1

Странствующий проповедник

Действующие лица и поочерёдность постов*:▬ GM.
Amladaris


* В первом сообщении не забудьте указать внешний вид и снаряжение персонажа.
** Временные рамки по выбору игрока.
*** Сроки отписи: 7 дней. В случае задержки без предупреждения квест автоматически считается проваленным.

Ситуация квеста будет раскрыта в первом сообщении Мастера.
ИГРА НАЧАЛАСЬ.
УДАЧИ!

Рейтинг поста: 0

2

Игровое событие
Мастер Игры
Голос
Высший разум



Малоизвестная деревня на краю земель Эстелла

Сложно сказать, как именно наш герой попал в сегодняшнюю историю, но главное одно - сейчас он ощущал на себя категоричный пример гостеприимства и доброжелательности обычного, простого народа.
Вот они позаботились о спине Алана, давая ему опору в виде палки, а чтобы ноги не уставали, подложили под него сено, да дровишки. Связали руки, чтобы он не чесался после ошейника Нойцмана. Наверное тот мог предположить, что что-то идёт не так! Они его и к столбу привязали... жадные наверное, потом счёт за свою заботу выставят. Что за времена, определённо, раньше люди были душевнее. Эх, эпоха...

Ошейник Нойцмана - антимагеческий ошейник, который не сколько блокирует внутреннюю силу чародея, но запутывает её, вызывая "внутренний хаос, что не может выйти наружу". Бич колдунов так же известен, тем что вызывает сильно раздражение кожи, которое начинается расходится по всему телу заключенного.
Были известны случаи, когда жертва покрывалась ей более, чем полностью.

Вот лысый словно камень староста подходит к нему махая факелом, вероятно беспокоится о глазах гостя, чтобы они не уставали.
- Сжечь его! - красноречиво повторился он, да громко, чтобы Амладарис точно услышал его, да не ощутил себя не ловко переспрашивая.
- Да-а-а! - добродушная толпа с огнём и вилам согласились, продолжая воодушевленно приветствовать героя.
- Да познает он гнев праведных богов! - так они переживали за его души, что не требуя ничего взамен, даже медяка, начали проводить стандартные процедуры.
- Да-а-а!
Интересно, как надолго Алан задержится тут?

Да, определённо, славное место.

Рейтинг поста: 2

3 (2019-04-27 12:44:42 отредактировано Alan Amladaris)

Верховный жрец храма всё-таки умеет уговаривать. Всё таки не первый год под одной крышей, хитрый старик, чтоб ему демоны запихнули в зад раскалённую ржавую кочергу и провернули несколько раз.
- Давай Алан, увидишь мир, ты ведь так хотел выбраться из храма. И всего-то надо вложить свет богов в тёмные умы, причём за награду и не маленькую. - говорил верховный, старый пердун. Слово «награда» стало решающим. Алана соблазнил блеск серебра, словно ворона.
- Не так я себе это представлял. – Пронеслось в голове жреца, когда ему в спину тыкали вилами.
- Что-то совсем всё печально становиться. – Думалось ему, когда его привязывали к столбу и клали под ноги дрова.
- А вот это уже ни в какие ворота. – Появилась мысль, когда его предложили сжечь.
- Это же не люди, а дикари какие-то. Я не рассчитывал на радостный приём, но чтобы сразу на костёр. Я даже ничего сделать не успел, а меня уже приносят в жертву. То ли эта карма, то ли действительно гнев божий на меня обрушился. – Всё же годы, проведённые в храме, не прошли даром, хоть и небольшую, но набожность Алан нажил. К тому же перед лицом смерти любой уверует в богов, чтобы те смилостивились над ним грешным.
Да, Амладарис не походил на обычного жреца. Чёрная видавшая виды мантия до самой земли скрывала ноги. Чёрный плащ с капюшоном и волчьей шкурой, висевшей на плечах и украшенная перьями воронов. Потёртые, но удобные кожаные сапоги. Старая кожаная броня, сшитая вместе с дырявой кольчугой. Несколько ремней на поясе, один поддерживал броню, а на втором висели ножны для кинжала. Не жреческое одеяние, но в путешествии всякое-разное бывает, тут главное практичность и удобство, а не демонстрация своей набожности. Но чтобы с порога на костёр – это уже перебор.
- Достопочтенный люд, не исполните ли просьбу мою? - Взволнованным голосом начал Алан. В его положении эта была понятная реакция, ведь его собирались казнить, причём не за что, а он теперь выкручивайся.
- Занесло же меня в эту глушь непомерную. – Алан уже был готов проклясть этих диких деревенщин вместе с их богоми.
- Не могли бы вы просветить неразумного о том, во имя какого из богов меня сжигать собираются и за какие прегрешения? – Оставалось только тянуть время и заговаривать этим дикарям зубы. – Если я выберусь отсюда живым, то заставлю это старого ублюдка компенсировать мне моральный ущерб. – Алан быстро вернул свои мысли к своей казни.
- Сжечь вы меня всегда успеете, и я никуда не денусь, даже если захочу. Так что, не будете ли так любезны, поведать о вашей вере, что ходит в здешних краях? – Вот так смерть может стимулировать любопытство.
- Наверное, дикость какая-то или падшим покланяются. Надеюсь, что эти фанатики любят трепаться о своих богах не меньше чем наши. Фанатики везде примерно одинаковые, их хлебом не корми, дай только обращать кого-то в свою веру. – Надежда как говориться, умирает последней. Вот и Алан надеялся, уже если не просветить этих дикарей из глуши, то хотя бы выжить сумеет, чтобы потом самому сжечь эту дыру ко всем демонам. Но об этом им было знать не обязательно. Может всё и обойдётся.

Внешний вид, если нет иного описания.
Хроники ворона

Рейтинг поста: 2

4

Игровое событие
Мастер Игры
Голос
Высший разум



- За грехи, что ты сотворишь в будущем! - конечно же добродушный староста решил рассказать нашему герою о его не особенно приятном поведении, - Наша пророчица, дочь величайшей богини, поведала нам-с о чёрном вороне, что явится сегодняшним днём, желая сбить нас с пути истинного! Жён, дочерей, сыновей и отцов! Во имя величайшей Кьюф!
- Во славу Кьюф! - повторила толпа, что зачем-то держала вилы и факелы, наверное хвастались и делились эмоциями с Аланом.
- Наша святая Гретель заявила, что стоит сразить болезнь, её переносчика, пока она не чумой не выкосила дом родной!

- Да-а-а-а... Я видела твоё лицо... ви-и-и-идела! - вот и явилась та самая старушка. В лохмотьях серых, седыми волосами, да скромным горбом позади. Хромая, она выходит вперёд толпы, не обращая внимания на поклоны деревенщины. Прикусывая губы, показывает пальцем на пленённого, а после почёсывает бородавку. что скрывалась за подбородком, - Моё имя Гретель и Я знаю тебя - Ворон! Великая богиня Кьюф поведала мне о твоём прибытие - здорово конечно, что они повторяются, - Ты паршивый агнец, что не примет в своём сердце её любовь и доброту. Её страсть, а потом Я... мы очистим твою душу в пламени, чтобы позволить грешнику покаяться перед ней на небесах! Да славься Кьюф!
- Да славься Кьюф! - вновь повторили они.

Амладарис же продолжал стоять, слушать, а что ему оставалось? В общем, много чего!

Рейтинг поста: -1

5 (2019-05-01 15:02:37 отредактировано Alan Amladaris)

Как только старик начал рассказывать о причинах сожжения Алана, ему всё стало приделано ясно, а именно – абсолютная бессмысленность происходящего. А он и не знал, что кто-то ещё занимается жертвоприношением во имя богов. Казалось бы, что Разоэнру должен был отучить людишек от таких диких обычаев, но нет, в глуши люди до сих пор жгут друг друга на кострах. И делают они это с упоением достойным лучшего применения. Лучше бы они эту энергию использовали бы в поле, пользы было бы больше.
- Как я и думал, дикари из глухомани, собираются сжечь меня своими дикими обычаями во имя своих диких богов. Кьюф? Кто это? Что это? Откуда? Впервые слышу. – Как бы-то ни было, Алан решил подыграть этой деревенщине, дабы она в гневе не спалила его за милую душу. Угрызений совести, по всей видимости, они испытывать не будут, так как своими пустыми черепушками, в которых должен быть мозг, они совсем не пользуются.
Вскоре выползла старуха, которая, судя по всему, и была зачинщицей этого глупого спектакля. «Зачем ей это?» - вопрос отдельного расследования. Самый банальный вывод – так она сохраняла свою абсолютную власть в этой глуши и пыталась распространить свой культ, расширяя свою власть. Странно что она знала о прибытие Алана до того как он прибыл. Либо у неё действительно есть способности, либо у неё есть осведомители. Второй вариант мог говорить лишь о том, что среди жрецов предатель. Так или иначе, но с этим фарсом надо было кончать и как можно скорее.
- Достопочтенный люд, если позволите высказать своё скромное мнение - я всего лишь странник и не мне, чужаку, судить о ваших богах и обычаях.Какими бы дикими они ни были.Но всё же, боги не судят о грехах грядущих, а судят о грехах минувших. Если кто-то совершает греховное деяние, то у него есть вся жизнь впереди чтобы исправить его, а не оправдываться перед богами. Познать доброту, любовь и милосердие богов можно лишь при жизни, достойно служа им и распространяя свет богов в миру. И если ваша великая богиня Кьюф действительно так добра и милосердна, как вы сами считаете, то не будет ли правильным последовать её примеру и дать страннику шанс? Мне бы не хотелось лицезреть, как добрый люд превращается в хладнокровных убийц и как ваша великая и добрая богиня Кьюф обливается слезами, видя как её последователи несут лишь смерть и хаос. Неужели вы хотите чтобы ваши дети стали убийцами, следуя вашему примеру? Нам дан разум, дабы мы решали за себя сами, а боги освещают нам различные пути и лишь от нас, а не от богов, зависит кем мы будем и кем будут наши дети. А боги – боги это источник вечной мудрости, который нам никогда не постичь, что не означит, что мы не можем пытаться. – Алан настолько проникновенно вёл проповедь, привязанный к столбу и в шаге от сожжения, что сам начал верит в то, что говорит. Всё же, какие только таланты не откроет в себе человек на пороге смерти. Алан буквально делал из себя мученика за всех богов, что делало его сожжение бессмысленным и даже скорее пагубным, по мнению самого Алана. При этом он ни сколько не оскорблял, ни людей, что собрались вокруг, ни их богиню. Их богиню Кьюв, которую Алан считал выдумкой старухи, не просто не оскорблял, а даже хвалил как мог, дабы расположить народ к себе. Жрец надеялся, что его слова нашли отклик в головах народа, и его не будут сжигать. Да и вообще, что эта деревня больше  будет причинять неприятности кому бы то ни было, ибо сжигание людей на кострах – это архаика. Особенно когда в качестве сжигаемого ты сам.

Внешний вид, если нет иного описания.
Хроники ворона

Рейтинг поста: 1

6

Игровое событие
Мастер Игры
Голос
Высший разум



Справка по Кьюф из раздела Религия Тум-феннас-Доре

«Мать суккубов, Хозяйка плетей, Герцогиня похоти, Душительница – у Кьюф множество имен. Но самым распространенным её титулом среди несведущих жителей Долины Врат является «Богиня неразделенной Любви». Разумеется, настоящей богиней это существо не является. Напротив, она – одна из истинных лордов-демонов, ужасающих проявлений хаоса и разрушения, заточенных в Преисподней. Однако коварная и хитроумная Кьюф смогла расширить свое влияние на внешний мир и завоевать даже признательность смертных, молва которых уже возвела её в ранг богини. Она добилась этого благодаря тому, что дарит людям наслаждение и власть, топит их в сладострастии и пробуждает низменное, но приятное. Её именем «благословляют» любовные и приворотные зелья. Её собственные бесы, - купидоны, - проникающие в мир смертных, своими чарами заставляют своих жертв насильно испытывать чувства к кому-либо. Когда житель Тум-феннас-Доре страдает от неразделенной любви или изнывает от плотского желания, он обращается с молитвой к великой демонице. Исторически даже возникла традиция праздновать в её честь так называемый День Влюбленных.
Разумеется, церковь Двенадцати Покровителей не одобряет такое демонопоклонничество и выступает против таких праздников. Но с этим уже ничего нельзя поделать.
»

Именно таким образом наш герой раскрывает душу, начиная свою проповедь, что лилась на уши собравшихся. В их сердца и вероятно головы, которые уже успели наречь безмозглыми. Алану не хватало лишь места по приличнее, чем ещё не зажжённый костёр, да свободные руки, которые должны призывать свет небес прямо к его благодатной персоне.
Забыл ли жрец о госпоже похоти, не признал или правда не ведает о существовании таковой? Решает, да знает только он.

Говорил-говорил - особенно долго и откликаясь на сочувствие и разум собравшихся. Некоторые вслушивались, но молчали... разве кивнут. Остальные морщились, путались, да в голове придумывали ответы, что должны были колко задеть пришедшего. Спойлер - не один крестьянин, так и не надумает ничего стоящего. 
- Я... Я предупреждала вас.... говорила о его сладких речах! - приподнимая дрожащий палец, хмурясь, Гретель показывает на Алана, после продолжает тоном... интонациями столь привычными для наглых, самонадеянных старух, которых встречал каждый из нас, - Он - пришедший... и смеет судить о доброте и любви нашей госпожи Кьюф!? Называет наших детей убийцами, заявляет...
- ПОЛУЧИ! - некий мальчишка, не старше десяти зим, вырывается вперёд, да со всей наглость швыряет помидором в Амладарис. Явно целился в голову, но тому удалось попортить только верхнюю одежду.
- ...заявляет о смерти и хаосе! Заявляет, что нам не постичь богов, что даруют последователям смысл жизни, удовольствия! - продолжала она, пока голос не уходит в истерику, - ЕРЕТИК!
- ЕРЕТИК! - повторила толпа за ней, но так ещё и не разжигая солому.
- Мы даруем не смерть, но очищение тому, кто не принимает волю Кьюф. Наши сердца полны любви к семьям... к НЕЙ! Она любит каждого из нас, принимая в свои объятия... прощает за ошибки... Любовь её все непоколебима, всеобъемлюща, а ты потерявшейся и не готовый принимать... ответишь перед ней лично! - что больше всего любят фанатики любого дела после насилия? Разговоры, в особенности о себе, а именно потому тело Алана так и продолжала ощущать свои законные тридцать шесть и шесть градусов.

Алан имеет черту - неопытный. Проповедь действует менее эффективно.

Рейтинг поста: 1

7 (2019-05-07 22:37:14 отредактировано Alan Amladaris)

Старуха, вот главная проблема, она зачинщица, но интеллектом явно не блистала, ибо оперировала наиболее простыми и понятными фразами и эпитетами. Но деревенщине из глуши и этой жвачки вполне хватало. Им промыть мозги – плёвое дело. Вот только очистить обратно – это та ещё задача. К пустым головам дурные мысли липнут как грязь к ботинкам – как только засохнет, то хрен ототрёшь. Всё же разбить аргументацию старухи было довольно просто, чем Алан и был намерен заняться в первую очередь. Напрямую обвинить её в чём бы то ни было, он не может, так как это настроит толпу против него, ведь ей поклоняются как пророку. Надо было доказать, что она просто старуха несущая маразматический бред, а то и того хуже, чтобы именно её народ на вилы и поднял. Ведь именно по ней костёр и плачет, или дыба, или более прозаичная, но куда более практичная петля на шее. Костёр, он одноразовый, на нём можно сжечь только одного. А вот верёвка – это многоразовый инструмент. На одной и той же верёвке в разное время и на разных ветках можно повесить не одну сотню душ. Её и с собой удобно таскать, а дров для костра в большом количестве не утащишь, они ведь ещё и денег стоят.
То, что старуха взбеленилась, говорило о том, что Алан был на правильном пути. Люди скорее верили ей, которую видели перед глазами и слышали ушами, чем в богиню, которая ими недостижима и непостижима. Это означало, что у этой деревенщины в головах что-то да шевелиться, а не стоит звенящая пустота или сквозняк между ушами. На мальчишку Алан был не в обиде, хоть он и попортил одежду, но дети были ещё более доверчивыми, чем взрослые в виду отсутствия жизненного опыта. А гласил этот опыт очень простую вещь – люди вечно и постоянно друг друга дурят.
- Честной народ, даже отсюда я вижу доброту в ваших душах, так как вы просто стремитесь защитить то, что вам дорого, и никто не может осудить вас за это. Но если вы правильно меня слышали, а я уверен, что так оно и есть, то вы должны понимать, что я никого не судил, ни к чему не призывал и никого не оскорблял. Я лишь высказал свою скромную мысль, что сожжение людей добром назвать сложно. Ведь сожжение – это убийство. Убийство – это преступление. А преступление само по себе зло. Совершая преступные деяния нельзя взывать к доброте окружающих. Но я взываю к вашей доброте. Ведь как вы сами сказали, ваша богиня любит каждого и прощает каждому его ошибки. А значит Кьюв должна и меня любит, как и каждого из вас и простить мои прошлые и будущие прегрешения, как и каждого из вас. – Использовать слова старухи против неё же, должно было выиграть ещё время, чтобы ростки сомнений в её словах успели прорасти у толпы. Толпа и так не особо верит в Кьюв, надо лишь заставить её усомниться в старухе.
- Истинно верующих нельзя сбить с пути указанной богами. А убийство сомневающихся под предлогом очищения – не более чем попытка уйти от ответственности перед своей паствой и самим собой. Истинно верующий может словами, а не насилием указать свет богов. Убить просто – думать не о чём не надо, просто делай что говорят. А вот когда усомнитесь и выскажете это сомнение вслух, то сами можете оказаться на костре. Я здесь лишь для того, чтобы убедиться – не твориться ль зла. А до вашей веры мне нет дела. Можете верить, во что хотите – это право каждого, богов хватает. Но зачем же других заставлять столь дикими методами, а потом разглагольствовать на темы добра и любви? Дела расходятся со славами, как по мне. Но я прощаю вас. Я лишь желаю, чтобы вы жили в гармонии и счастье, любви и доброте. – Алан не стремился умереть как мученик, но ему казалось, что именно так он может себя спасти. Мучеников убивать вредно, ибо их последние слова врезаются в сознании куда сильней, чем останься он в живых. Алан просто взывал к разуму, иносказательно говоря о том, что старуха не пастух, а народ не овцы, чтобы идти за ней лишь потому, что она так сказала. Да и сам жрец старался ни на что не претендовать, показывая, что он ни кого, ни к чему не принуждает. Вот такими окольными путями Алан настраивал народ против старухи, показывая разницу между ними. Правда была в том, что любой, кто сомневается, причисляется к неверным и от него надо избавиться, ведь он является плохим примером для остальных. Так работают секты. Алан бы не удивился, если бы кого-то из селян уже был сожжен за неверие. Так проще, чем заниматься разъяснительными работами, особенно когда мозгов не хватает для философских бесед.
Если бы селяне просто приняли бы его как родного, показали бы, что у них всё хорошо. То Алан мог бы уйти ни с чем, ведь даже будучи жрецом, ему до религии нет особого дела. И эту проповедь он читает скорее из отчаянного желания жить, нежели от фанатичного стремления нести свет богов. Смерть жреца не просто ничего не решит, а создаст для этой глуши ещё большие проблемы. Рыцари и инквизиторы придут, чтобы вычистить эту деревню от скверны. Но вот сказать этого Алан не мог, ибо это бы звучала как прямая угроза. Она конечно могла бы заставить толпу пораскинуть мозгами, но также могла бы заставить действовать куда более радикальнее. Это бы изменило всю ситуацию с плохой, на катастрофическую, в особенности для самого Алана, ведь в таком случае до расправы над деревней он бы просто не дожил, а пожить он хочет ещё очень долго.

Внешний вид, если нет иного описания.
Хроники ворона

Рейтинг поста: 1

8

Игровое событие
Мастер Игры
Голос
Высший разум



Велика ли разница разума и доброты у людей? Одинаковы ли думают мыслители и крестьяне, как воспринимают они доводы и слова? Аристократия? Совет всех сословий или же собрание элиты? Велика, так же как и понимание мироздания, их места на самой земле.
Алан вновь продолжает следовать своей изначальной стратегии-демагогии, взывая к разуму у общины, которой он не знал. Секта? Вероятно, но какова она? Сколько они существуют, как долго существуют?
Каково его положении и почему он тут? Где?

- БУ-У-У-У-У! - вновь закричал мальчишка, показывая пальцем на жреца.
Собравшиеся толпа продолжала получать удовольствие от происходящего, всё ещё не сжигая пришедшего еретика. Смотрите - хоть что-то происходит, что-то новое... кто-то новый! Целое событие!

- Много слов в твоих устах, еретик! Много и все они пусты! Полны лжи и оправданий! - заявила старушка, торжественно поднимая руки, - Посмотрите на него! Оглядите его! Называет наши традиции дикими, угрожает нашим устоям, тому ка жили наши отцы, деды! - сплёвывая, после сжимая руки на груди, от чего она казалась ещё меньше, - Он думает, что лучше нас! ОН ОШИБАЕТСЯ!
- Да! - вновь бурчание среди толпы, пока один мужик не выходит вперёд, бросая себе под ноги шапку из беличьей шерсти, - Приходишь таков весь сюда к нам! Ихние традиции нам тут не нужны! У нас это... свои цен-ности! Козёл ты! ХРРР... ТЬФУ! - сплюнув, не ловко глядит вниз. В шапку попал. Лицо исказилось в горести, а после гневно махнул рукой, - Смотрите чего учудил! Всё из-за него! И молоко у коровы скиснет вскоре, мамкиной посудой клянусь! 
- БУ-У-У-У-У! - продолжал мальчишка.
- Так-то мы правда! Моя бабка ещё во имя Кьюф свою бабку хранила! - заявила некая особа, что не скрывала себя платком, но важно выделяла свою грудь, не стесняясь демонстрируя аппетитные формы.
- Видишь! Ты чужой! Пришедший! Не знающий истинны и уважающий только себя! - заключила старуха, махнув рукой в сторону Алана, к которому на нос сел особенно наглый комар.

Рейтинг поста: 0

9

Квест провален

Рейтинг поста: 0