметить, все еще удивленно таращил глаза на Роу, немного приоткрыв рот с целью что-то сказать. Здесь нужно сделать уточнение, почему он себя так вел. Дело в том, что лисица спала совершенно обнаженной. Проснулась обнаженной, стояла у окна обнаженной, и собственно говоря, в данный момент тоже была... бинго, обнаженной.
- Я... - сглотнув внезапно подступившую густую слюну, кое-как выдавил из себя рыцарь, который, судя по всему, на днях праздновал совершеннолетие, - Прошу прощения...
- Ну что ты, лапушка, - очаровательно улыбнулась ему Джин, откидывая черные волосы назад, - Ты ведь этого хотел? Убедиться, что я цела? Так может перестанешь пялиться в одну точку и на другие части тела внимание обратишь? Вдруг я где-нибудь ранена?
- Я... Вы... Я услышал крик, и..., - собравшись с мыслями, молодой человек наконец взял себя в руки и смело посмотрел девушке в глаза, - Вас кто-то обидел? Почему вы кричали?
"Ты гавнюк, мало того что приперся ко мне под дверь посреди ночи, не собираешься уходить прямо сейчас, еще и настаиваешь на подробном рассказе?!"
- Кричала? - удивленно захлопала глазками Роу, - Ох, простите ради бога! Я не думала, что это будет так громко! Просто мой мужчина, - подавшись навстречу молодому человеку, тихонько зашептала она, - Творит просто невообразимые вещи в постели! Такой оргазм, боги... Невозможно лежать молча.
Джин захихикала, паренек начал откровенно заливаться краской.
- Милая, ты скоро?! - вдруг раздался мужской бас со стороны кровати.
- Две минутки, любимый, к нам тут хочет присоединиться один очаровательный юноша!
- Чт... Что?! - ошарашенно воскликнул этот самый юноша, делая шаг назад.
- Отлично, мальчиков я тоже люблю! - игриво ответил любовник, - Тащи его сюда!
- Эм, простите, я не... извините, я все понял, еще раз прошу прощения, миледи, я... я удаляюсь, - паренек резко засуетился, моментально забыв о том, что перед ним стояла голая дама.
На секунду Джин стало даже обидно, что приглашение ее псевдо-любовника смутило рыцаря больше, чем ее тело. Вздохнув, она захлопнула дверь, не став дослушивать торопливые извинения в сотый раз, и вернулась в постель.
Естественно, в кровати не было никого. Укрывшись одеялом и обняв подушку, тасаури подумала о том, что если этой ночью еще кто-нибудь решит поинтересоваться, что у нее случилось, она таки затащит его в руки своему любовнику, устроив весь спектр интим услуг.
Благо, больше никого не было. Как и снов до самого утра.

Рейтинг поста: 0