Действующие лица:
Ordalion Westler, Iris
Внешний вид персонажей:
Согласно анкете или в первом посте.
Дата и время в эпизоде:
17 день Берилла, года Пепельной Хвои
Погода в эпизоде и место действия:
На удивление тёплый и ясный денек. Такое ощущение, что лето решило нагрянут в гости без предупреждения. Тракт на пути из Фаедера в Эстелл.
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Как уже повелось, для Ордалиона плато западнее Эстелла было нехорошим местом. И стало оно таким вовсе не из-за обитавших здесь монстров, лихих людей или непредсказуемой горной погоды. Причиной перманентного проклятия сих мест были действия самого некроманта. Гонки в кромешной темноте на горящем фургоне, сопровождение вампирши-отступницы из Вилварин под обстрелом её бывших коллег, перегон рабов и драка с уравнителями на границе Холлентаура. Словом, буквально после каждого визита в эти края было что вспомнить и воспоминания эти едва ли можно назвать приятными. В этот раз система обещала взять выходной и дорога из Фаедера в родные пенаты шла без каких-либо происшествий. Но, как известно, чтобы всё стало хуже много времени не нужно. Караван сделал короткую остановку и в это самое время мимо него проходил отряд Ордена Цельпа. Вроде бы они никого и не искали, а просто шли куда-то. Вроде бы их командир решили поздороваться со старым знакомым да прикупить чего в дорогу. Вроде бы и у Ордалиона не было никаких важных дел, чтобы демон дернул его вылезти из повозки в такой неподходящий момент! В общем да, нехорошее место…

Рейтинг поста: 2

- Темнота. Холод. Очень холодно. Неведомая сила несет куда-то, где угадывается свет. Неужели это смерть? Опять. В прошлый раз было не так холодно, но гораздо больнее. Забавно, когда тебе есть с чем сравнивать. Обидно. А ведь всё могло сложиться иначе, если бы я тогда остался в чёртовой повозке…
*     *     *
После своих совершенно безобидных приключений в Фаедере, Ордалион, вполне довольный поездкой возвращался в Эстелл, ставший для него в каком-то смысле домом. Девочки наверняка уже начали если и не беспокоиться, то, по крайней мере, задаваться вопросом о том, где его носит нелегкая. Особенно Риетта. Уж кто-кто, а она-то знала, что этого колдуна хлебом не корми, дай умереть в её отсутствие. Что тут сказать, у нее были все основания так считать. Но в этот раз вроде бы всё обошлось.
Денек выдался нечета предыдущим. Если вся минувшая неделя была пасмурной и ветреной, то сегодня солнце впало в ярость, заставив тучи разбежаться в страхе и спрятаться где-то за горизонтом. Было жарко и даже дувший на бескрайних просторах эстелльского плато ветер не мог исправить ситуацию. Хотя Ордалион и был в некотором смысле рыцарем науки, он предпочитал проводить своё время активно. Но не сегодня. Пройдясь утром пешком вдоль каравана и вытерев пот рукавом он понял, что скажет прогулкам в этот день «не сегодня». После чего благополучно вернулся в повозку и принялся разглядывать одно из своих приобретений.
Прошла пара часов, солнце уже миновало зенит, но блаженная прохлада вечера была всё еще немыслимо далека. Тем страннее выглядела внезапная остановка каравана. Судя по доносившимся обрывкам фраз, у одной из трех повозок этого скромного шествия сломалось колесо. Неприятно, но это определенно не шло ни в какое сравнение с одним из тех событий, которые обычно происходили с колдуном на этой дороге. Ордалион вздохнул с облегчением. Посидев еще какое-то время в фургоне. Он решил всё же немного размять ноги.
Колдун выбрался из повозки и медленно зашагал вдоль нее к началу каравана. Замена колеса уже подходила к концу и вскоре они должны были двинуться снова в путь. Но что-то было не так. Впереди был еще кто-то, с кем караванщики активно общались.
- Не разбойники и на том спасибо, - пожал он плечами, памятуя об их с Лейлой привале где-то западнее этих мест. – Хотя было бы забавно. Я бы размялся по-настоящему, хе-хе-хе.
Он и представить себе не мог, сколь скоро его желание исполнится. Хотя до начала каравана было еще слишком далеко, чтобы колдун смог рассмотреть стоявших с противоположной стороны пришлых людей, это и не потребовалось. Из-за второй повозки, стоявшей на некотором отдалении от первой, вынырнула невысокая особа, внешность которой явно выдавала в ней тасаури. Её появление было столь внезапным, что они едва не столкнулись, но оба успели остановиться. Ордалион невольно вспомнил Нимэль. Да, определенно что-то общее во внешности этих двоих было. Но так длилось ровно одну секунду, пока они с незнакомкой не встретились взглядами.
Вы верите в любовь с первого взгляда? Так вот, здесь ею и не пахло. А дело всё в том, что колдун узнал эту симпатичную лисицу. Белые волосы, невысокий рост и особая примета в виде повязки на глазу, но не как у пиратов, а более изящной и стильной, что ли. Вне всякого сомнения, это была она. Та жрица Цельпа, что ослепила их своим заклинанием у самых ворот Ваэддиара и едва не оставила с пустыми руками. Но это было ровно половиной беды. Другая половина заключалась в том, что во взгляде единственного, казавшегося золотым при данном освещении глаза девушки Ордалион прочел то же самое. Она его узнала. Её ушки пришли в движение, выдавая нервное напряжение хозяйки. В этом плане колдуну повезло, его аналогичное состояние сейчас ничто не выдавало, но это было слабым утешением. Так они и замерли друг напротив друга, не зная, что делать. Жаркий день отступил на второй план. Стихли все звуки, даже шелест прокатившегося мимо них перекати-поля. Началось безмолвное противостояние, которое предстояло прервать одному из них.

Рейтинг поста: 4

3

Мне страшно. О, милостивая Богиня, как мне страшно. Болезнь не дает мне согреть руки. Уже не чувствую пальцев. Если это твое испытание, то пускай же оно не будет столь жестоким ко мне. Кружится голова и хочется спать. Неужели это смерть? И ведь никто из братьев и сестер не найдет моё тело, дабы его придать огню и вернуть дух в чертоги Богини. Как же хочется спать..
*** 

Пользуясь случаем, коль затронули данную тематику, то повязка на глазу у тасаури и впрямь была стильной.
Разумеется, никакие пиратские и рядом не стояли. Во первых оная белого цвета и даже порой с металлическими клепками, что Ирис объясняла расширенной функциональностью, а на деле оные были лишь предметом декора. Но не рассказывайте лисоньке об разгадке столь маленького её секрета. Это важно.
Данная повязка же сейчас путешествовала вместе со своей хозяйкой по истинной жаре, которую вестимо нагнал Хекс из своего белого града. Ибо ну не бывает же такой жары в середине Берилла и лисица была уверена, что славные маги Хекса решили переправить через море лишнюю жару. Разумеется, леди Эале было жарко, даже не смотря на обмахивание импровизированным веером, что был сложен из карты близлежащих земель. Походный отряд ордена Цельпа выдвинулся из Эстелла в сторону Фаэдера, взяв с собою и жрицу. Отряд, а особенно сама тасаури, замаскированная под лису-оборотня, искренне надеялась, что её умения в походе не пригодятся. Лечить или того хуже, воскрешать, рыцарей всегда утомительное занятие. Как физически, так и морально.
Но никаких повозок у цельпитов не было. Какой рыцарь позволит себе путешествовать в повозке, если есть верный конь? Даже не смотря на погоду. Дождь, невыносимая жара, холод. Как не попариться в доспехе лишний раз? Шесть существ, это считай вместе с лисой, двигался не спеша. Переведя темп лошадок в самую банальную рысь, расстояние преодолевалось пускай не самым быстрым способом, но умеренно и плавно. Тракт, пускай и был полон событий, да приключений на любую голову в любое время, Эстельские рыцари до сего момента добрались достаточно легко, дабы сохранить свои силы. Ну на сколько можно сохранить силы в таком пекле по дороге.
Караван был узрет еще издалека. Тому способствовала холмистая местность и на очередном подъеме лисонька задержалась. Она приложила ладонь ко лбу и рассматривала череду повозок. Люди суетились, что-то делали и всегда готовые к худшему рыцари, естественно изменили строй. Жрица оказалась позади доблестных мужей и теперь направляла белую лошадку последней.
Уже через минут десять, когда цельпиты настигли торговцев и обменялись приветствиями, то обстановка заметно разрядилась. Кому хочется драться в такой день? Когда даже в тени плавятся мозги и хочется в те далекие горы. На самую вершину. Закопаться в снег. О да..
Но вернемся все таки с той занимательной секунде, которая решила перечеркнуть спокойный день множества созданий. А ведь так все хорошо начиналось.
Жрица, упираясь ладонями в луку седла, с высоты наблюдала за тем, как один из рыцарей не поленился и помог каравану с колесом. Все же доблестные цельпиты могут не только пафосно стоять на стенах и разъезжать с не менее пафосным видом. Ирис, эта милая белая лисица, скользила взглядом по пространству. Иногда останавливалась на том или ином предмете, особенно ни за что не цепляясь. Даже был отдан приказ следовать дальше. Вот выпрямляется спину и леди Эалы. Вот она встряхнула своей белой гривой, готовая тронуть лошадь в путь. Как..
Искра. Буря. Ордалион.
- Работорговец! - Высокий женский голос вдруг прорезал звенящий утомленный жарой воздух. Тасаури хватило всего одного того мгновения. Осознания. Мига. Именно она запустила цепочку тех событий, что приведут героев к приключению. Одному из тех, про которые потом вспоминаешь вечерами, либо разлагаешься под слоем земли. - Сэр Варос, в караване укрывается работорговец!
Сперва люди просто повернули головы. На лису, что стремительным движением отстегивала двуручный посох от седла. Затем на Ордалиона. Снова лису. Первыми, конечно же, очухались цельпиты. Кому как не им быстрее всего реагировать в не понятных ситуациях? Трое пришпорили коней, намереваясь отрезать некроманта от повозки. Несколько побежали непосредственно к нему. Сама жрица уже так же спрыгивала с лошади, вестимо решив, что управится на своих двоих куда как лучше, нежели не до конца объезженной животине. Посох разжигался светом. Томительным. Плавным. Серебряно-платиновым светом, который был ранее знаком Вестлеру, ибо это был цвет.. магии тасаури? Ее души? Заклинаний?
В момент, когда леди Эала все таки спрыгнула на землю, она концом посоха ударила об камень. Нет, никакой вспышки ослепляющей всех не было. Но тем не менее на плече Ордалиона расцвета серебряная метка. Она светилась и ее нельзя было укрыть одеждой или предметом. Светила, пульсировала, позволяла увидеть человека даже в кромешной тьме. Боли же не приносила, лишь переливалась серебром линий. Как указующий перст, дабы догнать добычу.
- Советую оставаться на месте! При попытке сопротивления применю оружие! - А теперь вплелся мужской хриплый голос человека, который выкуривает по десятку сигарет в день и голос сий стремительно приближался.
Становится интересней, не правда ли?

Рейтинг поста: 5

Первой нарушила это напряженную тишину именно тасаури. Ожидаемо. Всё-таки женщины существа более эмоциональные, в этом Ордалион убедился на собственной шкуре, когда некоторое время сам пополнял их стройные и подтянутые ряды. А еще сейчас у нее было преимущество. Пять облаченных в броню преимуществ. Как ни крути, но хвостатая всё делала правильно, как бы противно это не было для некроманта. И надо было отдать ей должное - она оказалась куда расторопнее в экстренной ситуации, чем начавший скучать колдун. С виду Ордалион никогда бы и не подумал что эта дамочка которой в пору есть пирожные в беседке да скрываться от солнца под белым кружевным зонтиком окажется настолько быстрой и решительной. Не успел он и дернуться, как лисица схватилась за своё оружие и прежде чем колдун успел что-либо сделать, применила свои чары. Это сулило большие неприятности, но впервые за сегодня очередное внезапное событие не оправдало ожиданий в положительную сторону. Вместо того чтобы проверенным методом ослепить противника и воспользовавшись его замешательством сбить с ног, она всего-навсего поставила на нём светлую метку. Это выглядело настолько нелепо, что колдун невольно улыбнулся, торжествующе глядя в лицо своей оппонентке, только что упустившей эффект неожиданности.
- И вам здрасте. Метка? В солнечный день? Хах! - он бросил презрительный взгляд на маленькое светящееся пятнышко у себя на правом плече, - Тебе стоило применить что-то посерьёзнее, лисичка, - в его руке возникло тёмное свечение, предупреждающее о том, что некромант готовил боевое заклинание магии Тьмы. Казалось бы, на этом история жрицы должна была и подойти к своему логическому завершению. Колдун с лёгкостью мог сейчас метнуть в нее "Клинок Тьмы" или нечто подобное, убив тасаури на месте. Очередное приключение, в котором на сей раз Миролика отвернулась от нее. Со всеми однажды такое случается, в конечном счете. Но уже бежавшие к нему рыцари заставили злодея изменить намерения.
- Во второй раз мы встречаемся с тобой и я вынужден бежать. Немногие могут похвастаться таким хотя бы единожды. Но не зазнавайся,  мы с тобой еще встретимся в темноте...
- Оставаться на этом месте? - повернулся некромант к говорившему, придав своему голосу слащаво-удивленный тон, явно подводящий к тому, что за сказанным последует какая-то издевка. - Как скажете! - от отвел руку в сторону, дабы отвлечь на своё движение всеобщее внимание, а в следующее мгновение исчез. Буквально. Вот только что он стоял перед ними, практически в окружении, а вот на том же месте уже никого не было. Трудно было разглядеть жирную чёрную точку, в которую схлопнулся колдун и которая рванула в сторону, за ближайшую повозку. "Мерцание демона" было одним из любимейших трюков Ордалиона, бесчисленное количество раз спасавшее ему жизнь и даже позволявшее резко изменить расстановку сил в поединке. Лишь один недостаток был у этого заклинания - оно позволяло переместиться всего на несколько метров. Достаточно чтобы уклониться от удара, но слишком мало, чтобы уйти от погони. Впрочем, альтернативы у Вестлера всё равно не было. И он побежал.
- Размялся, твою мать... - проскрипел он зубами, рванув с места своего появления как бывалый спринтер. У него было несколько секунд форы до того, как цельпиты вновь его обнаружат и он собирался потрать это драгоценное время с пользой. Пускай бегать от кого-либо и было для горделивого некроманта крайней мерой. Он побежал на север, в направлении холмов. Укрыться за одним из них до обнаружения было бы идеальным стечением обстоятельств, но трезво оценивая свою скорость и удачу, на это Ордалион даже не надеялся. Как и следовало ожидать, за спиной раздалось "вон он", а затем послышался стук копыт.
- Отлично, теперь мне всего-то и нужно что бежать быстрее лошади. Без проблем!
Добежав до подножья ближайшего холма он обернулся, мельком глядя на преследователей. - Так, стрелкового оружия я у них не заметил, значит, только мечи. И жрица. Проклятие, вот она может достать меня с дистанции. Но она атакует магией, это хорошо. От её чар я смогу защититься, - придя к такому очевидному, хотя и безнадежно запоздалому выводу, он окружил себя незримым для существ без магического зрения щитом. Метку он разумеется снять не мог, зато спасет от волны света в спину или внезапного ослепления как в тот раз.
- Вот смеху-то будет, если у них окажется арбалет... - подумал бегущий человек. На самом деле, ему совсем не было смешно. Он поднялся на холм. Это было стратегической ошибкой, из-за которой он потерял время. Нужно было бежать по склону. Однако ошибка эта была запланированной. Поднявшись на возвышенность, он сумел осмотреться и понять, где именно на плато его постигла неудача в виде встречи с этой роковой блондинкой. Хотя всё вокруг и выглядело на первый взгляд одинаково, один примечательный камень выдал изучавшему эти края в рамках подготовки "Золотой паутины" Ордалиону его довольно точное местоположение. В полукилометре от него начинались скалы и несколько давно заброшенных рудников. Лошади там не проедут, а лабиринты штреков дадут неплохие шансы на то чтобы скрыться и дождаться темноты. Дело оставалось за малым - добежать. И он продолжил свой рывок с еще большим энтузиазмом, готовый в любой момент вновь переместиться, на дав себя настигнуть.

Рейтинг поста: 3

5 (2019-06-12 12:34:29 отредактировано Iris)

Ордалион был прав по многим пунктам.
Вряд ли тасаури нагнала бы некроманта, даже если бы очень-очень это пожелала. Она увязала даже крохотными каблуками в земле, не пробежав и десяти метров. Ведь не ожидалось же, что на тракте вновь найдется приключение для неё и эти туфельки с низким каблучком станут проблемой. Ну что за жизнь, сплошные расстройства. Ирис поняла это, когда неосознанно, на эмоциях, пробежалась следом и остановилась, когда мимо неё пронесся рыцарь верхом. Поднятый ветер  тронул волосы и подол платья, качнув следом за цельпитом и тасаури нахмурилась. Оставлять караван было нельзя. В прошлый раз Ордалион путешествовал не один, а с компанией той красотки. Что делать, коль она так же могла быть здесь?
Был пойман один из рыцарей, ситуация объяснена и мужчина согласился, что лучше будет перетряхнуть все повозки. Вряд ли доброжелательные торговцы станут противиться ордену Бога Защитника, верно? А вот лисица, она пробежалась уже обратно до коняшки, при сим теряя драгоценные мгновения. Ведь маг, коварнейший из всех возможных противников, все ускользал и расстояние между этими двумя созданиям, магом Тьмы и жрицей Света, все разрывалось. Но вот лисонька уже вскарабкалась в седло волнующейся животины и пришпорив каблуками бока, жрица заставила лошадь стартануть следом за некромантом.
Тот наверняка видел как разделяется цепочка преследующих его. Как становится разряженной и обхватывает всё более большое расстояние. Как лошади, внезапно стряхнувшие с себя истому жара, вспарывают копытами землю. Им так же было тяжело подниматься в холм, как и Вестлеру, но те тянули на себе рыцарей и расстояние сие сокращалось весьма существенными скачками. В арьергарде же как раз и нашлась наша жрица. Она была собранной, пригибалась к шее животного и ветер гулял в ее волосах. Можно было бы писать картину, если бы не этот странный блеск в золоте взгляда. Говорила ли кому тасаури, что винит себя в том провале подле врат люмберов? Это она была не достаточно сильной, не достаточно смелой, не достаточно мудрой. Её тогда оглушили, заставили сознание уйти в небытие, а за это время всех пленных увели уже под землю. Вряд ли Ордалион знал, что когда Ирис пришла в себя, она была настолько злой, что ворвалась в одиночку через врата и забрала с собою того, оставшегося в живых, уравнителя. Единственного, кого смогла спасти.
А теперь катализатор тех событий, тех душевных мук и совести, смеет убегать! Смеет использовать магию, смеет сопротивляться справедливости! Еще никогда так жрицу не трясло от негодования. А навершение посоха пульсировало в такт ее сердцу. Коняшка резво забралась на холм, а тасаури её придержала, некромант явно забирал левее, дабы добраться до тех скал. С высоты это было очевидно. Как и то, что на плече его пульсировала метка. Заметил ли он как эта магическая дрянь пульсирует? Все быстрее, злее, раздражительнее. Он мог ее снять. Мог. Движением руки, что черпает силу противоположную свету. А теперь жрица уже была готова к более.. кровавой развязке. Да, вот второй пункт в котором Вестлер был прав. Против него будет использоваться магия. Но не в спину, не в глаза. К нему не прилетят из вне стрелы, так же его барьер останется совершенно невредим. А вот метка.. Голос Эалы снова прокатился по зеленым холмам тракта. Всего одно, как нажатие детонатора. И он сработал.
В какой то миг пульсация замерла, свет почти погас. Но это всего на миг, ибо со следующим ударом сердца вся накопленная энергия высвободилась. Взрыв, что наверняка обжог тело некроманта, был не сокрушительной мощности. Но его вполне хватит. О да, его определенно хватит, дабы пустить кровь мужчине. Укусить, ожечь, содрать одеяние на плече и ключице, заставить испытать боль. А его магический защищает от магии из вне? Взрыв в магической бочке.               
А по следам его, как псы войны, шли рыцари Цельпа.

Рейтинг поста: 4

Как невероятно это не прозвучит, но рыцари догоняли колдуна. Всё-таки лошадь чуточку но быстрее человека, даже если это не какой-нибудь там человек, а самый настоящий Ордалион. Стук копыт становился всё громче. Оборачиваться было некогда, но боковым зрением некромант уже мог видеть часть своих преследователей. Они обходили с флангов чтобы взять его в клещи. Сразу видно что опытные ребята. Но поводов для пессимизма Ордалион по-прежнему не видел. Он был всё еще не схвачен, полон сил да и арбалетного болта в спине всё не было. Словом, денек-то не такой уж и плохой.
Он преодолел метров сто, к тому моменту как случилось новое несчастье. Метка, оставленная лисой, мерцала всё сильнее, но колдун не обращал на нее внимания. Он посчитал что пользы от этого заклинания не больше чем от пустого кувшина посреди пустыни. Снять метку было не столь уж сложным делом, но для этого требовалось остановиться, а такую роскошь некромант не мог себе позволить. Кто же знал что всё так получится?
Бесшумный взрыв случился внезапно. Это было похоже на слишком бурную реакцию какого-нибудь вещества в лаборатории. Искры, немного дыма и... боль. Обжигающая боль, клинком вонзившаяся в плечо и свалившая свою жертву на землю. Падение, как видимо уже и завелось сегодня, оказалось не самым удачным. Ордалион ударился ребрами о вступавший из каменистой почвы камень, что выбило воздух из лёгких, заставив следом закашляться. Упав, Ордалион повернулся в направлении этого подлого удара и обнаружил рваную дыру в обоих слоях одежды, ожог и, несмотря на это, выступающую кровь. Кто был виновником этого ранения сомневаться не приходилось.
- Проклятая лиса! Я сделаю из твоих хвостов воротники и подарю Риетте, Лейле и Лиарре! - о том чтобы сделать столь изысканный подарок Джин он даже не подумал. Скорее всего, она бы не оценила украшение, сделанное из её сородича.
Он встал на ноги, неспешно. Если до этого Ордалион был скорее напуган и сосредоточен на побеге, то теперь всё изменилось. Он был зол. Боль великодушно перекинула мостик для этой эмоции, позволив её взобраться на пьедестал, оттеснив все прочие. Это можно было увидеть невооруженным глазом. Вокруг фигуры мужчины в перегретом воздухе стали проскакивать разряды тёмной энергии. Не только жрица Цельпа черпала свою силу из эмоций. Магия Ордалиона имела аналогичную природу, но отрицательная мотивация в ней имела по истине чудовищное проявление. Тем временем, первый рыцарь, так удачно обогнувший холм, уже подъезжал к некроманту. Ордалион повернул голову в его сторону и сделал пасс рукой. Из ладони, скрытой перчаткой, вырвался продолговатый сгусток тёмной магии, глухо ударивший в рыцарский шлем и выбивший всадника из седла. Бессознательный рыцарь застрял одной ногой в стремени, волочась следом за продолжавшим движение конем. Колдун отшагнул в сторону, пропуская несущееся животное мимо и обернулся ко второму противнику, до которого уже оставалось буквально несколько метров. Тот успел выхватить небольшую булаву и уже замахнулся для удара по опасному преступнику. Но удар пронзил лишь пустоту. Чёрная точка рванула вперед и колдун вновь оказался в нескольких метрах впереди атакующего.
- Ха, не попал! Теперь моя очередь! - второй "Тёмный удар" также настиг свою цель, попав в нагрудник и выбив рыцаря из седла. На сей раз, жертва не застряла а ровно слетела со своего транспорта так, словно конь просто исчез под наездником. От резкого рывка конь остановился возле колдуна, оборачиваясь в поисках владельца. С холма уже спускалась единственная женщина в рядах преследователей. Раненный колдун вновь встретился с ней взглядом, теперь полным ехидства. Оба рыцаря остались живы, но ведь откуда ей было об этом знать, не так ли? Не теряя времени, Ордалион создал "Тёмную сферу" и подбросил её в воздух. Еще до того как она коснулась земли в первый раз, он уже исчез и появился на оставшемся без всадника коне. Правда, лицом к хвосту. Что поделать, мерцание позволяло выбирать место появления, но вот с положением было сложнее. В любом случае, колдун сейчас был "на коне", а это главное.
- Спасибо за лошадь, - поблагодарил он лежавшего в пыли рыцаря и как только сфера подпрыгнула в первый раз, размашисто шлёпнул животное. Конь сорвался с места, заставив Ордалиона тотчас пожалеть о содеянном. Без стремян и управы поездка резко перестала казаться такой уж хорошей идеей. Ордалион вцепился в седло обеими руками, чтобы хоть как-то удержаться. Не о каком дальнейшем "ответном огне" теперь и речи быть не могло. Впрочем, возможно это и не потребуется. Заклинание "Тёмная сфера" было уникальным по своей природе и цельпиты явно не могли знать как оно работает. Скорее всего, они просто проигнорируют этот скачущий на месте мяч и сосредоточатся на продолжении погони. В этом случае, когда сфера подпрыгнет в шестой раз, погоня тотчас же и закончится, поскольку некому станет преследовать. Осколки взорвавшейся сферы полетят во все стороны, изрешетив всякого кто окажется на их пути. Конечно, доспехи они не пробьют, но наверняка попадут в зазоры между ними. А уж о судьбе жрицы и говорить нечего. Её разорвет в клочья. Главное чтобы хвосты остались, ведь Ордалион твёрдо вознамерился забрать их в качестве трофея. Была конечно вероятность того, что вместо погони во весь опор или попытки помочь своим товарищам жрица атакует светлой магией сферу, не дав той завершить свою преобразование, шансы этого некромант оценивал как низкие.
Тем временем, позади остались еще добрые три сотни метров. До скал оставалось всего-ничего, когда приступ боли в раненном плече заставил колдуна ослабить хватку и тотчас окончательно потерять равновесие. В последний момент он успел переместиться и лишь прокатиться по земле, вместо того чтобы свернуть себе шею при падении. Конь помчался дальше, видимо, уже начав привыкать к потере наездников. До укрытия оставалась сотня метров. Сфера уже должна была взорваться, но из-за очередного холма поле боя не было видно.

Рейтинг поста: 4

7

А ведь жрицы должны унимать боль, а не взрывать конечности, правда?
Вот ведь до чего довел лисоньку! Это было одно из самых редчайших заклинаний, коими пользовалась Ирис. Столь редко, что прошлый раз вспомнить и не смогла. Но сейчас сие уже не важно. Важно то, что теперь эти двое не успокоятся, покуда не найдут друг друга. И им определенно есть о чем поговорить. Интересно, они самоуничтожаться? Перейдут на новую ступень взаимной ненависти? Станут самыми злющими врагами друг другу и самыми любимыми?   
Нет, Ирис не ведала будущее и не могла знать о том, живы ли те рыцари. А потому это вновь заняло драгоценное время. Тасаури была обременена компаньонами, в отличие от некроманта, и ее заботило сохранение жизни. Так что ей пришлось менять курс еще немного, делать не большой крюк, дабы поймать лошадь запутавшегося в стременах мужчины. Ловить, останавливать, при этом конечно же едва ли сама не поцеловалась с землей, выпав из седла. Нет уж, такие акробатические трюки не для неё.  Время ушло на то, чтобы убедиться в том, что человек дышит, высвободить ногу и пробежаться уже на своих двоих до валяющегося на земле еще одного рыцаря. Да как так то? Как может один тщедушный человек раскидать несколько рыцарей Цельпа? Даром что маг. Маг.. В этот момент она и заметила прыгающий шарик темной энергии. Нахмурилась. Вряд ли это могло быть просто так или увеселения для. Использование сил в такой момент наверняка Ордалиону давались тяжело, то наверняка он решил отомстит за свое плечо.
На всякий случай жрица укрыла куполом себя и того человека, над которым сейчас склонилась. Купол этот дрожал светом столь легким, ибо леди не ожидала на сколько мощен будет тот взрыв, когда она коснется рыцаря в проверке его состояния, а "мячик" допрыгает свой шестой раз. Ну что же, тасаури осталась без лошади, а ее останки забрызгали территорию на несколько метров вокруг. Купол лопнул под превосходящей энергией и жрицу, эту тонкую светлую жрицу, круто развернуло волной. Белые волосы замелькали в траве, покуда тельце не остановилось, увлекаемое инерцией.  Признаться, на пару долгих секунд тасаури вынырнула из этого мира, отправившись во мглу и возвращение это было болезненным.
Звенело. В больших грязно-белых ушах звенело так, словно лисица была в центре колокола. Все иные звуки не пробивались и ужасно болело.. всё. Вот жрица упирается рукой в землю, второй, медленно приподнимается и садиться. Мир качается и полон этого ужасного звука. Все движения медлительны, словно ей приходиться продираться через морскую толщу. Кажется к ней кто-то подбежал, что-то спрашивают, а она не слышит, не может понять. Жмуриться, слишком яркое солнце.
- Милостивая Богиня..- шелестит её собственный незнакомый голос. Медленно возвращаются краски. Ирис помогают встать она наконец начинает понимать что произошло. Взрыв! Воронка была впечатляющая, изрешеченное тело лошадки валяется рядом. Рыцарю досталось тоже, но хвала духом он в доспехах. И купол.. Леди подняла с земли посох и опираясь на него упрямо направилась в темный провал входа сети пещер. Ничего, некромант, мы с тобой еще встретимся и встреча эта будет прекрасна.
Впереди слышались голоса цельпитов. Значит оставшимся удалось добраться до тоннелей и тасаури, освещая себе дорогу навершением светящегося посоха. Серебряный свет был несколько приглушен, а низкие каблучки выдавали передвижения Ирис. Но та не страшилась мглы и прячущихся в ней существ.

Рейтинг поста: 4

А ведь страшиться было кого, ибо тот кто выбрал путь Тьмы никогда не остается один. Пускай Ордалион и вошел в одну из разбросанных среди обветренных камней штолен в гордом одиночестве, сейчас это было уже не так. Выбранное им укрытие в одночасье превратилось в гнездо отродий тьмы. Но обо всём по порядку.
Судя по поднявшемуся облаку пыли и предсмертному ржанию лошади, сбылись самые оптимистичные прогнозы тёмного. Если и не со всем отрядом цельпитов, то по крайней мере с этой ненавистной жрицей было покончено. Она не восприняла подарок колдуна всерьёз и поплатилась за это жизнью. Казалось бы, оставшиеся рыцари не противник опытному некроманту, но рисковать Ордалион не хотел. А ну ка окажется что на ком-нибудь из них зачарованные доспехи или они владеют пускай и слабой, но боевой магией? Да и метательное оружие никто не отменял. В общем, поскольку лучшей тактикой во все времена была тактика выживших, колдун решил укрыться в одной из заброшенных штолен, щедрой рукой рассеянных среди скал. Судя по минералам, здесь добывали железо и горный хрусталь. Довольно редкое явление, месторождения подобных материалов, расположенные по соседству. Трюк с "Тёмной сферой" явно не только прорядил преследователей, но и заставил их проявлять большую осторожность. Во всяком случае, их до сих пор не было видно. Что ж, лучше поздно, чем никогда. Спешившиеся рыцари благодаря своим доспехам теперь проигрывали в скорости колдуну да и бесшумное передвижение им не грозило. А главное, в поездку на плато при свете дня никто из них не догадался взять с собою факелы. Проще говоря, в глубинах этих старых рудников все козыри были на руках у Ордалиона. Пусть он не видел в темноте, зато благодаря "Завесе Тьмы" мог с помощью магии "прощупывать" окружающее пространство и это было вполне неплохой альтернативой зрению.
Миновав несколько ответвлений в различных направлениях, Ордалион остановил свой выбор на очередной ничем не примечательной штольне. Она находилась в самом конце этой каменной паутины и от нее более чем от всех прочих пахло сыростью. Колдун переступил незримую границу этого маленького подземного царства и тотчас погрузился в приятный холод. Здесь, под каменными сводами рудника, никакого жаркого дня не было и в помине. Пройдя несколько метров по туннелю, колдун почувствовал что камень под ногами сменился песком. Теперь каждый шаг колдуна оставлял глубокий след, но это было не столь уж важно, ведь в темноте всё равно никто их не увидит.
Так и двигался он на встречу недрам, перемещая впереди себя завесу. Штольня уходила вниз и впереди слышался звук падающих капель. Вскоре под ногами зашумела потревоженная вода. Сапоги обдало сначала прохладой, а затем, через несколько шагов, внутрь начала проникать сырость. Неприятно, но поворачивать назад было поздно, обувь-то уже промокла. Некромант стоял уже по колено в воде, когда добрался до широкого зала. В центре рукотворной пещеры возвышалась каменная глыба размером со сцену и Ордалион поспешил взобраться на нее, дабы вновь оказаться на суше.
- Зараза, все штаны мокрые, - выругался он, снимая сапог и выливая воду. - Хорошо еще что сегодня тепло. Чёрта с два эти жестянки сюда сунутся. Побрезгают.
И в этом расположившийся на относительно уютном месте некромант был прав. Рыцари не добрались до этого старого рудника, рассредоточившись по тем, что встречались ранее. Более того, они разбились по парам, поскольку идти в одиночку против некроманта было чистой воды самоубийством. Да, факелов у них не было, но найти несколько досок и оставленных шахтерами старых тряпок им всё-таки удалось. А этих людей учили создавать себе снаряжение из подручных средств. Но всё это было не важно, ведь они пошли ложными путями. Быть может, жрица подсказал бы им верное направление, чувствуя след тёмного колдовства, тянущийся за Ордалионом, но она безнадежно отстала и потому теперь пробиралась во тьме совсем одна. Полная решимости и... безрассудства.
- Да вы издеваетесь! - чуть не подскочил на месте некромант, когда увидел светящееся пятно, медленно приближавшееся к нему по туннелю. Это была она. Больше некому.
- Эти цельпиты живучее тараканов, - нахмурился колдун и призвал семь миньонов, возникших вокруг него и затаившихся в ожидании приказа. - Благо, даже самому живучему таракану не выжить, если его раздавить.
Колдун обулся и занял удобную позицию на своём островке. Он не стал вновь опускаться в воду, дабы шумом не выдавать своё присутствие. Миньоны попрятались за камнями. В руках возник сгусток магии, формирующийся в "Клинок Тьмы" - смертельное заклинание, что должно было пронзить сердце беспечной лисицы, поставив точку в этой уже порядком утомившей колдуна погоне. Ордалион предвкушал победу. И у него были на то все основания. Ведь когда смотришь в темноту находясь на свету, то видишь перед собой лишь то, до чего дотягивается твой источник освещения. А когда ты находишься в темноте, отчетливо видишь любой источник света, как далек бы он ни был. Вот и сейчас Ордалион видел приближающуюся лисицу, в то время как она даже не подозревала, что шагает на встречу затаившейся во тьме смерти.
- Ты жива еще моя старушка? Жив и я, привет тебе, привет, - с безумной улыбкой некромант метнул магический снаряд в направлении источника света.

Рейтинг поста: 4

9

Да кому же понравится ползать по тоннелям, холодным и мрачным, по собственной воле?
Лисица шла медленно, поднимая светящейся посох над головою. Это помогало мало, конечно, но все равно разбавляло темноту. Свет серебряный метался по коридору, ломаясь и изгибаясь каждый раз, когда встречал неровность на своем пути. И всякий раз плотнее сжимались губы, нервно дергались плечи или прядали уши. Здесь, в одиночестве, погруженная во мрак светлая жрица была уязвима. Она буквально чувствовала кожей как продирается с каждым шагом, что мгла не желает ее пускать дальше. Но эти нить, единственный магический источник, слабый и дрожащий даже из-за света, вёл тасаури всё вперед.
Здесь Ордалион останавливался. Вестимо прислушивался к звукам, что сопровождают его. Интересно, боится ли это существо погони? Страшиться ли каждого звука? Ирис не допускал подобный мысли к себе. Очеловечивать преступников слишком дорого. Тем паче, что тот виновен в рабстве стольких людей. Сколько из тех несчастных смогли прожить столько же, сколько и некромант до этого момента?   На месте покружилась и лиса, словно впитывала и улавливала легкие колебания магического фона. Значит, что беглец не использует огонь, он ему не нужен чтобы видеть в этой тьме. Прощупывает магией. Не плохо. Не плохо. Лисица бы сказала так же, что это логично.
После, вновь обретя ту самую "ниточку" тасаури отправилась дальше. Странно, что она не встретила в этих тоннелях никого. Вообще никого. В том числе не попадались и рыцари, которые зашла в пещеру ранее. Леди Эала, на миг испугавшись догадки своей, набрала воздух в легкие и.. смолчала. Не стоит кричать здесь. Не сейчас. Возможно когда обнаружит мага, тогда и прокатиться по тоннелю зов. Лисе не нравится свет, что испускало навершение посоха. Он заливал серебром и ее голову, и лицо, и плечи, делая прекрасной мишенью. Но что делать? Создавать источники света, парящие в воздухе? Пустить вперед себя? Из задумчивости ее вывел стук собственных каблучков. Здесь не нужно было никакого света, дабы услышать на несколько десятков метров вперед как лисонька двигается.
Та остановилась снова. Подумала, помассировав начинающими замерзать пальцами виски. Нужен был план. Идти и надеясь на удачу, идти и думать, что соперник совершит ошибку, подставиться и даст ей шанс? Вдох. Выдох. С ударом посоха об камень пола, свет меркнет и воцаряется истинная тьма. Судя по шуршанию, звяканью застежки, то Ирис Эала снимает туфельки на каблуках и тем самым дарует себе возможность идти бесшумно. А еще, обязательно, купит себе с десяток более удобных походных сапожек, забьет ими гостиную, да будет радоваться. А пока будем использовать то, что есть.
Через несколько секунд после всех манипуляций вновь зажегся свет, но на этот раз уже в пяти метрах от самой лисоньки. Шарик серебра плыл медленно, но уверенно и тасаури двинулась за ним следом. На этот раз бесшумно. Переплетение коридоров рано или поздно, скорее даже все таки поздно, вывело Ирис на нужную пещеру. Песок. Потопталась на нем и брезгливо морща милый носик, продолжила свой ход в единственное ответвление в данном рукаве, где еще не была. Хлынула вода, сразу погрузив ноги жрицы по лодыжку в холод. Побежали мурашки. Но свет впереди вдруг перестал обгладывать одинаковые стены и выцарапал себе кусок пространства побольше. Пещера, черные волны, огромная каменная глыба и..? Зрачок расширился и Ордалион прекрасно видел, как на лице у тасаури отразилось смешение красок. Жар ненависти, бледность испуга, крапинки удивления. Как в череде картин, дева успевает отвернуть лицо, двинуться корпусом. Миг! Свет, истерично моргнув, погас. Раздался оглушительный треск, что прокатился по своду пещеры и глухо зарокотали камни. Несколько особенно неустойчивых с шумом упало в воду.
Тишина.
Некоторое время леди заставляла себя сделать новый вдох. Ощупывала лицо и руки, погруженная в прибрежную лужу. Волосы мокрыми противными сосульками прилипают к телу. Тяжелое длинное платье. Больно. Дрянь. Снова упираясь ладонями в землю, тасаури вновь медленно поднимается. В темноте, укутанная веером хвостом, уже не зримая в этом калейдоскопе нитей магии. Но жрица успела рассмотреть где находится маг. Успела единожды увидеть. Ей большего не нужно. Встала, тяжело оперлась об стенку тоннеля, как раз на границе с этой пещерой. Кому там по пояс, а кому и по грудь. Но не важно. Громкое слово, взлетевшее к своду птицей. Резко расчертило тишину. Света не было. Ни секундой позже, ни после нее. А затем вокруг того камня, где засел беглец со своими миньонами, вспыхнула сетка из серебра. Сперва сетка, мгновением позже уже был барьер. Да, тот самый, который так любит ставить жрица подле себя и союзников. А теперь он заключил мага в себе.
Вместе с шагом тасаури по воде, барьер на шаг сузился. Она была готова к тому, что некромант точно попробует его взорвать, прорваться, использовать свою силу. Но находясь внутри? По лбу прокатилась капелька пота. Долго удерживать такое огромное и мощное заклинание Ирис не сможет. Но зачем долго, зачем огромное? Новый шаг. Новое изменение территории доступное Ордлиону.

Рейтинг поста: 4

Подлая атака колдуна настигла мерцающую в туннеле жертву и её свет погас. Судя по звуку, заклинание прошло на вылет, задев стену и сбив несколько камней. Ничего страшного, бывает. Пещера вновь погрузилась в блаженную темноту.
- Ха-ха-ха, какой печальный конец. Жрица света нашла свою смерть в темноте забытого всеми богами места.
Но затем, шум воды прозвучал вновь. И на сей раз это был не звук упавшего в нее бездыханного тела, если конечно у лисицы не было второй жизни. Она поднялась на ноги, о чём чуть позднее Ордалион мог судить по струящейся из промокшего платья воде. Поднялась, чтобы продолжить этот нечестный бой. Снова.
Ордалион был готов отразить её заклинание своим щитом, готов был уклониться от атаки и контратаковать, но то, что сделала жрица, не входило в число продуманных некромантом вариантов. Она окружила его адский островок защитным барьером. Этим заклинанием прикрывали союзников, но колдуну было ясно, почему она сделала такой выбор. Намерения лисицы выяснились сразу, как только она сделала первый шаг к своему врагу. Барьер уменьшился в размерах. Сомнений не было, она собиралась сужать эту клетку до тех пор, пока Ордалиону некуда станет деваться и тогда-то она нанесет свой удар, точно зная местоположение колдуна. Как не досадно было это признавать, но сейчас эта миниатюрная девица его переиграла. Ордалион давно развеял завесу за ненадобностью, теперь же он не мог создать её за пределами своей пока еще просторной тюрьмы. Они поменялись местами. Колдун понятия не имел где именно находится его противник, в то время как жрица видела барьер и знала в какой области искать виновника того, что её платье было безнадежно испорчено.
Ордалион схлопнулся в чёрную точку и попытался переместиться за пределы берьера. Тщетно. При столкновении с ним, некромант вновь принял материальную форму и приземлился на ноги, упав с небольшой высоты, на которой прервался его скачок. Он метнул "Тёмный удар" в барьер. Тот выдержал и сузился с очередным шагом. Простора для маневра становилось всё меньше. Медленно, но неотвратимо. И тут он вспомнил о своём ранении. Сняв перчатку, он нащупал липкую свежую кровь, просочившуюся через слой запекшейся на солнце. Плавным, но резком движением колдун обрызгал попавшей на руку кровью камень по своими ногами. А затем принялся шептать заклинание.
- Будь это место проклято! - последнюю фразу он произнес вслух, чтобы его ушастая преследовательница не подумала, будто он затих потому что сдался. хотя никто кроме миньонов не видел этого, но кровь колдуна почернела и задымилась словно кипящая смола. По пещере разнесся запах Тьмы и даже барьер не мог его удержать. Пятна крови превратились в лужицы, от которых во все стороны поползли тоненькие струйки, напоминающие лозы ядовитого плюща, обвивающие стену. Это было "Осквернение", заклинание, требующее от тёмного мага подношения собственной крови. Сейчас тёмная энергия множилась, стремительно расползаясь по островку, покрывая его сплошным ковром проклятой земли. Как только барьер столкнется с ней, скверна начнет пожирать его, ослабляя и делая частью себя. Завершив приготовления, Ордалион создал очередное боевое заклинание и стал ждать.
- Твоё упорство впечатляет, лисичка-сестричка. Но похоже в этой шахматной партии тебе мат, - послышался из темноты насмешливый голос колдуна. - Я тронут твоей заботой в виде этого барьера, но что теперь? Чтобы атаковать меня тебе придется сначала снять барьер, а в этом случае я немедленно атакую тебя. Раздавить меня с его помощью ты не сможешь, я позаботился об этом. Как не сможешь и долго держать его. У тебя закончится мана, барьер падет и я снова тебя атакую. Похоже, твои дела плохи. Это было очень глупо, прийти сюда одной. Однако, силы барьера хватит чтобы ты успела сбежать. Вернуться на свет, позвать на помощь больших и сильных дядей и, быть может, я окажусь в ловушке, не успею выбраться отсюда до их прихода. А может и успею. Кто знает. Отступись, и тогда тебе не придется умирать.
Хотя со слов Ордалиона положение дел у его преследовательницы и вправду выглядело печально, на деле же не всё было так однозначно. Колдун блефовал и в словах его была ровно половина правды. Да, когда жрица снимет барьер, он сможет атаковать её первым, только вот это будет удар наугад, ведь времени на поиски цели не будет. Не самые большие шансы на успех. Он может переместиться в сторону, но попав в воду тотчас выдаст своё местоположение звуком, а на суше всё равно потеряет преимущество первой атаки. Оставался его последний козырь - миньоны. О них лиса ничего пока не знала, но эффективны маленькие помощники колдуна были лишь в том случае, если жрица достигнет края глыбы. Они быстры и свирепы, но малы ростом, а здесь слишком глубоко, чтобы они могли бежать по дну. Им придется добираться до цели вплавь, потеряв всякое преимущество в скорости и став лёгкими мишенями для светлой магии. Именно поэтому Ордалион заговорил с ней. Попытался посеять сомнения в её сердце и заставить отступить, чтобы затем ударить в спину. Он всегда так делал. Но была и еще одна причина. Он говорил потому, что начинал волноваться. Это была самая обычная жрица, маг поддержки, удел которой лечить раненых да освещать тёмные подземелья за место фонаря. У нее не было ни единого шанса против него, могущественного некроманта, избранника Юока, пожирателя миров. Но она сражалась с ним. И что еще ужаснее, пока что она побеждала.

Рейтинг поста: 3

11 (2019-06-13 22:55:50 отредактировано Iris)

Дилемма.
У тасаури так же не было особых атакующих заклинаний. Ту не большую укусившую Ордалиона метку, можно даже не брать в расчет. Максимум, что можно -было- ожидать от лисоньки на каблуках, в светлых чулочках и с скромно зачесанными волосами, так это банальные удары посохом. Да, вот этим двуручным посохом, который она едва держит в левой руке. Но кто же знал, да?
В черной воде, захлестывающей хрупкую фигуру лисицы, она брела по грудь, а в некоторых местах даже по шею в холодной горной воде. Целеустремленно. Мрачно. Шатаясь. Сцепив зубы и упрямо. Кончики её пальцев светились серебром по мере того, как приближалась она к созданному ею же куполу. Всякий раз все меньше и меньше становилось пространства, отведенное некроманту. И все больше нервничала Ирис.
Жрица ожидала что вот-вот в помещение ворвутся рыцари. С огнем и мечом. Очистят от скверны этот мир, а лисе нужно всего лишь продержаться еще чуть. Всего одну капельку. Ей чудилось, что уже за поворотом гремят доспехи и шаркают ножны об стены тоннеля. О, это было бы чудесно. Кончики пальцев так холодны, что тасаури уже более не чувствует их. Там, в воде, покуда жрица добиралась до адского островка, змеями вились пряди белых волос и муренами извивались три хвоста.  Жаль, красивая бы вышла картина, заметь кто их сейчас.
Остановилась. Голос заговорившего мага звучал с усмешкой. Над ней? С усмешкой? Над ней?! Это.. это странно. Можно ли ехидничать в такой ужасном месте? Но, возможно, сам того не ведая, некромант добился нужного результата. Посеял сомнение в душе жрицы. На миг, всего единожды, лиса и впрямь задумала и допустила мысль о побеге. Останется жить, останется радоваться солнцу и вкусному варенью бабушки Агафьи. Из смородины. Мм. Ей сейчас стоит всего лишь сделать пару шагов обратно в тоннель и никто никогда не осудит жрицу за это. А совесть? Совесть будет не давать спать ночами, преследовать в зеркале, ухмыляться каждый день на ухо. Ирис не сможет с этим жить. Но где же рыцари?
- Не трать.. зря.. воздух, - прошелестело в ответ мужчине. Свистящий шепот был уже рядом, а серебряные ладони, что прекрасно виднелись в темноте, уже нельзя было спрятать. Ирис подобралась к краю платформы, а край барьера от нее с каждым шагом убегал. Становился ближе для Вестлера. Зашипела первая лоза, сцепившись с серебряной пылью барьера. Тасаури этого не заметила. Она, скребя ухоженными ноготками по камню, забиралась на платформу и пыталась подняться сразу и вся, а не частями. Зашипела. Очевидно ей было больно. Очевидно, что каждый шаг давался с трудом. Нет, не в стенку тогда попало заклинание, не в стенку. Тасаури некоторое время лежала просто лицом вниз, собираясь с силами встать. Снова подняться. Как же хочется спать. Вот прям здесь уснуть и пускай мир спасает себя сам.
Но вот уперлась ладонью в пол и отодрала свое тело от не менее холодного камня. Встала, пошатнулась, сделала упор рукой в светящейся барьер. Он подсветил светом лицо этой странной жрицы, что так упорно преследовала Ордалиона все это время. Они в коей то веки могут посмотреть друг другу в глаза так близко. Всего в нескольких метрах друг от друга. Сейчас Ирис была похоже на привидение, покой которого потревожили в этой пещере. Она не ведала про то, что ее собственный барьер разрушался все сильнее, а те силы, что леди Эала тратила на его восстановление, были тщетными. Магия Тьмы и магия Света схлестнулись на заре времен, а сейчас, это лишь жалкое воспроизведение, когда магия пожирает саму себя, высвобождая и накапливая энергию.
- Знаешь.. - голос Эалы был тих, а взгляд вновь упал на коридор из шахты. - .. ведь я не убийца. Нет, я всего лишь врач. И здесь тебя не убью. Более того, я вылечу тебя, если твои раны слишком тяжелы. Но.. о Богиня.. но я отдам тебя в руки Цельпа. Ты пройдешь через машину Закона, побывав и почувствовав на себе все его строфы. А после.. вот тогда, уже судья назначит приговор. Вот. Вот так всё будет. - Наверное тасаури убеждала в этом больше себя, нежели Ордалиона. Но нет, не было в ее словах никакой угрозы. А жестокость? Не убить сейчас, а отправить в комнату пыток и лечить, аккуратно и щепетильно лечить прежде, чем как отправить на плаху. Ирис прислонилась лбом к барьеру, тяжело и хрипло дыша. Кажется, она не продержится до прихода рыцарей. Или в этой хрупкой женщине сил больше, чем думается?
Мы этого не узнаем. Осквернение, жрущее барьер и вступающее с ним в убийственную реакцию, все быстрее наращивал силу. И все больше сил своих отдавала лисица, дабы залатать дыры в заклинании. Умноженная сила на силу никогда не давала хорошего результата, не дало и сейчас.
Миг тишины, словно все звуки выключились.
Мгновение, словно время специально замедлило свой бег. Подарило билеты в первый ряд, дабы рассмотреть можно было получше. Взрыв. Мощный. Ослепительно серебряный и ужасающе черный. Да, словно мгла, не эта жалкая чернота пещеры, а словно сама материя разошлась по швам и явила первоначальную мглу. Все пещеру тряхнуло, по стене пробежалась огромная рана, которая начала выплевывать воду. Тело тасаури, маг мог в этом поклясться, что как видел, почти горизонтально отлетело куда-то в противоположный конец пещеры и смачным шлепком упало в черные воды. На край площадки с миньонами упал огромный булыжник, из-за чего площадка опасливо накренилась. Послышался гул недовольного камня. Как с потолка начали осыпаться градины. Кажется, даже сам воздух наполнился и затрепетал под этим ужасающим гулом.

Рейтинг поста: 3

Случилось то, чего Ордалион ожидал. И опасался. Жрица не нашла его увещевания убедительными. А значит, дипломатический вариант победы над ней рассматривать более не стоило. Оставалось еще несколько сценариев развития этой ситуации, но все они не были лишены серьёзных огрехов. Наблюдая за тем, как на него надвигаются стены барьера, некромант всё быстрее и всё сбивчивее перебирал в голове возможные трюки, что изменили бы исход неминуемого столкновения с этой лисицей. Но ничего нового придумать не мог. В каждом отдельном случае ему могла помочь лишь удача в виде ошибки оппонентки. А на это он уже перестал рассчитывать. По крайней мере, до сих пор все действия жрицы, что колдун считал ошибочными, в итоге выходили боком именно ему. По-видимому, она с самого начала придерживалась какой-то тактики, которую Ордалион не мог разгадать. И вот сейчас, она медленно шагала к нему, уставшая, замерзшая, по грудь в воде, но по-прежнему полная решимости. Ни холоду, ни страху, ни даже сомнениям не удалось сломить её волю.
- Если все служители Цельпа хотя бы на половину такие как она, мне пора менять континент, - проскользнула предательская, трусливая мысль. Столкновение двух мощных заклинаний начало рождать разряды избыточной магии, которые длинными искрами летели в разные стороны, источая слабое, но видимое свечение. Он снова видел её лицо. Лисица была уже у самого края глыбы, в то время как колдун вынужден был отступать всё дальше в центру, несмотря на своё хваленое "Осквернение". Без сомнения, оно должно было сломить барьер с минуты на минуту, на это указывало то, как тот начал мерцать. Но сейчас некромант не обращал на него внимания. Он смотрел на эту женщину, упавшую и вновь, из последних сил поднимавшуюся на ноги уже здесь, на "адском островке", его вотчине в этом старом руднике. И он ничего не мог с этим поделать. Был бессилен перед лицом этой девушки, стоявшей на дрожащих ногах и готовой упасть в любой момент вновь. Упасть, чтобы навеки остаться здесь. Но она сделала еще один шаг вперед, оперевшись на собственный барьер. Клетку, в которую заключила его. Пускай она была невысокой, примерно по грудь колдуну, но сейчас, под её взглядом, он чувствовал себя так, словно над ним возвышался колосс. И когда он увидел след от "Клинка Тьмы" на её теле, в душе Ордалиона начинал зарождаться страх.
Она обратилась к нему, стоя по ту сторону импровизированной тюрьмы, стены которой пульсировали, давая трещины. Тут Ордалион понял, что двигало жрицей не желание мести, не жажда насилия, а всего лишь вера в свою правоту. Безумный фанатизм, яростно отрицающий здравый смысл. Совершенно неуместная здесь и сейчас мораль. Любой бы понял её, желай она убить своего врага, отомстить за тех, чьи жизни он сгубил, спасти тех, кого погубит, если сумеет спастись. Никто в целом мире не осудил бы её за это. Но не этого желала жрица Цельпа. Она желала правосудия. И это... успокаивало.
- Так вот в чём твоя сила. В фанатичной вере в своего бога и его заветы. Как скучно, я ожидал чего-то более любопытного, - переборол свой страх некромант и вновь обрел уверенность. Он решил во что бы то ни стало сломить эту девушку. Здесь и сейчас, пускай даже ценой эффекта неожиданности от сюрприза, что он ей приготовил. Показать ей, что бог её оставил и пускай она уйдет в пустоту именно с этой мыслью.
- Очень интересная версия, - усмехнулся тёмный, положив пальцы на подбородок, рассматривая промокшую преследовательницу, - но я всё же предположу, что произойдет нечто иное. Видишь ли, лисичка, у меня для тебя есть плохая новость. Я здесь не один, - он стал медленно шагать назад, расставив руки в стороны. - Нас. Много, - громким выразительным шепотом закончил он, словно владелец цирка ужасов, объявивший начало своего чудовищного представления. И это было не так уж далеко от истины. После слов колдуна, среди лежащих на платформе камней послышалось какое-то шуршание и при свете искрящейся магии жрица увидела появляющиеся из разных участков темноты семь пар светящихся желтых, красных и зеленых глаз, возникающих одни за другими и жадно смотрящих на нее. Она видела прислужников Ордалиона в тот день у врат Ваэддиара, поэтому могла даже не видя этих существ сейчас вполне живо представить себе, что за твари выстроились перед ней полукругом, ожидая лишь падение барьера - последней преграды между нею и этим чистым злом. Твари выдвинулись вперед. А затем прогремел взрыв.
Взрывная волна от перегрузки двух мощных заклятий разбросала противников по противоположным концам зала и заставила своды пещеры затрястись словно крышу крестьянской лачуги во время урагана. Послышался грохот падающего камня и шум льющейся воды. Нет, на капающей с потолка на протяжении многих лет, не струящейся из мокрого наряда отчаянной тасаури, а именно льющейся безжалостным потоком, стремящимся только вперед, всё равно куда. Совсем как рухнувшая обратно в ледяную воду жрица.
Камни тяжелым градом обрушились на платформу, давя всё живое что находилось на ней и сводя число "легиона" Ордалиона до нуля. Обвал перекинулся и на туннель, из которого пришли все участники сего представления. Старые деревянные подпорки не выдержали и в одночасье сломались как сухие ветви, позволив наконец земле залатать нанесенную когда-то людьми рану. За обвалом последовал свет. Несколько лучей дневного света пронзили потолок и поползли вдоль него, освещая своды штольни. Лишь теперь, когда в крыше появилась брешь, старый рудник открыл свою тайну, которую не смогли разгадать шахтеры со своими факелами и фонарями. Он не иссяк. Потолок пещеры был усеян россыпью великолепных кристаллов кварца, именуемого горным хрусталем. Тонкие лучи солнечного света проходили сквозь них, отражаясь в гранях и погружая пещеру в волшебный, сверкающий полумрак. Ордалион увидел это первым, когда вынырнул. Затем он попытался переместиться обратно на платформу. Именно попытался, потому как у него ничего не вышло.
- Что п-происходит? - в недоумении спросил он себя и попытался вновь. С тем же результатом. - Нет, не может этого быть. Только не здесь. Не сейчас. Нет. Нет! Давай же, демоны тебя раздери!! - он пробовал "мерцать", читал защитные заклинания и даже попытался призвать новых миньонов. Всё тщетно. К своему ужасу, он быстро понял причину отсутствия магии, а вместе с нею то, в сколь непростой ситуации он оказался. Он... или может, они?
- Точно, лиса же. Скорее всего она преставилась, но нужно проверить, - он побрел по воде в обход платформы. Несмотря на возникшее освещение, в воде, помутневшей от поднявшегося со дна песка, ничего не было видно. Ничего, кроме одинокого отблеска, пробивавшегося сквозь мутную толщу. Там блестело что-то металлическое.
Этим металлическим предметом оказалась небольшая клепка на глазной повязке жрицы. Ордалион узнал об этом когда наконец вытащил лисицу на сушу, смахнув с края платформы осыпавшийся щебень. Зачем он сделал это? Да уж конечно не потому что он был благородным джентльменом и не мог бросить даму в беде! Просто в её карманах могло оказаться что-нибудь полезное, что помогло бы ему если и не выбраться отсюда, то хотя бы продержаться до момента когда кризис минует. На первый взгляд, это был хладный труп, однако стоило вытащить тело на сушу, как оно немедленно начало подавать признаки жизни. С женщинами всегда так: стоит им почувствовать хорошее отношение как они садятся тебе на шею.
- Да чтоб мне сдохнуть! Ей осиновый кол что ли надо вбить? - в очередной раз изумился колдун, нависший над лисицей. Почему-то убивать её ему сейчас расхотелось. Наверное из-за стресса.

Рейтинг поста: 3

13

Зря.
Вот серьезно, зря. Зря некромант вытащил из воды тасаури. Зря разместил её тельце на возвышенности. Зря не сомкнул пальцы на ее тонкое шее. Сколько еще неприятностей она доставит? Сколько же нервных клеток будет сожжено? А коль выживет здесь, то сколько палок в колеса бандам, преступникам поставит и сколько рыцарей из-за её вмешательства будут жить. О, некромант! Эта была переломная точка момента, которой бы Ирис воспользовалась, будь она на месте мага. Сколько и всяческого способна генерировать женское сознание, ты ведаешь? Впрочем, для начала лисоньке нужно проснуться.
А так не хочется.
Хочется прибывать во тьме, где нет боли и обязанностей. Хочется спать и не ведать холод. Там нет забот, лишь тяжелые мрачные сны. Легкие наполненные водой не хотят снова расправляться. Уставшее сердце не желает больше биться. И все же Ирис не могла себе позволить подобную роскошь, как умереть. Слишком много не сделано еще в этой жизни. Не попробовано и не сказано. Сколько варенья не съедено! Все это плавало в мутном сознании, покуда мужчина тащил тельце жрицы из воды, да на руках. Смутные образы дразнили недосказанностью, родные края, заметенные снегами, звали вернуться. Зря не добил.
Вдох.
Жадный до остервенения. И тут же легкие содрогаются, вытесняя из себя мутную воду. Ирис кашляет, сгибаясь в судороге и по страшному кашляет, словно готова выплюнуть все те же свои легкие. Ее тонкое тело дрожит, кажется что вот-вот кашель сломает и просто обязан стать последним. Но снова нет. Разлепляются ресницы, взгляд блуждает по камню. Перебегает в сторону воды, замечает рукав одежды некроманта. Он рядом. Он склонился над ней. Взор вертикального зрачка ползет выше по руке, захватывает плечо. Боги, как это долго происходит. Лицо. Взгляд. А ведь она даже не подумала, что мужчина станет сопротивляться. Что мужчина может быть сильнее её. Что.. нет, не думала Ирис, когда с силой, которая доступна ей сейчас, ладонью ткнула в сгиб локтя той руки, которой он опирался на камень возле лисы. Вторая же рука быстро, опять же, сколько тасаури могла себе позволить, просто и банально хватанула за короткую гриву волос. Как не удобно! Но все таки леди настояла, движением сим и поменять ролями их.
Перекинула мага, или вернее сказать лишь просто правильно уронила, давая тому возможность попробовать лопатками на вкус холодный камень и так же рассмотреть подбородок лисицы с нового ракурса. Не нужно было сгибаться к лисе, не нужно было ее вылавливать, не нужно было копаться в карманах. Теперь она навалилась всей доступной себе хрупкостью тела, тонкими, сейчас почти прозрачными ладонями, удерживала за волосы и запястье. Не меньше самого Ордалиона шокированная подобно переменой. Эала дышала тяжело, с заметной хрипотцой. Бледный ужасный призрак подземелья с липнущими к лицу прядями волос. На подбородке собиралась капля воды, розоватая от крови с разбитой губы. Капля упала на скулу мага.
- Что-то.. - видят все духи мира, как же тяжело было лисе говорить. Она набирала в грудь воздуха, а он уходил и растворялся, не давая ей и капельки сил, дабы суметь сказать. И все же, опуская свое лицо к нему, лежащему и, по сути, спасшему жрицу, она продолжила. - Не так уж.. и много вас. - Всё, закончилась лиса. Очередной приступ кашля, очередной приступ боли скрутил невесомую лисоньку, заставив снова свернуться едва ли не пополам. Она отвернулась, уперев ладони в камень и выплевывая сгустки воды. Крови. Легких? Только тогда Эала заметила новую рану, порванное платье и выжигающую сознание боль. Тогда, в тоннеле, лиса этого не заметила. Не поняла, что урон получил не только её светильник. И сейчас прислонила руку к ребрам. Сейчас должен политься серебряный свет. Вот, вот сейчас станет легче. Сейчас утихнет боль. Не получалось. Снова и снова прикалывались пальцы, но лишь теплая и алая собиралась на них, не было магии. Не искринки.
- Что.. что снова ты сотворил? - Зашелестел голос. Лицо бесконечно уставшей тасаури было повернуто снова к магу. А ведь Эала н ведала его возраст, видела лишь молодое тело, ясные глаза. Как так? Как столь молодой мог так низко пасть?

Рейтинг поста: 3

А вот жрица, похоже, не отказалась от намеченной цели даже после своего чудесного спасения организатором той ситуации, из которой пришлось её спасать. Откашлявшись и сбросив добрых полкило веса в водном эквиваленте, она вновь перешла к активным, насколько позволяло её текущее состояние, действиям. Упоминание осинового кола оказалось очень даже уместным. Тасаури напала на некроманта словно вампир, гроб которого потревожили аккурат на закате. Сонный, вялый, но не утративший повадки хищника. Взяв откуда-то новые силы, она ловко лишила колдуна равновесия и схватив за волосы опрокинула на платформу рядом с собой, навалившись сверху. Эта атака застала некроманта врасплох. Камень был холодным, но Ордалион этого не почувствовал. Ощущение холода меркло по сравнению с ощущением боли. Если жрицу он уложил на предварительно очищенную от обломков свода штольни поверхность, то самого колдуна она уронила на участок, где порядка не было и в помине. Девушка водрузилась на него и в иной ситуации это могло быть эротичным, но в данном случае всё-таки нет. В свете, что пробивался сверху, лисица более всего напоминала нежить. Седой труп утопленницы, поднятый на второй день после того как она нашла своё предпоследнее пристанище на дне озера. Она всё еще не утратила решимость, пускай сил у нее уже не осталось и своё противостояние с колдуном она продолжала скорее по инерции. Ордалион же чувствовал это и даже не думал сопротивляться, позволяя даме хотя бы ненадолго ощутить полное превосходство.
- Хо-хо-хо-хо, - приглушенно засмеялся он, когда девушка одержала свою маленькую, кратковременную, но всё-таки победу, - я вижу, ты любишь быть сверху? - Затем, с невероятными усилиями, она заговорила с ним. На удивление, её слова не были банальными угрозами или бессмысленным бахвальством, коего следовало бы ожидать от так называемых "героев". Она подколола его! Несмотря на свои раны и истощенность, она полностью сохраняла самообладание. Ну или почти полностью.
- Согласен. Но нас всё еще больше чем сил, что у тебя остались, - парировал Ордалион. Когда же лицо жрицы приблизилось, Ордалион увидел произошедшие с ней изменения. Больше в ней не было упорной ярости, лишь усталость, переходившая в полное безразличие. Лицо человека, готового принять смерть. Словом, более она не была опасна для некроманта, а потому он лежал под ней неподвижно, ожидая её следующий шаг. И тот не стал неожиданностью. Она сползла в сторону, скорчившись от боли, предварительно оставив ему на память небольшой сувенир в виде капли её крови. Единственной тёплой капли жидкости во всём этом промозглом руднике. А затем попыталась исцелить себя. Ордалиону хотелось сказать что-то колкое на этот счёт, но как-то язык не поворачивался. Что ни говори, а за время их короткого противостояния, он проникся уважением к этой женщине.
- Не я, - равнодушно ответил он на её вопрос, так и продолжая лежать на камне, - мы. Оба. Полагаю, ты училась лишь контролировать силу, дарованную тебе богами, но никогда не изучала её природу. Я же посвятил этому всю жизнь. Как и многому другому, впрочем. Так вот, попробую объяснить на простом примере. Чтобы разжечь костер необходимы три компонента: дрова, искра и воздух. Убери любой из них и огня не будет. С магией всё точно так же. Для колдовства нужен маг, мана, которую тот использует для своих чар, и внешняя мана, энергия, пронизывающая мир. Она как воздух, только для магии. Связующее звено между колдующим и его колдовством. Мы оба применили мощные заклинания противоположных стихий. Столкновение полярных энергий вызвало перегрузку и взрыв, который выжег всё внешнюю ману в этой пещере, снизив проводимость среды для магии до нуля. Обычно внешняя мана восстанавливается мгновенно, поступая из окружения, но мы в необычном месте... - он поднялся и сел. Посмотрел на измученную лисицу, а затем на потолок. - Видишь эти кристаллы? Это горный хрусталь. Он известен своим свойством поглощать и накапливать энергию. Из-за этих кристаллов мана и не торопится возвращаться в пещеру. Она восстановится через несколько часов. Которых, к слову, у нас нет.
Некромант встал на ноги, потирая теперь уже несомненно разукрашенную синяками спину. Жрица смотрела на него, возможно и желая что-то предпринять, но уже не имея физической возможности сделать это. От её былого лоска не осталось и следа. Платье походило на бесформенное нагромождение грязных тряпок, а роскошные волосы хаотично прилипли к телу и лицу. Однако даже в столь неприглядном виде в ней ощущалось нечто особенное, притягательное. Словно слабый свет, что струился изнутри, но не был виден, лишь ощутим на самой границе восприятия. - Слышишь этот звук? Вода прибывает. Похоже с этой штольней соседствует подземное озеро и акустическая волна от взрыва повредила его стенку. По моим подсчетам, через пару часов эта пещера станет новым озером, а мы - первыми рыбками в нём.
Он спрыгнул с глыбы в ледяную воду. Одежда всё равно была насквозь мокрой, так что особого контраста уже и не ощущалось. Ордалион побрел в направлении туннеля, из которого они пришли. А вернее того места, где раньше располагался туннель. Обвал был знатный. Проход завалило до самого потолка, чего некромант и боялся. Он принялся убирать камни, какие хватало сил сдвинуть с места и ощупывать возникшую преграду, казалось, позабыв о том, что находится в этой ловушке не один. Впрочем, продлились его работы по разбору завала совсем не долго. Он быстро понял, что дело дрянь. Валуны, перегородившие единственный выход из штольни были такими большими, что их и вчетвером было не сдвинуть с места. А их-то в пещере было полтора человека. Ордалион отметил что самым слабым местом завала был правый верхний угол, почти у самого потолка туннеля. Теперь уже бывшего туннеля. Между стеной и валуном даже был зазор, правда, диаметром с большой палец. Сомнительный повод для оптимизма.
- Завершив осмотр завала, Ордалион обернулся и укоризненно посмотрел на лисицу. - Ну и зачем было упорствовать? Ты действительно хотела убить меня, даже ценой собственной жизни? Что же, если так, то могу тебя поздравить, у тебя, судя по всему, это получилось. Неужели всё из-за кучки каких-то рабов?

Рейтинг поста: 3

15 (2019-06-15 16:07:06 отредактировано Iris)

Кончики пальцев отказывались двигаться.
Ногти успели частично посинеть. Болезнь, которая сопровождала тасаури так долго, что она уже и не помнит, давно бы Ирис доконала, коль та не следила бы за своим здоровьем. Избегать холода, носить перчатки, массировать пальцы и разгонять в них кровь. Если же в чутких пальцах врача ничего не чувствовалось, то в остальном теле очень даже. Ныло, тянуло, с каждым движением обжигало и лисонька чуяла как по коже растекается тепло крови, как пачкается и так уже не чистейшая одежда. Леди Эала аккуратно, без резких движений, села. Как раз на краешке того плато, на которое её Ордалион и вытащил. Спустила ноги к воде, но пяточки еще не доставали до черных мутных волн и пара минут на то, чтобы оценить ситуацию, у неё есть.
Ситуация же не порадовала Ирис. Два магических класса остались без этой самой магии, запертые во тьме и оставленные друг другу на развлечение. Из трещины выплевывалась вода и если бы у неё был выход, то мутная и холодная вряд ли бы стала заполнять пространство так быстро. Да еще и подсветка сверху в виде кристаллов. Тасаури подняла голову и довольно долгое время всматривалась в них. И единственное, что могла бы сказать жрица на счет этих каменьев, что они - красивые. Леди в свое время занималась не изучением камней и уж тем более не знакома с трудами мудрых мужей про ману, она училась работать руками и извлекать осколки ребер из легких. Сращивать переломы, смешивать травы и лечить чуму. Как же далека была Ирис Эала от магических камней, так же и Ордалион был далек от мира рюш и духов.
- Да, звучит не очень хорошо. - Согласилась лисица, открывая ладонь от раны в ребрах и рассматривая окровавленную ладонь. Магией и не пахло, серебром света тем более. Она уже и забыла, какого это быть пациентом. Обычно же она по ту сторону баррикад. - Похоже.. похоже судьба иронична и придется вместе сгенерировать план. Ибо.. глупо как то здесь умирать. Тем боле, когда тёмный маг вытащил из воды. - Вдох. Выдох. Ирис берется за край своего длинного и неимоверно тяжелого сейчас платья. Не с первого раза, да и не со второго, ей удается разорвать подол и сверкая одним сползшим чулком до лодыжки, оторвать кусок ткани. Опасно наклоняясь и все же кое как сохраняя равновесие, жрица прополоскала ткань в воде. Да, это она сейчас заботится о том, чтобы грязь в рану не попала. Вы понимаете насколько тасаури уверена в том, что выживет? Или в том, что хотя бы сейчас ей не придется сражаться еще и с песком в раненом теле. Впрочем, сползший чулок Эала тоже стянула, как перевязочный материал подойдет. Пальцы не гнулись, над узелками пришлось долго работать.
- Леди Ирис Эала, - не поднимая головы и не отвлекаясь от столь странного бинтования. Конечно, это все временное и через пару часов уже либо будет не нужно хладному трупу, либо сохранит для лисоньки в будущем. Ткань практически сразу стала красной (светло-красной, словно в него плеснули молоко), но все же жизнь в этом хрупком теле задержит. - Я врач в ордене Цельпа. Моя задача вообще не высовываться и быть за спинами, но видит Богиня, я просто должна была.. Да, маг, да! Из-за кучки "каких-то" рабов! Это же люди, живые и дышащие, как ты или я. У них свои мысли, семьи и жизни. Как.. как вообще можно.. ай, ребро.. подобным распоряжаться? Еще. Я. Помню.. предлагала их выкупить. Всех, сразу, просто отдать деньги и всё. Для чего нужно было их вести именно в люмберам? Ох. Я искренне, совершенно честно, не понимаю. Расчистить площадку для жрицы и вытащить из воды, продать людей, убить уравнителей. Чего для? Ты становишься сильней с каждым убийством? Тебе платят больше? Просто.. просто по желанию? - Лицо Ирис опустилось в ладони. Дыхания нит на пару мгновений прервалась, после тасаури снова зашлась выхаркиванием своих легких и на этот раз, кажется, у нее почти это получилось. Губы утерла рукавом, перемазавшись окончательно.
- Ладно, ладно.. - Успокаивала себя леди. Она так же порылась в своих карманах, но более осознано и плодотворно, нежели некромант. Неловкие движения рук и метр рядом с Эалой стал разноцветным от фантиков с конфетами. Надо же, они не промокли. Взяв одну, лисица принялась медленно открывать. Не верное движение, всего одно. и мелкая конфета уплывает в воду, которая стала подбираться к свешенным ногам Ирис. С невозможным терпением тасаури взялась за следующую, непослушные пальцы снова дрожали. - Так или иначе, рано или поздно, судьба все равно найдет как нам отомстить. - Нам. Не тебе, некромант, нам. Ибо леди все равно понимает, что не все так идеально бывает в мире и действия её не всегда бывают благом. - Кристаллы можно разбить?

Рейтинг поста: 3

- Как раз этим занимаюсь, - ответил колдун, когда еще изучал завал в туннеле. На слова жрицы о том, что тёмный маг вытащил ей из воды, он только и нашел что поправить, - колдун. - Не любил Ордалион когда его называли магом, пускай он явно был им на самом деле. К счастью, тасаури не стала задавать вопроса о том, зачем он вытащил её, потому как у Ордалиона не было на то вразумительного ответа. Себя он убедил в том, что ему было нужно лишь потенциально полезное имущество жрицы, но по факту он даже сейчас не знал что было у нее в карманах. Да не очень-то и старался узнать. Причина была иной, но её трудно сформулировать понятным образом.
- Ирис... хм, тебя назвали в честь цветка Белого Ириса, да? Тебе очень идет. Предположу что ты родилась в месяце Граната, раз уж тебе дали имя со смыслом. Ордалион Вестлер, будем знакомы, -  поклонился он начавшей оказывать самой себе медицинскую помощь Ирис. Как и следовало ожидать, напоминание об обстоятельствах их первой встречи частично вернуло ту яростную фурию, что загнала Ордалиона в эту штольню. Пренебрежение, с которым колдун говорил о жертвах работорговли разозлило лисицу. - Мне, право слово, забавно слышать о ваших, леди Эала, переживания за чужие мысли и чувства. Как вы сами верно только что заметили, эти люди такие же живые как и я. И с ними, и со мной вы одинаково не знакомы. Однако ради тех людей вы готовы были рискнуть жизнью, пойдя на штурм ворот Ваэддиара, а мне, не далее как несколько минут назад, обещали все ужасы произвола властей и "заслуженную" казнь на десерт. Так по какому же, позвольте узнать принципу, вы определяете кому жить, а кому умереть?
Он отошел от завала, немного приблизившись к глыбе. Уровень воды поднялся и это было заметно, однако, не слишком высоко. Вода всё еще не доставала и по грудь. Передвигаться было тяжело из-за скользкого илистого дна, усеянного камнями и замерзающих ног. Но бездействие было гарантией смерти. Не самой приятно, кстати. Ордалион что-то искал, но это не мешало ему продолжать диалог, тоже не глядя на свою хвостатую собеседницу.
- Мне начинает казаться, что вы всю жизнь прожили в каком-то своём иллюзорном мире и теперь, оказавшись здесь, в реальности, удивлены тому, что она на тот уютный мирок не похожа. Распоряжаться чужими судьбами очень легко. Многие даже сделали это своей работой. Не верите - спросите у своего начальства. Или у властей Эстелла, они заняты тем же самым, и вы, как-то, не против, не так ли? Да, я сделал это ради денег и только, но есть еще и такое понятие как "репутация". Негоже бросать работу за которую взялся на пол пути. Это чревато тем, что новую больше никто не поручит. Вот представьте на минуту что в разгар операции вам бы выдали жалование и сказали что вы можете больше не лечить пациента. Вы бы бросили лечение или всё-таки довели его до конца? Можете не отвечать, вопрос риторический.
Речь зашла теперь о мотивации самого Ордалиона. Похоже, жрице действительно было интересно, как люди становятся такими как он. Почему делают то, что делают и могут спать после этого спокойно. Похвальное любопытство, хотя и запоздалое, по мнению колдуна. Некромант выловил из воды две крупные острые щепки размером с ладонь - обломки обрушившихся под весом камня распорок. И эта находка почему-то обрадовала его.
- А почему причина должна быть только одна? - ответил он вопросом на вопрос, подняв довольный взгляд на Ирис. - Все утверждения верны, Ирис. Всё и сразу. Платят ли мне больше? Иногда, хотя чаще я сам себе плачу. Просто беру то, что мне нужно и устраняю любого кто пытается помешать сделать это. Становлюсь ли я сильнее? Определенно. Убивая вновь и вновь, я оттачиваю навыки. Кстати как и ты с каждым новым исцеленным пациентом. И чем сильнее мой противник, чем сложнее твоя операция, тем больше прирост нашего мастерства, логично же? Ты вот сегодня определенно сделала меня сильнее, - он бросил взгляд на рану на своём плече. При свете пробивавшегося в пещеру солнца она выглядела неровной белой кляксой на фоне чёрного одеяния колдуна и запекшейся крови. - Но важнее всего именно моё желание. Я, в силу некоторых убеждений, презираю рабство, но выбрал столь неприглядный способ заработка потому, что захотел получить так необходимые мне деньги быстро. А заодно и познакомиться с тёмными эльфами в придачу. Я пощадил командира уранителей и взял его в плен только потому, что хотел сделать его смерть долгой и унизительной, как он того заслуживал. Наконец, я не дал тебе найти свою погибель на дне этой грязной лужи только потому, что я так хочу! Разве нужна другая причина? Да и так ли уж плохи мои желания, если она спасают жизнь? Хе-хе-хе.
Вот нашлась продолговатая третья щепка. Одна рука колдуна уже была занята тем, что прижимала к груди эти странные находки, переставшие помещаться в ладони. Тем временем, лиса времени даром не теряла. Порвав своё платье и сделав перевязку, она завершила дело, начатое некромантом и достала содержимое своих карманов. А затем плавно приступила к поеданию обнаружившихся там конфет. От этого зрелища Ордалион едва не расхохотался, так нелепо это смотрелось. Эта решительная, отважная и искусная в магии жрица гоняла его по плато как лиса кролика, умудрилась ранить с виду безобидным заклинанием, пережила взрыв "Тёмной сферы", поймала в клетку из собственного барьера как мотылька сачком и теперь оказалось что снаряжением этой матерой поборницы заветов Цельпа и Инари были обыкновенные конфеты?! Мир сошел с ума!! Не могло такого быть! Она должна была достать оттуда зелье маны, на случай если истощит собственные запасы, лечебное зелье, припасенное на случай если магия не будет доступна, взятые в дорогу размокшие в воде сухари, нож для самообороны, носовой платок, в конце концов! Конфеты...
- Неужели я так здорово ошибся в ней? Пффф, конфеты...
После вопроса Ирис Ордалион посмотрел на потолок, хотя ничего нового там было не найти. - Можно, но это нам не поможет. Во-первых кидать в них камни мы будем до завтрашнего утра, и не факт что разобьем все, кварц довольно прочный. А во-вторых, даже осколки кварца хранят в себе магию. Чтобы извлечь её из них, как ни парадоксально, нужна другая магия.

Рейтинг поста: 3

17 (2019-06-15 21:52:04 отредактировано Iris)

А ведь лисоньке всего и нужно было - время.
Естественно его не было, естественно вода прибывала, а силы уходили, но все равно свои пять минуток тасаури урвала. Она все таки смогла развернуть пару конфет в яркой обертке. Несмотря на совершенно синие кончики пальцев. Покатала вкусность на языке, покуда Ордалион бродил по грудь в воде. Ох, на эту мутность даже смотреть было холодно. Да постепенно разминала пальцы. Один за другим, пространственно слушая размышления некроманта о том, как и почему он делает те поступки.
- Какой ужас.. - Донеслось со стороны лисицы и та покачала бело-грязной головой. Жрица не желала пускаться в пространственные и эфемерные споры о добре и зле. Это все равно ни к чему толковому не приведет. Никто из них свою жизнь не перестроит после этого и чаша весов в мире не качнется. Ирис уверена, что той карающей дланью станет лишь Закон, которой оборвет нити жизни. Одного или второго. Тогда равновесие будет потеряно. Тогда можно будет философствовать с заделом на будущее. А пока леди разминала руки и заметно помрачнела. Вода уже добралась до её пяточек, которые были свешены с края платформы. А что уж говорит про некроманта. Хотя, с его ростом пока еще ходить через толщу воды было более менее удобно. Эале, наверное, придется там уже плавать.
- Вы ужасны, Ордалион Вестлер, - спустя все это время лисица вновь подала свой голос. Она была уже заметно более жива, чем мертва. Определенно. За время пребывания колдуна в воде, Ирис набралась сил. - И восхитительны.. мм. - Последнее, разумеется, шепотом. Услышит ли? Распознает же? А важно? Леди Эала прибывала некоторое время в своих мыслях, покуда не спеша вставала. Даже не покачиваясь, смогла встать на ноги и распушить три несчастных хвоста. Те были под юбками, всегда прятались иллюзией. Сейчас, наверное, этот комок мокрой шерсти просто походил на один огромный хвост, который очень давно не расчесывали. Определенно.
- Ладно. Ладно.. Пора от сюда выбираться. - О да. А то они как то тут засиделись, право слово. С этими словами Ирис подошла к концу каменной платформы и посмотрела вниз. Прошлась вдоль и в какой то момент напряглась. словно та же струна для арфы. Секунда.. и жрица ныряет рыбкой в холодную муть воды. Вот её смазанный белый силуэт проплывает мимо. Под водой это кажется совершенно красиво, даже сейчас. Лисица что-то ищет, белыми тонкими руками ощупывает дно. Затем на миг исчезает и появляется над водой. Ушки активно прядают, а Ирис жадно забирает воздуха, пытаясь справиться с кашлем. Выдох. Вдох. Снова исчезает под слоем воды, поднимает муть песка и пропадает уже дольше обычного. На самом деле она приглядела отблеск своего посоха. Пускай у него рукоять была деревянной, но были так же и металлические части, которые не давали ему всплыть. Помедли с этим тасаури, так и остался бы ее драгоценный спутник в приключениях на дне безымянной пещеры.
Жадный вдох уже совсем рядом с колдуном. Он слышит как сотрясается женское тело в кашле, как на подбородке остаются кровавые ручьи. Леди Эала едва может стоять на носочках и каждое движение воды заставляет ее "танцевать" и стараться сохранить положение. Не долго, ибо жрица всегда довольно трезво оценивала свои возможности. Потому на крепком мужском плече сцепились пальцы, нет, не раненом, Ирис все же не настолько любит причинять боль.
- Там.. в палец, не больше.. Видели, да? - Да конечно видел эту выемку, потому и собирает деревяшки. Потому и Эала ссыпала ему в руку новые, клиновидные. Но аккуратней, гвозди никуда не делись и можно смачно пораниться. Так же как и об заколку лисы. Вот эту, в виде веточки сирени, которая запуталась в волосах. Некромант точно угадает в ней, пускай и несколько стилизованный, но все равно мизерикордия. И судя по отметинам. уже когда-то применявшийся.               
Сейчас же Ирис передала в руки Вестлера находки, заметив что тем же самым занимается и он, да наконец отлипла от мужчины. Нашла опору в посохе, который все таки смогла обнаружить в этой темноте. Если у колдуна был план, то самое время им воспользоваться. Потому как лисонька, судя по цвету губ, далеко не вечная. Или подождать, мм? На одну проблему в жизни станет меньше.

Рейтинг поста: 3

Ответы Ирис на тирады колдуна оказались, мягко говоря, немногословными. Он ожидал жаркого спора, возмущения, возражений, воззваний к совести и морали но ни одно из его ожиданий не оправдалось. Жрица либо берегла силы, либо считала спор с некромантом бессмысленной затеей. А может ей просто нечего было ответить на это? Последнее маловероятно. В общем, Ордалион сейчас чувствовал себя глупо, словно всё это время проговорил сам с собой, а в конце диалога, на деле оказавшегося монологом, сидевшая неподалеку дама с конфетками спросила с кем он разговаривает.
Да уж, с Ирис эрудицией не блеснешь. Она даже не спросила почему он решил что она могла родиться в месяце Граната. И тогда бы он озвучил свою версию, что, мол, белый ирис символизирует нежность и чистоту, а чистоту же и любовь символизирует гранат. Он конечно мог ошибиться, но его аналитика зачастую оказывалась правильной. Правда, какое ему вообще было дело до происхождения жрицы, что собиралась отправить его на эшафот? Правильно, никакого. Но занять разум чем-то было надо. А главное, он не мог понять, какая эта леди Эала на самом деле. Суровая и бескомпромиссная поборница справедливости или же беспечная девчонка с полными карманами конфет вместо полезного снаряжения? Чем больше он общался с ней не посредством обмена атакующими заклинаниями, тем больше начинал склоняться ко второму варианту. Это прекрасно объясняло бы её бальное платье в походе через плато, в комплекте с обувью, далекой от той, которую обычно носят путешественники.
Несмотря на то, что лисица говорила шепотом, акустика пещеры никуда не делась после обвала. Ордалиону послышалось будто Ирис назвала его восхитительным. И хотя из-за шума воды он не мог с уверенностью сказать что услышал именно это, но про себя ответил: - Хех, я знаю.
Пока колдун продолжал свои поиски, конфеты, очевидно, возымели свой неожиданный эффект на леди Эалу, заметно придав ей сил и лишив остатков рассудка. - С чем были это конфеты? - спросил себя Ордалион, когда услышал за спиной звонкий всплеск, который могла создать только сама Ирис и только собственным телом. Он обернулся к "адскому островку" и его предположение подтвердилось. Жрица нырнула в ледяную воду, откуда с таким трудом он не так давно её выудил. Это выглядело как вопиющее неуважение к его труду и благородству.
- Второй раз я тебя вытаскивать не буду, - строгим и недовольным голосом заявил Ордалион, когда новоиспеченная светловолосая ундина показалась на поверхности. Она что-то искала на дне, подплывая с каждым рывком всё ближе. Затем он ощутил ей прикосновение на своём плече. Да, для нее здесь было уже глубоковато и поэтому она использовала некроманта как опору. Забавно, жрица Цельпа использует как опору избранника Юока. Звучит как глупая шутка. Хотя с другой стороны, жизнь полна глупых шуток.
- Да, видел. Отверстие слишком мало даже чтобы отводить воду, когда её уровень достигнет него. Однако по ту сторону пустота и это хороший знак. Если такая же картина по всей площади того камня, значит, он в углу один. И судя по его размерам, если убрать тот валун в сторону мы откроем достаточно широкую дыру в завале чтобы пролезть через нее. Дело остается за малым - сдвинуть его с места. Благодарю, -  он принял еще несколько обломков распорок из рук Эалы и посмотрев на нее почувствовал, как его спине стало несколько холоднее, чем было до этого момента. В волосах жрицы притаилась мизерикордия, истинно женское оружие, предназначенное для тех, кто поддался чарам и подпустил злонамеренную даму к себе ближе, чем следовало. Совсем как один некромант прямо сейчас. Эта опасная заколка была практически незаметна в мокрых волосах, и колдун увидел её лишь сейчас, слишком поздно.
- Глупо, глупо, глупо! Какой же ты слепой идиот! Она же была у тебя на руках, как ты мог не заметить у нее оружие?! Ей ничего не стоило вынырнуть позади тебя и вонзить этот стилет в шею, или в почку. Она же врач, она знает как убить человека даже таким маленьким острием! Думаешь Юок после такой смерти вернет тебя еще раз?! Держи карман шире! - кричало сознание, однако на лице Ордалиона, как и прежде, не пробежала ни одна из по-настоящему испытываемых им эмоций. Наличие у Ирис оружия вновь подняло волну страха в душе некроманта, словно сейчас по нему ползла ядовитая змея и любое резкое движение могло стоить жизни. Как хорошо что его тело уже давно дрожало от холода, поэтому девушка не сможет понять его страх через прикосновение. Ему было бы куда спокойнее, избавься она от этой "милой безделушки", но попросить о подобном он не мог. Нельзя было показать ей что он боится. В этой пещере есть лишь одно существо, которого стоит бояться и это - он. - Успокойся, Орди, сейчас не время. Она не убьет тебя пока вы в западне. Ты её единственный шанс выбраться отсюда.
- Голыми руками его не сдвинуть, я уже попробовал. Будь у меня магия, с помощью "Когтей ночи" я бы в два взмаха расчистил туннель. Но когда магии нет, я обращаюсь к другой, куда более грозной силе - науке. Всё-таки учёным я стал раньше, чем колдуном. Эти щепки - мой вариант "Б". Для варианта "А" нам нужен крупный обломок балки, рычаг. Сил двух человек не хватит чтобы осилить подъем этого валуна, однако при должной длине рычага и правильном его использовании мы сможем удвоить наши силы. А против четверых этот камень, я думаю, не выстоит. Только вот где его взять... распорки туннеля по которому мы пришли сюда погребло под завалом.
Осмотревшись, колдун заметил тёмный прямоугольник в противоположном конце зала. Недалеко от того места, куда взрывная волна отбросила Ордалиона. - Посмотрю там, - он побрел по дну в направлении темноты, успев отметить тот факт, что Ирис уже нашла и свой посох и теперь была вооружена гораздо лучше, чем её оппонент. Ну и как тут сохранять душевное равновесие?
Этот день язык не поворачивался назвать удачным, однако какая-никакая удача в нём всё-таки имела место быть. Похоже Миролика одним глазком всё же поглядывала в их сторону. Главное не говорить такое Ирис, а то еще обидится на такой оборот речи. Чернеющим прямоугольником оказался другой проход в глубины штольни, обвалившийся задолго до недавнего происшествия. Из стены торчала покрывшаяся толстым слоем земли деревянная балка одного из перекрытий туннеля. Прекрасный рычаг. Только вот оторвать её от основной конструкции оказалось не такой уж простой задачей. После нескольких безуспешных попыток сделать это просто стоя, некромант перехватил балку по-другому и уперся ногами в стену. Древесина затрещала, но всё равно не поддалась.
- Зараза...
- Кхм, леди Эала, вы когда-нибудь слышали детскую сказку о крестьянине, который вырастил у себя на наделе такую огромную репу, что оказался не в силах выдернуть её из земли? Кажется, мы с вами попали в тёмную версию этой сказки. Что-то моих сил не хватает чтобы оторвать подходящую доску от стены, - переводя на более простой язык, Ордалион хотел сказать "Ирис, мне нужна твоя помощь". Но репутация не позволяла ему сказать это прямым текстом, поэтому он зашел настолько издалека.

Рейтинг поста: 3

19 (2019-06-16 20:06:36 отредактировано Iris)

Тяжелое хриплое дыхание, которое скорее отнесешь к злачному и бывалому маньяку, нежели хрупкой леди, было аккурат подле Ордалиона.
Тасаури внимательно следила за манипуляциями колдуна, находясь поблизости, словно белый островок, среди безмятежного моря. Лишь волны, которые порождал мужчина и течение прибывающей воды, заставляли этот самый островок хоть как то шевелиться. Удерживаться на плаву лисоньке было сложно, в этом тяжелом платье и держа еще при себе посох. Но не это было интересным, интереснее то, что Ирис и впрямь от куда то напиталась сил. Пускай губы так и оставались более темного оттенка, то кончики пальцев, что ранее начинали синеть, уже вновь приобрели нормальный розово-бледный оттенок. Да, после той самой конфеты. И нет, в оной всего лишь сахар, даже начинки иной не было. Ну же, колдун, ну же! Ты достаточно сообразительный, дабы понять почему именно так и зачем вместо лекарств Ирис таскает с собой в кармане конфеты. Впрочем, лекарства остались в сумке у седла мертвой лошади, тасаури так и не подумала взять оную с собой. Не успела, все боялась, что некромант от нее уйдет. А теперь они здесь, в пещере, могут наобщаться столько, сколько их душеньке угодно.     
- Второй раз я тебя вытаскивать не буду, - строгим и недовольным голосом заявил Ордалион.
- О, не переживайте, Ордалион Вестлер,- мягким и тихим голосом прошелестела Ирис аккурат подле чудного мужского ушка. Она вновь подобралась к нему, найдя опору ладоней на плечах. Ее голос скатился до громкого шепота, который пуще ледяного прикосновения воды прошелся по загривку некроманта. Ирис прижалась к его спине уже совсем близко. Он наверняка чуял и это дыхание, которое могла себе позволить леди со своей раной. Однако, переместившись ко второму уху и .. случайно?.. коснувшись выступающего позвонка чуть ниже шеи пальцем, аккурат там, где можно просто даже воткнуть иголку. Ордалиону ли не знать! И тело отнимется, станет парализованным ниже плечей. И хуже участи для мага, вероятно, не будет. И все же к спине прижималась дева, едва не касающаяся щекой его кожи. - Более поводов не дам, право, но мне приятна ваша забота ~ 
Тасаури, после своей тихой фразы, чуть отстранилась и задумчиво пошевелила ушами. В словах колдуна, про рычаг, был резон. Довольно сомнительно, что этот валун вообще сможет сдвинуться, но пробовать все равно стоило. Ирис пару раз шумно вдохнула, прежде чем вновь скрыться под водой. Она прощупала этот камень, который они собирались сдвинуть, убрала с его пути лишние или не замеченные некромантом камни, которые могли бы помешать и вынырнув, кивнула о готовности. Более того, она первая подала пример. взявшись за несчастное дерево-рычаг. Жрица даже пробовать не стала раньше, покуда не уперлась двумя босыми пяточками в стену и со всей доступной себе силой навалилась. Да, вместе с Ордалионом. Наверняка тот видел, как зашипела лиса и как кровавое пятно расходится по платью в очередной раз, даже не смотря на повязку. Но остановилась ли она? Нет. Она стала ещё упорнее и до белизны пальцев впивалась в рычаг, который обещал им двоим свободу. Затрещало. Секунда. И с громким смачным хрустом дерево, что некогда служило балкой в сыром проходе шахты, ломается, рассыпая щедро щепку.
Ирис шлепнулась обратно в воду с головой, от чего та вновь зашипела, словно кошка брошенная в ванную и провела ладонью по лицу, смахивая прилипшие волосы.
- Мне тут подумалось, - словно продолжая прерванную беседу, обратилась к Ордалиону тасаури. - Наверное, вы еще и на стороне Лонрака воевали? Ну или нет, нет, погодите. Вы выжимаете из ситуации выгоду и совершенно все равно с какой стороны противостояния она придет. Да, так наверняка. А знаете.. знаете, я восхищалась этим эльфом. О да, более чем. Собрать такую огромную армию, держать в страхе континент, огромный магический потенциал! И настолько в пустую потрачен.. - Жрица положила руку на плечо колдуна, не раненое, конечно же, ибо если Вестлер еще худо бедно стоял, пускай и едва-едва, то жрицу с ее ростом уже здесь залило бы по самые ушки.
Внезапно послышался скрежет, гул, словно вздохнул великан и с ближайшей стены вывалилась щедрая пригоршня камней. Поднялась волна, которую Ирис встретила банально, плечом и сжатыми зубами. Шум льющейся воды стал более интенсивный. 
- Что еще у нас есть? - Решительно вопрошала Эала. Не зря же её собеседник так нежно обнимает деревянные колья. Неужели решил все таки забить кол в грудину Ирис, чтобы наверняка? А то вон, магия ее вестимо не берет.

Рейтинг поста: 3

К счастью, Ирис было догадлива, а просьба Ордалиона о помощи не слишком запутана. Вцепившись в балку вдвоём, они за несколько рывков расшатали её и, с очередным усилием отломили. А затем оба скрылись под водой. Ирис вынырнула первой и могла лицезреть оторванную от стены туннеля распорку, торчавшую из воды словно покосившаяся и потерявшая на ветру остатки парусов мачта затонувшего корабля. Это зрелище продлилось несколько секунд, после чего балка накренилась и поползла вверх. Ордалион поднялся из воды как морское чудовище, утащившее в своё время несчастный корабль вместе с его экипажем на дно, а теперь трепетно сжимавшее его обломок в качестве памятного предмета. Да, несмотря на своё погружение, он так и не отпустил балку, желая убедиться в том, что она действительно теперь принадлежит им, а не этому забытому богами руднику. Убедился. Но на поверхности его ждал очередной сюрприз от леди Эалы. Можно сказать, откровение. И при том совершенно не вязавшееся с родом деятельности этой лисицы.
- Вы ни на минуту не перестаете удивлять меня, леди Эала. Вы правда восхищаетесь Дь'Лонраком? Должен сказать, что на этот раз вы ошиблись. То что я являюсь злодеем в вашем понимании вовсе не делает меня похожим на Лонрака по факту. Я не только не воевал на его стороне, но более того, окажись я в этих краях несколькими месяцами раньше, я с высокой долей вероятности выступил бы против его армии. Почему? Да потому что я категорически не согласен с его доктриной тотального уничтожения. Этот мир полон не только ужасов, но и красоты. Красоты лесных цветов Холлентаура, красоты закатного солнца на фоне северных гор, красоты женщин вроде моей спутницы, если вы её помните, или вашей. Он желал погубить этот мир, всех его обитателей, стереть всю эту красоту в пыль. Жизнь - бескрайний океан возможностей, в то время как смерть - столь же бескрайняя пустыня, где никогда не идет дождь. Лишь мучительная жажда и безжалостно палящее солнце которым нет конца. Как тот, кому довелось познать смерть, я выбираю жизнь. А желающий погубить её во всяком проявлении - монстр даже по моим меркам. Я люблю монстров, но только не таких, - оставшаяся без подпорки стенка туннеля с запозданием, но частично обрушилась. Несколько грязных капель ила выскочили из воды, оставив пятна на лице колдуна, а одна из них и вовсе попала тому в рот, заставив прерваться. Ордалион немедленно выплюнул грязь и смахнув с лица следы обрушения заключил: - Что-то многовато обвалов за сегодня.
Он медленно направился в сторону туннеля, теперь стабилизируя себя балкой. Ирис уже не касалась босыми ножками дна, и поэтому держась за его плечо просто плыла следом, на буксире, будто Ордалион был большой черепахой. А по пути он продолжил.
- Но я не поэтому не разделяю вашего восторга деяниями этого эльфа. Поражение, которое он потерпел, было неизбежным, потому что в самом начале он допустил одну единственную, но фатальную ошибку. Выступил в открытую против всего мира и тем самым подписал свой смертный приговор. Если бы он аккуратно руководил из тени своими верными соратниками и марионетками, то смог бы добиться желаемого даже не прибегая к божественной силе. Сила, в конечном счете, всегда проигрывает хитрости. Придет время и я не допущу такую ошибку.
Они добрались до завала. Ордалион немедленно начал прилаживать новое приобретение к валуну. В отверстие обломок балки пролезать не хотел, поэтому для большего удобства колдун устанавливал рычаг в нижней части камня, проталкивая его между валуном и более мелкими камнями на манер копья.
- Беремся как можно ближе к краю и осторожно начинаем тянуть вниз, - скомандовал он. Осторожность была определяющим условиям, потому как другого рычага у них не было и поломка этого означала бы слом всех их надежд. Они навалились на рычаг, опираясь на сам завал, поскольку одному из них до дна было уже не дотянуться да и вообще вода - плохая опора. Возможно Ирис сейчас представляла как злосчастный камень поддастся, приподнимется и скатится вниз, едва не задев их ноги, но всё обойдется. Они отбросят балку в сторону и полезут туда, в темноту, на встречу свободе и полуденному солнцу. Она будет первой, потому что Ордалион конечно же уступит даме. На счёт последнего она определенно была права. Только вот по иной причине. Некроманта сейчас мучила совершенно другая мысль. Что будет, если камень поддастся? Что ждет их по ту сторону завала? Сейчас, когда друг без друга им не выжить, они на одной стороне. Но на свободе всё вернется на круги своя. Они снова будут врагами. Схватятся ли они в смертельном поединке на магии среди тёмных каменных стен? Решат ли заключить перемирие или же Ирис воспользуется своим оружием сразу после того, как камень покинет завал? Нет, во избежание последнего он пустит даму вперед. Пускай она и поборница света, но Ордалион уже видел на что способны последователи Цельпа, а потому на их благородство некроманту рассчитывать не приходилось.
Но ответ на эти вопросы не пришел. Камень лишь немного пошатался под натиском узников затопленного рудника, но даже не подумал покинуть насиженное место. Забавно, но сейчас Ордалион не смог бы наверняка сказать, огорчен ли он был этим обстоятельством или же обрадован.
- Нет, бесполезно. Мы скорее сломаем рычаг, чем сдвинем его с места. Придется перейти к запасному плану, - он отложил балку в сторону и взялся за щепки, плававшие возле него. Подставив под валун одну из них, Ордалион взял камень и принялся вбивать импровизированный клин в преграду, не пускавшую их наружу. - Раз наших сил не хватает, то обратимся за помощь к воде, что так желает нашей смерти. Она нам поможет убрать этот валун. План "Б" намного хуже основного. Велика вероятность что мы умрём раньше, чем он будет осуществим или в процессе осуществления. Но и шансы на успех вырастут пропорционально. Я вобью эти деревянные клинья с разных сторон от камня. Он промокли и через час-другой разбухнут, приподняв камень. Затем, когда вода достигнет этого места, она тоже начнет воздействовать на него, пытаясь вытолкнуть из себя. Мы сохраним рычаг относительно сухим и он пройдет глубже в щель, созданную клиньями. У нас есть некоторый успех - мы смогли пошевелить валун. Когда вода окажется на нашей стороне, вместе с нею у нас хватит сил. Мы обратим враждебную нам силу против нее самой.
Взяв в руки вторую щепку и начав вбивать её сбоку от камня, он повернулся к Ирис. - Я сам управлюсь с этим, а вам, леди Эала, лучше  вернуться на сушу, пока она у нас еще есть. И подумать над тем как согреться. Ваши синие губы - дурной знак, а без вас мне отсюда не выбраться. Нужно отсрочить наше переохлаждение насколько возможно. Я и так провел в мире мёртвых долгих пять лет и совершенно не горю желанием туда вернуться.
Закончив приготовления так быстро, как это было возможно, колдун побрел к островку с балкой на перевес. Ноги уже практически онемели, как и пальцы рук. Он взобрался на холодный камень и с облегчением вздохнул.
- Ну вот, самое лёгкое позади. Теперь нам остается только ждать, - он снял мокрую тряпку, являвшуюся его плащом и принялся выжимать из нее воду.

Рейтинг поста: 3

21 (2019-06-18 20:48:11 отредактировано Iris)

- О, уважаемый мною, погодите, погодите. Я воду выплюну и мы с вами обязательно пофилософствуем. -
Именно так тасаури встретила поток мыслей Ордалиона и, наверное даже неожиданно для себя, зацепилась за него интересом. С кем как не с идейным врагом можно честно обменяться мыслями на жизнь, взглядами на красавчика Лонрака, да открыто философствовать? Непременно только с некромантом, с коим застряли в пещере с надвигающейся угрозой утонуть или задохнуться. Ну третий вариант - погибнуть под завалами - мы даже не рассматриваем. Это должно просто несказанно "повести", дабы овалы попали на чудную белую головушку.
А пока что колдун и жрица едва ли не царапали камень ногтями, вместе с этой чертовой балкой-рычагом. Женские пальцы белели, когда вцеплялись в древесину. Каждый рывок, каждое действие приносило лисице боль, но сцепив сильнее зубы - наваливалась на рычаг, шипела и выдавала новую порцию энергии. Воистину, бесполезно. Ирис только делала хуже себе, а эта каменюга и не думала даже убираться с их пути. Не скажи Ордалион это вслух, то лиса продолжила бы и дальше пытать несчастный камень. Но фыркнув от налипших на лицо волос, отстранилась. Немного покачалась на волнах, да воистину вернулась на маленький клочок еще пока не затонувшего камня.
Добраться до него - это не страшно. другое дело залезть. Вот где-то в этом процессе Ирис и заговорила снова.
- Нет-нет, кажется выразилась не так. Методы.. ыых.. ледяного эльфа воистину ужасны. Но.. ох, Богиня, не оставь меня сейчас.. но такое могущество. Смертная оболочка, сердце Бога. Грандиозные планы. Руководство армией и выбор союзников. Чего стоила та прорицательница. А ледяной Великан? Опутал сетью всю Долину, поднял против себя все народы. Да, Ордалион, я восхищаюсь.. вернее восхищалась Дь"Лонраком. - Все это время лисица скребла ноготками по камню. пытаясь выбраться из воды, подтягивала свое тело и с болезненным скулежом все таки смогла. Залезла. Перевернулась на спину и не спешила вставать. Видят все духи, как же маленькой замерзшей лисоньке здесь трудно. - Но.. вот что. С вами согласна, как не удивительно, что настрой он шпионскую сеть лучше или не выходить из тени официально, но участь мира, вероятно, была бы не такая радужная. Жалею, что так и не смогла встретиться с ним лично. Вероятно.. быть может, я смогла бы его.. да нет, он же божество.. Ммм. - Эала закрыла ладонью лицо, а ее голос из-за этого звучал глухо и скомкано. На что она тогда рассчитывала? Уговорить его сдаться? Уговорить не уничтожать мир, дать ему шанс? О, как леди Эала хотела хотя бы минуты его внимания прежде, чем он все таки воплотился в Бога.
- Мне бы хотелось узнать, что он видел по ту сторону врат. Что именно заставило Бога Солнца сойти с ума. - Шелест мокрого платья, лиса нашла в себе силы сесть. - Ммм. Как же холодно. Не думала, что .. что колдуны так легко переносят холод и ценят мир в своем многообразии. Откуда вы, Ордалион? Что вообще заставило стать.. таким? - Ирис не стала продолжать и говорить каким именно "таким". Это было бы слишком долго перечислять и слишком много разнообразных синонимов. Но все равно, даже в таком состоянии как сейчас, женская натура подметила слова об смерти. Не стала трогать этот момент, может позже? А пока Ирис так же выжимала ткань платья, выжимала волосы и закалывала их странной заколкой с веточкой сирени. Да и хвосты требовали внимания. Иллюзия, которая из трех хвостов делала один, но большой, уже давно развеялась, но Эала не переживала. Этот комок шерсти вряд ли можно опознать как хвосты тасаури.
- А вот греться. Ехе. Огнем, магией или друг другом, о Вестлер-колдун. Огонь я развести не смогу, магией вдохнуть жизнь тоже. Так что. - Бледное лицо леди поднялось к некроманту и в золоте взгляда плясали шальные искры. Отчаянные даже. На границе этих двух значений. Синие губы с редкими крапинками прежнего блеска, даже однобоко растянулись в улыбке, а руки Ирис открылись, словно желали обнять не только своего врага, но и весь мир.

Рейтинг поста: 3

22 (2019-06-19 00:02:46 отредактировано Ordalion Westler)

Что ни говори, а леди Эалы, бескомпромиссной жрицы из Ордена Цельпа сейчас не было дома. То ли холод, то ли близость ужасной смерти заставили её уйти, но сейчас там, на камне в центре затапливаемого подземным озером рудника лежала Ирис. Просто Ирис. Маленькая наивная девочка, которая несмотря на свой возраст и жизненный опыт, прочитанные в ней ранее колдуном, любила сладости, слушала сказки и верила в чудеса. Верила что мир лучше, чем кажется, сколько бы тот не убеждал её в обратном. Последняя её фраза была настолько пропитана наивностью, что Ордалиону только и оставалось что покачать головой. Мол, ты безнадежна, лисичка.
- Смогла что? - поинтересовался некромант, приближаясь к островку. - Убедить? Показать ему что этот мир не безнадежен? Хах, этот разговор закончился бы так и не начавшись. И откуда в тебе такая наивность, Ирис? Неужели ты правда думаешь, что любой спор, любую проблему можно решить словами? Думаешь, что миром правит любовь? Я открою тебе страшную правду: это не так. Миром правит ложь. Твой орден борется не за добро и справедливость, а за интересы Эстелла и не более того. Ваши идеалы - ложь, что скрывает эту неприятную истину. Боги не любят нас, как принято считать. Это тоже ложь. Мы для них всего лишь игрушки, забава, скрашивающая вечность их бытия. Лучший мир - наглая ложь. Именно о нём Разоэнру, я уверен, солгал Дь'Лонраку. Не для того этот эльф создавал столь сложную систему, чтобы банально всё уничтожить. Это глупо, а он не был глупцом. Он был идеалистом. Как ты. Лонрак был последним лидером своего народа, пришедшего в упадок, и хотел нового, справедливого мира для него. Но он поверил в ложь падшего бога и подвел их всех. Он не послушал бы тебя не потому что стал богом, а потому что стал безумцем. Видение идеального мира сделало его безумцем, а безумцы никогда не слушают других. Но я не стал бы винить Разоэнру в этом. Он был богом, знал правду и быть может поэтому воспылал ненавистью ко лжи. А его ложь Лонраку должна была стать последней для этого мира.
Выжав воду из своего плаща, от чего тот превратился в мятую чёрную тряпицу, Ордалион сложил одежду вдвое и расстелил на камне. На этом примитивном лежаке сидеть была куда комфортнее, если слово "комфорт" вообще было уместно в данной ситуации. Затем он приступил к выливанию воды из сапог. Уже во второй раз за это краткое пребывание в руднике.
- Нет, Ирис, мир не так хорош, как ты думаешь. Не всё в нём решает доброта. Не все в нём заслуживают спасения. И прощения.
- Например, я, - мысленно добавил Ордалион.
Вопросы лисицы о самом некроманте прозвучали весьма забавно в свете рассуждений о том, что увидел бог солнца по ту сторону Врат. Ведь Ордалион и сам пришел оттуда, однако ничего такого, что смогло бы впечатлить даже его, не то что бога, он там не видел. К счастью, своё видение причин безумия Разоэнру он уже озвучил, поэтому мог спокойно перейти к рассказу о себе любимом.
- Буду честен с вами, леди Эала, я не обладаю какой-то особой стойкостью к холоду. Я замёрз едва ли меньше вашего, разница лишь в том, что я это скрываю. Еще одна маленькая ложь, хе-хе. И да, я ценю многообразие этого мира как и вы, полагаю. Я побывал во многих местах. Последнее из них вы называете Досуул Нан... - он хитро улыбнулся, сделав театральную паузу, а затем продолжил. - Да, я пришел из-за Врат. И уверяю вас, там расположен просто еще один мир, чем-то похожий на этот, а чем-то отличный от него. Но как бы то ни было, там нет ничего такого, что свело бы с ума бога. Долина Врат безумнее, как по мне. А что же до меня... - он снова потянул с ответом, наигранно задумавшись, хотя что сказать знал с самого начала. не впервой было ему слышать этот вопрос и честно отвечать на него. - Меня сделала таким жажда знаний. Я был молодым и амбициозным ученым, желавшим изменить мир к лучшему, познать Истину. Но годы шли, а вместо ответов я находил лишь новые вопросы. И тогда я понял, что возможности одной лишь науки сильно ограничены, а потому обратился к магии. К тёмной магии. Меня предупреждали о том, сколь высока будет плата за знания, но тогда я не внял этим предостережениям. Жалею ли я о том? Когда-то жалел, но теперь это в прошлом. Тот юный идеалист желавший сделать мир лучше давно умер, во всех смыслах. Умер, чтобы возродиться мною, - да уж, не часто колдуну приходилось говорить так много правды кому-то. А уж о том чтобы этим кем-то был, по сути, его враг, и речи быть не могло. Похоже, присутствие смерти в двух шагах дает свои плоды. Ирис же не теряла времени даром. Пока Ордалион обрушивал на нее новый поток философских речей, не находивших столь же многословного отклика у тасаури, та успела частично высохнуть (в смысле выжать воду из платья) и даже прихорошиться. Пускай последнее и казалось Ордалиону пустой тратой времени в свете ситуации в которой они оказались. Но что поделать, женщина всегда остается женщиной.
Способ согреться, предложенный жрицей, нисколько не смутил некроманта. Если подумать, а какие еще варианты были им доступны? Совершенно никаких. Но кое-что всё-таки заставляло колдуна замешкаться. Взгляд лисицы. В нём не было ни усталости, ни строгости, ни, тем более, безразличия, на которое, как показалось Ордалиону, Ирис вообще была не способна. Он был игривым. Да, именно так. В золотом глазу этой светловолосой барышни плясали бесята, весело высекая маленькими копытцами искры. Ордалион ожидал какого угодно взгляда, но не этого. И непонимание того что творилось в ушастой голове его соседки по несчастью настораживало. Однако, отказаться сейчас было бы глупо. Согреться было нужно не только Ирис.
- Что же ты задумала, хитрая лиса Эала?
Он подался вперед, на встречу объятиям жрицы. Их руки сомкнулись почти одновременно. Мокрая рубашка Ордалиона прижалась к такому же мокрому платью Ирис. От этого стало еще немного холоднее, но где-то в глубинах этого ощущения угадывалось зарождающееся тепло. А затем колдун немного приподнял лисицу и подтянул ближе к себе. Неразумно было использовать постеленную на камне ткань только наполовину.

Рейтинг поста: 2

23

Хитрая лиса Эала молчала, кажется, целую вечность.
Уже можно было подумать, что ледяная вода все таки добралась до самых ее тонких косточек, завладела горячим сердцем, проникла холодными иголками в вены и эта хрупкая стройная женщина уже больше не ответит на зов. Что все, колдун, ты остался здесь один и лишь твое затухающее дыхание будет последним, что услышат эти стены прежде, чем вода окончательно заполнит помещение. Так проходили минуты. Тянулись, непостижимо долго и мучительно растянуто. Но нет, тасаури не отдаст свою душу так.. глупо. Нет, она может погибнуть от руки грабителя в подворотне, под копытами боевого коня, от взрыва в лаборатории.. но не от холода. Не сейчас. Столько всего нужно было сделать в этой жизни, стольких спасти, столько построить и преодолеть.
Лису перестал мучить лютый озноб, крупная дрожь утихала и переходила в мелкие мурашки. Конечно, до полноценного оттаивания было далеко, но все таки искорка тепла начала разгораться. Та самая, что возникла между двумя живыми телами и позволяла прочувствовать, что они все еще живы, что еще не упала последняя песчинка в часах жизни. Округлые мягкие плечи леди поднялись и опустились, словно она тяжко вздохнула. Это была реакция на слова некроманта. Как же не хотелось спорить, как же хотелось рассказать заветное. Кажется, они оба открывали свои души под гнетом этих мрачных сырых стен.
- Наивность.. - повторил тихий женский голос. Едва дрогнувшие губы в сим слове касались кожи на шее Ордалиона. Тасаури была столь близка, столь яростно вцеплялась в мужчину, что могло показаться, будто она стремилась выкачать все силы и зарождающееся тепло в организме человека. - Как лихо вы бросаетесь с выводами.. Шш.. нет, не уговорить. И какая любовь правит миром? Вестимо вы совсем замерзли. - Так и не стала рассказывать что именно желала лисица от того эльфа. Вслух, разумеется, не сказала. Но какие у нее были грандиозные планы. Какая тонкая стратегия! И вся она, сложенная как карточный домик, уровень за уровнем, рассыпалась при осаде Эстелла. При победе героев у Врат. Нет, Ирис не жалеет аватара бога, но жалеет возможность, что ускользнула. Жалеет знания и силы, что потонули вместе с тем телом. И та корона, что собирал ледяной эльф. Ооо! Достанься она в руки тасаури и над Долиной взошло бы новое солнце. Ослепительно прекрасное, обжигающе справедливое и ревностно строгое.

           

Но сейчас они просто замерзшие узники холодного камня. Жрица, сворачиваясь в клубок, подбирая все три своих мокрых, сваленных в один большой ком, хвоста, льнула к мужчине. Забиралась пальцами к ребрам, особенно усердно грея их и словно стараясь забрать себе как можно больше драгоценного тепла. Тянула на себя этот угол одеяла, столь жадно и настырно, что даже сама не замечала, что отдает ровно столько же. Что, чем ближе она прижимается к некроманту, тем сильнее разгорается огонек тепла. Что уткнувшись холодным кончиком носика в шею, аккурат чуть ниже уха, то уже скоро по коже пробегутся толики тепла не только поглощаемые, но и с такой же отдачей. Ирис Эала сворачивалась клубком, заползая едва ли не на колени к колдуну и выгонять ее придется от туда с боем. И видят боги, что некий повелитель тьмы и мертвых тел, был едва ли не единственным мужчиной на коленях которого побывала леди Эала. Иронично, правда?
- Расскажите мне, Ордалион.. как там? По ту.. сторону. - По ту сторону чего? Кажется всего. По ту сторону вуали смерти, по ту сторону Врат, по ту сторону закона и богов. Что там такого, что некоторые добровольно ступают на сей путь? Что там так манит? - Нельзя спать.. Не засыпайте. - Шевельнулась белёсая чудная головка с большими лисьими ушами, толкнув Вестлера в плечо и тем самым раскачав их обоих. Лиса уж и забыла, что грудина ее проткнута магией и что вот сейчас. шевельнувшись, вновь наступит боль. Она не стала делать исключение и завладела телом леди на долгий приступ кашля с кровавой слюной, в котором содрогалась жрица, мучимая и терзаемая. Судорогой боль прошлась по телу, заставив сжаться еще сильней и на некоторое время затихнуть, не дыша и с трудом, невероятным усилием воли, возвращая себе сознание из черного небытия.
В этот же момент противно скрипнул камень. Что-то ухнуло с грохотом, скрежетом, перекатом. Ирис инстинктивно приподняла голову и повернула лицо в ту сторону. Ток воды изменился. Да, определенно что-то случилось с этой проклятой ледяной водой, что все больше кольцом обхватывала каменный выступ с двумя существами. Встрепенулись звериные уши в тревоге.
Нечто сработало?

Рейтинг поста: 1

Ирис безмолвно приняла это приглашение, приблизившись. А затем наступила тишина, нарушаемая лишь мерным рокотом льющейся воды, становившимся всё более глухим. Двое застыли в объятьях друг друга, переплелись словно ветви деревьев, ютящихся на клочке земли среди бескрайнего океана. Они оба молчали. Казалось, этому молчанию уже не будет конца, узники безжалостной судьбы приняли свою участь и теперь тихонько доживали свой последний час, вспоминая прошедшую жизнь. Но так это выглядело лишь со стороны. Со стороны, откуда некому было увидеть это зрелище. На самом же деле, они как и прежде были полны решимости выжить, выбраться из этой водяной тюрьмы и теперь копили силы для осуществления своего побега от смерти.
Сырость уже перестала доставлять дискомфорт. На смену ей пришло тепло. Лисица всё теснее и теснее прижималась к некроманту, ища в его объятиях спасение от холода. Как это забавно, искать спасенье от смерти у того, кто ей служит. Впрочем, к некромантам частенько обращаются за подобным, правда, в несколько ином формате. Пусть леди Эала и хранила молчание, но сейчас она была живее чем когда-либо. Её движения выдавали эту жажду жить. Она прижималась так сильно, будто бы хотела слиться с колдуном воедино, тем самым разделив его тепло на двоих. И он не был против поделиться этим теплом. Невозможно поверить что еще совсем недавно они сражались, стремясь убить друг друга. Теперь же от их былой вражды не осталось и следа, они стремились сохранить жизни друг друга. Но только здесь и сейчас. Прошлое никогда не проходит бесследно и даже на волосок от смерти они оставались собой. Но кто знает, навсегда ли?
- Не сильнее вас, леди Эала, - усмехнулся колдун. - Я бы замёрз, считай так взаправду. Однако если не уговорить, то что же тогда?  Что по-вашему вообще смертные могут предложить богу, дабы тот отказался от своих замыслов?
Лисица уже не сидела возле него, нет. Она буквально села на колени к Ордалиону, вжимая того в холодный твёрдый камень и избегая аналогичного неприятного соседства для себя любимой. Дрожь понемногу уходила и это было их маленькой победой. Колдун обнимал тоже всё крепче, чем крепче прижималась к нему она. Как там говорится? Держи друзей близко, а врагов еще ближе? Сейчас они в полной мере следовали этой поговорке. Глядя через плечо Ирис, Ордалион, при пробивавшемся сквозь дыры в потолке дневном свете, заметил что хвост у лисы был на самом деле не один. Три промокших и слипшихся вместе хвоста легли на его ногу. Хотя это едва ли было откровением для него. Для тасаури подобное - обычное дело, тем более что Ирис определенно не была совсем юной, это выдавал её боевой опыт. Лисица задала несколько неожиданный вопрос. Вернее, вполне логичный в их нынешнем положении, однако явно намекавший на то, что вера в спасение шла на убыль.
- Там плохо, - с печалью в голосе ответил Ордалион. - Не знаю каким тот мир должен быть для других, но мне он определенно не понравился. Кто-то считает что там ясное небо и бескрайние зеленые поля, залитые солнечным светом. Другие полагают, что загробный мир - царство бушующего огня, рек из серы и нескончаемых страданий. Но то что увидел я оказалось хуже всяких ожиданий, - он сделал паузу, отчасти, чтобы собраться с мыслями, но в большей степени чтобы подразнить Ирис и нагнать интригу. - Там ничего нет, Ирис. Бесконечная пустота, где тебе предстоит до скончания времен блуждать в полном одиночестве, смотреть на то, как мир живет и меняется без тебя и сожалеть о том, что ты уже никогда не сделаешь. Для деятельной личности вроде меня нельзя и представить худшую участь. В этом аду нет ни демонов, ни огня. Всё это ты приносишь туда с собой. Хотя, может таким этот мир является только для меня. Всё-таки за пять бесконечных лет что я провел там, мне так и не довелось встретить еще хоть кого-нибудь. Ни единой души. После такого, вновь обретенная жизнь становится яркой как детские сон. И больше я не хочу просыпаться. Да, именно так. Сон отныне это то, что происходит здесь, так что не волнуйся, я не проснусь, - улыбнулся он.
Послышался грохот обвалившегося камня и уже порядком приглушенный рокот воды зазвучал новыми нотами. Тасаури встрепенулась, в то время как некромант никак не отреагировал на произошедшее в руднике изменение. - Оу, похоже, дыра через которую к нам в гости заглянуло подземное озеро, стала больше. Это означает что затапливать нас теперь будет быстрее. Хорошо. Время против нас и его только что стало меньше.
Его радость была смешанной. С одной стороны им действительно наконец-то начало везти. Чем быстрее вода поднимется над завалом, тем меньше они успеют замерзнуть и больше сил сохранят для штурма своей темницы. С другой же стороны, неумолимо приближался момент, когда придется уйти под воду с головой. И если для Ирис он наступит лишь у самого завала, то для Ордалиона - намного раньше. И неизвестно, хватит ли ему воздуха чтобы разрушить завал с помощью рычага.

Рейтинг поста: 1

25 (Вчера 21:04:06 отредактировано Iris)

Какой же хороший вопрос.
Что может предложить смертное существо божеству? Ну не золото же и не силу, все это по щелчку пальцев вполне способен создать. Но именно на этот вопрос Ордалиона леди Эала и не желала отвечать. У нее было что предложить Дь"Лонраку. Но, увы ей, встреча так и не произошла. Слова так и остались не сказанными.
- Как жаль.. - Выдохнула Ирис спустя весьма продолжительное время. Вокруг уже перекатывалась вода, беря штурмом их маленький островок спокойствия. Тасаури съежилась сильнее. - Мне думалось, что после смерти я стану нотой в музыке мира. Голосом в великом хоре. А там лишь пустота.. Быть может, - лисица подобралась и поменяла теплый бочок, завернувшись на коленях мужчины другой стороной тела. которую собственно тоже требовалось согреть. С удовольствием прижалась, зажмурившись от нахлынувшего тепла. - .. быть может это только для колдунов такое. Не хотелось бы проверять.
Еще некоторое время они помолчали. Черные волны уже облизывали плато, с каждой новой волной поднимаясь все выше и выше. Эала подняла голову и попыталась рассчитать время, которое у них есть до того, как вода заполнил вообще все пространство. Выходило что не очень то и много. Может еще час. Может и того меньше. И вот настал тот момент, когда вода достигла лисей пяточки. Тасаури съежилась, подобралась и отстрочила еще одно ледяное прикосновение на долгую минуту. Ордалиону при этом приходилось выдерживать весь лисий вес, да к тому же всё это не спокойно ворочанье.
И все же пора заканчивать.
Как теплые объятия друг друга, так и пребывание в плену холодного камня. Лисица отстранила руки некроманта. Мягко и аккуратно, словно желала сохранить хоть еще капельку этого желанного сейчас тепла. Ей очень хотелось спать. Завернуться со все хвосты и спать. Но увы, реальность была другой. Черное и алчное море заливало островок и Ирис все же пришлось встать. Размять руки и в частности пальцы, которые успели немного согреться и даже гнулись. Загребая воду ногами, которая была уже чуть ниже колена, жрица дошла до края этой каменной платформы и всмотрелась в сторону камня. Его уже давно не было видно под волною и это беспокоило лису. Придется снова нырять, снова испытывать свои раненные легкие в жестокой схватке за жизнь. А время.. время всегда играть против людей.
- Вот что. Пора сейчас. Ибо если подождем еще, то придется нырять, а этого мой организм уже не выдержит. И.. либо сейчас, либо остаемся. - Леди подняла посох. В бледных лучах, что сыпались мелкой крупой с высоты потолка и рассеянные кристаллами, лицо тасаури выглядело иначе. Жесткое, сосредоточенное. Кажется она о чем то думала, рассчитывала и применяла правильные упражнения для дыхания, которые насыщают кровь кислородом. Очертились скулы. А вертикальный зрачок строго посмотрел на некроманта. Да, эта женщина будет бороться за свою жизнь до последнего вздоха. После чего. не став ждать пока вода подберется до колен, Ирис занырнула в плещущееся волны.
Ее белый силуэт был прекрасно виден. Пускай и слегка мутно, но белая точка проплыла пару метров в сторону камня и тех клиньев, что оставили размокать, да разъедать породу. После раздался жадный хриплый вдох. появились над водой белые помятые ушки лисицы. А она, снова надышавшись, занырнула в воду. Леди пошарила руками по камню, убедилась в опоре и расставленных клиньях. Даже мысленно похвалила Вестлера за правильную расстановку. Снова показалась на поверхности.
- Давайте, Ордалион. - Вестимо это был призыв к действию, раз тасаури уже нашла нужный рычаг и устроилась более менее удобной позе для приложения силы. Она уперлась ногами исключительно в стенку, а плечом готова навалиться на несчастную деревяшку. Подождав, пока мужчина преодолеет расстояние от плато до этого завали, Ирис убедилась в том, что тот взялся и так же готов. Отсчета не требовалось, вся оставшаяся сила в лисе взбунтовалась и не смотря на расплывающуюся картинку действительности, Эала буквально продрала себе путь к жизни.
Мгновение. Другое. Камень качнулся. Заскрежетало. Вода с яростью устремилась на выход. Еще секунда и бушующий поток воды с яростью подхватил два тела и устремил в узкий проход, не давая ни мгновения. Ни зачерпнуть воздуха, ни остановиться, продолжая увлекать и лишь смеясь над попытками за что-нибудь зацепиться. Некроманта прикладывало о каждый выступ, жрицу колотило об шершавую поверхность камня. Калейдоскоп искр от ударов сменяла полнейшая темнота. Ужасающий холод.
И, казалось, не было конца этому ужасно длинному коридору шахты.

Рейтинг поста: 1