Их милую, хотя уже привычно не равноценную по количеству сказанных слов беседу о вечном прервала вода, холодные прозрачные пальцы которой ухватились за край островка и начали медленно но верно двигаться в направлении узников рудника. Приближалась заключительная, самая страшная часть их пребывания здесь. Для Ордалиона уж точно. Менее чем через час ему предстояло шагнуть в объятия своего страха чтобы, быть может, никогда уже не вернуться из них. Конечно, шансы на спасение были, причём лучшие чем во многих иных переделках, в которых доводилось оказываться неугомонному колдуну. Но там не было воды. Как бы глупо это не звучало. И ему было страшно, но он не мог показать свой страх Ирис. Впрочем, как и никому другому. Никогда.
Вопреки своей усталости, лисица в значительной мере ускорила развязку их странной, пугающей истории. Стоило завалу скрыться под водой, как Ирис поднялась с насиженного места, коим были колени Ордалиона и принялась разминаться перед решающей битвой за их жизни. Хоть колдун и вздохнул с облегчением когда эта ноша была снята с него, всё-таки он предпочел бы подержать на руках тасаури еще, вместо того чтобы маршировать по дну ледяного подземного озера с огромной палкой в руках. Но Ирис была права. Ордалион собирался дождаться момента, когда вода захлестнет их по пояс, чтобы давление на завал было как можно выше, однако при этом он едва ли мог в полной мере учесть фактор состояния леди Эалы. Она была ранена да и явно куда меньше приспособлена к противостоянию со стихией в лице холода. Скорее всего она понимала что долго в воде не протянет, и поэтому перешла к решительным действиям.
- Проклятие, теперь у меня нет выбора. Ну ладно, я сделаю это! В конце концов, мне не впервой убивать свой страх! - он снял с плеча свой скомканный плащ, убранный туда после того как вода добралась до их уютного местечка и обмотал им шею, а затем голову, тем самым соорудив причудливый головной убор, скрывающий всё кроме глаз. Это было мерой предосторожности. В случае успеха, поток воды немедленно выбросит их в узкий проход между камнями и лучше бы защитить чем-нибудь голову, во избежание еще более нелепой гибели, чем грозила им на текущий момент. Он планировал порекомендовать аналогичное и Ирис, но слишком резкий переход лисицы в активное состояние не дал сделать этого. Что же, если до сих пор её ни чем не удалось убить, то пожалуй и в этот раз она уцелеет. Позаботившись о защите, Ордалион поднял дрейфующий возле него не воде рычаг.
- Иду, сейчас этому булыжнику не поздоровится. Как доберемся до завала - скорректируй меня, - он запустил руку по локоть в воду и пошарив немного, извлек из-под тёмной глади булыжник. Затем, некромант взял в руки рычаг и положил на его середину свою находку. Придерживая булыжник, он набрал в лёгкие воздуха и взяв небольшой разгон прыгнул в воду. Вновь холод обнял его, отнимая последние следы прикосновений Ирис. Расчёт оказался верным и благодаря весу камня распорка не потянула Ордалиона к поверхности, а осталась в его руках. Широкими, насколько позволяло сопротивление воды, шагами, он направился к выходу. Его падение вновь подняло ил и теперь впереди ничего не было видно. Оставалось идти по памяти. Некроманта трясло. Не от холода, тому еще рано было добиться подобного эффекта, от страха. Но теперь никто не мог этого увидеть, поэтому Ордалион мог впервые с момента появления в этом руднике не стесняться своих чувств. Как приятно всё-таки снова быть собой, настоящим.
Несколько пузырьков воздуха покинули рот, улетев в высь. Колдун почувствовал что чьи-то руки ухватились за доску и направили её. Рычаг уперся в преграду и после небольшого усилия углубился в нее. - Туда взвесь ила еще не доплыла, Ирис видит место куда надо навалиться. По крайней мере, я надеюсь на это. Ну конечно, разве может быть иначе? Не для того Юок вернул меня из пустоты, чтобы я утонул посреди богом забытой пещеры.
Он встал в удобную стойку, похожую на боевую стойку с копьем. Еще несколько пузырьков ушли к поверхности. Импровизированный шлем начал понемногу разбалтываться из-за колебаний потревоженной воды. Ордалион почувствовал что задыхается. Но он не думал сейчас об этом, не думал о том, как бы взять передышку, подпрыгнуть вверх и глотнуть воздуха. Его мысли были о другом. Точнее, о другой.
- Ри, я подвел тебя в тот раз. Ты была права, но я не слушал. Не представляю каково тебе было, когда меня не стало. Я знаю как ты относишься ко мне, хоть и делаю вид что это не так. Просить прощения нет больше смысла, прошлое не вернуть. Нашу прошлую жизнь погубила моя глупость и самоуверенность и сейчас я в одном шаге от повторения случившегося. Но я не умру сегодня, нет! Больше я не подведу тебя! Ты и так пролила слишком много слёз и я просто не вправе потребовать еще, - он сдвинул камень на край рычага и навалившись со всей силы закричал. Остатки воздуха покинули его лёгкие, в и без того ничего не видящих в мутной воде глазах начало темнеть, но натиска он не ослабил. И вот, на границе сознания он почувствовал, как холодный и жестокий мир вокруг пришел в движение.
Клинья выскочили из-под камня при первом же усилии и всплыли. Встревоженная грязь словно чернильное пятно кальмара ударила в лица штурмующих завал. Но все попытки этой холодной каменной тюрьмы удержать своих пленников были тщетны. Вода, как и сказал некромант, помогла им. Она подхватила приподнятый валун и покачав его пару секунд вытолкнула наружу. Содержимое рудника тотчас хлынуло через открытую брешь. Ордалион отпустил доску, дав ей право первой выбраться отсюда, а затем в дыру потянуло и его. Ирис впереди уже не было.
Шлем оказался весьма неплохим решением. Удары выступов скал обрушились на Ордалиона со всех сторон, два из них - на голову. Хотя длилось это избиение не больше трех секунд, время в тот момент ощущалось совсем по-иному. Один из ударов открыл еще свежую рану на плече, но боль была слабой. Тому способствовали холод и уже почти бессознательное состояние мужчины. Он не несся в потоке мутной воды через скальный проход, нет. Он парил среди темноты и пронизывающего холода. Неведомая судьба несла его вперед, туда, где сквозь маленькую щель в его изодранном шлеме, сделанном из плаща, виднелся свет. Его бросило вниз. Поток стал ослабевать, растекаясь по полу. Когда Ордалион пришел в себя и выплюнул воду, уже начавшую проникать в голову, причиняя режущую боль, вокруг было светло. Он лежал на границе света и тьмы, пройденной им, казалось, в прошлой жизни, закончившейся там, в каменной утробе пещеры. Рядом лежала Ирис. Она не двигалась, а на её мокром платье проступало свежее алое пятно. Видимо, встряска открыла её рану, да и полет через камни не пошел на пользу хрупкой девушке. Некромант приподнялся и подполз к ней. Грудь лисицы медленно поднялась и опустилась. Она дышала.
- Живая, - подумал про себя Ордалион со странным облегчением. - Хах, мы смогли. Мы выбрались! Я всё правильно рассчитал, как всегда. Пещера позади, а светлая жрица, что хотела меня убить беззащитна и в моих руках. Еще одна маленькая победа, - он призвал заклинание "Клинок Тьмы" и тот незамедлительно возник в его руке. Ордалион встал на ноги, нависнув над светлой жрицей. - Моя магия вернулась, превосходно. А затем заклинание исчезло, так и не пущенное в ход. Он осмотрелся по сторонам и увидел что вокруг валялись мелкие камушки, вынесенные сюда водой. Среди них были и обломки кристаллов горного хрусталя. Некоторые из них были белыми и прозрачными только на половину, другая же их половина почернела и стала мутной - след воздействия тёмной магии, впитавшейся в минерал. Эти причудливые кристаллы были застывшими свидетелями столкновения двух противоположностей, увековечившими увиденное в себе. Ордалион подобрал два кристалла. Один из них он положил в карман, другой же... вложил в руку Ирис и зажал ту в кулак.
- Небольшой сувенир на память, лисичка-сестричка, - произнес он вслух, хотя вряд ли жрица его слышала. - Рад бы еще поболтать, но мне пора. Твои друзья где-то неподалеку. Увидимся, - он создал возле тасаури столп тёмной энергии, поднявшийся высоко в воздух. Это был своего рода маяк, который наверняка увидят рыщущие в лабиринте скальных проходов цельпиты и вскоре найдут свою напарницу. Сам же колдун поспешил скрыться.
Он выбрался на равнину, покачиваясь и оставляя за собой мокрый след. Врагов нигде не было видно, он он прекрасно понимал что без своей жрицы они никуда не уйдут. Цельпиты своих не бросают. И это было хорошо. Не потому что Ирис помогут, разумеется. Просто, предсказуемость действий врага, гарантировала победу. Ордалион повторил путь, которым он добрался до рудников и остановился возле трупа лошади, над которым уже начали кружить мухи. Кровь бедного животного впиталась в землю, всё тело было покрыто ранами от "Осколков Темноты", хотя сами они давно исчезли.
- Привет, лошадка, - улыбнулся Ордалион и его руки озарило серое свечение.

Рейтинг поста: 3

27

Как же быстро пролетели эти секунды.
В темноте тоннеля, где вода вытравливает из тебя не только жизненные токи холодными пальцами, но еще и бросает из стороны в сторону, совершенно как щепку. Как обычную безвольную куклу, набитую промокшей соломой. В этом вихре беспомощности, очередной порции боли и горящих от нехватки воздуха легких и металась белая лисонька. На ее долю выпало сегодня столько испытаний, что организм при очередном ударе об камень пожелал сохранить сознание и выключил его. Мир Ирис в который же раз погрузился в темноту. В спасительную и бархатную темноту, где нет боли и усталости.
Не ясно сколько времени провела Ирис в воде. Может всего пару секунд, а может бесконечность. В конце концов вода выплюнула жрицу на мель. На этот не менее холодный камень, чем на котором минутами ранее пытались согреться двое существ, лишенные магии, но не желания жить. Под взглядом Ордалиона, когда тот успел найти Ирис, лежала самая обычная женщина. Белые волосы разметались и растрепались, стали похожи на щупальца медузы в воде. Ободранное платье, сочащаяся кровь и щедро напитавшая ткань. Повязка сбилась, стал виден шрам и пустая глазница, что остались при лисе как урок. Как хороший жизненный урок. Наверное именно благодаря ему она всё еще дышала, боролась и жаждала жить. Но какая же злая ирония, правда? Быть в темноте и не видеть своего врага, который склонился и всматривается. Нет возможности смазать эту его самодовольную улыбку с лица.
А все таки через некоторое время тасаури сделала глубокой судорожный вдох. Организм свело новой судорогой, Ирис жадно хватала ртом воздух, утыкаясь щекой в мокрый песок и мелкие камни на дне. Кашляла и приподнималась на руках, дабы больше не хлебать эту воду. Гораздо позже она замечает столп темной энергии, что вихрился подле леди. Совсем интуитивно она качнула ладонью, где-то совсем на инстинктах. А меж тем вихрь, задрожав и напитавшись белыми искрами, вскоре исчез. Именно так Эала поняла, вернее вспомнила, что вернулась магия. Что можно залечить раны, что можно.. некромант!
Сжала кулаки и осмотрелась. В ладошку впился камень, заставивший обратить на него внимание. Как забавно. Кристалл, который напитался тьмою и остался в руке Эалы. Да не случайно. Подарок? Жрица отползла от воды и села на камень, рассматривая этот подарок. В такой не замысловатой форме колдун передал, что оставил ей жизнь. Ей, лисице, что уже который раз гоняла его по миру в желании усадить за решетку. Внезапно накатил гнев. Этот гнев беспомощности, раздражения, упущенного. Ирис ударила в злости кулаком об камень. Затем еще, еще, еще и еще раз. Бессильно злилась на себя, на мир, на колдуна, на несправедливость и несовершенность.
И только куда позже уже встала. Под возвращающиеся силы, леди Эала коснулась раны в грудине. Мягкий дребезжащий свет поправил то, что могло свести в могилу тасаури всего за сутки. Качаясь, опираясь одной рукой об стены тоннеля, Ирис все таки вышла на свет. Вышла в жаркий мир, полон иной жизни, нежели мертвого холода и тьмы. И вот, стоя на границе этих двух миров, леди Эала видела как поднимается мертвая лошадь и высокий человек взбирается в седло этой мертвой твари. В пору лишний раз ужаснуться.
Было слишком далеко дабы кричать, да и не стала бы этого делать. Что можно сказать? Ордалион. вернитесь, я вас любить судить буду? Ерунда все это. Жрица некоторое время стояла и просто наблюдала за тем, как мужчина призывает свою темную силу и вот уже мертвая лошадь вновь двигается. И знаешь что, колдун, ты мог увидеть обернувшись? Как бледная, шатающаяся фигурка леди в мокром платье идет за тобой. Как под порывом ветра ее сносит на несколько шагов в сторону, как алеет пятно крови на ее боку. Но она идет. Упорно. Шаг за шагом.
Это могло продолжаться долго. В таком темпе раненная тасаури шла бы очень долго, но ее перехватили раньше. Подоспел рыцари. Как по заказу, как раз тогда, когда самого некроманта уже и не видно было на горизонте. Леди окружили заботой, вопросами, вниманием. Как и всегда. Кристалл был уложен в один из кармашков платья, который остался цел. И жрицу вскоре посадили на лошадь к одному из цельпитов. Среди них так же были раненные, а потому следовало вернуться в цивилизацию. Ближе всего был, естественно, Эстелл. Распрощавшись с караваном торговца, вереница лошадей рыцарей направилась в родные стены.
Что же. В другой раз.

Рейтинг поста: 3

Какой досуул нанец (или нанаец?) не любит быстрой езды? А Ордалион любил оную даже больше среднестатистического жителя соседнего мира. В такой жаркий денек нет ничего лучше стакана холодного лимонада и езды галопом на лошади, что не устанет. Лимонада у колдуна не оказалось, но хотя бы со вторым пунктом повезло. Он мчался верхом не свежевоскрешенной лошади жрицы Цельпа в направлении Эстелла. Поскольку позади погони не наблюдалось, можно было с уверенностью сказать что он успешно разминулся с так называемым правосудием и в этот раз. Даже если минут через двадцать после его отбытия цельпиты отправятся за ним, у них нет ни шанса догнать колдуна. Лошадь-нежить по всем пунктам превосходит живую. Не пьет, не ест, не спит да и загнать её не получится. Такую дай бог каждому. Разве что выглядит не слишком презентабельно, но это уже вкусовщина. К тому же, дырок в лошадке больше не было, Ордалион подлатал её с помощью магии после того как поднял. В отличие от обычных жрецов, некроманты умеют лечить даже мёртвых.
- Интересная личность это леди Эала, - подумал колдун, когда Эстелл показался на горизонте. - Целительница, но склонная к насилию. Опытный член Ордена Цельпа, это точно, но при этом в походы ходит в платье и туфлях. Владеет скрытым оружием и уловками, при этом нося с собой из снаряжения только горсть конфет. Очень странная. То пытается арестовать, то убить, то обнять. Мне кажется, у нее психоз, совсем как у меня. За безумцами всегда интересно наблюдать. А еще её глаз... жаль что я так и не успел узнать, как и при каких обстоятельствах она его лишилась. Впрочем, узнаю еще. Феннас так мал, что мы обязательно встретимся. Тем более что оба живем в Эстелле. Может, не ждать следующей встречи при непредвиденных обстоятельствах и самому сделать первый шаг? Женщины же такое любят, да? Хе-хе-хе. А что, неплохая идея. Не безумнее прочих.
Два часа спустя он добрался до города, отпустил лошадь в близлежащий лесок, дабы она пряталась там пока, возможно, вновь не понадобится, а остаток пути проделал пешком. Видок у Ордалиона был крайне потрепанный и неопрятный. Неприятно чувствовать себя таким, но в отличие от Ирис колдуну постоянно доводилось оказываться в подобном виде. Специфика работы злодея, знаете ли. Хорошо хоть одежда высохла. Почти.
Ордалион добрался до особняка где расположилась после успешного захвата власти над "Попутным ветром" его небольшая группа. Там он помылся, переоделся, написал небольшое письмо и положив то в конверт вновь покинул дом. Он занял удобную позицию для наблюдения за главными воротами чтобы не пропустить возвращение своих преследователей. Ждать пришлось не очень долго. Цельпиты явно не планировали прогулку на свежем воздухе после произошедших событий. Да и как минимум двоим из них требовался отдых. А кому-то даже горячая ванна. Отличное решение после полутора часов в холодной пещере. Ордалион уже успел в этом убедиться на личном примере.
Как только рыцари появились в воротах, колдун приступил к следующей фазе своего хитрого замысла. Он подозвал к себе одного беспризорного мальчишку, лет семи-восьми, не больше, что крутился неподалеку.
- Эй, мальчик, подойди-ка на минутку, - сладким голосом позвал некромант. Ребенка родители явно не научили не разговаривать с незнакомцами, поэтому тот незамедлительно подошел.
- Да, сэр? - вид у Ордалиона был благородный, поэтому ребенок, даже в столь юном возрасте понимал, что обращаться надо как-то уважительно.
- Не желаешь ли заработать серебряник? - он склонил голову на бок, хитро улыбаясь.
- Серебряник? - недоверчиво спросил мальчик. Для ребенка из трущоб серебряная монета была астрономической суммой денег.
- Да, вот этот, - он достал из кармана новенькую серебряную монету и покрутил её в пальцах. Солнечные лучи отражались от блестящей поверхности, заставив мальчика прищуриться.
- Хочу конечно. Но что мне надо сделать, сэр?
- Сущую мелочь. Смотри, видишь вон ту растрепанную, красивую леди с лисьими ушками? Она как раз въезжает в город.
- Вижу, - кивнул ребенок. Колдун вытащил конверт.
- Вот. Передай ей этот конвертик. Если спросит от кого он, скажи, что она знает от кого. Она правда знает, просто иногда соображает туговато и может не сразу понять. Это вся работа что от тебя требуется. И чтобы ты не подумал что тут какой-то обман, я дам тебе монетку сразу, - он вручил конверт и серебряную монету ребенку. Тот на некоторое время впал в ступор, не веря в происходящее. - Давай же, поспеши. Ни то она уйдет.
Мальчик сорвался с места и побежал к патрулю рыцарей, на ходу пряча зарплату в карман. В своём юном возрасте он уже прекрасно знал как много ненужного внимания могут привлечь к себе ценности. Добравшись до леди, восседавшей на коне, он замахал руками, привлекая её внимание.
- Леди, леди, подождите! Вам письмо! Меня просили вам передать!
Как только ребенок привлек внимание жрицы, Ордалион немедленно покинул место встречи с мальчиком, ожидая что тот покажет где видел странного незнакомца с конвертом. Но он не ушел, нет. Просто занял более скрытную позицию, откуда и продолжил наблюдение. Оставалось еще две вещи, которые он желал увидеть.
Записка в конверте была сложена втрое. Один раз почти пополам и еще раз была загнута нижняя четверть. Текст письма был следующий:
И снова привет, лисичка. Рад видеть, что несмотря на мои усилия, ты пребываешь в добром здравии. Должен сказать, я впечатлён твоими навыками и упорством, а меня непросто впечатлить. В знак моего уважения, я не стал пользоваться случаем и лишать тебя жизни. Ты заслуживаешь более достойную смерть. А еще ты такая милая, когда без сознания. В общем, мне жаль что так вышло с твоим нарядом, поэтому я решил, что буду должен тебе платье. При следующей встречи я куплю тебе любой наряд на твой выбор, если конечно ты согласишься. Кивни, если ты согласна.
P.S. Спасибо за лошадь.

Последняя строка записки была написана на четверти, сложенной отдельно. Там было всего два слова.
P.P.S. Симпатичное белье.

Рейтинг поста: 3

29

Эстелл.
Столица. Город возможностей и полета мысли. Здесь самые грязные трущобы и самые прекрасные сады для элиты. Домик тасаури же был в центре, не далеко от шумной торговой площади и утопал в цветах. Не составит труда найти его, ведь на откидной вывеске нарисован красный крест, эмблема помощи. Да и мало ли ниток информаторов у колдуна, что так же обитает в столице? Но в любом случае лисица не стала отправляться домой, пускай и мечтала о горячей ванне с пенкой. И черничным мылом. И мягоньком полотенце. И.. в общем не стала. Процессия помусоленных рыцарей вернулась через главные ворота. Их путь лежал как раз до крепости, что находилась вне остальных районов.
Парнишка заставил остановить лошадь и склониться, дабы принять из его рук письмо. Вестлер видел, как нахмурилась тасаури. Как она задает очевидный вопрос, а мальчик с радостью указывает на то место, где раньше был Ордалион. Лиса приподнимается в стременах, вытягивается ее чудная белая шея, навострены уши. Ирис искала взглядом колдуна, еще не распаковывая письмо и явно боролась с мыслью, а не притянуть ли сюда стражу? Оцепить район? Вызвать магов Вилварин? Но мы же оба знаем, что лисица не в том состоянии, чтобы устраивать кипишь. Но будь она чуть целее, будь в ней на капельку сил больше, будь она одна и не стеснена раненными рыцарями, то будь спокоен колдун, погоня продолжилась бы снова.
А пока, так и не найдя взглядом нужного ей человека, развернула письмо. Взгляд цвета поздней осени мельком пробежался по строчкам. Секунда. Нахмурилась, прочитала еще раз и вспыхнула негодованием. Ей и платье? Да от некроманта? Хотя.. Немного помедлив и решив, что раз встреча неминуема, то пускай она проходит по запланированному сценарию и в следующий раз жрица будет готова. Так что тасаури медленно и с достоинством кивнула, тем самым дав свое согласие на такое странное предложение.
Затем развернула оставшееся послание. Вспыхнула ярким цветом на щеках, смяла в кулаке лист и заозиралась. Да он блефует! Поборов первое желание выкинуть или сжечь письмо, леди Эала аккуратно свернула его, упаковала в карман и тронув коня голыми пятками по бокам, тронулась далее в крепость. В конце концов жрица отдаст эту бумагу специалистам, быть может даже почерк расскажет несколько больше о хозяине, чем его слова.
До скорой встречи, Ордалион Вестлер - колдун.


Эпизод завершен.

Рейтинг поста: 3