1 (2020-01-16 19:51:54 отредактировано Vincent Fal'k Eshenval'd)

Действующие лица:
Vincent Fal'k Eshenval'd, Dana
Внешний вид персонажей:
В постах.
Дата и время в эпизоде:
30 число Нефрита года Багряного Льда.
Погода в эпизоде и место действия:
Снежно, поздний вечер, праздничный бал во дворце Арии и Аэль.
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Будущее не предопределено и нет судьбы, кроме той, что мы творим сами. Или все-таки есть?

Свернутый текст

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 2

Взгляд аристократа коснулся массивных стрелок настенных часов. Без четверти полночь. Чертова Фелиция где-то задерживалась. Дерзкий вызов, который эта женщина бросила в лицо всему миру степенью откровенности своего, без сомнения, великолепного алого платья, растворился вместе с ней. На столе остался дожидаться лишь полу-пустой бокал с шампанским, который хранил на тонкой грани стекла отпечаток ее губ и аккуратно сложенная в уголок салфетка с четким следом столь же алой помады. Свою нервозность Винсент гасил сумбурными глотками вспененного алкоголя и уже практически опустошил первую бутылку, что лишь добавляло его разгоряченной крови большего задора. Меж пальцев второй руки Эшенвальд перекидывал серебряную монету. Три шага вперед, три назад, и по-новой. Глоток. Пользуясь простой, но эффективной моделью поведения, Фелиция прокладывала себе путь сквозь время и кошельки мужчин смазливым личиком, аккуратными формами груди, а также сочной задницей. Сейчас дерзость и вызов были ее лучшими союзниками, но пройдет немного времени и женская красота начнет увядать, обесценивая столь желанный атрибут влиятельных господ до уровня вещи, откровенно побывавшей в употреблении. Впрочем, Винсенту не было до этого никакого дела, волшебник не знал даже ее фамилии, - Фелиция была лишь дорогой вещью, которую аристократ купил на сегодняшнюю ночь. И дело здесь было даже не в плотских утехах, неизменно последующих после окончания бала, а необходимости иметь партнершу для грядущих танцев. Огромный зал дворца морских богинь был густо наполнен гостями, расположившимся за тремя дюжинами столов. У дальней стены расположилась сцена, за кулисами которой готовился к выступлению оркестр, где между ними и гостями располагалось начищенное до блеска пространство для танцев. Освещали происходящее семь люстр по полторы сотни свечей каждая. Шлюха. Аккуратно пригладив лоснящиеся на свету волосы, Эшенвальд поправил галстук на белоснежном фраке и ленивым движением бросил в бокал пару кубиков льда. Но чертовски искусная в танце шлюха. Винсент больше не ждал ее, он понял что его нагло и бессовестно кинули. Наверняка Фелиция польстилась на более крупную добычу и теперь осваивает весь "потенциал" очередного спонсора ротовой полостью в ближайшем туалете. Чертыхнувшись, Эшенвальд попытался поймать выскользнувшую из пальцев монету, но лишь тщетно мазнул по воздуху ладонью. Проследив взглядом за траекторией ее бега, аристократ внезапно с удивлением отметил как серебряный круг резко остановился, натолкнувшись на неожиданную преграду в виде пары аккуратных туфель. И их владелицей не была Фелиция.

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 4

3 (2020-01-15 17:52:38 отредактировано Dana)

- Три часа. Просто потерпи три часа - и завтра можешь спать целый день, - терпеливым тоном повторил Велизар, взирая на жену сверху вниз - хотя, разница между ними в росте была не столь уж и велика. Что свидетельствовало не столько о низком росте его, сколько о высоком - её.
- А смысл? - негромко, почти не размыкая губ, поинтересовалась Дана. - Я могла бы прийти сюда и во сне - увидела бы всё то же самое, а внимания и мороки было бы меньше.
- Дааании, - укоризненным шепотом протянул молодой син'трес, и его спутница досадливо дернула левым уголком рта, но взяла мужа под руку, и они вместе вошли в банкетный зал. Не стоило думать, будто девушка и в самом деле не знала, зачем они посещают такие мероприятия, а Велизар - не объяснял этого ей. Это были их маленький ритуал, которому они следовали каждый раз, когда безжалостная явь во главе с Велизаром вторгалась в уютный маленький мир Сноходящей, состоящий из сна и тренировок с оружием, чтобы заставить её опять заниматься теми делами, что положены аристократам. А Дана, в свою очередь, знала, на что подписывалась, когда отправлялась в Град магов - и потому, вслух задаваясь тем же вопросом, что и сейчас, делала, что положено.
Правда, на этот раз обычный вопрос был задан без обычного задора - если так, конечно, так можно было сказать о практически вечно безэмоциональной Сновидице. И на то были причины: сегодняшним вечером где-то в этом зале должен был находиться герой её сна - причем, не обычного, а такого, которые оказывались пророческими. Конечно, вот так мчаться ему на помощь и сообщать о грядущих неприятностях Дани не спешила, но пройтись по залу, найти цель взглядом и понаблюдать за ней ей ничто не мешало.
Искомый мужчина обнаружился быстрее, чем ожидалось: в глаза Сновидице ударил рассеянный блеск, и она остановилась прежде, чем сообразила, что произошло. Это оказалась серебряная монета, и Дана, опустив глаза, как взгляд темноволосого знакомого незнакомца останавливается на носках её темно-зеленых туфель на крохотном каблучке, после чего постепенно ползя всё выше и выше, по скромному платью цвета весенней листвы и, наконец, останавливается на лице. Сама девушка тем временем аккуратно присела на корточки, чуть придержав подол, взяла монету и вновь выпрямилась. Молча протянула её мужчине. В том, что ценность пренадлежит ему, она нисколько не сомневалась.

Рейтинг поста: 4

4 (2020-01-16 23:22:06 отредактировано Vincent Fal'k Eshenval'd)

Грубая и тяжелая, метеоритное железо этой старинной работы гномьих мастеров Интхуула вновь отозвалось в ладони приятным теплом. Стильная и бесполезная игрушка, основная ценность которой заключалась в обменном курсе, который мог быть выражен чем угодно. Например, крепким кораблем, подержанным домом на окраинах Фаэдера, либо "символическим" подношением парочке юных богинь в знак признательности за возможность провести подобный вечер здесь и сейчас. О, да. Впрочем, наблюдающий перед собой незнакомку Винсент сильно сомневался в ее склонности к благотворительным начинаниям. Мимолетное касание тонких пальцев зеленоволосой девушки отозвалось в нервной системе волшебника быстрым и хлестким, как удар статики, импульсом. Они казались ледяными. Как и магическая аура, окружающая ее тело. Невидимая обычному глазу, эта абстрактная субстанция являлась в какой-то степени отражением силы и темперамента владельца, а в определенных ситуациях она могла многое сказать о его намерениях, как губка впитывая в себя эмоциональный фон. Искусство тонкое и деликатное, для детального анализа требующее гораздо большее, нежели нескольких долей секунд случайного контакта. Тем не менее, даже этого хватило чтобы понять - их встреча не случайна. Эшенвальд попытался вспомнить где он мог раньше видеть это лицо, но роскошный объем ее изумрудных волос, подобно океанской волне, и некая смиренная обреченность в бездонно-глубоком взгляде задумчивых глаз сходу обрекали на неудачу любые попытки разума найти ответ - никогда.
Но не позволив образовавшейся паузе слишком затянуться, а взгляду обрести открытую бестактность, волшебник медленно поднял руку вверх, словно указывая в потолок двумя сложенными пальцами. Явившиеся на этот знак несколько официантов и сомелье без лишних слов оперативно ликвидировала следы застольной жизнедеятельности Фелиции, заменив все приборы на столе, обновив ведерко со льдом и сервировку. Теперь осталось только одно. "Уронив" напоследок в белоснежную перчатку сомелье ту самую монету, Винсент поднял бокал, наблюдая как по тонким стенкам хрусталя стекают капли ледяной влаги.
-Мое имя Винсент Эшенвальд. Так чем могу быть обязан?

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 4

5

Девушка замерла, сосредоточенно разглядывая мужчину, стоявшего перед ней, тот же отвечал ей столь же внимательным взглядом. Она буквально кожей чувствовала, как незнакомец изучает её в магическом плане, и, будь девушка чуть более вовлечена в происхолящее эмоционально, то наверняка про себя усмехнулась бы - должно быть, он увидел в ней немало интересного. Но Дану в данный момент волновало совсем другое, поэтому она просто мимолетно отметила про себя иронию настоящей ситуации - и только. "Как... интересно" - размышляла про себя син'треска, продолжая изучать взглядом мужчину.
Практически все окружающие видели сны, но у каждого этот процесс протекал по-своему, пускай со стороны это было малозаметно - кому, как не самой Ведьме Сновидений было это знать? И, при желании, девушка могла видеть во сне то же самое, что и выбранный ею обьект, как бы натягивая тоненькую невидимую ниточку связи между сознанием последнего и своим. Этот же трюк - ну, почти, были некоторые небольшие отличия - позволял манипулировать чужими сновидениями. Но это так, к слову. Конечно, если учитывать, что Дани могла и в своих собственных сновидениях видеть всё, что душе угодно - стоит только захотеть - то сам собой напрашивался вопрос: а зачем ей вообще смотреть чужие сны, если не вмешиваться в них ради общения и всего такого прочего? Тем не менее, девушка как просто испытывала определенную долю любопытства, так и стремилась получить как можно больше опыта на выбранном ею поприще. Ну и кусок в чужой тарелке слаще выглядит - куда уж без этого? Однако, несмотря на всё это, Сноходящая занималась таким довольно-таки редко: большая часть окружавших её существ видела совершенно скучные сны, а если и попадалась крупица золота в горе песка, освещенного солнцем, то вели себя в них спящие, как пьяные невменяемые идиоты. (Последнее обьяснялось тем, что практически никто не умеет контролировать снящиеся события). И какой в таком случае, скажите на милость, за всем этим наблюдать?..
Но человек, стоящий перед ней, был не такой - отнюдь. Дана, за свою жизнь научившаяся ощущать на интуитивном уровне наиболее очевидные моменты, связанные со сновидениями, чувствовала в нем нечто особенное. Он способен был видеть совершенно особые сны - пускай и не умел их контролировать, к сожалению. Стоя перед ним, девушка ощущала себя искушенным читателем, в руки которому попался некий исключительный труд: вот, казалось бы, тебя уже ничто не может удивить, ты думаешь, что прочитал решительно всё - и в этот момент жизнь подбрасывает тебе такой сюрприз... Редкая удача.
Вероятно, демоница и человек могли еще долго так стоять, изучая друг друга пристальными взглядами - но мужчина опомнился первым: дал знак официантам, чтобы те обновили сервировку, а сам представился. Исходя из его последнего вопроса, он решил, что девушка от него чего-то хочет. В ответ в глазах Дани на миг появилось и тут же исчезло смятение - признаться, она на краткий миг забыла о происходящем, увлекшись Винсентом - так звали человека.
- Дана, - коротко представилась в ответ син'треска, привычно опустив родовое имя. Какое-то время на смотрела на тонкие пальцы Эшенвальда, а после вновь взглянула в глаза последнему. - Что вам снилось последней ночью? - спросила она.

Рейтинг поста: 3

Дана. Звук ее имени, словно терпкая вязь многолетнего вина повисла на кончике языка и Винсент некоторое время держал его в себе, раз за разом мысленно пробуя на вкус. Но вскоре он погиб, обреченно растворившись в нарастающем рокоте концертного зала. Аплодисменты. Эшенвальд до сих пор ощущал в воздухе легкий аромат той неловкости и смущения, который он единолично повесил между ними. Толика бестактности, всколыхнувшая взгляд девушки напротив, безусловно, претила тонкому и деликатному воспитанию мага, но под давлением внешних обстоятельств постепенно сдавала позиции, со временем уступая место распространенной в кругах аристократии гордыне, подсознательного бахвальства и пока еще робкой самоуверенности. Винсент был недурен собой, богат, искусен в магии и алхимических науках - он являлся типичным представителем современного светского общества Фаэдера, его каноничным олицетворением, он прекрасно понимал это и знал себе цену, но в тоже время был чужд заблуждениям тех напыщенных глупцов, слепо уверовавших в большую ценность этой иллюзорной власти над пылью под ногами. Ведь Эшенвальд был реалистом. Поэтому он всегда четко осознавал свое место в обществе, тонко улавливая моменты, в которых он мог демонстрировать собеседнику свое превосходство, а в иных - безапелляционно отступать. Но Дана. Взгляд ее бездонных глаз, в которых казалось запечатана вековая печаль, обезоруживал, подминал под себя шаблонные модели поведения равнодушием огня на подавление. Мага не покидало стойкой ощущение что она знает про него абсолютно все. Знала секунду назад, минуту, до того как их голоса встретились, казалось, знала всегда. Ведьма. Тяжелое озарение догадкой плотно осело на плечи аристократа, неотвратимо и слишком быстро складываясь в единую картину, гораздо быстрее, чем эхо вопроса незнакомки отразилось от внутренних стенок черепной коробки до подсознания. И вновь аплодисменты.
-Я покажу вам. - словно очнувшись от кратких раздумий, губы волшебника решительно коснулись ледяной поверхности бокала, размеренно принимая его содержимое внутрь. С легким звоном хрупкий предмет опустился на стол, после. -И, боюсь, я настаиваю.
На этот раз Эшенвальд в полной мере ощутил холод потусторонних прикосновений этой женщины. Ведь их ладони соприкасались максимально плотно, робко складывая тонкими пальцами замок. Второй рукой волшебник ненавязчиво приблизил к себе партнершу за талию и взгляд волшебника приобрел пугающую внимательность, цепкость. Возможно все это требовало объяснений, если бы не окружавшая их обстановка. Нагнетающая тишину пауза. Три, четыре. Свет сотен свечей на мгновение дрогнул и волшебник слегка приподнял брови, намекая зеленоволосой син'трес на момент истины. Громовым раскатом проснулся оркестр и тридцать шесть пар начали вальсировать одновременно.

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 3

7

Их разговор состоял, практически, из одного лишь молчания, повисшего между ведьмой и магом и прерываемого на краткие мгновения вежливыми фразами, каждая из которых, тем не менее, имела значение для произносившего её. А так... Молчала она, спокойно, не торопливо ожидая ответа на свой вопрос. Молчал он, попрежнему не отрывая от изумрудноволосой взгляда. Они неотрывно смотрели друг другу в глаза уже некоторое время - но никто из них не испытывал неловкости. Каждый из них был слишком погружен в себя и свои мысли, следовавшие за наблюдением за собеседником - так что, до таких мелочей никому просто не было дела.
Сама же Дана тем временем и сама толком не знала, какой ответ она ожидала услышать от человеческого мужчины. Непонимающей вежливой улыбки? Отторжения? Вопроса в ответ? Или же внезапной - и от того еще более ценной - искренности? Винсент был далеко не первым - и, вероятно, не последним - кому она задавала такого рода вопрос, поэтому уже успела столкнуться практически со всеми типами реакции на него, хотя последний - честный ответ, то бишь - случался слишком редко. В очередной же раз получая отказ, Сновидица не обижалась - в таких случаях она просто ложилась спать, отыскивала нужное ей существо и изучала его сны. Мороки больше - но и честный ответ не дает полного представления.
Мужчина, наконец, ответил - да еще и так, что еще больше удивил и заинтересовал Дану.
- Я покажу вам. И, боюсь, я настаиваю, - девушка не сразу поняла, о чем он, и в её глазах вновь на миг отразилось смятение. Но как-либо еще отреагировать она не успела - всё же сейчас не было каких-либо предпосылок к пробуждению чувства опасности - а собеседник уже сделал шаг к ней, одной рукой мягко сжал тонкие, но крепкие пальцы, второй аккуратно привлек к себе за талию. А еще спустя мгновение непонимание Шестой его действий окончательно рассеилось: похоже, в отличии от неё самой, человек отслеживал происходящее вокруг - начался вальс. И - не то по велению Всеоки, не то просто так совпало - именно он и был ответом Винсента на вопрос Даны. Во сне маг танцевал, но с кем - пока не ясно. Син'треске оставалось лишь рассчитывать, что на этот вопрос она также получит ответ.
А пока нужно было танцевать - благо, это умение, как потомственной аристократке, ей в голову и тело вдолбили сызмальства. В детстве она долго не любила эти уроки - до тех пор, пока наставник по фехтованию с посохом в какой-то момент не подобрал подходящую аналогию: "Дана, прежде, чем начинать сражение, ты должна понять, прочувствовать противника: как он двигается, как дышит, как реагирует на разные твои движения. Без этого ты просто не сможешь сражаться в ближнем бою, который, в том числе, тоже своего рода танец. Сумеешь отследить закономерность в его движениях вовремя того же вальса - и это поможет тебе в реальном бою". И с этого момента девушка смирилась с уроками танцев и даже начала получать от этого занятия какое-никакое, а удовольствие - ей нравилось "читать" партнера по движениям, пытаться представить на основе этих наблюдений, как бы он вел себя во время боевой схватки. Вот и сейчас: быть может, Дане недоставало нежной грации, свойственной женщинам, но гибкое сильное тело, закаленное множеством схваток, в данный момент чувствовало себя, на удивление, комфортно и во время вальса.
- Вот как, - мужчина даже, скорее всего, не то что услышал, но прочел ответ Сноходящей по её губам. - Надо же, как... интересно.

Рейтинг поста: 2

8 (2020-01-30 23:34:57 отредактировано Vincent Fal'k Eshenval'd)

Являясь жителем Фаэдера колдовать ты можешь не уметь, но танцевать - обязан. Эта, на первый взгляд, безобидная шутка недалеко ушла от правды, подтверждая истину сухими цифрами, где каждый третий обитатель столицы магов как минимум несколько раз в год считал своим долгом присутствовать на выступлениях крупнейшего на всем Трезене симфонического оркестра. Благородный кровей обитатель, разумеется. За последние полтора столетия Фаэдер здорово прибавил в культурной составляющей, рождая в своих стенах все новые поколения талантливых танцоров и музыкантов, постепенно возводя их на уровень таких визитных карточек города, как вековые традиции высших школ магических наук и мореходства. И все это постепенно приводило к тому, что подобные развлечения все больше входили в обиход аристократии, постепенно вытесняя разнообразной пестротой многочисленных балов такие консервативные виды досуга, как охота и морские прогулки в закат. Не стал исключением и Винсент. В текущих реалиях уметь грамотно вальсировать являлось правилом хорошего тона и фактически жизненной необходимостью для успешного существования в окружающей его среде лоснящейся патоки, поэтому очень скоро волшебник выучил наизусть большую часть репертуара оркестра напротив, в том числе все его шаблоны импровизации, приемы смены темпа и общую стилистику подачи материала. Полный оборот в два такта с тремя шагами в каждом. Ничего сложного. Движения столь же естественны, как и дыхание - здесь и сейчас Эшенвальд находился в родной стихии, плавно увлекая Дану в спиральное скольжение под восходящий аккомпанемент трех десятков струнных. Движения ее уверены, плавны и отточены. Практически со старта их тела нашли взаимопонимание, двигаясь абсолютно синхронного, успешно избегая участи быть кому то ведущим, а кому-то ведомым. Сейчас эти два понятия растворились в грациозном симбиозе мужчины и женщины. Но было в ее взгляде то, чего аристократ не мог понять. Намерение. Как свет далекого маяка в шторм, как ненавязчивый флер, его сокровенный смысл постоянно ускользал от выпытывающих правду глаз волшебника, чье лицо сейчас медленно скользило в пространстве напротив. И лишь близкое тепло дыхания незнакомки подобно кокетливой красотке оборачивалось вслед, посылая на прощание воздушный поцелуй. И если странную просьбу зеленоволосой девушки можно было счесть за незатейливый предлог, а ответ Эшенвальда за аккуратный намек на заинтересованность, то дальнейшие перспективы попросту тонули в обезоруживающей апатии этих бездонных глаз. Сейчас. Одновременно со взмахом дирижера четыре скрипки устремились вверх, пробивая высокой нотой потолок бального зала и Винсент резко останавливается, отпуская девушку по инерции вперед, лишь затем, чтобы спустя мгновение стремительно закручивать хрупкое тело вокруг своей оси под высоко вытянутой рукой мага. Раз, второй. Быстрее. Третий. Скорость этого вращения широко расправила ее платье, сливаясь с цветом волос незнакомки в сплошной зеленый вихрь и на мгновение Эшенвальд ощутил как пальцы партнерши начинают мелко дрожать. Но не позволяя ее телу полностью погасить импульс движения, волшебник без лишних сантиментов одним уверенным движением возвращает "океанскую волну" обратно в изначальную позицию к собственной груди, отчего контакт от соприкосновения их тел выходит несколько плотнее прочих пар. На дворец Арии и Аэль падает звенящая тишина. Момент за долю секунд до каскада оваций.
-Вы спасли мой вечер безупречным танцем, Дана, и надеюсь ваш интерес испытал хотя бы толику удовлетворения. Но могу ли я просить вас о встречном одолжении? - как и подобает Венскому этикету, они расходятся в элегантном па. Пауза. -Кто вы такая?

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 2

9

Надо было отдать Винсенту должное - танцевать он умел, да еще и как. Правда, сложно сказать, нравилось ли ему это занятие или же его, как и Дану, в свое время так хорошо этому научили, что тело мужчины уже давным давно само прекрасно знало, как и что делать. Так или иначе, сейчас эти двое, даже не прибегая к словам, быстро пришли к согласию в танце и теперь двигались в такт друг другу, совпадая, буквально, даже в ритме дыхания. И это было прекрасно и, в какой-то мере, даже весьма занимательно: доселе Сноходящая привыкла попадать в ритм поединка на посохах или даже сливаться с собственным луком, чувствуя, в какой момент стоит отпустить стрелу - и потому такое единение в танце было для неё внове.
Один раз мимолетно глянув за спину Эшенвальду, она встретилась глазами с собственным мужем, который как раз кружился в танце с изящной брюнеткой в платье цвета морской волны чуть вдалеке от них с человеком; он как раз тоже смотрел за спину своей партнерше. Уловив взгляд Даны, он слегка улыбнулся ей одними губами, кивнул подбадривающе и - пускай это и было незаметно с такого расстояния, но девушка могла поклясться чем-угодно - беззвучно вздохнул с облегчением. С помощью всей этой безмолвной пантомимы Велизар выражал своё облегчение по поводу того, что его нелюдимая и замкнутая жена не сидит себе сейчас где-то в стороне, со скукой наблюдая за происходящим, а нашла себе компанию по душе и, похоже, наслаждается вечером. И, в свете всего этого, ни у кого, кто хоть сколько-то знал чету Эст, как-то не возникал вопрос - а почему это син'треска танцует не с мужем, а с каким-то незнакомым мужчиной. Хвала богам, что она вообще хоть с кем-то танцует, а не только с Велом, к которому давно привыкла. Проявляет чудеса социализации, не иначе.
Впрочем, на мужа Дана отвлекалась недолго: так, бросила мимолетный взгляд и вновь перевела его на своего нынешнего партнера по танцу, который тем временем пристально изучал её лицо. Казалось, он сосредоточенно размышляет о чем-то, но, увы, девушка не умела читать мысли, а потому не могла сказать наверняка, что же не давало покоя её собеседнику. А танец всё продолжался, и Дани, подчиняясь его ритму, то отстранялась от человека, придерживаясь за его руку, то, напротив, оказывалась вплотную прижатой к нему, и в последнем случае их лица разделяло всего ничего. Но вот музыка смолкла, пары остановились, в том числе - и Дана с Винсентом.
-... и надеюсь ваш интерес испытал хотя бы толику удовлетворения... - произнес последний, попрежнему не отрывая от неё взгляда. Девушка усмехнулась краешками губ.
- Разумеется, - она присела в реверансе, - хоть и не полностью. Впрочем, - отрешенная улыбка на устах Сноходящей на миг стала еще шире, - это уже мои заботы. Если, конечно, ситуация не обернется таким образом, что мое желание всё же исполнится.
- Кто вы такая? - они вновь расходятся, замирают, не сводя глаз друг с друга. Глаза в глаза.
- Син'трес, - отзывается девушка. - Разве это не очевидно? - и всё равно, что вовсе нет - вертикальные зрачки могут быть у многих, а под подол Винсент ей не заглядывал. Зато очевидно, что человек спрашивал совсем о другом. Но пока они играют в тот же изучающий интерес - и Сноходящая не дает знать, что поняла подоплеку вопроса Винсента. Или, по крайней мере, решила, что поняла.

Рейтинг поста: 2

10 (2020-02-13 06:16:08 отредактировано Vincent Fal'k Eshenval'd)

Син'трес. Ну конечно. Уголок губ волшебника ушел в сторону снисходительной улыбкой и лицо Эшенвальда отозвалось добродушным выражением. Серьезный на мгновение взгляд наполнился мягкостью, осторожно отступая подобно накатывающей секунду назад на пологий берег волне. Робко начала свою песнь одинокая скрипка.
-Разумеется. Прошу простить мою бестактность. - Винсент постарался придать извинениям максимальную искренность, но механический тон и равнодушие в глазах выдавало эту дежурную ложь с головой. Пожалуй, если бы не первоначальный вопрос девушки, Эшенвальд счел бы это знакомство одним из многих прочих. Бесперспективным. Ведь Дана не относилась ни к одному типажу женщин, способным сходу развить в аристократе пьянящую слабость, и на первый взгляд ей было дано одно определение - посредственность. Но Винсент давно перестал смотреть на женщин как на предмет исключительно удовлетворения земных потребностей. Разумеется, основной инстинкт всегда оставался одним из основных столпов взаимоотношений волшебника с этим видом, однако чем дальше Эшенвальд изучал магию, тем глубже осознавал искажение истоков собственного природного влечения. Загадка. Дана с самого начала изящно подкупила внимание молодого мага именно этим, напрочь отметая шаблонное поведение и первичную оценку друг друга на волне потенциального интереса мужчины к женщине. Ее немногословная манера общения, некая отстраненность и та тайна, которой она окружила свою фигуру, рождала в аристократе неподдельный интерес, ведь мало кто в этом бальном зале мог избежать "чтения" со стороны потомственного алхимика. И порой подобный вызов возбуждал Винсента гораздо горячее сочной задницы Фелиции. Но Син'трес. Простой и очевидный ответ Даны до сих пор звучал в голове Винсента, рождая в голове еще больше неочевидных вопросов. Винсент слегка прищурился, одновременно мягко увлекая зеленоволосую незнакомку в синхронное продолжение полета их тел. Музыка успокоилась, интимно разливаясь до самых дальних уголков зала, где каждый для себя мог снискать смирение в продолжении медленного танца, либо осваивании потенциала новых знакомств за бокалом доброго вина. Но только не для Эшенвальда.
-Вы искусны в этикете и благородных манерах. Наверняка род ваш проистекает из благородного. Но в силу неких обстоятельств давно избегаете открытого общества, предпочитая тому замкнутость и уединение. На подобных мероприятиях гость вы редкий, но изредка вас отпускают "погулять". И вероятно никогда - без сопровождения. Но причина, по которой вы предпочли меня своему мужу в танце не так занимательна, чем та, по которой я не могу почувствовать магию в существе, чей магический потенциал один из самых высоких в Долине. А, ведь, это, в какой то степени, мой профиль. Хм. - нарочито грустно усмехнувшись, Винсент прижал Дану в себе за талию чуть крепче, чувствуя собой все изгибы ее "ледяного" тела. Интонацией и плавностью движений Эшенвальд ни в коем случае не демонстрировал агрессивность своих намерений, но холод во взгляде и то, как он "прочитал" незнакомку чуждым магии методами - собственными познаниями в тонкостях современного этикета высшего общества и банальной наблюдательностью не без помощи окружающих их зеркал на стенах, откровенно намекали на некую долю разочарования намеренно ложной интерпретации собственного вопроса и одновременно негласной требовательности истинной, с которой волшебник встретил столь незамысловатый ответ. И если бы Дана собиралась поиграть с аристократом, то могла бы выбрать куда более тонкий вариант, но проблема заключалась в том, что сегодня Эшенвальд не был настроен на подобное.
-Поэтому спрошу еще раз: кто вы на самом деле? - достаточно близко, чтобы тепло дыхания обжигало кожу, достаточно тихо, чтобы не быть услышанным со стороны. Но. Без пиететов.

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 1

11 (2020-02-11 04:27:11 отредактировано Dana)

Дана изучала реакцию Винсента в ответ на свои слова: движение глаз, изменения в линии губ, легкий прищур, руки его лишь крепче сжали её, деликатно, но ощутимо прижимая и привлекая партнершу к себе за талию. И разочарование. Разочарование тем, что девушка озвучила столь банальный ответ на, казалось бы, очевидный вопрос с его стороны. Если уж взялась с ним играться в лукавство - могла бы придумать что-нибудь и пооригинальнее, право слово. Да, могла бы. Но Дани отнюдь не была сильна в хитросплетениях слов, поэтому вряд ли бы у неё получилось озвучить что-то более достойное. Да и нетерпение подвести разговор к нужному ей итогу давало о себе знать. К тому же, и сам Эшенвальд, явно, не оценил подобного "финта хвостом" от своей партнерши: он сразу выцепил основную её странность - нет, не внешность и не манеру поведения, отличные от всех остальных присутствующих, нет. - ауру. Ауру син'треса-немага посреди аристократического колдовского сообщества Града дождей. Интригует, не правда ли? Вот и мужчина так решил и не стал терять времени и взял демона за рога, очень быстро задавая самый важный вопрос.
"Умный мальчик. Быстро сообразил, что к чему," - усмехается взрослая снисходительная часть Эст, не отрывая глаз от лица Винсента. В то же время, как остальная её составляющая в мыслях прикладывает палец к губам: "Тс-с-с... Кажется, мы понемногу приближаемся к важному моменту. Не спугни".
В основном, сны не любят спешки: тут уж ты, конечно, либо мастер, берущий их под контроль сразу, либо ведешь себя тихо и покорно, делая шаг за шагом в их освоении очень и очень постепеннно. Потому Дани и нетороплива и не любит спешки. Но у Винсента нет времени на пошаговое изучение её сущности - поэтому он, по меркам почти вечной син'трески, спешит. И это понятно. К тому же, у каждого из них в нынешней встрече есть свой интерес, который и заставляет и мужчину, и девушку сбиться с неторопливого ритма, ускорить развитие событий.
Размышляя на эту тему, Дани слушала слова Эшенвальда, которые заставляли её улыбку вновь становиться еще шире. Хотя, конечно, практически все его выводы, кроме первого, касающегося семьи, были ошибочны - но Сновидица, конечно же, не стала ему об этом сообщать. Зачем? Не о том же речь.
- Поэтому спрошу еще раз: кто вы на самом деле? - настойчиво, пускай и обманчиво вежливо, повторил свой вопрос Винсент. Улыбка Даны плавно перетекла в усмешку: но не насмешливую, а такую же отстраненную. В то же время, как по глазам было видно, что Сновидящая задумалась.
- Отвечать на ваш вопрос словами бессмысленно - это надо показывать. И, увы не здесь и не сейчас, хотя, если пожелаете - в самое ближайшее время, - наконец медленно произнесла она. - Однако, у меня в вас тоже есть свой маленький интерес: будьте добры, исполните одну мое небольшую, но весьма значимую для меня просьбу, - после этих слов она сделала паузу - совсем небольшую, ровно настолько, чтобы дотянуться до уха мужчины и обдать его теплым дыханием - прошептала. - Позвольте видеть ваши сны.

Рейтинг поста: 1

На касание дыхания зеленоволосой незнакомки тело волшебника отреагировало стремительно пробежавшей волной мурашек. Зародившись где-то в районе плеч, она стремительно спикировала вниз, разбиваясь о гладь начищенного до блеска пола тысячей осколков. Винсент вздрогнул. Тепло. Нет, Дана более не казалась ему безжизненно холодной. Близкий контакт их тел, ровно как и танец, постепенно рождал в волшебнике некую эмоциональную вязь, которая плавно абстрагировала разум от фокуса назойливых вопросов касательно личности загадочной син'трес, и, как следствие, понимания истинного мотива их встречи, что выражалось в легком пожаре на щеках молодого аристократа. О, это была магия. И сколь бы на первый взгляд она не была чужда потустороннему взгляду вертикальных зрачков напротив, - ложь. В своем робком и деликатном проявлении, но с намеренно оставленной лазейкой интереса, это была именно она - магия женщины. И Эшенвальд не мог не отметить насколько ловко и искусно Дана комбинирует это с адаптацией и интеграцией собственной модели поведения в среду, на поле которой сейчас развернул их общение аристократ. Ни обманчиво-робким касанием, аккуратно балансируя на грани цивилизованной дозволенности легким флером волнующего подтекста, ни мягкой, подобно течению реки, интонацией, ни дипломатичным вектором общения, способным, не замечая, оставить без следа в пространстве даже самую топорную провокацию, ни понимающим движением губ и снисходительностью теплого взгляда, - Дана ни разу не продемонстрировала Винсенту ошибочность выбранной им стратегии контакта с собой. Обволакивая волшебника подобно невесомой дымке мирской мудрости, что смотрит на ребенка перед собой взглядом исключительно материнского понимания, ее объемный изумруд волос постепенно растворял Эшенвальда в себе. Хорошо. Ему хорошо с ней. Это была простая, понятная и приятная истина. Так зачем обременять лишним подобный момент? Но именно в этом и заключался основной цимес ситуации. Винсент так и не понял в какой момент произошла подмена его понятий, но неизменным было одно - маг ошибся. Ошибся с самого начала. Дана не была охотницей. Она была игроком. Очень опасным игроком. И это внезапное признание самому себе не на шутку взволновано аристократа. В силу человеческой природы и воспитания в такой жесткой и конкурентной среде как аристократия, взрастили в Эшенвальде опаску и недоверие ко всему, что способно вызывать у него сомнения. И неизвестная переменная, вставшая с самого начала меж ними, постоянно дышала в спину Винсенту, вселяя в сердце холодок ложного контроля над ситуаций, что зеленоволосая син'трес так ловко нивелировала своим обаянием, искусно усыпляя бдительность человека. В этом ключе Эшенвальд проиграл партию с самого начала, возможно даже задолго до их встречи. Поэтому сейчас у мага оставалось только одно - принять правила этой игры.
-У вас весьма любопытные предпочтения, мисс Дана. И, признаюсь, это интригует меня настолько, что безапелляционно обязывает выполнить вашу просьбу в полной мере. Но есть небольшая проблема. - окружающий мир обратился в размазанную массу зеркал, радугу цветов кружащихся вокруг платьев и ярких точек свечей над ними, где неизменным эпицентром оставалось только одно - ее глаза, плывущие в мерной волне музыки. Цвета хамелеона. Он заметил это только сейчас и грустно усмехнулся. 
-Я не доверяю вам. Ни на йоту.

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 1

13

Естественно, Дана и не рассчитывала всерьёз, что Эшенвальд вот так сразу согласится на более, чем странную просьбу не менее странной, вероятно, новой знакомой. Мало того, что он не был наивным, так еще и являлся, судя по всему, далеко не последним магом. Кроме того, не стоило забывать о том, где именно происходила их встреча. Фаэдер был городом-сказкой, городом-иллюзий. Он одурманивал тебя, а потом, если ты не успевал вовремя разобраться в его чарах и противостоять им - ввонзал отравленный меч в спину. Поэтому здесь, в Граде дождей, следовало быть особенно аккуратным и осмотрительным и не доверять, по возможности, никому и даже себе - и то через раз. Да, была в ней некая надежда на это, но не более того.
Дана размышляла обо всем этом, не прекращая самым пристальным, хоть и достаточно ненавязчивым образом лицо партнера по танцу. Вот еще совсем недавно, буквально несколько минут назад, оно было спокойным, однако в какой-то момент - стоило ей озвучить свою просьбу, плюс-минус пара секунд - глядя на расширяющиеся зрачки и на то, как движутся глаза мужчины и слегка вздрагивают губы, Сновидящая поняла: её собеседник насторожился. Не то он решил, что девушка таким образом хочет навредить ему, однако для этого ей необходимо его согласие, не то просто счел её безумной - просто сохранял лицо и на шарахался от партнерши, не то и то, и другое одновременно. И, исходя из вышесказанного, нельзя было не отметить, что у него не было на то оснований.
- Разумеется. С моей стороны было бы глупо на это рассчитывать, - мягко ответила девушка вслух, вновь отстраняясь от мужчины во время танца. Она не стала говорить, что с его стороны ошибочно полагать, будто она хочет ему навредить или даже хотя бы может влиять на сны без его согласия. Сама же эта просьба подразумевала под собой не виденье снов Винсента само по себе, а возможность делать это как бы глазами самого сновидца, также испытывая при этом его эмоции. Ведь, в таком случае, человек занервничает, начнет пытаться помешать ей в этом, и её успехи во взаимодействии окажутся сведены на нет. Кроме того, если бы Дана хотела это сделать, то, во-первых, не сказала бы и слова лишнего о снах, да и вообще, не подошла бы к нему. А, во-вторых, для этого ей совсем не обязательно выпрашивать у него согласия - а стала бы просто насылать на него кошмары или просто убила бы во сне. Нет, конечно же, в реальности Винсент бы выжил - но плохое самочувствие ему было бы обеспечено хотя бы уже благодаря чистой психосоматике. Так что, нет, конечно же, девушка промолчит на этот счет. Эшенвальд и так не доверяет ей, и не хватало еще, чтобы он еще и всерьёз опасаться её начал.
- Однако, в таком случае, у нас с вами есть выбор, - продолжила она вслух. - Либо вы всё-таки даете свое согласие, основываясь на принесенной мною клятвы, что исполнение моей просьбы не повлечет за собой никаких негативных для вас последствий, либо... - их пальцы сплелись, однако Дана отстранилась, что, тем не менее, не мешало Эшенвальду слышать её, впроятно, - мы разойдемся на том, что есть: я останусь с тем, что есть, а вы - не получите ответа на свой вопрос. Конечно, для меня подобный исход будет весьма огорчителен - но на нет и суда нет.

Рейтинг поста: 1

Но он не позволил ей отстраниться. Мягким, но решительным движением вернув девушку к себе, рука Винсента обвила талию Даны крепче обычного. "Что такое, уже сдаешься?", беззвучно спросили губы волшебника. Увлекая син'трес в продолжение танца он смотрел прямо в ее глаза: мы еще не закончили. Естественно она не была убийцей и вряд ли желала причинить аристократу какой-либо вред. Для подобной задачи зеленоволосая незнакомка привлекала слишком много неочевидного внимания. Не сказать, чтобы у Эшенвальда было много врагов, скорее, среди них не было ни одного, сколь либо способного всерьез угрожать его позициям. Заслуга в большей степени грамотной дипломатии аристократа, нежели его бдительности или способностей. Он всегда отлично понимал с кем стоит связываться, с кем нет, когда стоит надавить, а когда отступить, понимал возможности вероятного противника и старался трезво оценивать собственные. Но в случае с Даной это понимание потерялось где-то по пути. Возможно, если бы на месте Эшенвальда оказался парень попроще, то ее желание видеть сны давно бы осуществились. Он бы видел ее, она его, и вместе бы жили они долго и счастливо. Но в тоже время маг отчетливо понимал, что намерение осуществить вред цели прямым контактом является одним из самых примитивных в этом мире. Эта девушка определенно умела ждать. Являлось ли желание Даны видеть его сны потенциальным средством контроля? Вполне. Более того, - идеальным средством, не оставляющим следов. Но проблема заключалась в том, что сам Эшенвальд оценивал себя фигурой слишком мелкой, чтобы привлечь к себе внимание подобных способностей. "Простой парень с окраин", как любил он говорить о себе. Последствия же простой, но действенной тактики максимально неудобного вопроса в лоб открыто читались на лице Даны: интерес ее доподлинно личный. Ведь у аристократа было достаточно времени изучить эту особу. Он определенно задел его.
-Не стоит приносить клятвы. Я уже принял решение. - емко констатировал маг.
Как известно, будущее не предопределено и нет судьбы, кроме той, что мы творим сами. Подобный метод принятия решений претил самому существованию прагматичной точки зрения Эшенвальда. Словам он всегда предпочитал поступки, а домыслам факты, но назойливая мысль подобием зубной боли ежесекундно сверлила мозг о том, что если он отпустит ее руку сейчас - потеряет навсегда. А вместе с ней и нечто очень важное. То, что в будущем сыграет определяющую роль в жизни аристократа. Эта встреча с самого начала влекла Винсента как мотылька на огонь своей неизвестностью. Мистикой. Вызовом. Зеленоволосая син'трес с незатейливым именем определенно являлась одним из самых таинственных существ, доселе встреченных волшебником. И было бы преступно упускать возможный потенциал подобного знакомства. Пусть Эшенвальд не верил ей до конца, но выбор уже был сделан. Феномен, которому он впоследствии так и не смог найти объяснения.
-Завтра. В полночь. Приходите одна. - в знак признательности за проведенный вечер, губы мужчины коснулись прохладной кисти Даны мягким поцелуем. Но перед тем как окончательно разорвать контакт, девушка почувствовала, как он вкладывает в ее ладонь небольшой предмет. Крохотный фрагмент плотной бумаги с позолоченными тиснеными буквами на лицевой стороне. Визитная карточка с адресом. Шаг назад, и они исчезают из поля зрения друг друга в шквале оваций окончившего выступление оркестра, растворяя зеленую волну буйством красок расходящихся по местам пар без остатка. Помедлив, Винсент наконец опускает руку.
Сегодня было задано слишком много вопросов. И услышано крайне мало ответов. Но он получит их все. Не здесь и не сейчас. Не сегодня. И даже не завтра. А в будущем.

Конец эпизода.

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 1