126 (2019-06-11 22:39:31 отредактировано Kairon Woolly)

Граф Вашвельма (один из семи, пятый по старшинству)
Агм'Каэль Иселендил
Светлый эльф (ставит себя таковым, но черты лица выдают примесь человеческой крови)
120 лет



Восхищение графа сменило легкое разочарование. Он сам не понимал, почему. Чего он ожидал? Что невзрачная полукровка обернется Атех? Что изменится, станет той, кем грезил эльф долгие годы? Нет, чуда не произошло. Он по прежнему видел перед собой девочку...вот только выражение ее глаз стало тем, которое граф помнил по тем временам, когда Атех была зрячая. И лицо...на лице правительницы никогда нельзя было увидеть хоть тени эмоций. Сейчас же Иселендил увидел явную неприязнь со стороны этой маленькой полукровки. Неужели он столько времени и сил потратил на поиски вот этого?
Граф выслушал зверочеловека, задумчиво глядя на Линэ. Он размышлял. Может и в самом деле оставить их в покое? Это не та Атех, о которой он думал. Да, в ней душа Правительницы, но девочка этого не осознает, по крайней мере пока. Не будет ли лучше оставить все, как есть. Но установить за наемником и его подопечной непрерывное наблюдение. Детям свойственно рости, меняться при этом. Зверочеловек не вечен, а у Иселендила много времени в запасе. А девочка...она вполне может измениться и тогда граф найдет способ прибрать ее к рукам. Пусть не как ту, кого он добивался. Но неплохое пополнение его "коллекции" будет.
-Хорошо,-граф поднялся с кресла,-я увидел, что хотел. Не буду настаивать на переезде в мой дом, хотя там вам было бы спокойнее и комфортней. Я бы мог положить тебе содержание, а девочка не знала бы ни в чем отказа. Но, как понимаю, ты против этого. Поэтому, до свидания, Кайрон. Не забывай, мое предложение остается в силе.
С этими словами граф направился к воротам. Второй эльф поспешил за ним...
-Ваше Сиятельство, вы просто так оставите это все? Мы можем выкрасть девочку...-эльф не договорил. Они уже были за воротами и зверочеловек не мог их слышать.
-Нет...сейчас нет. Организуй постоянное наблюдение. Докладывать мне обо всех странностях от этой полукровки. Зверолюду не долго осталось. И выясните, прикрывает ли кто эту девочку еще? Не хочу столкнуться с тем темным.


Кайрон с удивлением смотрел в спину графа. Вот эльфы скрылись на улице. Кот выдохнул. Он ожидал чего угодно, от истерики до прямых угроз и попытки захватит Линэ. Но, чтобы вот так? На графа это было не похоже. Он был из тех вельмож, что останавливался только тогда, когда им грозила гибель или разорение. Вспомнил о Истинном? Но почему он уверен, что охрана того распространяется на Лин? было много вопросов, но сейчас старик испытал облегчение.
-Надеюсь, мы его больше не увидим. Пошли ужинать, Лин?

Рейтинг поста: 1

127 (2019-06-14 21:59:15 отредактировано Ateh)

Кайрон говорил, что она, Лин, нужна этому эльфу; а также рассказывал кое-что о его методах, которые, на взгляд совсем еще маленькой полукровки, были слишком страшны. Всё же она была еще довольно наивной и доброй, да и, после удочерения её Кайроном, немного оттаяла по отношению к окружающим - и потому ей, во-первых, было жалко ту девушку, Атех, которая немало пострадала и всю жизнь ходила со шрамами, а, во-вторых, девочка просто смутно понимала, зачем такая жестокость.
Пользуясь тем, что мужчины разговаривали пока между собой и не трогали её, она задумалась. Зверочеловек говорил, что Иселендил любил Атех - но зачем, в таком случае, он причинял ей боль? Зачем украл её и ранил? Да, в том числе не раз она слышала упоминания о браслетах - и эта часть ей была непонятна. Разве браслеты, как украшения - это не красиво? Но почему тогда Кайрон отзывается о них, как о чем-то плохом - каждый раз, когда речь заходила о них, шерсть у него на затылке становилась дыбом? Наверное, она чего-то не понимает. И вообще, вот приёмный отец говорит, что он любит Линэ - говорит не часто, конечно, но всё же. Но последняя не могла вспомнить ни единого раза, когда он причинял ей боль - да что там, даже представить себе что-то такое было невероятно сложно, практически не реально. Кот сам на своем примере не раз показывал: если ты кого-то любишь - то должен беречь и заботиться о нем. И Лин не просто быстро привыкла к хорошему, но и старалась платить той же монетой: добром за добро - разве это не правильно? Но почему тогда в случае с тем графом и Атех всё иначе? Какая-то грустная история - так, по крайней мере, казалось самой девочке. Наверное, нужно будет расспросить об этом Кайрона. Он взрослый, он знает.
Пока девочка размышляла так, гость внимательно разглядывал её, думая о чем-то своем.
-... я увидел, что хотел. Не буду настаивать на переезде в мой дом, хотя там вам было бы спокойнее и комфортней. Я бы мог положить тебе содержание, а девочка не знала бы ни в чем отказа. Но, как понимаю, ты против этого, - услышав это, девочка с трудом удержалась от того, дабы замотать головой - лишь глаза её расширились от ужаса, и она сильнее сжала руку мужчины. А эльф тем временем попрощался и вышел - и она мало-помалу вздохнула с облегчением; подняла взгляд на пожилого наёмника и поняла, что тот смотрит с удивлением смотрит на закрывшуюся дверь - словно не верил, что всё может оказаться так просто.
-... Пошли ужинать, Лин? - полукровка кивнула, обернулась - и кот мог увидеть, что один её глаз стал ярко-синим, точь-в-точь, как у Атех. Лин молча кивнула, однако не пошла, а обняла зверолюда, прижимаясь к нему и дрожа всем телом. Она очень боялась, но не показывала этого. Но вот, наконец, девочка кивнула, отстранилась и пошла за ним. Ела она мало, механически, явно думая о чем-то своем. А после подошла к нему, протягивая свиток, на котором было написано:
"Ты говоришь, что любишь меня. Ты и тот эльф говорили, что он любил Атех. Почему тогда он делал ей больно?".

Рейтинг поста: 1

128

Зверочеловек внутренне злился. Спокойный уход графа не доставил спокойствия самому Кайрону. Он знал таких личностей, они не отступали от задуманного и старый наемник сейчас ожидал какого-то подвоха. Хотя, это можно было бы списать на возраст. Тем не менее, Кайрон твердо решил ближайшее время быть очень осторожным и не выпускать девочку из вида.
А та была погружена в глубокую задумчивость. И после ужина она подошла к нему с вопросом, написанном на куске пергамента. Кайрон прочитал и задумался. Как объяснить девочке, всю сложность отношений графа и правительницы.
-Понимаешь, Лин, многие вкладывают в понятие любви разное значение. Я люблю тебя, как дочь. Атех...-тут кот задумался. И правда, кем была для него Атех?-Наверное, больше как младшую сестру, хотя по возрасту, если считать в годах, она была старше меня. Но по сути, она была ребенком...постарше тебя, но ребенком, которого требовалось защищать. Потом она изменилась и моя защита стала не так нужна. Но мы по прежнему временами общались...мне кажется, она расслаблялась, когда мы разговаривали. А граф...он, в первую очередь, коллекционер. И Атех была для него не более чем желанной игрушкой. Которой приятно обладать, на которую приятно любоваться. Когда-то она спасла его, он влюбился, наверное. Но вельможи часто путают понятия. В итоге он решил, что удержит Атех силой,-Кайрон осторожно коснулся родимых пятен на руках девочки.-Он не думал о последствиях. Браслеты, что он надел на нее, не давали пользоваться магией, по сути, медленно убивая Атех. Там произошла неприятная история, пострадали люди графа. А он...я надеялся, что он понял урок.
Зверочеловек погладил девочку по голове. Всмотрелся в ее глаза. Да, сущность Атех явно стала больше после впитывания частицы души.
--------------------------------------------------------------------------------
А за много миль, в особняке с роскошным садом, граф допивал вторую бутылку крепкого сэрданского пойла. Слуги в панике забились по углам, его сиятельство по приезду устроил жесткий разнос. А, чтобы граф так пил-этого не мог припомнить никто.
На бледного графа издалека смотрел эльф, сопровождавший его в Хекс. Он был одним из старших в службе шпионажа Иселендила. И сейчас в бессильной злобе сжимал кулаки, глядя на графа. В какой-то момент он отвернулся и решительно направился к выходу. В голове зрел план. Эльф не собирался оставлять графа в таком состоянии и он подумал, что кое-что вернет Иселендила в норму..

Рейтинг поста: 1

129 (2019-06-14 21:59:06 отредактировано Ateh)

Девочка думала, что, когда эльф уйдет, мужчина успокоиться - также, как и её собственное беспокойство и тревога постепенно сошло на нет, когда неприятный и страшный незнакомец исчез. Но тот всё равно еще какое-то время сидел словно на иголках, да и хвост его иногда поддергивался из стороны в сторону. Названного отца Лин визит эльфа встревожил явно куда больше, чем могло показаться изначально.
Тем не менее, когда, после ужина, Кайрон сел в крело и полукровка подошла к нему с вопросом, он не отмахнулся, а наоборот - задумался. Сама девочка, понимая, что рассказ мужчины - как и множество других, которые ей доводилось слышать от него - привычно устроилась у его ног, на ковре, рассеянно глядя на пламя и внимательно слушала объяснения мужчины. Она как следует пыталась понять его объяснения. Получалось пока не очень.
- Понимаешь, Лин, многие вкладывают в понятие любви разное значение... - девочка задумалась еще больше. Выходит, когда кто-то говорит "я люблю тебя" - он может иметь в виду что-то совершенно другое, не то, о чем думаешь ты?.. А как это понять?
-... А граф...он, в первую очередь, коллекционер. И Атех была для него не более чем желанной игрушкой. Которой приятно обладать, на которую приятно любоваться, - полукровка наморщила лоб, пытаясь вспомнить значение последнего, сложного пока для нее, слова. Наконец вспомнила более простое определение, правда, от этого легче не стало - теперь Линэ тщетно пыталась понять, каким образом связан Иселендил, как собиратель, с Атех. Может, он собирал редкие и красивые вещи - кот говорил, что девушка была красивой? Но ведь она не вещь! Почему тогда?.. Лин невольно представила девушку в виде небольшой статуэтки - такой, которую она когда-то видела на прилавке у одного торговца редкими безделушками. Обычно девочки любят всякие красивые вещи, но эта игрушка произвела на маленькую полукровку довольно тягостное впечатление: хрупкая фигурка девушки в богатых одеяниях, сидящая в покорной позе со сложенными на коленях ладонями и опущенным взглядом. Было что-то в её внешности и позе бесконечно печальное - по крайней мере для Лин. Сама уже по себе фигурка вызывала далеко не самые светлые чувства, ну а представить на её месте живую девушку... Она отчетливо видела Атех - ту самую эльфийку, что из сна - на месте этой статуэтки - такую же неподвижную и неживую. И замотала головой что есть силы, стремясь отогнать видение.
Как бы там не было, мужчина многое сумел объяснить полукровке - в том числе и про браслеты, назначения которых она сначала не поняла.
"Как понять, что имеет в виду существо, когда говорит "Я люблю тебя"? Почему вельможи путают понятия?" - Линэ вновь протянула Кайрону свиток пергамента с новыми вопросами.

Рейтинг поста: 0

130

Зверочеловек слегка улыбнулся. Дети-это всегда дети. Они любят задавать вопросы, на некоторые из которых очень сложно ответить.
-Понять? Сложно объяснить. Это идет отсюда,-Кайрон приложил руку к груди,-когда ты отчетливо знаешь, что без данного человека ты не сможешь, что ради него ты пойдешь на все...даже на смерть. И уж тем более, ты не позволишь себе причинять тому боль. И ты умеешь прощать и отпускать того, кого любишь, если это необходимо. Но некоторые считают, что любовь к человеку можно сравнить с обладанием вещью. У кого-то есть книга, игрушка, оружие, одежда...что угодно. И он любит эту вещь...но именно, как вещь. Вот и некоторые считают, что живое существо может стать для них такой любимой вещью.  К сожалению, это часто встречается у тех, кто владеет властью или богатством. Они привыкают к тому, что получают все, что хотят. Я бы даже назвал у них это не любовью, а чувством обладания. Хотя...по поводу того же графа, я уже не могу сказать ничего определенного. Возможно, он влюбился в Атех, когда встретил ее в первый раз.
Они еще долго сидели у очага. Кайрон отвечал на вопросы полукровки так, как умел. Все таки он не был искушен в общении подобного рода, одинокая жизнь сказывалась.
------------------------------------------------------------------------
Эрондил, эльф, бывший с графом у Кайрона, несколько дней наблюдал за домом старого наемника и за ним самим. Похоже, зверочеловек немного успокоился. Видимо решил, что граф окончательно  оставил его и приемную дочь в покое. Правда, пока зверолюд не отпускал девочку одну, сопровождая повсюду. Но начальник службы шпионов умел ждать. Он был уверен, что рано или поздно ему выпадет шанс захватить полукровку и доставить ее хозяину. Зачем? Он видел, как страдает его сиятельство, но не очень понимал, почему. В итоге решил, что во всем виновата эта девчонка и несговорчивый наемник. Полукровка нужна графу, это было понятно. Но почему он не приказал просто захватить ее? Наемник? Так от него легко избавиться, старик явно не силен.

Рейтинг поста: 2

131 (2019-06-14 21:58:36 отредактировано Ateh)

- Это идет отсюда: когда ты отчетливо знаешь, что без данного человека ты не сможешь, что ради него ты пойдешь на все... даже на смерть. И уж тем более, ты не позволишь себе причинять тому боль. И ты умеешь прощать и отпускать того, кого любишь, если это необходимо, - слова Кайрона в общем совпадали с его поведением по отношению к девочке и тем, что последняя чувствовала по отношению к нему. Правда, последняя фраза про "отпустить" осталась для неё несколько непонятна. В каком смысле - отпустить? Разрешить уйти? Больше не видеться? Но зачем? Какая для того может возникнуть необходимость? Какая-то опасность? Или же одно существо может просто надоесть другому? А если Кайрон захочет бросить Лин?.. Значит ли это, что она должна будет просто уйти, приняв его решение и не обижаясь? А сможет ли? Или, если наоборот?.. Увы, самой понять полукровке это было как-то сложно, поэтому та вновь притянула к себе пергамент, дабы записать на нем новый вопрос.
Чувство обладания?.. Девочка вспомнила, как в приюте другие воспитанники, чаще всего, и, реже, другие обитатели приюта, получая какую-то вещь, постоянно держали её при себе, буквально спали с ней и вообще теряли покой и аппетит и сердились на всех, кто приближался к ним слишком близко - боялись, что отберут. Может, это и есть то самое "чувство обладания"?.. Но ведь эти люди любили свои вещи - так, по крайней мере, они говорили. И как тогда понять, где заканчивается любовь и начинается это самое чувство? Может, их как раз и разделяет эта самая способность отпустить? И вновь цветной стилос заскользил по листу пергамента, выводя новые вопросы - ведь был же как раз подходящий момент, дабы выяснить интересующие Линэ детали.
Возможно, многим ответы Кайрона показались бы неуклюжими, если можно так сказать, и слишком сложными для восьмилетнего ребенка. Может, оно и так, но важным в данном случае было другое: ведь бывший наёмник отвечал. Лин привыкла, что взрослые зачастую отмахиваются от детский расспросов: "Я занят, давай не сейчас", "Ты еще слишком маленькая, чтобы понять", " Не лезь не в своё дело" и так далее. И что еще важнее: Кайрон был искренним - а дети, и полукровка в частности, это часто весьма ценят.
Вечер почти перешел в ночь, в камине остались лишь угли, а девочка уже начинала понемногу клевать носом, прислонившись к ноге мужчины - и именно в этот момент установившуюся тишину нарушил шорох, а затем в воздухе возник сгусток тьмы, похожий на пар от сухого льда, который постепенно разростался; на кота с полукровкой уставились, не мигая, два золотистых глаза-искры. Не было ни малейших сомнений в том, что это Шерниатэйл решил почтить их своим зримым присутствием.
Куда более интересной была реакция Лин: завидев непонятное и, будем честны, пугающее нечто, она, обычно нервничающая в присутствии кого-либо чужого, тут же проморгалась и какое-то время разглядывала Истинного. Увиденное явно заинтересовало её настолько, что она встала, подошла к последнему и, протянув руку, коснулась его мантии, сотканной из, казалось, сплошного темного тумана. Так как неожиданный гость был не материальным, ладошка полукровки практически сразу прошла дальше; та почти сразу отдернула её, задрав голову, оглядела демона внимательно, после вновь попыталась коснуться. Одним словом, Шерн вызывал у неё скорее интерес, чем испуг. Что, опять же, было весьма занятно и значило весьма многое: ни Кайрон, ни, тем более, Геллар или демон образцами дружелюбия отнюдь не были - но Лин, как минимум, реагировала на них совершенно спокойно; а вот Иселендил, мягкий и привлекательный внешне, напротив - вызывал у неё нескрываемое отторжение. Шерн, в свою очередь, снисходительно наблюдал за ребенком, а после потрепал её по волосам, развернул одной парой рук и подтолкнул обратно к зверочеловеку, у ног которого она вновь и устроилась.
- Тебе рано расслабляться, - произнес Истинный. - Держи ребенка при себе, пускай даже ночует вместе с тобой, - после чего, не прощаясь, исчез.

Рейтинг поста: 2

132

По возможности отвечая на письменные вопросы Лин, Кайрон понимал, что ему отчаянно не хватает опыта в подобных беседах. Он привык больше действовать, чем говорить. Даже в школе, будучи наставником, зверочеловек старался обучать именно на практике, не тратя слов. Правда с возрастом становилось это делать все труднее. И уж точно он не думал, что придется объяснять девочке такие сложные понятия, как любовь, преданность, подлость и их производные. Но для себя он решил, что лучше честно признается, что не знает или не понимает, чем отмахиваться от вопросов. Ребенок, не получивший ответы, начинает искать их сам, зачастую получая искаженные или извращенные результаты. Это кот точно знал, в школе были разные ученики и не все были готовы к взрослой жизни. В основном такие погибали или в процессе обучения или в первые годы наемничества. А наставники не стремились открывать им глаза на жизнь, а у учеников не было принято расспрашивать.
Но Линэ-это совсем другое. Кайрон ощущал ответственность за ее будущее. И поэтому сейчас он отвечал, даже не думая отмахиваться или увиливать.
Поток вопросов был прерван появлением Истинного. И Кайрона совсем не удивило отношение Лин к этому пугающему существу. Она безбоязненно попробовала коснуться демона, а когда это не удалось, ничуть не смутилась. Шерн тоже не проявил враждебности. "Да и с чего?"-подумал Кайрон, вспоминая о синем цвете глаза девочки,-"Для него она-воплощение той, с кем был заключен договор. Да это и так. Он чувствует душу Атех"
Предупреждение Истинного Кайрон выслушал спокойно, кивнул. Чего-то подобного он и ожидал. Ну не мог граф все так оставить. Или его слуги, преданные сверх меры, могли рискнуть и действовать на свой страх и риск.
После исчезновения Шерна, они посидели еще немного, потом девочка принялась тереть глаза и клевать носом.
-Так, давай-ка спать. И Истинный прав, не верю я графу и его подручным. Давай, постелю тебе у себя, а сам лягу рядом, у лежанки. Мне не привыкать спать не в самых удобных местах.
---------------------------------------------------------------
Прошло несколько дней. Эрондил весь издергался-старик не отходил от девочки и не отпускал ее одну никуда. А эльф клял себя, что не привлек подчиненных к этому делу, сорвался на эмоциях. Сейчас наверняка Иселендил ищет начальника своей сети разведчиков и шпионов, а эльф поклялся себе, что доставит полукровку ему. Поэтому сейчас он строил разные планы, как похитить девочку. Магией она не владела, как он заметил. Значит сложностей было меньше. Мешал назойливый старик, он сам еще был явно крепок, да и помощ всегда была рядом. Единственное, дома они оставались одни, эльф не заметил слуг. И на этом строил свой план.
В один из вечеров, Эрондил тихо подкрался к окну комнаты. Заглянул, девочка и наемник спали. В щель в окне была просунута тонкая трубка, набитая порошком одного редкого цветка. Эльф выдохнул и по комнате закружилась зеленоватая пыль. Отлично, через короткое время старик заснет так крепко, что его ничего не разбудит. Снадобье действовало на зверолюдей, как сильный наркотик и могло даже убить привысокой концентрации. Но сейчас его хватало только на усыпление. Эльф приник к окну, дожидаясь, пока порошок подействует.

Рейтинг поста: 2

133 (2019-06-14 21:58:27 отредактировано Ateh)

- Так, давай-ка спать. И Истинный прав, не верю я графу и его подручным. Давай, постелю тебе у себя, а сам лягу рядом, у лежанки. Мне не привыкать спать не в самых удобных местах, - сказал Кайрон, заметив, что полукровка уже почти спит, прислонившись к его ноге. Появление диковинного и немного жутковатого на вид существа лишь ненадолго и несильно возбудило её - а сейчас сонливость подступила с новой силой. Поэтому сейчас она покорно кивнула, вставая.
Прежде девочка в спальне у названного отца практически не бывала: тот считал, что у неё должно быть своё, личное пространство - в конце-концов, размеры дома это вполне позволяли - а той и самой так было спокойнее, особенно после приюта. И пусть Линэ иногда снились страшные сны - она никогда не приходила к мужчине досыпать. Во-первых, в приюте не было такой привычки - не к кому просто было; а с котом - сначала просто некий налет недоверия к нему всё же оставался, а после полуэльфийка считала, что он, во-первых, и так сделал для неё слишком много, дабы еще и утешать, а, во-вторых - она же не маленькая. Поэтому, в очередной раз просыпаясь после кошмара, она просто досиживала до утра в своей комнате, а позже, когда уже освоилась в доме - спускалась готовить завтрак или просто разжигала камин.
Тем не менее, сначала Лин хотела спать рядом с наёмником - не честно, что он должен спать на полу, когда она будет спать на кровати, пусть для него это и привычное дело; да и ей так будет спокойнее и теплее: подступала зима, которая, даже будучи южной, оставалась довольно-таки прохладной. Но зверолюд отказался и девочка покорно устроилась на кровати и очень быстро крепко уснула.



Эльф не знал, что за ним, в свою очередь, также наблюдают - обладатель трех пар янтарно-золотистых глаз сидел на краю постели девочки, ехидно наблюдая за остроухим. Он ничего не делал, лишь наблюдал за происходящим. И лишь когда незванный гость удалился, неторопливо встал и потянулся. Шерну было чертовски скучно в последнее время: это тебе не Атех, на которую по три раза в день совершались смертельные покушения - вместо завтра, обеда и ужина. Тишь да гладь, как в болоте - впору самому устраивать неприятности. Поэтому появление этого жалкого смертного из Светлого города пришлось как нельзя более кстати.
Когда Кайрон проснулся, то мог обнаружить пустующую кровать, а на своем столе - записку, написанную почерком Атех: "Ребенка забрал остроухий слуга того графа. Я пошел за ними, развлекусь. Как закончу - верну ребенка. Сиди дома, жди её и никуда не лезь".

Рейтинг поста: 2

134 (2019-06-15 22:34:34 отредактировано Kairon Woolly)

Девочка уснула быстро, видимо, сказались волнения прошедшего дня. А Кайрон долго сидел рядом, всматриваясь в спокойные черты лица спящей. И убеждался все больше, что подобное лицо он видел не раз, давно, когда они с Атехпопадали в разные ситуации и кот так же сидел у ее кровати. Зверочеловек еще раз вспомнил все то, что было тем днем. Встречу с графом, преображение Лин. Если бы у наемника были сомнения по поводу ее сродства с правительницей, то они должны были рассеяться. Но сомнений не было, ни тогда, ни сейчас. Старик был уверен, что рано или поздно душа, живущая в девочке, покажет себя. И тот осколок ауры послужил толчком. Правда с тех пор Кайрон не замечал особых изменений, разве, что глаза Линэ стали немного отливать синевой, приобретя совершенно фантастический оттенок.
Кайрон не заметил, как задремал. А когда его окутало зеленоватое облако, кот мягко завалился на бок, на циновку. Сон был глубок и мрачен. Кайрону снились какие-то тени, постоянно мелькало лицо Атех, перетекавшее в лицо Лин. Она протягивала к нему руки в безмолвной мольбе о помощи и скрывалась во мраке клубящейся темноты. Видел лицо Отшельника, спокойное и равнодушное. Горящие огнем глаза графа. И опять Атех-Линэ, то на острове, одну, то в лодке в бушующем океане, то на вершине скалы, под порывами яростного ветра, стремящегося сбросить девочку. Кайрон пытался бежать к ней, но ноги вязли, как в зыбучих песках. И он не мог проснуться.
Наконец, зверочеловеку удалось вырваться из этого безумия. В голове стучали молоты, в горле как песка насыпали. Кайрон не чувствовал себя так даже после жестокой попойки, которые бывали в юности. С трудом разлепив глаза он бросил взгляд на постель. И глухо зарычал. Девочки не было. Уйти сама, не предупредив наемника...нет не могла.
С трудом поднялся. Казалось, что все кости были перекручены болью. Старик огляделся, заметил записку. Перечитал несколько раз, затем смял в кулаке.
-Ага, сейчас. Не лезь...-зверочеловек поковылял в соседнюю комнату. Там хранился запас алхимических зелий и реагентов, была лаборатория. Взял две склянки, смешал в одной кружке, налил воды. Залпом выпил.Тяжелая горечь огнем прокатилась по пищеводу. Стало намного легче. Через несколько часов зелье прекратит действовать и может стать еще хуже. Или нет, Кайрон не сомневался, что был применен яд, но какой точно-не знал. Универсальное противоядие временно поддерживало силы, потом придется искать нормальное противоядие. А сейчас кот пользовался моментом и усиленно думал. Сам граф отдал приказ или опять его слуги проявляют рвение? Не важно. Куда эльф мог потащить Лин? Затаиться в городе? Вряд ли, тогда ему точно конец, Отшельник его найдет и жилы вытянет. Хотя, скорее это сделает Истинный. Кайрон еще раз взглянул на клок пергамента и с силой саданул кулаком по столу. Он ничего не может сделать. Опять все на демоне и люмбере. А ему остается ждать...как и раньше.
-----------------------------------------------------------
Выкрасть девчонку оказалось не сложно. Наемник вырубился, а на лицо спящей был накинут платок с простейшим усыпляющим зельем. Эльф закинул легкое тело на плечо и выбрался через сад, на задворки. Пути отхода он просчитал до шага, встречи с патрулем не боялся. Как пройти через аркмув, тоже придумал. В одном заброшенном складе на окраине базара, он быстро переоделся, девочка была помещена в короб, прикрытый сверху мотками ткани. И вскоре в сторону телепорта шагал мелкий торговец с грузом на спине.

Рейтинг поста: 1

135

Девочка крепко спала, утомившись за день - вроде ничего такого не делала, однако к вечеру все равно веки стали словно свинцовыми, тело налилось тяжестью. И это при том, что в приюте она старалась спать как можно более чутко - иначе было не то чтобы опасно, однако остальные воспитанники могли этим воспользоваться и напакостить ей: лицо пахущей дрянью вымазать или, поднатужившись вместе, вытащить и бросить где-нибудь за пределами территории приюта. Даже у Кайрона, поначалу, эта привычка давала о себе знать, пусть и со временем сошла на нет - чувство безопасности и своего места в этом доме сыграли немаловажную роль. И потому сейчас полукровка спала крепко, даже без всяких снадобий, что только играло на руку незванному ночному гостю. А после того, как ей на лицо набросили ткань, смоченную снатворным, обеспечивающим здоровый младенческий сон до утра, её бы не разбудила бы и конная езда, но только, разумеется, до того самого момента, когда пришла пора просыпаться. И потому идея с аркмувом была как нельзя более удачной - экономия времени, да и неизвестно, как поведет себя ребенок, проснувшись и обнаружив, что находится демоны весть где и с кем, а названного отца нет рядом. А там уж пускай граф с ней разбирается.
Всё это время Шерниатэйл спокойно следовал за эльфом, предвкушающе ухмыляясь про себя. У него был не один, и не два, и даже не три плана, как поразвлечься самому, напугав этого смертного до заикания и истерики и вернуть котику его ненаглядную воспитанницу - и он разве что не облизывался, представляя, как будет воплощать их. Увы, настроение ему подпортило быстрое осознание того факта, что в Вашвельме они окажуться быстрее, чем через несколько дней конной езды, в течении которых Истинный успел бы оторваться по полной. Ну, насколько вообще это возможно было в той ситтуации, когда даже пугать толком некого - одного лишь остроухого; зато, времени хватило бы с головой. Вечно он забывает об этих порталах... Ну ничего, в этом есть и своё преимущество - Шерн повидается с тем жалким смертным и напомнит ему о себе! Хотя, опять же, как он будет-то в Светлом городе, да еще и держа в поле зреня того вельможу?.. М-да, похоже, опять облом... Если только...
В какой-то момент Эрондил мог ощутить, как его словно толкнуло что-то невидимое, заставив прокатиться по булыжникам мостовой, несколько раз хорошенько приложиться о камни лицом, а также - что немаловажно - выронить короб. Последний также упал на землю, заставляя тело спящей девочки выпасть на землю. И, пока эльф поднимался бы, рот последней приоткрылся, впуская внутрь тела едва уловимый темный дымок. Ребенок едва слышно хныкнул, но не проснулся,а вскоре спокойно затих. Демон пребывал в латентной форме и проявить его было невозможно ни для самой Лин, ни  для кого-либо другого - до тех пор, пока он сам этого не захочет.

Рейтинг поста: 1

136

Эльф тихо выругался, поднимаясь с мостовой. Быстро огляделся. Никого не было, не слышны шаги ночной стражи. С чего он упал? Да Всеока знает...споткнулся. Варварский город, шумный, пыльный и неприятный. Не то, что прекрасный Светлый. Эрондил быстро подскочил к девочке, но та продолжала спать. Эльф выдохнул, быстро спрятал Лин обратно в короб и замаскировал. Закинул короб за спину и быстро пошел к зданию аркмува. Оно было совсем рядом.
Переход не занял много времени. Мелкий торговец не заинтересовал стражей у телепорта, много таких перемещались из города в город. Поклажи у них не много, быстрее через аркмув, чем караваном. Дороже, но спокойней и безопасней.
Оказавшись в Вашвельме, Эрондил поспешил в особняк графа.
-Куда прешь?-не узнал его страж на воротах. Эльф откинул с лица шарф.-Эрондил? Его Сиятельство спрашивали о вас.-стражник подобрался.-Был приказ препроводить к нему, как появитесь.
-Я сам дойду. Нет, короб не трогать, отнесу. Где Его Сиятельство?
-В саду...он почти не выходит оттуда.
Девочку эльф не понес к графу. Не доставать же ее из короба при нем. Линэ была уложена на кровать в одной из шикарно обставленных комнат и оставлена под присмотром доверенных слуг. А эльф поспешил к графу.
Тот сидел на скамье под деревом...на той самой, где когда-то сидела Атех. Выглядел Иселендил не важно: лицо бледное, вокруг глаз темные круги, волосы слиплись. В руке полупустая бутылка.
-Эрондил...где тебя носит?-вроде должен быть сердит, но вопрос задан равнодушным голосом. Граф глотнул из бутылки, поморщился.
Эрондил склонился к графу, что-то зашептал. Глаза Иселендила вспыхнули.
-Ты с ума сошел? Я же приказал, не трогать ее!-граф закусил губу. Он все это время пытался врать себе, что ему все равно. Выходило плохо.-Где она?
-В покоях, Ваше Сиятельство..спит. И проспит, как минимум, до утра.
-Хорошо,-граф посмотрел на бутылку, с отвращением откинул в сторону. Хлопнул в ладоши, из-за одного из кустов появился слуга.-Ванну и чистую одежду.
--------------------------------------------------------------------------------------------
К аркмуву Хекса подошел старый зверочеловек. Одет по походному и вооружен.
-Милсдарь Кайрон?-удивленно поднял на него глаза стражник. Наемника в Хексе знали многие из стражи, обучались в школе.-Куда-то собрались?-страж был удивлен, зверочеловек редко покидал город. Правда сравнительно недавно вернулся из какого-то путешествия. Но все равно, он стар.
-Проходил ли здесь эльф, возможно с девочкой?-Кайрон по памяти описал эльфа и приемную дочь.
-Да, много кто проходил...но эльфа с девочкой не было.
-А в Вашвельм? Проходил кто?
Дежурный маг пролистал список.
-Да, был какой-то мелкий торговец тканями.-маг описал того, кого видел.
Кайрон коротко кивнул, выложил на стол несколько монет.
-Мне тоже в Вашвельм.

Рейтинг поста: 1

137 (2019-06-16 13:40:36 отредактировано Ateh)

Шерн одновременно и любил, и нет Светлый город: здесь, как и во многих других местах, было место отчаянию, предательству, лицемерию, лжи, напрасной надежды, тоски и боли - одним словом, всему, что толкало смертных на общение с такими, как демон. И, в то же время, он, Истинный, не мог всем этим воспользоваться! Он чувствовал себя скупым богачом, которого от толстого набитого золотом кошелька отделяла запертая дверь - вроде как денег и так хватает, но недоступное только кажется ценее и так и манит к себе! Именно за это демон и ненавидел Светлый город: эорошо от таких, как он, защитились, жалкие смертные! А ему что прикажете делать?! Сдаться, удовольствоваться оставшимся мирком? Ну уж нет, не дождетесь!
Впрочем, ладно, в город он-таки пробрался - вот только те оба раза, когда затея окащзаться в Вашвельме была удачно воплощена в жизнь, пришлись на пребывание его в теле хрупкого ребенка! Да, в обеих ипостасях Атех была крепче, чем кажется - но не настолькоё дабы позволить себе разгуляться по-настоящему и прийти к тем смертным, которым не смогли помочь дурацкие светлые божки - чего не скажешь о нем, Шерне! Ан нет. Теперь торчи безвылазно при ребенке, следи, дабы не обидел кто - не хватало еще, чтобы померла еще, как в прошлый раз это чуть не сделала Атех. Ну да ладно, ему пока и графа хватит, если заскучает - в крайнем случае, поиграется со свитой последнего. Все же стоит признать, что и пребывание в детской ипостаси Атех имело свои плюсы - жалкий смертный вельможа не осмелится тронуть ту, в которой живет душа его возлюбленной - пусть даже она при этом соседствует с демоном - а, в случае чего, вернет "добычу" в Хекс. К слову, о "добыче" - нужно не забыть особое внимание уделить тому смертному, что забрал девочку. Он устроил демону серьезный облом, воспользовавшись аркмувом - и потому пощады пусть не ждет. А пока...
Лин проснулась немного раньше, чем ожидалось - небо на горизонте лишь начинало понемногу светлеть. Не понятно, что заставило пробудиться её ото сна -словно какой-то невидимый и почти неощутимый толчок изнутри, вынуждающий резко сесть в постелиё оглядеться... и замереть, ощущая, как к горлу липкой удушливой волной  поднимается страх: засыпая дома, она проснулась в неизвестном ей месте, и что еще хуже - Кайрона рядом не было. С трудом встав с постели, полукровка приблизилась к окну, выглядывая из него. В отличии от Атех, у нее была такая возможность.

Рейтинг поста: 1

138

Кайрон не сомневался, куда именно нужно идти. Вскоре он стоял, разглядывая резиденцию графа. За прошедшие годы она ни чуть не изменилась. Естественно, через ворота его никто не пустил бы.
"Что же, придется вспоминать старые трюки. Надеюсь, я еще на, что-то сгожусь".-Кайрон расположился неподалеку, укрывшись в тени одного из домов и кустарника, растущего рядом. Оставалось дождаться темноты. При этом кот чувствовал, как в нем закипает беспокойство. Конечно, граф вряд ли сделает ей, что-то плохое, но кота это не успокаивало.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Иселендил быстро привел себя в порядок. Большинство эльфов вообще быстро пьянели и быстро приходили в норму. Помог и придворный знахарь. Очень скоро граф, свежий и бодрый, стоял перед дверью, за которой находилась девочка. Ему уже доложили, что она проснулась. За невольной гостьей следили тщательно.
Граф коротко постучал т шагнул в комнату. Девочка стояла у окна, на ее лице был написан страх. Граф про себя отметил, что Эрондил правильно выбрал комнату. Окно закрыто кованой решеткой, изящной, но очень прочной. А за окном раскинулся сад, сюда доносились запахи цветов  и пенье птиц.
-Прошу, не бойся меня,-граф поднял руки, успокаивая Лин.-Тебя ведь Линэ зовут? А я Агм'Каэль Иселендил, хозяин этого дома.
Граф вглядывался в девочку, силясь найти черты той, что он любил. Он не знал пока, что делать с этим неожиданным подарком. Конечно, его помощник действовал из благих побуждений...ну, как он это видел. А сам Агм'Каэль Иселендил испытывал сейчас двоякие чувства. С одной стороны он понимал, что это не та Атех, которой он добивался и мечтал видеть в своем доме. А с другой, эта полукровка приняла частицу ауры правительницы, да и тот взгляд, тот синий взгляд, он многое напоминал графу. И, обычно решительный эльф, проживший не малую жизнь, сейчас не знал, что делать.

Рейтинг поста: 1

139

Богато обставленная комната с ажурной, но прочной решеткой на окнах, где даже сквозь толстые стены ощущались пристальные взгляды слуг, призванных устеречь добычу. Её можно было назвать одним словом - клетка. Да, роскошная золотая, но все же клетка. Сюда годами грезили посадить птицу, а попался, в конечном итоге... птенец. Отслеживай бы Шерниатэйл эту ситуацию в полной мере - наверняка ведь посмеялся бы: история циклична и имеет свойство повторяться. Более семидесяти лет назад граф также входил в роскошную комнату к плененной им правительнице - правда, тогда тот куда сильнее чувствовал себя хозяином положения несмотря на то, что в тот раз эльфийка находилась в куда более сильной позиции, нежели сейчас: она была сильной, опытной, несгибаемой, знала, чего ждать от вельможи, едва услышав его имя; да и эмоции не имели над ней власть - что также немаловажно. А сейчас перед графом стояла маленькая девочка, всего-то лет восьми отроду, растерянная, напуганная, не способнач и слова сказать в свою защиту - в общем, и в самом деле беззащитный птенец. И все же в этот раз эльф сам толком не знал, что с ней делать.
Спина полукровки окаменела, а сама она замерла, не в силах обернуться к вошедшему лицом. Только и оставалось, что стоять неподвижно и вглядываться в мелькающие силуэты птиц и яркие пятна терпко благоухающих цветов за зарешеченным окном. Цветы... птицы... Руки, с самого момента пробуждения с каждым мгновением болевшие все сильнее - просто пока, в попытках разобраться где она и что с ней, Лин не сразу это почувствовала - при этой мысли вспыхнули огнем. Круг замкнулся - пришла в  голову странная совершенно недетская, чужая мысль. История повторилась.
-..я Агм'Каэль Иселендил, хозяин этого места,- и память тут же одним мощным ударом вытолкнула из тьмы подсознания один короткий пронзительно-ясный миг, как две капли воды похожий на  этот.
-... Мое имя Агм'Каэль Иселендил...
То, что произошло дальше, не в силах был предсказать никто: ни Кайрон, ни ни Отшельник, ни Агм'Каэль, ни даже демон, ни, тем более, сама девочка. Более, чем уже месяц, твердая уверенность Линэ в том, что она та, кто она есть - сирота-полукровка, ничего не знающая о своих настоящих родителей и удочеренная пожилым воином-зверолюдом, не вполне сознательно, но от того не менее умело подтачивалась последним рассказами про Атех, и не только ими; сны и воспоминания, тот холодный люмбер, пугающее с виду существо, а теперь еще и этот граф... А то, что она оказалась здесь и имя мужчины - стало последней каплей.
Полукровка пошатнулась, цепляясь за стену и привалившись к ней спиной, дабы не упасть, глаза ее помутнели, закрылись на миг... а после на Агм'Каэля уставились синие глаза... Атех?.. Нет, она не превратилась в полутемную-полусветлую эльфийку окончателно, но чья душа и сущность ныне доминирует в теле ребенка - сомнений не возникало. Полукровка зашипела, зажимая глаза ладонью, другой рек дернвла шторы, закрывая ими окно - между делом бросила взгляд на решетку на окне - сползла по стене на пол, судорожно и рвано дыша и хватая ртом воздух, словно ныряльлик после особенно глубокого погружения. Губы ее зашевелились, не издаввя ни звука, но Иселендил и без того должен был знать, что иа говорит.
-Умеете вы, граф, однако приподносить сюрпризы... Вернуться а жизни на краткие мгновения и увидеть вас - для этого требуется обладать особым везением...

Рейтинг поста: 1

140

Что повлияло на его невольную гостью? Может то, что она находилась в той же комнате, где около семидесяти лет назад чуть не погибла Атех? Или сад, с его птицами, цветами, звуками и запахами? Или голос графа...хотя его она должна была слышать в Хексе. Скорее всего все вместе дало такой толчок сознанию полукровки, что спрятанная в глубине души сущность, пробудилась. Пронзительные синие глаза, но даже не они поразили графа. Этот голос...слышимый много лет назад. Теперь эльф слышал его в своей голове и он явно исходил от немой девочки, про ее особенность Иселендилу было известно.
-Атех,-граф сделал несколько шагов к девочке. Он не знал, что сделать, поднять присевшую у стены, задыхающуюся Лин...и Лин ли это была сейчас. Или бросить все и бежать потому, что голос был пронизан холодом и таким вселенским равнодушием, что граф почувствовал себя песчинкой на огромном берегу.-Это ты...я знал, я верил. Ты в этой девочке. Пусть она-не ты во плоти, но дух...твоя душа...Я хотел...я мечтал увидеть тебя еще раз, услышать твой голос. И, может ты простишь меня за прошлое...-только сейчас Иселендил осознал, что мучило его так долго. Чувство вины, чувство, которое вельможа в принцыпе не должен был испытывать.
---------------------------------------------------------------------------------------------
В стороне от резиденции один старый зверочеловек схватился за грудь. Боль пронзила его. Кайрон с беспокойством посмотрел на дом графа. Что-то случилось. А он не рядом с девочкой, не может ее поддержать. Все, ждать больше нельзя. Пригибаясь и стараясь не попадать на глаза страже, Кайрон бросился к дальнему углу стены, туда, где к ее краю вели ветви большого дерева. Кот был стар, но сноровки еще не утратил. Через короткое время он оказался за оградой, вблизи купола, защищающего сад.

Рейтинг поста: 1

141

Смерть Атех походила на сон: она также незаметно подступила к ней, мягкой дымкой поддернула её изможденное сознание, смежила ей веки - и на следующий день та просто не проснулась. Примерно такими же были её ощущения и дальше, во время посмертного существования: полукровка спала, не очень крепко, но, по сравнению с бешеной гонкой яви с перерывами на недолгий прерывистый сон, это уже было просто замечательно. Правда, иногда она слышала, как произносят её имя - то с тревогой, то с нежностью, то с мольбой - но его звучание скорее походило на далекое эхо, заставляло вздрогнуть на миг, вслушаться, чтобы в следующий миг вновь погрузиться в глубокий сон.
Правда, в недавних пор что-то явно пошло не по плану - знать бы еще, чьему - и звучание имени девочки начало долетать до неё всё чаще и чаще, вызывая смутную тревогу. А затем, в какой-то момент, всё существо полукровки словно пронзила невидимая стрела, и её словно выдернула из этого состояния чья-то безжалостная рука. Это было настолько неожиданно и выбивающе из колеи, что Атех чувствовала себя не то новорожденным котенком, не то плавцом, враз вынырнувшим из воды после долговременного нахождения на большой глубине: сердце было готово выскочить из груди, воздуха отчаянно не хватало, глаза резал солнечный свет, заставляя жмуриться что есть силы, тело не слушалось и даже более того - вообще казалось каким-то чужим. Кроме того, эльфийка поняла, что практически ничего не помнит; точнее, кое-какие обрывистые воспоминания-то имелись, но маловероятно, что они пренадлежали именно ей, тоже казались какими-то чужими и, можно сказать, незнакомыми - это при том, что она сама с трудом осознавала, а какие события и лица должны сохраниться в памяти у неё.
Личность Атех пробудилась неполностью: да, частица сознания, пренадлежавшая полукровке вместе с некоторыми её воспоминаниями и личностными характеристиками, в данном случае взяла вверх, однако все остальное, пренадлежавшее Лин, также не желало отступать: в итоге, сущности двух полукровок смешались в одну, соединяя воспоминания, опыт и прочее в одну кучу, в которой не разберешь что где. От обилия инормации Атех стало настолько не по себе, что она едва не закричала, сжимая голову руками. Само же тело, пока разум паниковал, сумело предпринять хоть что-то: оно встало и сумело убрать хотя бы отчасти источник яркого света, режущего ей глаза. Хорошо еще, что эмпатия в данном случае существовала в крайне ослабленной форме, и игнорировать её не составляло труда.
К счастью, длилось это состояние недолго. Сознание понемногу приходило в норму, и теперь, стоило ей взглянуть на что-нибудь, как память тут же подавала информацию об этом предмете. Правда, комнаты и светлого эльфа, замершего на пороге, это не касалось - их внешний вид не о чем девушке не говорил. А голос светлого, запахи цветов и пение птиц - очень даже. Так она...  в Вашвельме? И этот незнакомец - Иселендил? Тот самый вельможа, с которым, будь её воля, эльфийка вообще бы не общалась.
В какой-то момент она осознала, что не может говорить: рот открывался, губы двигались, однако вслух не было издано ни звука. Тем не менее, граф словно понял, сто она хочет ему сказать.
- Ты в этой девочке. Пусть она - не ты во плоти... но дух.. твоя душа... - Атех сощурилась, глянула на себя - да уж, это тело слишком мало и непривычно для неё. Но прчему?.. Голова вспыхнула болью. Понятно, значит, таких вопросов пока задавать не стоит.
- И, может, ты простишь меня за прошлое...
- А какая разница, прощу я вас или нет? - всё также эхом донеслись до мужчины мысли девушки. - Сильно сомневаюсь, что я пришла к вам по доброй воле. Что, старые привычки дают о себе знать? - ноги не удержали полукровку, и та буквально опала на землю, тяжело дыша и бледнея с каждым мгновением всё больше и больше.

Рейтинг поста: 1

142 (2019-06-19 08:19:30 отредактировано Kairon Woolly)

Или охрана графа стала менее бдительной, или слуг стало меньше, но у Кайрона не возникло проблем с передвижением внутри дома. Примерный маршрут он помнил, не смотря на прошедшие годы. Кто знал тогда, более семидесяти лет назад, что наемнику придется вернуться в резиденцию графа, да еще в том же статусе. Правда сейчас кот был более осмотрительным. Все таки его сиятельство оставался вельможей с высоким рангом, Кайрону встретились несколько патрулей стражи, вышагивающей по коридорам. Переждать их спокойно удалось за гобеленами, щедро украшавшими стены дома. И наемник спешил. Что-то ему подсказывало, что необходимо торопиться.
-------------------------------------------------------
Эрондил с недоумением наблюдал за тем, как проходит разговор графа и полукровки. Глава тайной службы находился за фальшстеной, разделяющей комнату. Специально сделанные отверстия позволяли видеть и слышать все, что происходило внутри. Правда многое услышать не получилось. Девочка была нема, а вот граф... Эльф искренне не понимал, что происходит. Он доставил девочку, сейчас она в полном распоряжении графа. А Иселендил...почему вдруг граф начинает просить прощения? У кого? У этой жалкой полукровки? Чем она так околдовала графа? Эльф сжал руку на рукояти кинжала. Мысли, обычно четкие и размеренные, сейчас неслись, как табун диких лошадей. Она не простая полукровка. Наверняка магичка, волшебница. А если она сумела завладеть сознанием графа? И не совершил ли Эрондил ошибку, принеся ее сюда. Ведь граф запретил это делать. Нужно, что-то предпринять! Эльф медленно потянул клинок из ножен.
-----------------------------------------------------------
Граф с изумлением смотрел на преображение девочки. Вроде она осталась такой же, невысокой и невзрачной. Но вспышка синих глаз все изменила. Иселендил опять видел перед собой ту, что твердой рукой управляла Центральным Хексом, решала судьбы подданных.
- Сильно сомневаюсь, что я пришла к вам по доброй воле. Что, старые привычки дают о себе знать?
Ответить граф не успел. Ноги девочки подогнулись, она начала падать. Дальше все произошло одновременно. Иселендил бросился к Лин, чтобы поддержать. Из-за распахнувшейся в стене ниши, с совершенно безумными глазами и обнаженным клинком выскочил эльф. И с рычанием от двери прыгнул старый наемник, намереваясь прикрыть полукровку.

Рейтинг поста: 1

143

Тело Атех и в прошлой жизни с трудом вмещало в себя её сознание: эмпатия и недюжинные магические способности давали о себе знать. Они были слишком велики для довольно-таки хрупкой оболочки, которую получила эльфийка. Именно потому она и заболела столь тяжело в детстве, а после, даже выздоровев, перестала расти и стареть, да и всё равно оставалась слабой и болезненно. Кроме того, магия Целительства обязывала её каждый раз отдавать своим пациентам часть жизненной силы, что также сказывалось довольно сильно. Контракт с Шерном с месяца с  Аквамарина по самое начало Оникса, до самого момента ослепления полукровки и перезаключения договора, также выпил из неё немало сил: вельможи, шокированные казью Горация, попытались сделать ответный ход, попытавшись отравить её, а после еще и еще раз - в общем, Истинному было, чем заняться, и, как следствие, подпитаться от девушки.
В этой же жизни всё было еще сложнее: контракт с демоном, не прекративший свое действие, а также сознание полукровки, пусть и несколько измененное, сильно влияли на Лин - к счастью, обстоятельства жизни последней были далеко не такими стрессовыми, как у эльфийки - особенно, когда её взял под свою опеку и стал как следует заботиться Кайрон; кроме того, девочка просто была несколько более крепкой, нежели Атех - жизнь в приюте закаляет, знаете ли. Тем не менее, столкновение со многими проявлениями своей прошлой жизни сделало своё дело - частица сознания Атех пробудилась и теперь смешалась с личностью Лин. И это оказалось довольно-таки тяжелым ударом для её физической оболочки: перед глазами всё плыло, голова раскалывалась, всё тело буквально налилось свинцовой тяжестью.
Даже Шерниатэйл, до сих пор пребывавший в латентном состоянии и лишь частично отлеживавший происходящее, пожалуй, удивился, наблюдая за внутренним взрывом. Нет, он, конечно, понимал, что к тому всё идет, но чтобы всё произошло здесь и сейчас - такого он не ожидал. Впрочем, сам Истинный любил поговаривать: "Если  хочешь усидеть на гейзере, то будь готов к тому, что рано или поздно не вода уйдет под землю, а ты взлетишь вверх".
Шерн уже собирался было вмешаться и взять в свои руки, отключив сознание Лин - частица Атех рано или поздно отступит - слишком уж тяжело ей здесь и сейчас - а ребенок хорошо, если с ума не сойдет от такой встряски - но напоролся на ментальный блок такой силы, что аж удивился и отступил - похоже, девочка решила разобраться сама.
Так и произошло: глаза Эрондила встретились с затуманенным невидящим взглядом Лин, а затем его что-то должно было буквально отшвырнуть, как котенка, как следует приложив об стену. После маленькая полукровка медленно, словно во сне, повернула голову - и на Кайрона уставились глаза Атех - но удивленные донельзя. Приложив невиданные усилия, девочка вскочила и бросилась к зверолюду, прижимаясь к нему. Правда, на этот поступок у неё ушли жалкие крохи оставшихся сил - и девочка начала медленно заваливаться на пол, теряя сознание.

Рейтинг поста: 1

144

Граф собирался броситься к осевшей на пол полукровке. Подхватит, поддержать...не смотря на то, что Атех внутри нее была ему явно не рада. Но в это мгновение из-за ширмы у стены выскочил его начальник службы разведки. С совершенно дикими глазами и обнаженным клинком. Эрондил бросился к Лин, Иселендил даже не успевал ничего сделать. Но тут случилось нечто. Эльф на долю секунды остановился, как будто наткнулся на невидимую стену. А потом по нему как тараном ударили. Кинжал, звякнув, упал на пол, а самого эльфа снесло к противоположной стене. За Эродилом протянулся кровавый шлейф. Эльф врезался в стену, сполз на пол и не шевелился.
От двери послышалось рычание, вполне достойное дикого зверя. Граф перевел туда взгляд и даже не удивился, увидев ощетинившегося старого зверолюда. А девочка с трудом поднялась и бросилась к старику.
------------------------------------------------------------------
Кайрон увидел полет эльфа, заметил упавший кинжал. Но граф не двигался, только переводил взгляд с одного участника драмы на другого. На зверочеловека глянули знакомые глаза, те, до того момента, как они навсегда ослепли. Лин кинулась к коту, обхватила его. И синие глаза закатились, все тело девочки ослабло. Кайрон успел подхватить потерявшую сознание Лин. Зло глянул на графа.
-Я тут не при чем,-дрожащим голосом произнес Иселендил, подняв руки.-Я не отдавал приказ ее похищать, поверь мне, наемник. Я был честен с тобой в Хексе.
-Верю,-сквозь сжатые зубы прошипел Кайрон,-Вам, Ваше Сиятельство, стоит лучше подбирать слуг...или более жестко контролировать их.-зверолюд мотнул головой в сторону распластанного тела, под которым натекла лужа крови.
С этими словами Кайрон с девочкой на руках направился на выход. Граф следовал за ним, молча, только когда наемник направился к воротам, предложил остаться до тех пор, пока девочка не придет в себя. На, что кот только зло мотнул головой и почти бегом направился к аркмуву.
Дома Линэ была уложена на кровать. Когда она очнется, то увидит наемника, сидящего у стены с закрытыми глазами. Рядом будет множество сосудов от зелий, на столе алхимические приборы. Она не будет знать, что провела в беспамятстве три дня, за которые кот не отходил от нее, стараясь облегчить ее состояние.

Рейтинг поста: 1

145

"Пробуждение" далось Атех более, чем нелегко - её сознание противилось тому, чтобы вновь вернуться в мир живых столь грубым и насильственным способом: практически сразу, да еще и без специальных обрядов, вызывающих плавный переход из одного состояния в другое. Здесь же девушку просто "разбудили", заставляя вмешаться в происходящее, войти в конфликт с нынешней своей сущностью, смешаться с ней, пройдя через ряд странных ментальных метаморфоз, тем самым вызвав серьёзное физическое недомогание. И ладно бы она пришла в себя в своей лавке или в каком-нибудь еще более-менее спокойном и привычном месте; однако особняк Иселендила был связан с далеко не с самым радостным периодом в её жизни, поэтому осознание того, что граф вновь насильно вторгся в её жизнь, вызвало у неё далеко не самые приятные ощущения. И потому Атех только и могла, что беззвучно коротко говорить с последним, бессильно сползая на пол вниз по стене. В какой-то момент ноги её совсем уж подскосились и девочка почти рухнула на пол.
А дальше начало происходить то, что и вовсе лишило её сил и способности осознавать происходящее: откуда-то со стороны к ней бросился эльф с обнаженным клинком на перевес. Толком не ясно: то ли это полукровка инстинктивно воспользовалась магией Воздуха, то ли Шерн вмешался, то ли всё сразу - но незнакомца словно кто размазал по стене, выбивая дух. Практически в тот же момент она увидела Кайрона, мгновением раньше ворвавшегося в комнату; тело действовало само по себе, прижавшись к нему. Само же сознание эльфийки оказалось оттеснено куда-то в глубь и теперь ей оставалось лишь наблюдать за происходящим; с каждым секундой полукровке всё больше казалось, что незримое расстояние между ней и происходящим всё увеличивается. А затем картинка окружающего мира и вовсе сузилась до состояния яркой точки где-то на горизонте, после чего мир погрузился во тьму - именно в этот момент сознание Атех окончательно отступило, возвращаясь к прежнему состоянию, в котором пребывало все эти годы.
В теле девочки теперь полноценно оставались лишь сама Лин и Шерниатэйл, с некоторым удивлением наблюдавший за развитием событий. Впрочем, далее не происходило ничего особенно интересного для него, а потому демон занялся маленькой полукровкой, разбираясь, насколько сильно та оказалась травмированна подобным слиянием со своим предыдущим воплоещением. С учетом "точности" и "аккуратности" операции по пробуждению последнего, оставалось лишь надеяться, что ребенок не сойдет с ума. К счастью, всё оказалось далеко не так страшно, как можно было опасаться: чужое вмешательство было недолгим и не критическим, подсознанию лиль требовалось время, дабы затереть следы его присутствия.
Когда девочка пришла в себя, за окном был... вечер? Это сколько же она спала? Собственно, это был не единый вопрос, который возник у неё практически сразу после пробуждения. Чувствовала Лин себя отвратно, мягко говоря: всё тело было словно свинцовым, голова раскалывалась, глаза то и дело застилала туманная пелена, во рту словно пустыня была. И что произошло? Она помнила, что ложилась спать, Кайрон вроде бы тоже. А сейчас он привалился к стене с таким видом, будто последний раз спал лет сто назад. Лин кое-как встала, зашла в лабораторию зверолюда и на кухню, приготовив восстанавливающее снадобье для себя и приёмного отца - что-то подсказывало ей, что это лишним не будет. Правда, в её случае, этого явно было недостаточно - если самочувствие и улучшилось, то ненамного; присев рядом с мужчиной с чашкой в руках, она попыталась разбудить его, протягивая чашку со снадобьем.

Рейтинг поста: 1

146

Три дня Кайрон не отходил от кровати на которой металась Лин. Да, девочка не была постоянно в глубоком беспамятстве. периодически она начинала метаться, хватать руками воздух. Учитывая то, что она не произносила ни слова, выглядело это немного жутковато. Наемник с ног сбился, пытаясь привести девочку в себя. А она то горела жаром, то покрывалась ледяным потом. Иногда ее начинало трясти, как в припадке. Зверочеловек перепробовал все снадобья, которые ему были известны, пока не понял, что девочка просто спит. Глубоким, тяжелым, но сном. Кризис отступил, при том это явно была не болезнь. Кайрон помнил синие глаза, в девочке явно побывали две сущности сразу и это не прошло бесследно.
В какой-то момент кот задремал, трое суток сказались. Ему снилось, что он стоит на коленях перед пропастью и тянет из нее небольшую девочку-полукровку. Она тяжела для своего вида, кот напрягается изо всех сил, но не может сдвинуть ни на дюйм. Его самого тянет в этот провал, клубящийся на дне непроглядным мраком.
Но в какой-то момент руки Кайрона касаются тонкие пальцы с сероватой кожей. И сразу все становится очень просто. Одним движением наемник выдергивает Линэ из пропасти, поворачивается и встречается взглядом с яркими синими глазами. Секунда и призрак уносится, не сводя глаз с кота. А тому в плечо утыкается теплая детская фигурка.
Кайрон проснулся одним рывком. Перед ним стояла Лин, осунувшаяся, с мешками под глазами, бледная, но живая и явно здоровая. В руке она держала чашку, протягивая ее старику. Кайрон осторожно взял посудину, отставил в сторону и...заключил девочку в объятья, прижимая к себе крепко, но осторожно. Стараясь не повредить, но и показывая, что никому не отдаст. Так они просидели какое-то время.
В ворота постучали.
-Сейчас, подожди чуть-чуть,-хрипло произнес зверочеловек и отпустил девочку.
За воротами стоял парнишка, явно посыльный, судя по специальному знаку и эмблеме Огненных птиц. Кайрону было вручено письмо и нечто, завернутое в плотную ткань.
Зверочеловек вернулся к Лин. Распечатал письмо и поморщился. Оно было от графа.  Иселендил извинялся за произошедшее, уверял, что лично был не при чем, что остановил бы своего помощника, если бы знал. Сейчас Кайрона совсем не трогали слова вельможи. В конце письма была приписка, что граф посылает подарок и, что Кайрон знает, как им распорядится, учитывая желания покойной Атех.
Немного сбитый с толку, зверочеловек осторожно развернул ткань. В ней была небольшая, богато украшенная клетка. Внутри сидела небольшая невзрачная, серая птичка. Зверочеловек посмотрел на Лин.

Рейтинг поста: 1

147

Девочка касалась плеча зверолюда едва-едва, заходя сбоку, уже успев понять, что в том еще живут вспестованые тренировками и годами рефлексы воина - и потому он легко мог оттолкнуть или даже ударить, не разобравшись спросоня. Тем не менее, одного легкого касания хватило - мужчина проснулся в один миг. Огляделся, увидел приёмную дочь, которая молча, но настойчиво протянула ему чашку со снадобьем. Она была уверена, что сейчас оно важнее для него, чем для неё - вид у кота был тот еще, бессонница и в молодости не подарок для здоровья, а в старости, да еще и плюс волнения... Однако Кайрон явно считал иначе: принял чашку - полукровка уже ожидала, что выпьет - но вместо этого он отставил её в сторону, чтобы после заключить Лин в крепкие объятия. Делал мужчина так весьма нечасто, будучи обычно куда более сдержанным в выражении своих чувств - даже самых теплых; девочка и сама особо не привыкла к нежностям, а потому подобное положение дел устраивало их обоих.
Но сейчас зверочеловек крепко прижимал приёмную дочь к себе, при этом, правда, стараясь быть предельно аккуратным. Линэ мелко вздрогнула, но высвобождаться не стала, а наоборот - лишь крепче прижалась к пожилому наёмнику, обнимая и утыкаясь носом в плечо. А спустя мгновение тот мог осознать, что она... плачет? Беззвучно, без единого всхлипывания - только тонкие руки судорожно сжали его рубаху, а ворот последней и шерсть кота намокли от слез. Это с учетом того, что прежде Лин, на памяти зверолюда да и вообще, никогда не плакала - сначала просто была слишком гордой, а в последнее время еще и старалась брать пример с приёмного отца, отличавшегося изрядной невозмутимостью. Так что, да, требовалось очень постараться, дабы довести полукровку до слез. Впрочем, обстоятельства действительно сложились таким образом - похищение, общение с графом, пробуждение Атех - чтобы девочка не выдержала.
Впрочем, когда с улицы послышался стук в ворота, Лин отстранилась, утирая кулачками глаза и смущенно и сердито одновременно отворачиваясь; тут уже и сам Кайрон отпустил её. Она могла вздохнуть с облегчением: идти на улицу покамест не требовалось - к этому полуэльфийка и не была готова. Вскоре мужчина вернулся с письмом, малость недовольный и с каким-то предметом - последним оказалась клетка с маленькой птичкой внутри. Будь на месте Линэ Атех - непременно разглядела бы в этом послании скрытый подтекст; ну а сама полукровка просто разглядывала подарок, после чего знаками предложила мужчине отпустить её - птичка домашней не была, поэтому спокойно выжила бы. После чего она взяла чашку и вновь настойчиво протянула её Кайрону, показывая, что ему всё-таки лучше выпить.

Рейтинг поста: 1

148

Послушно выпив снадобье, Кайрон удовлетворенно кивнул-снадобье было простым, но сделанным по всем правилам. Лин отлично поработала. Сама девочка разглядывал а подарок графа, потом повернулась к наемнику. Жестом показала летящую птицу и кивнула.
-Да, ты права,-Кайрон улыбнулся девочке. Взял клетку и они вышли на террасу в сад. Кайрон предложил девочке открыть дверцу.
Как только это произошло, серая пичужка выпорхнула наружу. С трелью она сделала круг над стоящими зверолюдом и полукровкой и унеслась вдаль, оставляя позади небольшой сад.
Прошло несколько дней. Кайрон старался не спускать с Лин глаз, не оставлять ее одну. Он старался увидеть, не произошли ли с девочкой какие-то изменения. Но все было по старому, либо зверочеловек просто не мог видеть того, что изменилось.
Они так же ходили в школу, посещали старого библиотекаря. В один из вечеров, когда сидели у камина, Кайрон сказал.
-Помнишь, я рассказывал тебе о священной роще эльфов и о Ведающей, которая там живет? Тартарон давно просит съездить к ней, передать кое, что. Как думаешь, наведаемся в гости? Думаю и она и ее зверушки будут рады тебе. Если ты, конечно, чувствуешь себя достаточно хорошо для такой поездки.
Кайрона все еще беспокоило самочувствие девочки, хотя она ему напрямую не жаловалась. И...немного напрягало отсутсвие Истинного. Хотя, возможно это и к лучшему. Обычно появление демона предшествовало каким-то неприятностям.

Рейтинг поста: 1

149

Кайрон одобрил решение девочки - видимо, он и сам разглядел в этом подарке скрытый подтекст, который уловила скрытая часть Атех. Сама же полукровка просто не слишком любила животных. Нет, не так. Любить-то она любила, однако быть владелицей и хозяйкоц, заботиться о домашнем питомце - это совсем другой вопрос, к чему Лин совсем не была готова. Всё же, с живыми существами для неё иметь дело отнюдь не просто, пускай и шарахаться от окружающих она понемногу перестала. И потому они вместе выпустили птицу из клетки и какое-то время наблюдали за тем, как та с трелью совершила несколько кругов над ними, после чего скрылась вдали.
Кайрон беспокоился за девочку, не спускал с неё глаз; более того, он мог заметить, что Линэ и сама стала более пугливой: она старалась не отходить от мужчины, на улице цеплялась за его руку, спать также предпочитала рядом с ним, пусть теперь и устраивалась на лежанке - видимо, ей действительно было так удобнее - когда кто-то приходил к ним, она жалась к коту. Кроме того, её сон стал куда более тревожным, полукровка просыпалась чуть ли не при каждом же шорохе, а первые несколько ночей вообще не спала, даже рядом с приёмным отцом. Всё-таки произошедшее с ней повлияло на неё куда сильнее, чем могло показаться сначала. Хотя, похоже, составляющая Атех окончательно отступила, практически больше никак не напоминая о себе; лишь один из глаз девочки преобрел кристально-синий цвет, глазное яблоко застыло, утратив подвижность и заставляя взгляд быть постоянно устремленным куда-то вперед. Если Кайрон и обращался к целителям, то те по этому поводу ничего сказать не могли - глаз девочки был абсолютно здоров, на зрение перемены с ним никак не повлияли.
Что касается обучения в военной школе Кайрона, то девочка с двойным усердием принялась за обучение владению метательными ножами, которые теперь постоянно носила с собой. Кроме того, она теперь то и дело дергала зверолюда, прося его научить приготовлению различных алхимических снадобий, больше всего интересуясь ослепляющими, усыпляющими и обездвиживающими средствами. Было видно, что она понимает, что мужчина не вечен, а посему всеми силами стремилась научиться защищаться самостоятельно.
Тем вечером она также сидела у ног кота, углубившись в одну из книг, взятых у Тартарона, когда тот заговорил с ней, предложив отправиться к Ведающей. При упоминании её имени взгляд полукровки на миг стал отстраненным, устремленным куда-то в одну точку - словно та вспоминала что-то. После чего закивала, слабо улыбаясь.

Рейтинг поста: 1