1 (2019-07-23 10:24:18 отредактировано Sachet)

Действующие лица:
Sachet
William Lanius
Zbigniew Boso
Shia Mor
Nissaranirr Shaarakul

Внешний вид персонажей:
В первом и последующих сообщениях игрока.

Погода в эпизоде и место действия:
месяц Янтаря.
Место действия и погода меняются по ходу эпизода.

Краткое описание действий в эпизоде:
В далеком царстве, в далеком государстве, жил был король. Был он весел и чудаковат, обожал хорошо посмеяться над хорошей шуткой. Жаль, что его наследник и единственный сын был обделён чувством юмора. Его кислое лицо на вечерах и балах так надоело отцу-королю, что  тот выдвинул своему чаду ультиматум: не быть нашему герою королем, пока не познает он всю прелесть хорошей шутки. Что оставалось делать бедняге? Отправился принц в путь, дабы встретить на больших дорогах мира тех, кто сможет рассмешить его до слез, и на одной из них он встречает повозку бродячих артистов.
Таково начало нашей истории.

Рейтинг поста: 5

2 (2019-04-25 06:49:52 отредактировано Sachet)

Небесная синева искрилась и переливалась в лучах летнего солнца, но через просветы листвы её величие меркло, разбиваясь на отдельные голубые куски; над головой ровной дорогой тянулось лоскутное полотно, словно кривая мозаика из пятен зелени, света и летнего неба; под ногами вола бежала иная тропа – утопающая в пыли глинистая почва, в трещинках и морщинах, словно лицо старой карги.

«Рыцарь Тилли, родной,
Что за цветок ты прибил
На свой щит боевой?»

Нарядная телега неспешно тащилась вслед за запряженным в неё животным: рыжеватый бык с роскошным густым воротником из завивающихся в кольца волос шел своим шагом, не ощущая плетей возницы. Его рога украшали цветные ленточки и бубенцы, слабо позвякивающие в такт его неловкой поступи.

«Нежный тюльпан?
Колючую розу?
Ветку сирени?
Златую мимозу?»

Дым от горящего конца вставленной в мундштук сигары поднимался вверх причудливыми цветочными формами. Смесь терпких ароматов наполняла легкие возницы, на выдохе очищая её тревожные мыли и оставляя за собой лишь горький привкус, да строки старой забытой песни.

«Храбрый мой Тилли
Спасет ли тебя
Вера в цветок
Без брони и копья?»

На обитых потёртым бархатом козлах сидел один из последних представителей в роду крылатых лунных фей. Обманчиво хрупкое, почти прозрачное на вид существо с томными черными очами – таких уже было не встретить среди ночных лесов и полей, слишком много грехов возлагали на них суеверные смертные.
Своего настоящего имени фея никогда не называла и, потому, все звали её просто – тетушка Сэн. Уже далеко не девочка и даже не девушка, она обладала тонким звенящим голосом, слишком юным для тысячелетней старухи, хотя, внешне, ни один житель мира не дал бы фее больше семи человеческих лет.
Слетев с её тонких губ, весёлая песенка, что так любили распевать гости средневековой арены, отзвучала последней нотой в красочном концерте, что труппа артистов недавно давала у стен древнего колизея. Их было не много: всего четверо главных исполнителей, а пятая сейчас задумчиво посасывала кончик своего мундштука, болтая в воздухе тонкими светлыми ножками.
По обе стороны от повозки стоял зеленый лес. Позади оставалась дорога, а впереди – поджидала судьба.

Рейтинг поста: 3

3 (2019-04-26 19:19:29 отредактировано William Lanius)

Старый король всегда был немного безумен. Или, как исключительно добровольно говорили во всем королевстве, слегка чудаковат, но безотказно весел. Ах, сколько звонких золотых монет уходило на содержание штата любимых шутов! А разве может земля терпеть на себе дворец, в котором не проводятся еженедельные балы? Неделю по такому случаю даже пришлось сократить до пяти дней. Что уж и говорить о таких важных государственных мероприятиях, как Съезд Королевских Скоморохов и Ежегодный Вечер Не Слишком Злых Розыгрышей!
Однако принц - в общем-то, уже не такой уж и молодой - не разделял отцовской страсти. Жизнь его проходила за изучением наук, необходимых мудрому правителю: цифры, хитрые графики и отчеты со всех земель Королевства не оставляли улыбке и шанса поселиться на хмуром лице наследника престола. А бесконечные балы, на которых ему приходилось присутствовать, были яркими, красивыми, но безжалостными напоминаниями о безрассудном расточительстве государственной казны. Чему тут радоваться?
Очередная попытка принца донести до отца мысль о необходимости сокращения штата шутов хотя бы до сотни вывела уже порядком уставшего от занудства сына короля из себя. Правитель топал ногами, кричал, и, наконец, заявил, что не намерен более терпеть его кислой мины. Или сынуля учится смеяться, или престол унаследует младший брат нынешнего самодержца. Против короля не попрешь, даже если ты - его единственный сын. Пришлось покориться.
Практичный принц запланировал встречи с восемью самыми лучшими шутниками 1049 года по мнению ежемесячного издания "Вассалы" и, отбросив королевские знаки отличия и облачившись в одежды простого горожанина, отчаянно пытающегося претендовать на роскошь будучи уборщиком конюшен, отправился в путь. Путь тот лежал через Большой Темный Лес. Что, в общем-то, было совершенно несправедливой характеристикой. Но ведь нужно не терять лица перед Империей Катур с их Воющим Каньоном и Бесконечными Горами. Тем более, кто будет проверять, верно?
Так вот, путь лежал через Большой Темный Лес, и по такому случаю был нанят проводник. Не привыкший к такого рода конным прогулкам принц мысленно проклинал отца, наотрез отказавшегося принимать гостей во дворце. Казалось бы, пообещай людям какую-нибудь глупую награду, и они сами выстроятся в очередь со своими шутками в охапку. "Я не хочу, чтобы все королевство знало, что мой сын - такой зануда," - так он сказал.
Чтож.
Отлично.

- Долго еще? - с некоторым налетом раздражения подал голос принц. Лесу и впрямь конца и края не было.
Но никто не ответил.
Всадник натянул поводья. Проклятый проводник вот только что был тут, а теперь вдруг исчез. Привстал в седле, осмотрелся - да, все еще никаких признаков проводника.
Отлично.
Просто. Замечательно.

Он умудрился потеряться в чертовом Лесу. Должно быть, слишком увлекся своими мыслями, отстал и повернул не туда. Теперь весь график коту под хвост. Что может быть хуже? Ладно, если ехать вперед, то куда-нибудь точно приедешь, верно?
И он поехал.
Пока есть минутка, следует отметить, что образ горожанина почти-среднего класса принцу вполне удался, даже плащ кто-то уже явно успел поносить до него. Разве что кожа слишком ухоженная и сапоги подозрительно чистые. Ну и денег у него побольше, но этого так просто уже не скажешь.
А всадник тем временем уперся в дорогу. Помявшись, он повернул-таки направо и поскакал уже увереннее. А проводника он потом найдет и накажет. Да. Нечего принцами разбрасываться.
Вскоре вдалеке замаячила повозка. Всадник поднажал. Догнав ее, но держась несколько позади, он громко вопросил:
- Э-э, драсте. В какой стороне тут Кодорог?
Только не перестарайся с простолюдином.

Рейтинг поста: 2

4 (2019-04-22 17:02:06 отредактировано Zbigniew Boso)

Когда спадает мандраж и эйфория, приходит самый крепкий сон. Потому после выступлений Збышек всегда спал особенно сладко. И в этот раз тоже, но уже прошло вполне достаточно времени и парень давно уже проснулся и теперь просто слушал пение феи. Впрочем, в какой-то момент пение прервалось и оборотень услышал в лесу храп чужой лошади, кто-то ехал на встречу бродячим актерам.
Збышек сладко потянулся после чего принялся выбираться из-под сваленных в телеге падуг и занавесов. Пусть у них и была маленькая труппа, но в ней было всё что требуется, не хуже чем в серьезных коллективах, только вот работник сцены и актеры были в одном лице, стоило бы уговорить тетёшку Сэн подобрать ещё каких-нибудь беспризорников для работ.
Оборотень выбрался из под завала, мысленно отметив про себя что надо будет потом разобрать его нормально и сложить… но потом. Для начала же он выудил из подвешенного к стенке узла большую булку, бурдюк с разбавленным вином. Сжимая в руках добычу парень выбрался из повозки и уселся на козлах рядом с тётушкой. Збышек до сих пор был в своем пестром трико для выступлений. Впрочем, если обычно костюм ковьелло был более менее однотонным, то у оборотня, он был более пестрым, сине-красным, в виду большей универсальности актеров труппы. Помимо роли хитрого слуги Збыш обычно исполнял и всякие гимнастические или силовые трюки, никто не ожидает от тощего юноши в облегающем трико способности поднять здоровенную гирю или побороть на руках дюжих портовых рабочих.
В общем, рыжий балбес так и не переоделся, после того как они покинули город, хотя тётушка не одобряла излишнего износа рабочих костюмов, но оборотень просто постоянно забывал про это.
- Кто-то едет…
Сказал он с набитым ртом. Впрочем, довольно быстро на дороге появился и всадник появление которого услышал рыжий. Всадник с довольно глупыми надо сказать вопросами.
- И вам здоровьичка. Нет, тут Кодорога нет ни в какой стороне. Зато если проехать дальше может быть, милсдарь.



Рейтинг поста: 3

5

Бубновая дама - именно так величали одну из шутов бродячей труппы. Она - стройная девушка на вид, облаченная в яркую одежду с преимущественно красно-черно-белым диапазонном оттенков. Стать и грация - словно дорогая лошадь - она располагала к себе взгляды и завораживала. Красотой? Ох, нет-нет. Руками, она вытворяла ими такие вещи, что зрители порой открывали рты от изумления. Обычные бумажные карты, если попадали в её ловки пальцы, превращались почти в интеллектуальных существ, будто понимали и знали чего от них требовалось в тот или иной момент. И вот сейчас, над рыже-седой головой ровно по пробору, летала стая карт, сконструировавшихся в небольших птичек и даже почти слышно щебеча. Но нет, конечно этот звук исходил из кустов, что тянулись густой порослью вдоль пыльной дороги. Буба хоть и не шла в сценическом костюме, но гамма одежды сохраняли свои три оттенка. Что же, фантазия у дамы работает в другую сторону, но от того она не становится хуже как иллюзионист и карточный маг.

Пение их феи заволокло десятки и сотни метров вокруг, а птицы, казалось, подпевали, чирикая в такт из рощи. Буба поднимала в воздухе руки, крутилась вокруг собственной оси рядом с быком, хохотала и танцевала, а в то время над её головой устраивали хоровод карты. И в целом их тандем был почти идеальным, пока Збышек не услыхал постороннего. Буба оглянулась, а карты стеной свалились с неба на землю, трепыхаясь аки выброшенная на берег рыба.

     —Кто пожаловал в такой роще по нашу честь? - мелодичным голосом напевала иллюзионистка, играя пальцами в воздухе и поднимая свою плоскую армию в воздух. И ровно после её слов где-то позади послышался топот копыт. Из-за крон невысоких деревьев поднялся клуб пыли. Через несколько мгновений перед бродячей труппой стоял статный конь и простолюдин верхом, хотя его выдержка в седле и порода лошади заставляли подумать, что актеры тут точно не труппа Феи. Любопытные взгляды перекрестились и несколько секунд встретившиеся на дороге путники рассматривали друг друга.

  - Э-э, драсте. В какой стороне тут Кодорог?
  - И вам здоровьичка. Нет, тут Кодорога нет ни в какой стороне. Зато если проехать дальше может быть, милсдарь.

Буба подняла руки вверх и армия карт ломанулась водить хоровод вокруг лошади, что недовольно фыркала и нервничала. Девушка прищурилась, подошла следом. Снизу вверх смотреть было крайне не удобно, но приходилось мириться.

    —А Вы, позвольте спросить, зачем в ту сторону путь держите? Впереди большой ров, на противоположную сторону не так и просто перебраться, - залепетала девица, возвращая свои бешеные карты в толстую колоду, что удобно улеглась в ладони. —И у Вашего плаща дыра образовалась, - указала Буба на иллюзию дырки в ткани.

Рейтинг поста: 2

6 (2019-04-28 20:51:40 отредактировано Nissaranirr Shaarakul)

- Какие вы шумные... - раздался глубокий, чуть мурлыкающий голос из под ткани, что должна стать уютным шатром балагана, если бы не использовалась ещё одной участницей труппы как одеяло, постель и убежище от работы. Последняя участница труппы неохотно выползла из собственноручно устроенного гнезда, словно до этого и не слышала своих спутников. Девушка, по крайней мере, если судить по формам более чем провокационного костюма из атласа и шёлка, откинула ткань и сладко, протяжно потянулась, не менее сладко зевая,  прикрывая рот рукой, а точнее поднеся к маске ладонь.
Косточка была относительно недавним "приобретением"  бродячих циркачей и была достаточно ловка, чтобы помогать Збышеку в его номерах, переходя от своеобразной "ноши", которую он поднимал одной рукой над головой, к показу акробатических трюков на этой самой ладони. Но её таланты были более широки, ведь она, ещё во время "сольной карьеры" немного пела, танцевала, показывала фокусы с шариками, картами, костями...деньгами, что и было причиной, почему некоторые стоянки и даже города были не рады этой циркачке. Но она никогда не унывала и не расстраивалась, продолжая усыпать свой костюм пылью дорог, пока её не подобрала тётушка Сэн.
- Хм...- девушка закончила потягиваться и ловко спрыгнула с повозки, тут же направив белую поверхность своей маски на причину остановки - юношу бледного с взором хмурым. Вопрос ему уже задала Дама Бубей, зачем повторяться?
Вместо этого девушка предпочла приблизиться к всаднику, рассматривая его. Руки за спину, а верхняя часть корпуса наклонена вперёд, словно и не шут перед ним, а посетитель музея. Вот только экспонат - сам  паренёк, что так неудачно заблудился на дороге жизни.  Шажок, ещё шажок маленьких ног, словно Косточка пытается ускользнуть от его взгляда, по кругу обходя его.
- Хороша лошадка, славный молодец. - наконец резюмировала она, касаясь горячего крупа лошади ладонью, но тут же одёргивая её, стоило коже дрогнуть. - Можешь дашь ей отдохнуть, да расскажешь нам, как ты дошёл до жизни такой? И, очевидно, не до Кодорога?
А мы вам составим компанию, честно-честно! - С этими словами Косточка отпрыгнула назад, к Бубе и приобняла её - Оно будет того стоить! Но это не точно!
На ухо же своей товарке шепнула. - Сдаётся мне, не обычный это малый. Улыбнись же, вдруг сегодня карта пойдёт?


Рейтинг поста: 4

7 (2019-06-23 16:55:12 отредактировано Sachet)

Тетушка Сэн была недовольна: пустив терпкое колечко дыма прямиком в веснушчатое лицо парня, взобравшегося на козлы рядом с ней, фея непритворно надула бледные губы.
–  Говоришь, тебе, говоришь, все как об стену горохом. – женщина потянула за край чужого трико, демонстрируя потертости ткани. – Ещё раз увижу и вместо двух принцесс будет у меня целых трое! – заговорщически хихикнув и облизав кончик мундштука, она любя потрепала Збышека за рыжие вихры. Тетушка держала свои обещания, если только к её словам совсем уж не прислушивались, – но на горохе спать будешь один! – показав острые зубки, фея искренне заулыбалась, хотя со стороны этот оскал мог показаться скорее угрожающим, нежели милым. Однако, все артисты труппы уже давно не пугались её необычной внешности, что делало каждого из них в глазах тетушки ещё более бесценным и дорогим. Сэн любила каждого из своих детей – другой семьи у неё просто не было.

Звуки стучащих о землю копыт становились явственней, обходя повозку со стороны. Остановив вола изящным пересвистом, неслышимым для ушей обычного люда, фея выдохнула в воздух плотный сгусток дыма, окуная свое лицо в магический вихрь. Серебристые волокна легли на бледную кожу тетушки и затвердевшая маска сделала Сэн более человечной и приятной для чужого взора.
Брезгливо смахнув с колен юноши остатки крошек, ворча полуслышное, – Не кроши на себя, ну что за дитятко... – фея всем телом разлеглась на коленях Збышека. Она любила строить из себя глупого ребёнка с большими наивными глазами – таким доверяли больше. – Бу~ба~а! – болтая босыми ножками в воздухе, фея ребячилась, надувая свои щечки и выпуская из них воздух, – это не дырка, это норка! – пробубнила она, смыкая губы уточкой и тыкая пальцем в плащ путника, намеренно отвлекая его внимание для того, чтобы наградить Косточку знакомым всем её детям взглядом – с этого момента старшая из дочерей Сэн негласно становилась главной хозяйкой их балагана. Увы, но тетушка не решалась рисковать своей семьей из-за суеверных грехов, возложенных смертными на её лунный род. – Мистер, а вы любите дырочки в сыре или сыр без дырочек?

Неожиданно губы незнакомца дрогнули, поползли, показывая лучезарную улыбку. Он рассмеялся: легко и весело, а вместе с ним над шуткой Сэн засмеялись и все остальные. Таким бесхитростным способом принц несмеян впервые познал простую прелесть нелепой, но от того не менее прекрасной шутки. Однако, его высочеству ещё предстояло долгое путешествие в знакомстве с удивительным миром юмора в компании труппы весёлых и дружных артистов.



КОНЕЦ ЭПИЗОДА

Рейтинг поста: 3