1 (2019-04-08 17:31:47 отредактировано Shia Mor)

Действующие лица:
Shia Mor
Bronak Whist
Внешний вид персонажей:
Первый пост/квента
Дата и время в эпизоде:
Месяц Нефрита
Погода в эпизоде и место действия:
Снегопад. Достаточно холодно. Безветренно.
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Зима - удивительное время года. Она наступает почти внезапно. Бывает уснёшь, а утром уже всё белым-бело. Он белой периной за несколько часов покрывает всю землю, пушистой шапкой накрывает стожки сена, стоящие за стайками в огородах. Первый - он чистейший, искрящийся, который лежит повсюду: на полях, на ветках деревьев, на деревенских крышах домов. В такой день, хоть немного пасмурный и довольно снежный, Шиа отправляется на работу. Её задание - отнести небольшую посылку одному из жителей небольшой деревеньки. Каждый такой поход - это маленькое приключение, к тому же не знаешь что за хозяин у этой коробочки. Насвистывая мелодию, оборотень проходит околицу и попадает в черты деревушки. Деревенская ребятня уже во всю катает снеговиков, таскает из погреба морковь и ищет черные камешки. В каждом дворе уже стоит по парочке таких снежных людей. Всюду слышен смех, особенно у склонов - оттуда детвора катается на попе. Поборов желание присоединиться к деткам, Мор стучит в деревянную дверь по нужному адресу.   


Рейтинг поста: 1

2

Бронак, удобно усевшись на массивную старую столешницу грубо сколоченного осинового стола, с любопытством рассматривал свои призрачные пальцы, чуть склонив буйную набок рогатую голову. Чародей вовсе не опасался озорного мальчишки, что мог бы заглянуть в небольшие оконца, узрев крайне не типичное зрелище - лесного духа посреди небольшой человеческой деревеньки. Всё же, пусть и небольшие, но прелести в его нынешней форме были, не пожелай он того, кроме носителя его бы не смогли увидеть. Хотя, признаться, выбирался из своей пристанища - мифриловой цепи, дух редко. Это весьма дурно сказывалось на его носителе, за чье здоровье Бронак, пусть и никогда бы это не признал, все же, слегка беспокоился. Леший давно уже был лишен связи со своим Великим древом и нынешним колодцем сил был средний лет рыцарь, усталого вида, что, расположившись в плетеном кресле, прикрыв глаза, старательно делал вид что дремлет.
- Ты и вправду считаешь что оставаться здесь хорошая идея, Кристоф? Что может быть такого ценного в этом письме, чтобы подвергать нас риску? По нашему следу шел охотник за головами, а мы застряли посреди пристанища этих, - дух на мгновение затих, подбирая менее резкое слово, - этих людей.
-
Я не могу Вам ответить, сэр Бронак, это касается лишь меня и отправителя письма, - тихий, едва различимый слуху, шепот мужчины, на коленях которого лежал обнаженный меч, был ответом.
Янтарные глаза призрака отвлеклись от созерцания собственных ногтей, буравя ныне взглядом уставшее и бледное лицо собеседника, - Неужели, Кристоф, ты так и не смог смириться с тем что есть только мы? - мгновенно приблизившись вплотную к светловолосому, порождение чащи холодило своим дыханием, его кожу, - У нас нет тайн, нет секретов, нити наших судеб переплелись на ткацком станке природы и останутся вместе до самой смерти, - в голосе лешего, льющегося из чуть приоткрытой пасти с хорошо различимыми клыками, явственно чувствовались слегка безумные нотки.
- Моей смерти, Бронак, когда ты, выпив меня, отбросишь в сторону, подобно кожуре съеденного фрукта, - странник, с самого утра облаченный в тяжелую сталь доспехов, плохо скрываемыми подранным дорожным плащом, все же открыл свои серо-голубые глаза, встречаясь с янтарным взглядом, - мы слишком долго вместе чтобы я не успел выучить все твои фокусы. А теперь, мой друг, прошу, дай мне еще пару мгновений на сон.
Дух, недовольно фыркнув, отстранился, словно бы признавая своё поражение и, на мгновение замерев, к чему-то прислушиваясь, исчез в цепи, ответив уже напрямую в разум рыцаря, - я слышу скрип снега.
Впрочем, эта информация оказалась даже излишней, ведь буквально мгновение после послышался отчётливый стук в дверь, заставивший воина подскочить с согретого места, рывком вскакивая на ноги. Несколько шагов к двери, благо, единственная комната этого дома не отличалась размерами и Кристоф из Датта отпер дверь, предусмотрительно держа меч в опущенной руке за стеной, скрывая оружия от своего гостя.
Но, еще до того как светловолосый успел поприветствовать гостя как подобает достойному мужу и поинтересоваться что же за напасть привела его в этот дом, словно бы подчиняясь чужой воле, руки сами резким рывком попытались втянуть оказавшегося на пороге внутрь, вскидывая крепко сжимаемый меч остриём в сторону глотки незнакомого путника. Впрочем, почему словно? Бронак, словно взбесившийся всеми силами попытался перехватить контроль над телом своего носителя и, не ожидавший подобного Кристоф на мгновение опешил, прежде чем вновь обрести власть над своими руками. В голосе же, набатом, звучал кровожадный голос духа, скандирующий лишь одно слово, - УБЕЙ! УБЕЙ! УБЕЙ! УБЕ...
- Да что, святые боги, здесь происходит? - мелькнувшая в голове мысль человека, пытающегося вновь взять контроль над столь резко изменившейся ситуаций, сбросившей с его лица последние капли дремоты.

куплю частицы. Возможно даже дорого

Рейтинг поста: 1

3

В зимнее время Шиа старалась всё больше находиться в образе человека. В лютые морозы, которые заставляют слёзы застывать на щеках, очень травмировали нежное оперение птицы. Да и не могло животное утеплиться так, как человек. Купил шубку потеплее, сапоги подлиннее да штаны с овечьей шерстью в придачу. Не зря ведь большинство птиц улетает подальше, где солнце ещё греет землю, а с неба не сыпется град белоснежных кристалликов.
И вот наступает очередной месяц зимы. На три долгих месяца природа укутывается в снежное покрывало, погружаясь в сладкий сон. Одни деньки зимы характеризуются тишиной и морозом, а в другие дни вьюжит и завывает ветер. В этот раз, благо, ветра не было, однако снег продолжал валить с такой силой, что сугробы доходили уже до уровня колен. Чертыхаясь, Мор высоко задирала ноги, даже передвигаясь по относительно расчищенной улочке. Пахло дымом, что вырывался из дымоходов каждого второго домика на улице. Взгляд янтарных глаз выискивал нужную избу, которая указывалась в небольшом письмеце, адресованному некоему...

     —Кристоф из Датта, - вслух прочитала девушка и быстро убрала письмо во внутренний карман шубки. Согревая в горячем дыхании руки, остановилась и стала оглядываться. Снег бережно, словно покрывалом, накрыл дома, обелив крыши и огороды. При том адреса на этих хижинах были явно перепутаны или попросту в этой деревеньке становилось не важным где твой дом и улица. Ребятня, что веселилась у забора небольшого домишки сорвались и побежали мимо замерзшей птицы. Мор, ловко подцепив одного из мальчиков за ворот, развернула к себе. Большие, зеленые глаза округлились, смотря на девку снизу вверх. Рот чуть приоткрылся, но выдавить из себя хоть слово пацаненок не смог. Сапсан вернула того на землю, ибо не заметила как легонько подняла его в воздух. Смахнула невидимую пылинку с плеча куртки.

     —В ваших улицах заплутать можно, - тихонько начала сапсан, беспокоясь, что ребенок сейчас расплачется. На вид ему было лет семь, может восемь. Розовые щеки, что пылали еще несколько минут назад, побелели. Испуг на лицо. Очевидно здесь не так часто видят путешественников. И действительно - на улицах не было людей, только дети. Рынок находился в соседнем поселении, оттого и нечего здесь было делать путникам. —Где мне найти охотничий домик? - спросила сапсан, внимательно заглядывая в детские глаза. Вообще Ши не любила детей, особенно человеческих. Они казались глупыми настолько, насколько природа вообще могла сотворить нечто подобное. Хлопнув зелеными глазами, мальчишка обернулся на своих друзей. Те стояли поодаль, затем один, самый старший, подошёл к оборотню. Мальчику было лет десять, но он уверенно держал голову и без тени сомнения обратился к незнакомке.

     —Брайан не разговаривает от рождения, - отчеканил малец. —Чем я могу Вам помочь? Вы кого-то ищете? - отрок скорее всего услышал монолог, потому Шиа не стала ходить вокруг да около. Тяжелый взгляд оборотня перекочевал на защитника мелких и немых.

     —Мне нужен охотничий домик в вашей деревне. Улица у него странная такая, сейчас прочту... -Мор сунула руку под шубку, но мальчишка махнул ладонью, мол, не нужно. 

     —Брайан, Сильв, пойдемте! - друзья, очевидно, заволновались, но не решались подойти.

     —Он единственный у нас тут по близости. Вам нужно подняться на опушку, - тот, кого окликнули Сильвом, указал пальцем на невысокий склон. —Тропа доведет до околицы, затем нужно повернуть направо, так как дорога налево уведет к реке. Но, учитывая, сколько выпало снега, Вы рискуете заблудиться. Поэтому просто держитесь правее, - наставлял ребенок, затем уложил руку на плечо братца. Уж больно они между собой были похожи.

     —Спасибо, - поблагодарила сапсан мальчуганов и развернулась, уходя прочь. Через десять минут оборотень таки настигла околицу и свернула направо. Здесь действительно тропу завалило снегом. Он сверкал так ярко, что пришлось невольно прикрывать рукой глаза, дабы защититься от яркого света, отражающегося от белой пушистой насыпи. Подниматься по склону было достаточно тяжело, но больше расстраивало сапсана другое.

    —Еще и ночевать негде в этой Богами забытой деревне. Придется возвращаться на ночь глядя в соседнее село, иначе рискую превратиться в сосульку, - жаловалась девушка вслух, пробираясь через глубокие сугробы. Отводя от себя черные ветки кустарников, наконец заметила очертания небольшой избы. Обрадовавшись, словно обрела второе дыхание, уверенно зашагала ближе. У дома тропа была не расчищена, очевидно хозяин не спешил его убирать, решив дождаться весны. Занеся кулак, Мор несколько раз смело постучала в деревянную дверь. Прислушалась. Изнутри послышался шорох, будто у самой двери её кто-то ждал. Шаг. Второй. Со скрипом дверь открылась, а девушка чуть подалась назад. Первое, что она увидела - лицо мужчины. Он был на голову выше, если не на полторы. Светлые волосы, бледный, болезненный вид. Его взгляд в одно мгновение переменился, а Мор даже не успела открыт рот. Сильные, властные руки втянули её вовнутрь. Из яркого дня девушка оказалась в темном помещении.

Вскрикнуть оборотень не успела, собственно как и испугаться. Мир крутанулся, когда мужчина повернул её тельце аки пушинку вокруг собственной оси, развернув спиной к своей груди. Брякнул металл, оказавшись у самого горла гостьи. Размышлять о происходящем времени, собственно, не было, потому одной рукой девушка вцепилась в острое лезвие, как потом оказалось, меч, другая же рука, свободная, закинулась и вцепилась в светловолосую копну мужчины. Последний в тот момент помедлил, будто бы сам был не уверен в своих действиях. Сапсан не имела понятия что здесь происходит, однако шансы выйти живой из этой избы - стремились к нулю. Ладонь, что держала острие лезвия у шеи, не допуская его коснуться той, крепко сжала смертоносное оружие. Кровь заструилась по бледной коже и гладкому металлу, пачкая и шею оборотня, и одежду нападающего. Ещё одно неверное движение и птичка останется без головы.

     —Отпусти, сукин ты сын, - прохрипела невнятно Шиа, отпустив волосы мужчины и как можно сильнее ударив того под ребра. Каково было её удивление, что вместо мягкой кожи там окажется плотный, металлический доспех. Послышался глухой удар. Судорога боли свела верхнюю конечность сначала одну, затем другую. Не очень перспектива в виде зализывания раны на ладони и затем сращивании кости на другой руке. Если она останется живой, конечно же.

Рейтинг поста: 1

4

За дверью оказалась миловидная, хрупкого вида девушка с выразительными, янтарными, слово у взбесившегося духа, глазами миндалевидной формы на аккуратном овальном лице. Одетая в плотную, теплую шубу, она, судя по серьезному виду, пришла сюда по какому-то делу, но, к сожалению, Кристоф пока не мог узнать зачем именно путница пожаловала в этот дом.
Он попросту был занят весьма неприятными чувствами, рождаемыми когда пусть и утонченная женственная рука вцепляется в волосы, словно бы силясь вырвать их с корнем из головы. Благо хоть, это длилось не долго, лёгкий, глухой толчок в грудь, сглаженный стальной пластиной и поддоспешным одеянием вызвал недоумение и рыцарь, наконец обретший контроль над своим телом, попытался отбросить девушку, одновременно рывком вытягивая на себя оружие, стремясь высвободить его из хватки гостьи, попутно, подшагом с поворотом, смещаясь так, чтобы закрыть собой дверной проём. Усиливать эту комедию погоней за сбежавшей девкой он не собирался. Да и, говоря откровенно, не был уверен что в доспехах сумел бы угнаться за ней по снегу. Не говоря уже о том, что вид мужчины с перемазанными кровью клинком меча, гоняющимся за юной девушкой, всей в крови, пусть даже эта кровь и была лишь с порезанной руки, привлек бы излишнее внимание. Рыцарь даже подозревал, что местные жители попросту подняли бы его на вилы, не особо разбираясь в случившемся. Да даже и начни они разбираться, что он мог сказать?
Злой дух взял над ним власть, втянув девушку и порезав оружием? И теперь благородный господин бегает за девкой в попытках объясниться... Да уж, так выходило, пожалуй, еще даже хуже. В такой ситуации вместо вил он бы скорее уж отправился на костер. Сугубо в целях профилактики, покуда этот самый злой дух не перенесся на кого-нибудь другого. Крестьяне пугливы и суеверны, впрочем, сложно их упрекать в этом, зная, сколь тяжелая их доля в этой жизни.
- Прекратите! Я не желаю причинять Вам зла, - в голосе белокурого послушали металлические командные нотки. Он понимал всю странность ситуации, но, единственным возможным выходом из нее видел прояснение случившегося.
- Ты слаб и не готов поднять меча на деву. Но я сам возьму себе эту долю, ее кровь будет на моей руки, просто пусти меня, Кристоф... - зло шипел как растревоженная змея дух, нашептывающий в самое ухо.
- Кто вы и зачем пожаловали на порог моего... - воин недоговорил, отвлекаясь на слова духа, - в её жилах течет кровь того, что обрек меня на заключение. Её жизнь принадлежит мне по праву мести, пусти меня, КРИСТОФ! - дух уже не шептал, но срывался на зловещий, полный ненависти кровожадный крик.
Всадник отвел взгляд от девушки, стараясь принять новую информацию, но, не медля, вернул вновь на гостью, - Назовите своё имя, госпожа.
Что он мог сделать в этой ситуации? Как бы то ни было, Кристоф понимал жажду отмщения духа и, чего уж таить греха, однажды был участником всего этого насилия. Правда, тогда он оставался лишь сторонним наблюдателем, своим бездействием позволившим духу совершить собственный суд. Да и тот человек, чьи кости остались на пыльной земле не был достойным жизни. Рыцарь все еще помнил заплаканные васильковые глаза маленькой девочки из подвала, ей тогда едва ли и десяток исполнился...
Мужчина чуть отступил в сторону, за мгновение когда на сцену этого цирка вышел еще один актёр. В толстой шубе и широкополой шляпе, надвинутой на глаза, - мужчина, держащий наизготовку арбалет, одними губами хмуро ухмыльнулся, пинком ноги распахивая многострадальную дверь дома. Рыцарь едва успел повернуться, в мгновение ока понимая что уже ничего не успеет сделать. Весь мир словно бы сжался в острие этого тяжелого болта, лежащем на ложе оружия пришельца, нацеленного, как казалось Кристофу, в самое сердце. О чем-то взревел дух, вестимо, узнавший в незваном госте идущего по пятам охотника за головами. Бронак, видимо, готовился ударить магией, но сероглазый прекрасно понимал что он не успеет. Всё в этом мире потеряло всякое значение, кроме тяжелого граненого арбалетного болта, что с такой дистанции легко пробьёт нагрудник всадника. Мерзкое и бесчестное оружие. В нём не было ни капли благородства, ни капли действительного искусства. Он просто лишало жизни, мало требуя от своего владельца. Простой и дешевый бронебойный болт против многих лет прилежной учебы и годами оттачиваемой практики обращения с оружием. Кусок металла и дерева, даже без оперения против изучения всех рыцарских добродетелей, всего курса необходимым для света знаний. В этот момент мужчина прекрасно понял, как именно вымрет его сословие. Вот так, глупо и бессмысленно, не в бою, не из-за того что они оказались менее искусны чем их противники. А попросту потому что устареют, как и все в этом мире. Всему отмерен свой срок. И сейчас, белокурому казалось, что в шаге от смерти, он заглянул за вуаль времени, видя не только свою гибель, но и гибель многих иных, что пройдут тем же путем, что и он. Молодых и старых, весельчаков и грустных, добрых сердцем или мерзких подонков. Все они закончат именно так, меняя лишь декорации.
И сейчас, видя этот болт, впервые, находясь так близко от самого главного таинства в жизни любого смертного в холодном рассудке, осознавая сколь мало он сделал, сколь мелочные были все его страдания, все то, чем он так упорно заполнял своё сердце, он был готов вкусить этот призрачный поцелуй гибели, шагнув в бесконечность.

куплю частицы. Возможно даже дорого

Рейтинг поста: 1

5

Хоть оппонент и выглядел достаточно болезненно, но силы в его руках было куда больше, чем могло показаться. Пока девушка боролась за свою жизнь всеми правдами и не правдами, он оттолкнул её от словно нашкодившего котенка. Выпустив лезвие из окровавленной ладони, Мор споткнулась о свои же ноги и под силой удара, хоть и не критично сильного, опрокинулась на колени. Удар был смягчен тем, что девка успела вовремя вскинуть руки и упереться ими в деревянный пол. След от пораненной ладони отпечатался кровавым пятном на досках. Прическа, которая доселе была уложена в аккуратный пучок растрепалась от активного сопротивления. Шпильки со звоном посыпались на пол, часть из которых осталась висеть в густой копне тёмно-каштановых волос. Перевалившись на задницу, снизу вверх посмотрела на мужчину. Его лицо было искажено, но не злобой или желанием убить, а словно он всей душой хотел избежать подобной ситуации. Мысль о том, что мужчина ждал кого-то другого, кого хотел прикончить, поразила мысли девушки. Она прониклась пониманием в следующую секунду, когда хозяин избы попытался наладить контакт.

«Я не желаю причинить Вам зла...» - на задворках сознания колыхалось эхо произнесенных слов. Грубый, но одновременно властный голос перемешался в ушах девушки с поскрипыванием снега около двери. Она несколько раз чувствовала, что на её хвосте еще с ухода из деревни кто-то сидел. Он шагал осторожно, пытаясь не высовываться. Мор не стала даже придавать тому значение, ведь кому она нужна? То, видно, были детишки, которых она немного испугала? Но каково было удивление, когда дверь распахнулась и на фоне ослепительно-белого света нарисовался силуэт мужчины. Дверь с грохотом ударилась о деревянную стену, заставив с крыши над входом осыпаться снегу. Сердце пропустило удар, а время будто замедлилось. Девушка оттолкнулась от пола ещё тогда, когда незнакомец в широкополой шляпе лишь уложил руку на дверную ручку. Слух оборотня поквитается со многими, кто им обладал на уровень выше, чем обычный человек. Кем же был этот мужчина в доспехах? Мор не знала наверняка, с виду – тот, кто неизлечимо болен. Но силы в нём было достаточно, что бы развернуть девку в нелепом па, а затем оттолкнуть аки пушинку. Да и сопротивление действиям оборотня стоило похвалы, ибо те довольно крепки физически. А обманчивая хрупкость оставалась обманчивой.
Рыцарь, на коего был похож оппонент, повернулся полубоком. Взгляд янтарных глаз сапсана в то мгновение упал на арбалет. Вроде так называлось это оружие, хотя сама девка видела его впервые. Поговаривали, что он – усиленная версия обычного лука, и более смертоносный. Вместо длинных стрел были такие же, но короткие, зловещие, без должного оперения. И тут то, как в замедленной съемке, девка ринулась к этим двум мужчинам невзирая на пульсирующую боль в ладони. Зачем? Сбежать через открывшуюся дверь? Да, вероятнее всего именно это девушка и хотела сделать. Но точно знать не представлялось возможным. Ши просто не отдавала отчёта своим действия. Действовала инстинктивно и импульсивно. Именно так, из-за чего погибало не мало отважных сердец. А ещё из двух зол самым ужасным казался тот, что водрузил на свою голову безвкусную шляпу. В мороз. Точно никакого вкуса стиля в жуткий холод.

В момент, когда болт сорвался в дикой погоне за кровью, путь ему перегородило плечо девки. Если заряд и должен был попасть в сердце мужчины, то именно на этом уровне было плечо сапсана. Область чуть ниже и в сторону от ключицы пронзила жуткая боль, а Мор даже не успела раскрыть рта. На затылке девушка почувствовала теплое дыхание, а перед её глазами виднелся оскал того, кто явно не желал первой убивать её. Очевидно у этих двоих были личные счёты. «Сумасшедшая дура, что ты наделала?» - грохотала мысль в голове, в то время как рука плетью повисла вдоль тела. С одной стороны – резаная рана ладони, с другой – ранение в плечо.

     ―Ублюдок, - прохрипела девка, поднимая окровавленную ладонь к месту, куда воткнулся болт. Он вошел так глубоко, что девка лишь чувствовала самый его деревянный кончик. Голова закружилась, а перед глазами засверкали белоснежные огоньки. Оступившись назад меньше чем на шаг, уперлась спиной в металлический доспех. Что же, она стала привыкать поворачиваться спиной к тому, к кому, возможно, не стоит ею поворачиваться. Пытаясь ухватиться хоть за что-то, что поможет ей устоять, стала потихоньку сползать на пол. С каждым ударом сердца мучительная боль росла словно раковая опухоль. В голове Шиа в один момент исчезли мысли, кроме одной: смерть не так уж и страшна, если она внезапна. Силуэт стоящего в дверном проёме мужчины стал расплываться, и сапсан уже не почувствовала, когда упала на пол. Не видела, не слышала, не чувствовала.

Наглядное место ранения для простоты визуализации




Рейтинг поста: 1

6

Хороший длинный лук был способен пробить ослабленные части доспеха Кристофа с десятка-полутора шагов. Наконечник стрелы, при этом, обычно, увязал в поддоспешных одеяния и лишь изредка неглубоко вонзался в плоть. Простой пехотный арбалет превращал подобные попадания уже в значительно более опасные, пусть и все еще и редко мог пробить толстые части. Но вот то, что находилось в руках охотника - совсем иное дело. Тяжелое оружие, тетива которого поддавалась лишь блочному вороту не позволяло совершить второй выстрел, но, учитывая его силу, меткому стрелку на такой дистанции это и не требовалось. Охотник мог выстрелить куда угодно и гарантированно пробил бы даже самые толстые пластины доспеха Кристофа, глубоко войдя в бренное тело. Мог, и явно собирался это сделать.
Но мелькнувшая перед рыцарем тень все переменило. Девушка двигалась быстро, слишком быстро для обычного человека и убийца, видимо, попросту не успел среагировать на ее бросок. Спущенная тетива с хлопком выбросила болт, но ему не встретилась помятая ударами сталь. Наконечник вгрызся в плоть девушку, легко проходя сквозь тело с такой силой, что вырвался из спины, вытягивая за собой древко. Время словно бы замедлилось, беловолосый, вскидывая меч, все наблюдал как медленно оседает на пол незнакомка с длинными каштановыми волосами. Ощутил как в крови, пламенем, расползается гнев, но уже не духа, а его собственный. Лицо само собой исказилось в хищный оскал, наблюдая за переменами во взгляде убийцы. Охотник за головами начал осознавать произошедшее и сейчас по нему разливалось липкое чувство страха. Поднимая вверх левую руку, с сжимаемым в ней арбалетом, мужчина потянулся к поясу, скрытому под толстой шубой, видимо, стремясь обнажить иное оружие, но было уже поздно.
Кристоф, держащий меч обеими руками на головой, обращенным навершием в сторону противника, плавным движением увёл клинок к плечу, избегая встречи с выставленным для защиты арбалетом и, с подшагом, с силой опустил лезвие в рубящем ударе на кисть соперника, легко отсекая ее от тела. Брызнула горячая кровь, но воин этого словно не видел, меч прошёл дальше, и белогривому пришлось отточенным движением провернуть своё оружие, не борясь с инерцией, но направляя ее в нужное русло.
Охотник открыл было рот чтобы закричать от боли, но, дух наконец подключился к поединку, пуская в ход свою магию. Яркая вспышка разорвалась у лица убийцы, осыпая округу кусками зубов и осколками челюстей, сдобренные ошметками мяса и брызгами крови. В ином случае рыцарь бы остановился, попытался бы облегчить страдания противника одним верным и, по возможности, безболезненным. Но сейчас в нем было слишком много гнева и ярости, чтобы дарить избавления от мук. Наоборот, следующий удар, пришедшийся по дезориентированному, с обезображенным лицом человеку, что инстинктивно пытался прикрыть раны руками, выронив арбалет, в область живота. Кристоф, вкладывая силу в удар дополнительным движением корпуса, словно сжимающаяся пружина, распорол брюхо оппонента, старательно углубляя рану, чтобы острый клинок зацепил побольше внутренностей врага, выпуская оные наружу.
В голове мужчины мелькнула мысль оставить противника вот так, опадающим на пол, подворачивая колено, пытающегося культей затолкать кишки обратно в пузо, но тело словно бы само продолжало выписывать фигуры поединка. Хотя, поединка ли? Кристоф скорее мстил за испытанный им страх, кровожадно уродуя врага, просто наслаждался текущей по венам ярости, заставляющей повторять давно заученные приемы. Не сопровождая их полноценным размышлениями о том, как и что сделать, для этого попросту не было времени. Просто осознавая что он хочет сделать, пока все происходило само собой. Блаженное, пусть и кратковременное отсутствие мыслей в голове, только чувства и что-то на уровне инстинктов.
Тяжелый клинок вновь повернулся в ладонях, легко и привычно стирая рукоятью тонкую кожу перчаток, вновь обращая в сторону противника рукоять, покуда клинок перекочевал на плечо и, разворачивая пружину, со всей ненавистью рубя с плеча, рыцарь опустил всю тяжесть удара на ключицу убийцы, без того оседавшего на пол. Меч, следуя под небольшим углом, славно вгрызся в плоть, остановившись лишь глубоко в груди арбалетчика, откуда его пришлось вынимать, упершись сапогом в поверженное тело, забрызгавшее ярко-алой кровью все вокруг.

Опьянение битвой спало столь же быстро, сколь и появилось и сероглазый, обронив жалобно звякнувший окровавленный меч возле тела оборотня, принялся за ее рану. Болт засел глубоко, что, впрочем, было даже хорошо, так было его было проще выдернуть что, резким движением, стараясь лишний раз не тревожить древко в канале, и совершил, после отбросив снаряд в сторону.
Девушка была без сознания, что все несколько облегчало, но Кристоф, все же чуть-чуть замешкался, прежде чем решиться обнажить место ранения, стащив с плеча шубу и грубо надорвав находящиеся под ним одеяния. Желание помочь сейчас в нем конфликтовало с воспитанием, уверяющим что подобные действия в адрес дамы как минимум недопустимы для благородного мужа. Благо хоть благоразумие и мысли о том, что спасительница может и попросту истечь кровью загнали гнустный голосок манер в самые темные углы сознания, где они не будут мешать.
Рана выглядело средне-паршиво, была явно пробита кость лопатки, благо хоть кровь уходила медленно, принудив попросту зажать раневой канал ладонями с обеих сторон.
- Бронак! Бронак, сучий ты сын, помогай! - Кристоф сорвался на злой крик, наблюдая как вновь появившийся дух безучастно разглядывает лицо лежащей на полу девушки.
- Хмм, а может, все же и нет... - в голосе лешего читались сомнения, он словно бы и вовсе не замечал кричащего на него носителя, все своё внимания концентрируя на чертах лица оборотня.
- Бронак, прокляни тебя Боги, я выброшу эту чертову цепь, если ты мне не поможешь!
Дух, замерев, медленно повернулся к рыцарю, смотря на того с удивлением, словно бы впервые увидев, - на что она сдалась то тебе, Кристоф, мы найдем тебе девку получше, - но, стоило рогатому увидеть как в глазах носителя разгораются безумные искорки, тут же исправился, поднимая перед ним ладонь, - впрочем, пожалуй, у нее слегка другие скулы. У того мерзавца они были похожими, но чуть более острыми...
Лесное создание, опасаясь что Кристоф, слегка неадекватный после схватки, действительно может натворить дел, опустило на колени близ девушки, положив призрачные руки на ее раны. Губы духа чуть подрагивали от шепотной речи на каком-то странно, причудливо певучем языке, но, судя по тому что кровь перестала идти, это помогло, побудив беловолосого отнять ладони от своей спасительницы. Канал закрылся, стянутый магией и всадник, тяжело дыша, относительно чистой полосой ткани из поясной сумки по-возможности аккуратно постарался перебинтовать рану сверху.
Стащив с себя перчатки, он вытер холодную испарину со лба, чувствуя себя на редкость паршиво. Конечно же рыцарь понимал откуда дух черпает силы и чем именно приходится расплачиваться за творимую им волшбу, но, сейчас он даже был ему благодарен. Девушка все не приходила в себя, поэтому воин отнес ее поближе к камину, в который, поддерживая жар, добавил дров, а обезображенный труп охотника за головами прикрыл его же собственной шубой на костяных пуговицах, тоже изрядно подпорченной.
Сейчас мужчине, севшему прямо на пол, близ раненной, оставалось только ждать.

куплю частицы. Возможно даже дорого

Рейтинг поста: 1

7 (2019-03-07 06:51:11 отредактировано Shia Mor)

Мор не отличалась как таковым умом и смекалкой. А еще характерно для неё было то, что вопреки здравому смыслу могла выбросить то, что оставит огромный шрам на её судьбе. Но в данном случае не только на ней, а еще и под ключицей. Сложившаяся ситуация была, безусловно, прискорбной. Не задумываясь о себе, девка бросилась под удар без задней (да и передней, собственно) мысли. Момент, когда болт пробил кожу и кость, Шиа ощутила весьма ярко. Вспышкой боли. Но страшнее было кончиками пальцев почувствовать нечто, что воткнулось в тебя. Воткнулось в плоть, разрывая ту со всей жестокостью. Несколько мгновений после Мор даже ещё могла видеть как стена, доспех мужчины и дверь окрасились в алые пятна, каплями сползающие вниз. О том, что с охотником произошло потом, девка могла лишь представлять. Веки отяжелели, после чего комната стала наполняться чем-то холодным и темным. Скоро сверкающий доспех, что ловил огни от редких свечей, совсем померк. Перед глазами – темнота.



      —Шиа... Шиа... - голос звучал словно издалека, но при этом одновременно близко. У самого уха. —Почему ты так долго спишь? Просыпайся, - плеча коснулись. Мор предприняла попытку открыть глаза, но едва ли это получилось с первого раза. Голос настоятельно требовал пробудиться, но выполнить это было практически невозможно. "Женщина..." - мысленно решила Ши.

     —Ты слишком долго спала, - никак не могла угомониться та, что говорила. Мор шумно вдохнула прохладный воздух, хотела что-то сказать. Губы разлепились с болью, будто пересохли или обветрились на морозе. Голоса нет. —Ты закрылась от мира, ты закрылась от себя. Проснись. Ты спишь все эти долгие годы, - сознание уже лучше концентрировалось на словах. Мор вновь попыталась ответить, что не может открыть глаза или хотя бы сказать в голос. Цепкие пальцы больно впились в плечо и продолжали легонько трясти. Мор хмурилась и через несколько ударов сердца таки приоткрыла глаза. Ощущение, словно её разбудили через десяток минут после нескольких недель бодрствования. Сон не хотел выпускать из объятий свою жертву. Первое, что увидела Ши - силуэт женщины. Полумрак комнаты подсвечивала лишь одна самодельная свечка даже без намека на канделябр. Та, кто будила, держала её в руке. Воск скатывался по тонкой ножке, застывая на длинных, аккуратных пальцах. Копна темных волос была аккуратно заплетена в пучок, лишь несколько прядей ниспадали на лицо. Черты были размыты, будто оборотень смотрела через мутную призму.

     —Слава всем Богам! - громко прошептала женщина и ладонь, что теребила плечо приблизились к лицу Мор. Пальцы оказались такими нежными, что этот жест впору сравнить с прикосновение пёрышка. Женщина заботливо убрала прядь волос с глаз девки, заправив за ухо. —Ты так долго спала, - словно мантру повторяла она, смотря сверху вниз. Оборотень не могла ничего ответить, лишь пыталась присмотреться. —Перестань игнорировать свою сущность, зачем ты это делаешь? Твои родители и братья не виной тому, что произошло... - женщина резко обернулась, будто прислушиваясь. Сама Шиа ничего не слышала. —Времени нет, - она вновь обернулась и склонилась ниже, словно желая поцеловать в лоб. Но остановилась. Легкое дыхание коснулось кожи. Запах лаванды, цитруса и розы защекотали нос. Женщина выровнялась. И хоть Мор не смогла увидеть её лица, мимики, почувствовала, будто та была расстроена. —Прости, что так долго не могла разбудить тебя. Ты не пускаешь. Только сейчас получилось, - отрывисто и сумбурно стала говорить женщина, понизив голос до шепота. —Теперь ты пробудилась. Не прячься за маской. Раскрой крылья. По настоящему раскрой и увидь с высоты то, чего не замечала раньше. Чего не желала заметить! Мне так жаль, что всё вышло настолько пугающе, настолько не справедливо. Ты скоро поймешь всё, но прошу, не делай поспешных выводов... - вновь обернувшись на что-то позади неё, чего Ши не видела, шумно вздохнула. Сейчас Мор заметила, что резкий, но одновременно плавный поворот головы, весьма схож с её собственным. —Пробудись! - крикнула женщина, сверкнув глазами цвета охры. Не столь яркими, как у самой Ши, но очень красивыми. Жаль она не успела рассмотреть их ближе. Лучше. Тщательней. Подведя свечу к губам, подула на неё. Огонь погас. Вновь кромешная тьма.


Сколько прошло времени? Час? Два? Сутки? Пробуждение после отключки всегда пугало. Пугало незнанием того, что произошло в тот момент, когда не чувствуешь и не видишь творящегося вокруг. Сознание возвращалось медленно, словно засахаренный мёд, что тянулся вниз с ложки. Сначала она почувствовала холодный пол и сквозняк, скользящий под спиной и заставляя вдоль хребта бежать колючие мурашки. Затем – тепло. Огонь камина тщательно согревал девушку с одной стороны, но от чего-то всё еще морозило раненое тело. Нос защекотал едва уловимый запах огня и крови. Её крови? Или того охотника? Затем слух. Потрескивание поленьев, которые облизывает ненасытное пламя. И тишина. Тишина, от которой в жилах стынет кровь. Бледные губы скривились. Конечности занемели от одного положения. Шиа пролежала ещё несколько минут с закрытыми глазами. Прислушивалась. Принюхивалась. В голове постепенно начала восстанавливаться картина произошедшего. Первая мысль «Я умерла?» скользнула холодком вдоль позвоночника. И теперь это не сквозняк.

Девушка предприняла попытку открыть глаза. Веки казались тяжелыми. Шумно втянув носом воздух, попробовала ещё раз. Зрение не сразу сфокусировалось в полумраке помещения. Потолок. Блики тени танцующего огня на досках. Холодный пот жемчужинами скатывался по вискам и скулам, забегая в уши. Или то слёзы? Мор чуть пошевелилась, затем медленно попыталась встать. Боль в плече, которую до этого не чувствовала, ощутила взрывом. По голове, словно молотком по колоколу, будто яро стукнули. Вскрикнув и схватившись ладонью за пробитое плечо, закусила губу. Воспоминание о произошедшем ворвалось таки в сознание.

    ―Боги, почему так больно... – буркнула девушка, только теперь заметив, что часть одежды на месте ранения порвана. И... рана затянулась. Нет, она же не могла столько пролежать? Даже если учесть повышенную регенерацию у оборотней, то должно пройти несколько дней. И это только для того, что бы затянулось ранение, а как же кость? Находясь в небольшом шоке, Мор даже не заметила, что в помещении ещё был тот мужчина.

Очень опрометчиво с её стороны.

Рейтинг поста: 1

8

Тряпка, чистота которой вызывала некоторые сомнения, раз за разом плавными движениями скользила по холодному клинку меча, аккуратно распределяя тонкий слой масла по всей поверхности. Привычный и медитативный процесс, за коим рыцарь проводил время, покуда дух, сидя на коленях, безмолвно разглядывал пламя в камине, словно бы видя там что-то за гранью понимания людей. Впрочем, к столь странному поведению своего компаньона мужчина давно привык и даже практически не обращал внимания. Какие у них в лесу еще могут быть развлечения кроме дриад, охоты и разглядывания ярких язычков пламени? Ну или звездного неба... Или на что там медитируют лесные духи?
Смазанный меч тихо, почти без звука вернулся в потертые ножны, и Кристоф, спрятав все нехитрые принадлежности по ухода за оружием, раскурил трубку, выпуская густой сизый дым. Прошло уже несколько часов, но девушка так и не очнулась, заставляя за нее волноваться. Нет, златошпорый доверял в вопросах магии Бронаку как никому другому, но все же, очень не хотелось чтобы его спасительница умерла вот такой вот глупой смертью. Хоть и, вроде, болт не зацепил ничего важного, но кто знает не был ли он как-то зачарован или смазан ядом? С другой стороны, скупые объяснений духа уверяли что все идёт хорошо и даже подозрительно быстро. У человека такая рана должна была бы затягиваться в разы медленнее. Но, все же, Кристоф продолжал беспокоиться, из-за чего то и дело бросал взгляд на раненную.

- Её дыхание изменилось, - разрезал тишину дух, все так же неотрывно глядя в пламя, побудив рыцаря уткнуться взглядом в призрачную спину. Нечеловеческое чутье Бронака, все же, временами ставило златошпорого в тупик. Признаться, иногда он даже слегка побаивался своего друга, если, конечно, это слово было применимо к духу. И все чаще задавался сколь силен был чародей, сумевший победить рогатого. И хватило бы сил самому рыцарю выйти из поединка с лесным обитателем живым?
Оборотень все же открыла глаза и даже попыталась подняться, хоть это было и несколько опрометчиво, судя по раздавшемуся от боли вскрику. Кристоф было дернулся чтобы подхватить девушку с янтарными глазами, но вовремя остановил себя, понимая, что, скорее всего, только напугает ее.
- Вас ранили, миледи, по счастливому стечению обстоятельств, мы сумели вам помочь, - Кристоф, стараясь быть предельно дружелюбным, под недовольный вздох духа, что все еще разглядывал пламя, приветливо улыбнулся, - Ах, простите меня, Кристоф из Датта, - мужчина подал барышне руку, предлагая свою помощь в попытке встать, - и, прошу вас, только не бойтесь, никто здесь не причинит вам вреда, - послышался еще один недовольный вздох от камина. Бронак, пусть и сдался в своём желании убить оборотня, все же, был этим разочарован. Он уже не был столь уверен, что дама является родственником своего недруга, но, явно, совсем не против был перестраховаться.
- И да, искренне прошу вас меня простить, я был вынужден испортить ваш наряд чтобы осмотреть рану, - взгляд рыцаря упал на разорванное от ворота платье, но он поспешно отвел взгляд, стараясь не смутить гостью, - пожалуйста, присядьте, - мужчина указал на плетеное кресло, - у вас крайне быстро заживают раны, но я не уверен, что кость успела срастись, на это может потребоваться какое-то время и будет лучше, если вы постараетесь обходиться без лишних движений.
Мужчина постарался всеми силами не обращать внимание на все так же лежащий неподалеку труп с выпущенными кишками, словно его здесь и нет вовсе. Не самая достойная компания для сударыни, но, бросать его днем на снегу было бы еще худшей идеей. Мало ли, кто-нибудь мог заметить тело и задавать слишком много вопросов на кои сейчас светлогривый совсем не желал отвечать. Тем более, когда никто не сможет подтвердить его слова о том, что он лишь защищался. Конечно, оставалось надеяться, что слово человека благородного будет иметь определенный вес, но, здесь, вдали от ставшего родным Холлентаура, полагаться на свою репутацию было сложно. Куда лучше будет к утру оттащить труп подальше, закидать снегом и просто забыть об этом.

куплю частицы. Возможно даже дорого

Рейтинг поста: 1

9 (2019-03-07 06:51:47 отредактировано Shia Mor)

Тонкие, бледные пальцы здоровой руки утопли в густой копне волос. Убирая с лица непослушные пряди, что настойчиво липли к влажной коже, не сразу заметила постороннего мужчину. Плечо болело, во рту пересохло, а перед глазами вертелась картина странного сна. Кто была та женщина и почему она так усердно пыталась её будить все эти долгие годы жизни? Мор вздрогнула от рокота голоса, который в тишине показался уж больно громким. Взгляд не сразу сфокусировался на лице мужчины, казалось, в первый раз она даже и не смогла разглядеть. Ах, да, действительно, он вообще то и не дал на себя взглянуть. Оборотень перевела затуманенный взгляд на свою ладонь, благодаря которой она, собственно, не с первого раза пострадала. Порез был едва заметен, затянулся, оставив о себе лишь тонкую линию как напоминание о произошедшем. Девка вновь не доверительно зыкнула на размытое пятно в доспехах, моргнула. Затем ещё раз. Зрачки, что были сужены до размера тонких нитей стали медленно расширяться, приобретая более или менее приличный вид. Вместе с тем и возвращалось зрение.

     —Кристоф из Датта... – эхом повторила девушка, всё еще продолжая разглядывать мужчину. Он выглядел старше, чем Шиа. Отчасти старила его борода и мертвенно-бледное лицо, которое больше подошло бы полутрупу. Стоило ли говорить о глубоко залегших синяках под глазами? Оборотень шумно вздохнула, поджав губы, превратив те в тонкую линию. —Да, нелепо вышло. Я не собиралась Вас защищать, если Вы меня вдруг не так поняли, - взгляд янтарных глаз на мгновение опустился на протянутую ладонь. Тень от густых, длинных ресниц упала на бледные щеки. Никакой реакции со стороны девки в сторону жеста не последовало. Она вновь взглянула на лицо мужчины. —Я собиралась бежать, но из-за Вашей спины не заметила оружие в руках нападавшего, - отчеканила Шиа. Правда ли это? Всё было именно так? Казалось, будто она ринулась спасти этого человека, но теперь то желание исказилось, трансформировалось в непонятного рода озлобленность происходящим. Её раздражала эта ситуация.

     —И кстати, - девушка потянулась за своей шубой. Во внутреннем кармане был спрятан бумажный конверт. Выудив тот, положила его в протянутую ладонь молодого человека. —Адресат - Кристоф из Датта. Я почтальон, а не тот, за кого Вы меня ошибочно приняли, - с ноткой раздражения брякнула девушка и встала без посторонней помощи. От того, что бы присесть на плетеное креслице, не отказалась. Плечо действительно побаливало, но если им не шевелить – вполне терпимо выходило. Теплая шубка легла на собственные колени, когда Мор устроилась на мягком стульчике. —Я оборотень, - вот так вот просто призналась Мор. Вообще она скрывала данный факт и не трепалась о нём с каждым встречным. —Мои раны априори заживают достаточно быстро, но не за... я несколько часов пролежала здесь? Ибо если больше, то труп в достаточно теплой избе уже начал того... разлагаться...  - Шиа кивнула в противоположную сторону помещения, где валялся прикрытый бугор, очень уж напоминающий тело человека под шубой. Да и кровью сильно не пахло. Выходит прошло часа три, может чуть больше?

Бросив взгляд на камин, некоторое время глядела на огонь. Языки пламени жадно облизывали поленья, которые потрескивали под их натиском. В комнате было тепло, но девушка ощущала сильный озноб. Бледные губы всё ещё были поджаты, а по лицу было заметно, будто девка только лишь физически в этой комнате. И действительно, она продолжала размышлять над сном. Ощущалось, будто это не просто рядовое сновидение, а больше... видение?
Говорил ли что-то Кристоф в эти моменты? Мор не слышала ровным счетом ничего, пока не почувствовала нечто горячее, стекающее по губам. Подняв ладонь к лицу, провела по ним. Подушечки пальцев окрасились в алый цвет. 

     —О, чёрт... – ругнулась вслух девка, ощущая, как голова пошла кругом и к горлу подступает комок. Чувствовала она себя весьма и весьма плохо от минуты к минуте. —Кровь носом пошла, наверное головой приложилась к полу, когда падала... – Ши виновато, натянуто улыбнулась, пытаясь утереть кровь с лица оставшимися лоскутами, которые некогда были одеждой. С одной стороны блуза выглядела достаточно потрепано от того, что мужчине пришлось порвать часть ткани дабы добраться до раны в плече.

Рейтинг поста: 1

10

- Но, тем не менее, вы спасли мне жизнь, миледи, - Кристоф всеми силами постарался не показать своего раздражения, когда барышня пренебрегла его протянутой рукой, - честь требует признать себя вашим должником. Хотите вы того или нет.
Впрочем, от раздражения мужчину отвлек конверт с до боли знакомой печатью на сургуче. Родовой герб самого рыцаря, слегка взволнованными руками, мужчина вскрыл конверт, за чтение даже позабыв о том, что в комнате есть кто-то еще...

"Мой дорогой мальчик..." - златошпорый вздохнул, готовясь к буре. Его дорогая матушка никогда был не употребила подобного обращения, не будь она невероятно взволнована. Забавно, но ко всем домочадцам, даже к собственному супругу, Элизабет предпочитала обращаться полным именем и исключительно на "Вы".  Любое ласковое обращение было сродни празднику. Или горю, когда статная женщина изменяла своему правилу, - "Со скорбью в сердце, спешу сообщите Вам дурную весть, что Ваш добрый друг, Витор из Касо, был повержен в сшибке с благородным господином Алером Руше. Осколок копья попал в глазницу шлема и, не смотря на все усилия лекарей, Витор скончался. Прощание состоялось 6 дня месяца Гиацинта сего года..." - остаток письма аристократ дочитывал с плохо скрытой грустью, молча и сухо пробегаясь взглядом по строчкам, выведенным аккуратным, каллиграфическим почерком. Витор был другом семьи, одним из немногих друзей детства самого Кристофа и весть о его смерти сильно ударила по златошпорому, изменившемуся в лице.
- Видимо, нам предстоит рыцарский поединок? - подал голос дух, все еще внимательно рассматривающий огонь в камине.
- Я не могу оставить это без ответа, мой друг, - Кристоф, позабыв о находящейся рядом девушке, тихо ответил лешему, пряча письмо в потертой кожаной поясной сумке.

Мотнув головой, воин все же вспомнил что в комнате они не одни и ответил на вопрос девушки, - Прошло лишь пара часов, мы... - рыцарь осекся, не уверенный что стоит упоминать о призраке, - я залатал ваши раны на сколько смог, но, полагаю, кости потребуется больше времени чтобы срастись. Постарайтесь обходиться без резких движений, миледи..
- В этом нет никакого смысла, она все-равно не жилец.
- Что? - мужчина постарался изобразить что его резкое восклицание относилось к фразе девушки о пошедшей крови.
- Я помог ей, как ты и просил, излечив рану, но яд уже проник в ее кровь. Оборотень протянет подольше человека, но, думаю, у нее есть сутки, может, чуть больше, - равнодушно ответил дух, наконец, поворачивая свою рогатую голову к человеку, криво усмехнувшись, - Ты разве не почувствовал сколь пряно пахнет тот болт? Ах, да, люди... Это яд древесной змеи. Он убивает медленно, но неумолимо. Да и хранится весьма долго, даже на холоде. Этот охотник не так уж и глуп...
- И ты молчал?! Нам нужен лекарь! - наверное, Кристоф, криком общающийся к пламени выглядел странно, но сейчас его это мало интересовало. Пусть даже девушка и будет считать его умалишенным.
- Ну, если у него нет цветов алой вершки, что распустятся лишь весной, он лишь зафиксирует смерть. Да и в этих краях такие змеи не водятся, так что... Советую предложить ей молиться своим богам, - Бронак драматично развел руками, всем своим видом выражая абсолютное безразличие к судьбе оборотня, - ну или погрузить свою душу во тьму, - добавил дух, задумчиво огладив подбородок и, судя по всему, потеряв интерес к разговору, поскольку, собирался вновь обернуться к пламени.
Рыцарь медленно, прикладывая усилие, поднялся на ноги, грустно улыбнувшись в спину лешего, - так возьми мою. Чего она стоит, если я замараю ее бесчестием?
- Похвально, мой друг, но темная сторона требует жертв, а не самопожертвования, так что, даже позволь я произойти подобному, это не поможет. Да и ты не спросил нашего почтальона, а нужно ли это ей?
Кристоф, переведя взгляд на девушку, рывком поймал ее за руку левой ладонью, наблюдая как медленно, подобно змее, проклятая цепь пришла в движение, оборачиваясь уже и вокруг запястья оборотня, - Вам нужно кое с кем познакомиться, госпожа. Только не пугайтесь..

- Редкостный идиот, неправда ли, двуликая? - с усталым вздохом промолвил леший, видимый уже все живым в этом доме, - рано или поздно его безрассудство закончится плохо, - рогатая голова чуть склонилась набок и на играх заиграла улыбка, - сэр Кристоф просто слегка взволнован тем фактом, что болт, коим вас ранили, был смазан ядом древесной змеи. И, как лесной дух...
- Призрак лесного духа, - поправил Бронака блондин, крепко держа девушку за руку.
- Как лесной дух, - с раздражением повторил мужчина с янтарными глазами, поправляя свой сплетенный из шелковой травы плащ, - я обязан спросить, готовы ли вы замарать свою душу, отдав чужую жизнь взамен своей? Излечиться чужой смертью, обрекая иное существо на невыносимые страдания.
Леший явно не торопил с ответом, ожидая красивых и бесконечно глупых речей о внутренней чистоте. Да и каждому нужно время чтобы принять что все его планы, желания и стремления больше не имеют никакого значения. Смерть еще не коснулась тебя, но ты уже в ее власти, просто ожидая когда же она, стоящая за дверью, наконец войдет в дом и возьмет тебя за руку.
Небось еще и расплачется сейчас - недовольно подумал лесное отродье, все не отводя взгляда от глаз оборотня, чем-то схожих с его собственными.

куплю частицы. Возможно даже дорого

Рейтинг поста: 1

11

Шиа очень трогал тот факт, что мужчина принял поступок девки за добрые намерения. Но она всё ещё была не уверена в причине того, что вытворила. Вроде и стремления бежать не было, но и цели спасти незнакомца – тоже. Решив, что нынешнее положение для неё выгодно, кивнула.

Пока мужчина, сидя на полу в пол оборота, читал письмо, Шиа то и дело поглядывала на изменения мимики его лица. Глаза бегали по строкам, и чем ниже спускался взгляд – тем больше чтец хмурился. Не трудно было догадаться, что вести описывались дурные. Повисла липкая тишина в комнате. Мор раздумывала над тем, как теперь добираться до почтового отделения, но голос Кристофа заставил её прервать ход мыслей.

     —А-а-а? – что и успела брякнуть девка. Мужчина словно забыл доселе о ней и теперь вспомнил о её здесь нахождении. Встрепенувшись, принялся объяснять то, что это он залатал раны. Выходит фактически они квиты, и пусть Кристоф так не считал. Она спасла его жизнь, он – её. Все счастливы. Часть слов о рекомендациях сапсан и вовсе пропустила мимо ушей. Если это называлось заботой, то девка и знать не могла о таком качестве в посторонних. Да и в родных тоже. Когда из носа хлынула кровь, Кристоф так вскликнул, будто мир с ног на голову перевернулся. Ну или его кто-то цапнул за большой палец левой ноги. Птица вздрогнула, снова обратив взгляд на сидящего на полу мужчину. Её лицо выражало что-то среднее между удивлением и непониманием.

Что? И ты молчал?! Нам нужен лекарь!

     —Ничего-ничего, кровь, подумаешь, ерунда... Сейчас остановится... – бубнила оборотень, передавив нос у кончика большим и указательным пальцем. Голос соответственно заметно гнусавил. Сапсан не видела то, что Кристоф и не смотрел на неё даже. Раздвинув ноги в стороны, чуть склонилась вперед, борясь с невероятно мерзким вкусом крови во рту. Нет, она конечно же любила сырое мясо из которого сочится вот ещё теплая кровь, но своя – это кошмар. Через пару десятков секунд тонкие нити алой крови перестали стекать по бледной кожи ладони и девушка наконец запрокинула голову. В носу неприятно свербело. Хмурый взгляд янтарных глаз поднялся на мужчину, что в тот момент уже стоял на ногах и почему-то пристально смотрел на огонь.

Темные линии бровей выгнулись дугой. «У него раздвоение личности?» - моментально оценила ситуацию девушка, вжавшись едва заметно в стул. Она имела с такими дело, и, в целом, не беспокоилась за себя. Но с подобными людьми всегда становится немного не комфортно.

Кристоф активно продолжал вести диалог, но... с кем? Мор хохотнула, отмахнувшись. Она чувствовала себя не в своей тарелке, и вот теперь хотелось отсюда свалить к чертям.

     —Ой, что за чертовщина тут происходит? Пойду-ка я... – Мор успела лишь привстать, когда Кристоф кинулся к ней. Холодная ладонь коснулась её запястья, а внимательный взгляд прошёлся по бледной коже, на которой отчетливо были видны синие линии вен и ещё что-то. Оборотень согнулась, дабы разглядеть, но в тот момент... Около камина из неоткуда появился высокий мужчина с аккуратными чертами лица, кошачьими глазами и черными волосами заплетенными в мелкие косы. Что оставалось примечательным, так это то, что на нём была достаточно забавная мантия, будто сплетенная из зеленой травы и... крона из рогов, венчающая голову. Шиа вытаращила свои глаза на явление, которое вряд ли можно было назвать телепортацией. И то, что этот юноша не человек – факт.

      —Что за хрень... – прошептала одними губами сапсан, вцепившись пальцами второй руки за край своей рубахи так, что костяшки на пальцах побелели. Мужчина говорил, при том будто насмехаясь над Кристофом. Его голос слышался елейным, вкрадчивым, но одновременно властным. Другими словами отрада для ушей. О сути слов оборотень не сразу догадалась, а как только смысл их дошел до её разума, оступилась. Сбежать ей не давала лишь крепкая хватка Кристофа. Сердце пропустило удар, словно подтверждая слова лесного духа.

     —Болт был смазан ядом...? – свой голос для оборотня звучал потусторонне. Она не могла сложить в голове данный факт. Растерянное выражение лица сменилось нелепой улыбкой. Мор казалось это всё чем то нереальным и на мгновение померещилось, что сон всё ещё продолжается. Взгляд янтарных глаз перекочевал с лесного духа на рядом стоящего мужчину. Тот не смотрел на неё, но нельзя было не заметить, как Кристоф напряжен – на его лице играли желваки. Поведя нервно плечиком, Шиа вновь посмотрела на рогатого.

     —Я чистокровный оборотень, какой-то там яд какой-то там змеи вряд ли сможет мне навредить настолько, что бы убить, - уверенно пролепетала девка. И она действительно в это верила, ведь уже приходилось сталкиваться с отравлением. —Возможно мне поможет трава крапивы, одуванчика и хвоща полевого, - оборотень закусила губу, понимая, что этих трав нынче днем с огнем не сыскать, ибо на дворе зима. Но если поискать, то можно найти лавки травников. —Да и с чего ты решил, будто он был отравлен? Я чувствую себя достаточно хорошо, что бы находиться на смертном одре, - в голове пульсировала одна лишь мысль, что нужно будет забрать чью то жизнь взамен своей собственной. Смогла бы она это сделать?

По бледным скулам стекали блестящие бусины испарины, прокладывая влажный путь по шее и исчезая в ложбинке между грудей. Бледные губы хоть и были растянуты в некотором подобии улыбки, но самой птице было не до смеха. Отчего то она верила словам желтоглазого духа.

     —Кто он, и почему говорит столь страшные вещи? – шёпотом спросила девка у Кристофа, полагая, что дух её не слышит.

Рейтинг поста: 1

12

Дух, вздохнув, постарался поудобнее усесться на пол, подгибая под себя ноги и, спрятав скрещенные на груди руки под плащ, по-птичьи наклонил голову набок, смотря на девушку, - болт... Ты разве не чувствуешь смрадного запаха яда? - напевно звучащий голос был похож на вкрадчивый шепот, - давно ли у оборотней с зажившей раной идет носом кровь, а кожа покрывается холодной росой?
Леший улыбнулся и качнул густой копной иссиня-черных косичек, - ты умираешь, медленно, но неотвратимо. Подобно опадающему цветку, бросающему лепестки в воды ручья. Смерти не ведомо твое отрицание, как мир не исчезает если закрыть глаза... - дух опустил веки, пряча янтарный взгляд и медленно вдохнул, прежде чем тихо рассмеялся, - Впрочем, ты еще можешь бежать, стучаться в двери и безумно просить помощи, или встать на колени и молить своих богов о пощаде. Кто знает, быть может, они будут милостивы, если твоя твоя душа чиста.
Дух медленно открыл глаза, впиваясь холодным, пронизывающим взглядом в очи почтальона, - или же пади во тьму, коли считаешь что твоя жизнь дороже чужой. И молись уже о прощении...
- Хватит! Ты ее пугаешь, - подал голос Кристоф, отпуская руку девушки. Цепь недовольно звякнув, оставив после себя глубокие следы на коже оборотня, потянулась обратно к носителю.
- Как пожелаешь, мой добрый друг, как пожелаешь. Но решение принимать ей, - леший, медленно разведя руками, растаял, словно бы его здесь и не было никогда.

- Его зовут Бронак. Он был лесным духом, прежде чем его заточили в эту цепь, как видите, это не пошло ему на пользу, - рыцарь, отступил в сторону, и, в сердцах, с злым рыком, ударом ноги перевернул стол.
- Простите, - златошпорый, резко выдохнув, попытался вновь взять себя в руки, - не бойтесь, мы что-нибудь придумаем. Хотите Вы того или нет, я не могу позволить Вам умереть.
Мужчина, отвернувшись, подошел к окну, смотря на окончательно померкшее небо. В пору снегов солнце садилось рано, но рыцарю это словно бы показалось знаком, усмешкой богов, что, потешаясь, желали опорочить благородного воина. И подобное всадник не желал терпеть даже от небожителей. С самого детства его учили о том, что единственно ценное - его честь. И она должна остаться незапятнанной.
- В этой деревне нет лекарей. Старик со своей внучкой, что врачевал местных жителей, повстречали проснувшегося медведя уже неделю назад. Все здешние мужики об этом болтали.  Они-то считали его чем-то вроде отмеченного богами, вот и начали судачить мол согрешил он сильно, потому его и наказали. Говорят, он возлежал со своей внучкой и потому-то боги и пробудили своего слугу, чтобы покарать нечестивца. А все его вещи, опасаясь что кара будет брошена и деревню, сожгли, - Кристоф сделал паузу, собираясь с мыслями, - здесь мы не найдем помощи, сколь бы много не предложили.

Кристоф всегда считал что любые ужасы могут случиться с ним лишь из-за того что он сам неспособен с ними справиться. Любимая женщина отринула его чувства потому что он был недостаточно обходительным и так и не совершил того подвига, что сумел бы завоевать ее сердце. Каким именно должен был быть тот подвиг, он так и не знал, ведь милую сердцу не нужно было спасать из башни или разрушать проклятие, как учили его глупые баллады. Его гибель и бесчестие, как казалось, могли быть связаны лишь с тем, что он окажется слаб или труслив. Те вещи, кои светловолосый безжалостно пытался выжечь в себе. Но что ему предстояло делать сейчас? Он вновь оказывался в ситуации, где не видел выхода. С кем ему нужно было сразиться? Он даже не мог поэтично отдать свою жизнь за незнакомку или быть с честью повергнут.
Вечный должник этой девушки, так и сделавший для своего спасителя ничего - вот его путь? От этого Кристофу становилось тошно и страшно. То отвратительное, липкое ощущение внутри, с коим он не мог ничего поделать. То, чего должен быть лишен достойный рыцарь. Ведь так его учили? Уж лучше бы учили как лечить отравления.
- И почему я не стал магом - тихо прошептал в мыслях мужчина, все еще глядящий в небо.

куплю частицы. Возможно даже дорого

Рейтинг поста: 1

13 (2019-03-18 16:23:27 отредактировано Shia Mor)

Шиа смотрела на духа большими, раскрытыми от ужаса происходящего, глазами. Она просто не могла поверить во всё то, что он глаголет. Оборотни обладают великолепным иммунитетом к отравлениям, а потому не то что бы не уязвимы, но способны длительное время бороться с напастью. Однако сейчас этот странный, рогатый мужчина выдавал всё в таком свете, что её смерть – лишь ожидание, когда костлявая старуха разрежет острым клинком нить жизни совсем непримечательной девицы. Вдоль хребта вновь пробежала волна мороза, но теперь девушка осознала, что это элементарный озноб. В помещении тепло, но её тело содрогается от ощущения холода. Подняв подбородок, принюхалась, пытаясь найти запах яда, о котором зашла речь. Ши действительно приняла массу усилий, но она не ощущала, не слышала ни запаха дыма, ни сырости. И крови. Даже это стало растворяться в бездонной пучине отсутствия обоняния. Сглотнув, птица взглянула из-под темных ресниц на рядом стоящего рыцаря. Его недовольство произнесенными словами духа отчетливо читалось на бледном лице. Облизнув губы, девка вновь улыбнулась. Отдать себя на растерзание собственным страхам есть то, что погубит её быстрее яда. Сколько не отрицай данного факта, но никуда от этого уже не деться. Этот болт не предназначался ей, а потому негодование Кристофа можно было понять.

     —Почему меня это должно пугать? – хриплым голосом спросила девчушка, устраиваясь поудобнее на креслице. Уложив свою шубку на колени, Мор запустила под неё холодные ладони в поисках хотя бы чего-то, что согреет окоченевшие пальцы. —Смерть ведь не так страшна, - буркнула девушка, уставившись пустым взглядом на лицо духа. Его внимательный, ожидающий взгляд желтых глаз буравил во лбу собеседницы дырку. Удар по столу. Грохот. Никто из присутствующих даже не вздрогнул. Минута молчания растянулась. —Значит, Бронак, - через несколько секунд сапсан оторвала взгляд от мужчины у камина, подняв его на отошедшего к окну рыцарю. —И Кристоф. Интересная у вас обоих судьба, - резюмировала соколица, не стирая со своего лица ненормальную улыбку. —Теперь всё ясно. А ясно то, почему у Вас, Кристоф, столь болезненный вид. Надеюсь, я лучше выгляжу? – хохотнула девка, продолжив. —Насколько я осведомлена, то дух должен поглощать силы своего носителя, а Бронак, похоже, не стесняется пировать? – птица вновь перевела свой взгляд на духа. Чёрные зрачки расширились, заполняя треть цветной радужки. —Хотя, о чём это я? – встрепенулась девушка, понимая, что это не её птичьего ума дело. —В целом я согласна отдать чью-то жизнь ради своей, - будничным тоном отозвалась Мор к ужасу рыцаря. Тот, вероятно, не желал такого исхода, но ему придётся мириться с тем, что есть. —Однако, - оборотень вытащила ладонь из-под  шубы и подняла указательный палец вверх. —Я не верю, что не существуют альтернативные методы решения этой проблемы. Почему, Бронак, ты так уверен в своей правоте?

Рейтинг поста: 1

14

- Безусловно, вы чудесно выглядите, - глухо отозвался рыцарь, даже не задумываясь об ответе. Хоть это и было откровенной ложью. Девушка выглядела на редкость паршиво, одним своим видом побуждая оттащить ее к лекарю, пока она еще дышит. Хотя, что скрывать, Кристоф выглядел тоже далеко не идеально. Одному телу сложно прокормить двоих, особенно, если один из этих двух привык к куда как большим порциям силы и едва ли мог утолить свою жажду одним человеческим телом. Пусть даже и на редкость живучим, о чем неоднократно трепался дух.
Так себе похвала, конечно, знать что паразит с удивлением обнаруживает то, что иные давно бы уже не выдержали подобной кормежки, а ты ничего, только в обморок упасть можешь. Впрочем, он хотя бы был честен, этого у лешего не отнять.
- Он достаточно могущественное существо и клетка из человеческого тела ему явно не по размеру. Но я стараюсь с честью нести эту ношу и обращать его силы на благие дела, - устало произнес рыцарь, все еще не желающий поворачиваться к своим собеседникам. Тема его взаимоотношений с духом златошпорого на редкость раздражала. Словно бы он опасался что кто-то будет упрекать его этим странным союзом. Как чем-то порочным, недостойным благородного мужа. Может, даже посмеет усомниться в том, а не с помощью ли лесного отродья мужчина одерживал верх в честных поединках. И, что куда как хуже, иногда эти обвинения целиком соответствовали истине.

Слова девушки о том, что она готова отдать чужую жизнь в замен своей тяжким камнем упали на плечи мужчины. Почему-то, ему хотелось видеть в своей спасительнице безупречную и чистую даму, идеализируя этот образ. И подобное никак не вязалось с теми фантазиями, что рыцарь уже успел выстроить. Смешно, но у него даже проскользнула мысль сделать эту незнакомку своей дамой сердце, подобным образом стараясь отблагодарить ее за содеянное и подвигами прославлять ее имя. Имя того, кто, почти не задумываясь, согласился отдать на заклание кого-то другого, лишь бы только спасти свою шкуру.

- Потому что я не вижу иного выхода. Нет, мы, конечно, можем поискать нужные травы и я сделаю вам лекарство. Вот только с временем года мы слегка оплошали. Мы могли бы просить у местных помощи, но здесь не водятся твари с подобным ядом и вряд ли у кого-то завалялась склянка с нужным нам отваром. Мы лишь потратим драгоценное время. Мы могли бы постараться доставить вас к лекарям, но, это же глушь. Лошадь просто не успеет донести вас к тем, кто окажет помощь, - дух говорил буднично и даже, как казалось с капелькой пренебрежения, словно бы расстраиваясь что кто-то смеет сомневаться в его словах, - поэтому я и предложил способ, что точно может вам помочь. Впрочем, если уж вы согласны, - леший улыбнулся, зло оскалив клыки в сторону рыцаря, - мне стоит прогуляться, чтобы все подготовить. Ждите и постарайтесь не сделать все еще хуже.
Дух исчез, а Кристоф, медленно выдохнув, сполз на пол, понимая, что ноги его уже не держат. Эта невероятная слабость и страстное желание уснуть свидетельствовали лишь об одном - его компаньон принял материальную форму, попутно осушая своего носителя.
Рыцарь, в полубреду, прикрыл глаза, прислушиваясь к своему удивительно тихому биению сердца, словно бы каждый удар давался тому с неимоверным трудом. Перед глазами поплыли разноцветные круги, а в ушах звучал шум моря. Удивительно, откуда здесь прибой? Они ведь так далеко от побережья? Или нет? Или он просто лежит на пляже, перегревшийся на солнце и пересохшими губами пытается ловить горячий, стоящий маревом воздух.

куплю частицы. Возможно даже дорого

Рейтинг поста: 1

15

Как бы не прискорбно звучали слова Бронака, но они резали правду матку. До лекаря её доставить живой не представлялось возможным ввиду длительного расстояния через покрытые высокими сугробами дороги, а трав нужных и ингредиентов в столь маленькой деревушке найти не реально. Два дома в три ряда – и всё на этом. Ши нервно вздохнула, чувствуя, что ей уже даже двигаться лень. Хотелось улечься на матрас, набитый гусиным пухом, и уснуть. Веки тяжелели, но сапсан сопротивлялась действию яда. Может дух прав? Яд той змеи вполне может убить даже оборотня? Поведя плечиком, бросила взгляд на Кристофа. Мужчина стоял в стороне рядом с окном, за стеклом которого не было видно природы. Мороз разрисовал забавные фигуры на поверхности, что сверкали в отражении пламени камина. Соколица ощутила, как в помещении повисло напряжение, но не стала придавать тому большого значения. Если она погибнет, то кто будет петь молитвы за упокой её заблудшей души? И вообще, есть ли те, кто хотя бы раз сделал бы это? Нет, потому и умирать так рано не стоило.

Дух растворился в воздухе, а тишину в комнате разорвал тяжелый вздох. Мор повернула голову на источник звука, заметив, как рыцарь сполз на пол. Его доспехи брякнули, лишний раз напомнив девушке о их весе. «Зря он столько сил тратит на них, ведь не спасут же, ох не спасут...» - в который раз подумала девушка об облачении рыцаря и резво спрыгнула с креслица. Шубка упала, оставшись валяться на полу. Причитая, соколица повисла над телом мужчины и, усевшись на пол, облокотилась на холодную стену спиной. Аккуратно приподняв голову мужчины, уложила её себе на колени.

      —Я не знаю, что за смертельные узы заставили тебя связать судьбу с духом, но это точно сведёт тебя в могилу... – сказала девушка в пустоту, взглянув на бледное лицо с не длинной бородой. Светлые волосы липли к влажной коже, покрытой испариной. Линия губ побледнела, их поверхность потрескалась. Оборотень видела, что у Кристофа серые, словно сталь, глаза, но теперь они были прикрыты. Спал он, или потерял сознание? Девка не знала, но уж больно не хотелось его будить. Тонкие пальчики аккуратно убрали светлые пряди. Вблизи мужчина выглядел старше, чем сначала показалось Ши. Глубокие морщины на лбу и переносице, в уголках глаз. Возможно то был отпечаток иссякания сил, Мор наверняка не знала, ровным счётом, ничего.

—Сними с меня усталость, матерь Смерть. – начала тихонько напевать девушка, водя пальцами по светлым волосам.
Я не прошу награды за работу,
но ниспошли остуду и дремоту
на мое тело, длинное как жердь.

Я так устал. Мне стало все равно.
Ко мне всего на три часа из суток
приходит сон, томителен и чуток,
и в сон желанье смерти вселено.

На лоб и грудь дохни своим ледком,
дай отдохнуть светло и беспробудно.
Я так устал. Мне сроду было трудно,
что всем другим привычно и легко.

Я верил в дух, безумен и упрям,
я Бога звал — и видел ад воочью,-
и рвется тело в судорогах ночью,
и кровь из носу хлещет по утрам.

Одним стихам вовек не потускнеть,
да сколько их останется, однако.
Я так устал! Как раб или собака.
Сними с меня усталость, матерь Смерть.

Мор встрепенулась, ощутив, как из носа вновь хлынула кровь. Запрокинув голову, коснувшись затылком обледеневшей стены, подвела рукав блузы, утирая алую жидкость. Снова накатило желание уснуть, и, не сопротивляясь, оборотень в ожидании духа провалилась в тяжёлый сон.
   
Стихотворение: Борис Чичибабин — Сними с меня усталость

Рейтинг поста: 2

16

Рогатое отродье, распахнув дверь, впуская пронизывающий холод внутрь помещения, на мгновение замер, с улыбкой созерцая картину как девушка сидит, уложив голову рыцаря на колени. Бронак помедлил, прежде чем войти, затаскивая невесть откуда взявшийся тряпичный мешок, вроде тех, что использовали крестьяне для хранения всякого. Скорее всего, именно у местных жителей дух оный и позаимствовал. Без спроса, конечно же. Кто будет спрашивать мнение недосуществ?
- Поаакуратнее, девочка. Разобьешь рыцарю сердце - я вырву из груди и сожру твоё - как-то буднично, словно бы и не обращаясь к кому-либо прошептал дух достаточно громко, чтобы его услышала оборотень. Леший жестом руки заставив дверь плотно закрыться за собой и по-животному вздрогнул, сбрасывая с цветущего травяного плаща снег.
Бесцеременно протащив мешок по полу к центру комнаты, желтоглазый плотоядно улыбнулся, кивая на свою ношу - вот и твоё спасение, моя дорогая. Или проклятие, тут уж как посмотреть... Забавно, я уже столь давно не был в материальной форме... Так сладко вновь чувствовать кровь, бегущую по венам, вновь ощутить что значит дыхание, - отвлекшийся леший медленно вдохнул полной грудью, прикрыв глаза, - холод и тепло... Взгляни на меня, смерть - далеко не худшее, что может уготовить нам этот мир. Не передумала? Хотя, не отвечай, я знаю что не передумала. Вы ведь так цепляетесь за свои короткие жизни что готовы спалить целый мир, лишь бы отсрочить тот самый момент, - когда-то бессмертное существо зло расхохоталось прежде чем вновь вернуться к делу.
Бронак, медленно ведя рукой перед собой что-то напевно прошептал на чуждом слуху смертных языке, заставляя по полу расползтись светящиеся раскаленными углями линии, собирающиеся в замысловатый узор, в центре которого был дух и его странны мешок. Не прекращая шептать, легко, одной лапой мужчиной его высыпал содержимое на пол - мальчишку лет семи, может, восьми от роду с открытыми большими зелеными глазами в коих плескался невообразимый ужас от происходящего. Дух сам ответил не дожидаясь вопросов, - он в сознании, но ничего не может сделать. Жертва должна всё прочувствовать, иначе не будет никакого смысла. Подойди, почтальон, - дух протянул девушке украшенный письменами костяной нож и сел на колени напротив жертвы - ты должна вырезать ему сердце и отдать его мне.
Бронак прикрыл глаза и, вновь углубился в свои напевные речи от коих узор, все разгораясь, пульсировал зловещим алым светом. Он не ставил девушке выбор, лишь указывая что именно ей нужно делать, равно как и всем своим видом показывая то, что не собирается слышать отказ. Единожды дав согласие, оборотень не могла вернуться обратно. В любом случае, так, чтобы не разозлить духа, тенью бродившего по домам селян в поисках подходящего для ритуала существа. Чистого, непорочного, любящего жизнь и смотрящего на мир с открытым сердцем. Кого-то, кто любил не менее сильно, чем любили его самого. И этот немой ребенок был просто находкой. Лучшим призом из возможных, безгрешное дитя против воли возлагаемое на алтарь.
Признаться, леший никогда не участвовал в подобном. А раньше, его бы вывернуло от одной только мысли быть пособником в подобном ритуале. Тогда, когда он сам был еще наивным лесным духом, свято верящим в свои идеалы. Его заключение и носители смогли заставить взглянуть на жизнь иначе, сквозь призму пороков, в коих сами и погрязли.  И, наверное, в этом пряталась та привязанность, что образовалась между рогатым и бродячим рыцарем. В нем еще оставались те качества, что были в самом духе, что-то не замаранное бытием, что-то, над чем насмехался дух, но вместе с тем был готов защищать до последней капли крови. Как минимум, своего носителя.
А что сейчас? Что сказали бы, взгляни на него сейчас смешные дриады, воспитавшие маленького рогатого духа лесов? Смогли ли бы они все так же относитесь с добротой к тем, чьи дела извратили душу узника цепи? Странные мысли, не нужные, лишь отвлекающие от дела. Дитя лесов слишком хорошо знал чем сулит потеря концентрации в заклинаниях и всеми силами вновь постарался отчистить разум от всего не связанного с колдовством, полностью сосредотачиваясь на причудливых узорах чар и своей долгой песне.

куплю частицы. Возможно даже дорого

Рейтинг поста: 0

17 (2019-04-09 14:44:57 отредактировано Shia Mor)

Перед глазами маячил чей-то лик, он продолжал нашептывать на ухо непонятные вещи, словно принуждая девушку к непонятным вещам. Он вымаливал её о том, что бы она жила. Просил забирать жизни, если на то будет её воля, забирать взамен на свою, забирать и не отдавать ничего взамен. Нарушить равновесие природы. Так велел ей голос.

По вискам скатились холодные капли пота. Мор пробудилась, но не открыла глаза. В ту минуту вовнутрь избы вернулся дух, сапсан услышала его ещё у двери. Тут будто замешкался на секунду на входе, но продолжил волочить за собой что-то непонятное. Из любопытства оборотень подняла веки и, убрав таки голову от стены, взглянула в сторону входа. Бронак, явно не довольный увиденным, прогудел странную угрозу, на что Ши лишь судорожно вздохнула. Онемевшие пальцы коснулись волос Кристофа, который будто спал. Спал ли? Светлые ресницы дрожали, словно мужчина видел сон.

     —Ты из него через месяц другой выпьешь всю силу, на кой ему еще страдать от душевных терзаний и любви? – девушка вновь перевела взгляд на Бронака, что приволок с собой мешок. —Я не настолько тварь, - По крайней мере соколица пока ещё верила в свои слова. Мор аккуратно убрала голову мужчины со своих ног и уложила её на пол. Взяв свою шубу, сделала импровизированную подушку для рыцаря и тогда отошла ближе к центру комнаты. Внимательный взгляд янтарных глаз скользнул по грузу духа, пока он вещал. Девушка молчала, потому как была согласна с Бронаком – каждый смертный желает продлить свои часы жизни, даже если судьба вторит ровно противоположное. Грех ли это? Нет, Ши верила, что нет ничего важнее жизни, а потому не торопилась умирать. Жаль конечно, что иной будет расплачиваться за ошибки, совершенные сегодня. Но жизнь такова, хочешь что-то взять, будь добр – плати. Плати даже чужой прерванной, собственными руками, судьбой.

Дух приступил к ритуалу в то время как оборотень стояла поодаль. Ноги под весом тела дрожали, слабость накатывала всё с новой силой. Кровь из носа хлыстала всё чаще и сейчас девушке казалась, что она словно и не останавливается. Перед глазами застилала пелена, хотелось спать. По полу растекались узоры, приобретая причудливые формы и размеры. Мор завороженно смотрела на сие действо. В момент, когда Бронак из мешка вывалил молодого юнца, совсем ребенка, Ши моргнула. Ей это не привиделось. Сглотнув, перевела отрешенный взгляд на духа. Если лицо не выдавало переживаний, то кишки в тот момент связывались в тугой узел. Она знала что его нужно будет убить, этого паренька, который жизнь не успел прожить. Взгляд зеленых глаз с ужасом падал на духа, а затем перекочевывал на оборотня и обратно. Возможно ребенок молил бы даже о прощении, если бы мог.

     —Ты должна вырезать ему сердце и отдать его мне, - проревел голос Бронака. Затем вновь непонятная речь из его уст. Символы разгорались на полу всё ярче, будто в их границах полыхало само пламя. Оборотень бросила неаккуратный взгляд на лежащего у окна Кристофа, затем вступила в светящийся круг. А дальше всё пошло перед глазами как в тумане. Мор осела на колени рядом с мальчишкой и, протянув руку в сторону, приняла костяной нож украшенный письменами. На несколько секунд девка смотрела на мальчика, но не испытывала сожаления или боли за то, что случится. Краешек лезвия коснулся грудной клетки, медленно рассекая тонкую кожу в проекции сердца. Оборотень слышала его стук о грудную клетку, почти телом чувствовала липкий страх приближающейся смерти юнца. Рука не дрогнула. Мальчишка выгнулся дугой, но оставался нем. На висках и шее набухли вены от немого крика и боли. Кровь окрасила пол, одежду, руку, лезвие. Последнее явно было заколдованным, так как резало плоть с такой легкостью, словно режешь масло. Послышался хруст кости. Ши, потерявшая обоняние от яда, слышала запах крови. Он проникал в организм не смотря ни на что. Пятно крови увеличивалось, безжизненное тело мальчика обмякло, а лицо некогда светлое, потемнело. Из изумрудных глаз хлыстали слезы, но вот они уже не могли видеть отныне и во веки веков. Рука по треть в алой, ещё горячей крови, вытянулась в сторону духа. В ладони лежало маленькое сердце, которые едва ли было похоже на него. Просто красный кусок мяса с отходящими от него артериями. В голове Ши проскользнула абсурдная мысль – почему мужчины и женщины обещают друг другу подарить свои сердца в знак любви? Это ведь значит, что кому-то из них придется себя убить. А сердце не такое уж и драгоценное, что бы его дарить как наивысший подарок. Тем более принося себя в жертву.

Рейтинг поста: 1