1 (2019-08-02 07:18:35 отредактировано Leila de la Mare)

Действующие лица:
Leila de la Mare
Ordalion Westler
Rietta
Внешний вид персонажей:
Анкета/посты.
Дата и время в эпизоде:
13 день Топаза, года Пепельной Хвои
Погода в эпизоде и место действия:
Ваэддиар. Лето в самом разгаре, но кому есть дело до жары, которой в подземном городе и не пахнет?
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Следующий день после прибытия Ордалиона и его соратниц в Ваэддиар. Лейле есть что обсудить со своим командиром — Ордалионом. Но раскроет ли она суть предложения Этерры или решит пойти против своей команды в угоду личным стремлениям?

Рейтинг поста: 0

2 (2019-08-05 03:26:56 отредактировано Leila de la Mare)

Короткий доклад, празднование маленькой победы, обсуждение грядущего... В голове Лейлы всё смешалось. Оно и не удивительно, ведь в мыслях она прокручивала предложение Этерры. Слова эльфийки для де ла Мар звучали в тот момент, наверное, так же сладко, как и её собственные обещания тем, чью жизнь она забирала мгновениями позднее.
Тот ли это случай, — задумывалась убийца. — Когда за сладким обещанием скрывается горький яд?
Стоило ли ей открыть правду Ордалиону с Риеттой или всё же действительно пойти на условия Арам'Хан? Кинжал в спину тому, кто взялся обучать её тёмному искусству — справедлива ли такая цена за возможность отомстить? Всего-лишь возможность, а не стопроцентная гарантия, вот на что ей следовало бы обратить внимание — вот на что пытался указать ей демон, заставляя без конца задумываться о словах Этерры. Чем чаще Лейла об этом думала, тем больше сомнений у неё возникало, вот только проще от этого не становилось, поскольку сомнение, посеянное самой жрицей, тоже никуда не делось. Син'трес пришла к выводу, что развеять одно из них можно только поговорив со своими соратниками. Но что ей сказать? Что она в действительности задумалась над предложением паучихи? Вздор! После такого заявления шансы на то, чтобы выйти живой из этой комнаты, стремились к нулю. Лейла пока не готова умирать, тем более столь нелепо. Начать разговор она решила издалека, сделав ставку на дальнейшую импровизацию.
Так значит нам предстоит разбить Армию Света или как они там себя называют? У тебя уже есть идеи?

Рейтинг поста: 2

Хотя переговоры были успешно завершены, работы в Ваэддиаре у колдуна было еще полно. Проинструктировать магов, проконтролировать закупку товаров, позаботиться о том, чтобы по городу пошли слухи о появлении избранника Юока. К чему последнее, спросите вы? Просто для дальнейших дел Ордалиону нужна была команда, причем, явно большая, чем он имел сейчас. Но еще из условий, на которых он сошелся с Лейенерой, стало ясно, что верховные жрицы не спешат помогать. Либо они слишком жадные, либо не в восторге от того, кому оказал честь их бог. А может и то и другое вместе. Как бы то ни было, помощи от них в ближайшее время ждать не стоило. Да и даже выдели они ему отряд своих воинов, много ли проку с них будет? Они будут подчиняться своему дому, а не колдуну, даже если он избранник Юока. Пререкаться и докладывать своим владычицам о каждом его шаге. Нет, перспектива нахождения под тотальным контролем круглые сутки определенно не нравилась Ордалиону. Обратиться за помочью к домам поменьше тоже было опасным шагом. Неизвестно какие интриги они затеят, пользуясь случаем, да и верховные жрицы могут решить будто колдун замышляет что-то за их спинами, сговорившись с другими представительницами аристократии Ваэддиара. Оставался последний вариант - простые жители города. Как ни крути, а далеко не всем талантливым личностям выпадает реальный шанс реализовать себя в обществе. Многие так и живут, а затем умирают в безызвестности и нищете. Но появление ревенанта, как стал для удобства называть себя Ордалион, это шанс, появляющийся раз в несколько поколений. Возможность доказать свою полезность перед лицом бога, верша угодные ему дела в искреннем порыве, а не по указке высокомерных жриц, забравшихся на пьедестал и сталкивающих вниз всех, кто пытается также как и они добиться успеха. Некромант собирался сыграть на религиозных чувствах тёмных эльфов, чтобы набрать себе команду для самоубийственных заданий. Безродные люмберы и люмберки охотно пойдут на это, ради лучшей доли. Если они преуспеют, то вернутся домой героями и их непременно возьмут к себе владычицы этого подземного мира. Если же нет, то никто не станет плакать по ним, никто из власть имущих не потребует объяснений. Ну а замену найти всегда можно.
Но время терпело, поэтому после приключений последних дней, некромант решил позволить себя расслабиться и хотя бы денек ничего не делать. Каково же было его удивление, когда Лейла пришла к нему чтобы поговорить о работе. Иначе и не скажешь. Причём не о ближайших делах, а о перспективе. Но всякая инициатива похвальна.
- У меня всегда есть идеи, Лейла, - улыбнулся он. - И этот случай не исключение. Разумеется о победе над целой армией силами горстки бойцов речи не идет. Но армия - очень хрупкая структура, хотя с виду и не скажешь. В легендах и преданиях рассказывается о великих полководцах, бесчисленных воинах и славных сражениях. Но нигде не упоминается о том, откуда берется еда, поддерживающая силы воинов, кто присылает донесения генералам или как ведется подготовка к сражениям. Оно и понятно, ведь слушать об этом не интересно. Однако, всё это имеет место быть, и именно эта, тыльная часть любой успешной армии обеспечивает её существование как таковое. И она уязвима. Лиши армию её, и сражение не потребуется. Голод, холод и болезни сделают всё за нас. Я собираюсь развернуть партизанскую войну в тылу армии Вашвельма, отрезать их от поставок продовольствия, оружия, лекарств и вестей с родины. И тогда перед ними встанет простой выбор: убраться из Везена восвояси, или пополнить ряды умертвий, что стерегут его. Второй вариант предпочтительней, но я в скромности своей соглашусь и на первый, ха-ха-ха.
Однако, он заметил волнение на лице Лейлы и только сейчас понял, что это выражение было у нее еще до его ответа. Либо она так переживала за их общее дело, выглядевшее чистым безумием, как добрая половина затей колдуна, либо беспокоило девушку что-то совсем иное, не относящееся к их визиту сюда. Или что, родившееся в её душе в результате визита? Это нужно было выяснить, но осторожно.
- Ты правда хочешь поговорит о работе в выдавшийся нам выходной? - он склонил голову на бок, рассматривая реакцию син'трэски.

Рейтинг поста: 2

4

Официальная часть пребывания группы Ордалиона в городе люмберов была окончена и Риетта с удовольствием рассматривала насколько свитков приобретенных днем ранее в лавке оружейника и ювелира. Она конечно же планировала посетить и местную книгарню, однако время на сборы было достаточно ограничено, поэтому пришлось ограничится и этим. Наряды были выбраны, Лейла выглядела великолепно, да и дела были важнее прогулки по магазинам. И все за один вечер. Сейчас же, после ужина в дома Верховной жрицы, Ри отдыхала. Не то, чтобы ей вчера пришлось много говорить, но... Тринадцатая, давно отвыкшая от столь важных встреч, запутанных разговоров, где каждый пытается перехитрить другого, была благодарна Ордалиону, за то, что тот сам рассказал суть предстоящего "мероприятия".
- Как же мне повезло, что в этом деле от меня чаще требуется сила... - подумала син'тресс наблюдая за начавшимся разговором компаньонов.
Некоторое время Ри слушала разговор колдуна и демоницы, а после вновь погрузилась в изучение свитков. Пока её внимания было сосредоточено больше на изучении на изучении довольно интересного сплава, да и по сути описании его свойств. Разговоры о работе мало её интересовали.
- Как интересно. Нужно будет прикупить ингредиентов, да и не плохо бы попробовать что получится в итоге... Может использовать свиток для предстоящего заказа? Нет, обойдется обычными клинками.   
Тем временем речь Ордалиона и Лейлы зашла о разгроме Армии Света, чему Риетта улыбнулась.
- О, ему дай только возможность и он весь мир перестроит, не то что Армию уничтожить.
- Интересно, - ван ден Кляйн отложила свиток в сторону, - чего это Лейла... Сомневается чтоль?
В руки красноволосой перекочевал второй свиток. Спустя некоторое время на столе появился рабочий дневник и пишущие принадлежности. В рогатой голове возникло несколько идей и она собиралась записать их пока "муза" не ушла.

Рейтинг поста: 2

Тогда, в «Хрустале», в раздумьях над предложением Этерры, Лейла задумалась — Насколько вообще я могу доверять Ордалиону? Она полагала, что их отношения складываются довольно просто, по системе заказчик—исполнительница. Поэтому де ла Мар никогда не задавала лишних вопросов, интересовалась лишь той информацией, которая могла потребоваться конкретно ей для выполнения возложенных на неё задач. Это всё равно, что бояться открыть дверь, потому что думаешь, что за ней скрыты секреты, которые ревностно охраняются от остальных. Но сейчас Лейле словно приоткрыли эту дверь, приглашая пройти внутрь.
Точно. Ты ведь и так ничего от меня не скрывал. Рассказал о «Золотой паутине» перед нашей с Этеррой встречей, может рассказал и не всё, но этой информации оказалось бы достаточно для того чтобы угрожать грядущим планам, попади эти сведения не в те руки. Доверил мне сами переговоры с Арам`Хан в конце концов и теперь так просто рассказываешь о планах на будущее. Как же я раньше не замечала оказанного мне доверия?
Лейла считала колдуна человеком скрытным, что при его роде деятельности напрашивалось само собой, но как же она ошибалась в своём предубеждении. Если кто из присутствующих и скрывал что-то от остальных, так это сама Лейла. Она так ничего и не рассказывала о своём прошлом в целом и о личных целях, которые родились из событий давно минувших дней. А ведь это была вторая причина, по которой последняя из рода де ла Мар присоединилась к команде Ордалиона, но вторая отнюдь не по значимости. Нет, Лейла решила, что, если ей и не суждено разыскать тех, кто причастен к смерти её семьи, если ей не суждено заглянуть им в глаза, медленно отнимая их жизни, то есть иной путь мести — повергнуть мир в хаос, превратить жизни своих врагов в ад, в котором им придётся убивать за крошку хлеба, в котором им перережут глотку собственные товарищи или они сами решат свести счёты с жизнью. Она хотела убить всех лично, но раз уж поиски успеха не приносят, то почему бы не действовать более изощрённо? Ей уже давно было наплевать на то, сколько невинных пострадает в результате её действий. Когда её собственная семья была убита, никого это не волновало, когда её оставили без гроша в кармане, никого это не заботило. Лейла долго жила в трущобах нижнего яруса Эстелла и прежде, чем начала убивать на заказ, сражалась за собственное выживание.
Я... Нет... Нет, не совсем,— неуверенно начала отвечать де ла Мар. — Я прежде не рассказывала о своём прошлом, но... — слова сейчас давались Лейле с огромным трудом и всё же она должна была сказать то, что так и рвалось наружу. — Знаешь, я пошла за тобой не просто ради того, чтобы постичь скрытую силу моего меча. Помните, — обратилась син'трес уже к обоим соратникам. — Какую причину я назвала, когда отказалась стать младшей жрицей? Хоть я и сказала, что я недостойна оказанной мне чести, на самом же деле я просто не могу приковать себя к определённому месту, я и так ещё слишком далека от своей мести.
Лейла, время от времени, переводила взгляд то на Ордалиона, то на Риетту. И если обычно её взгляд явных эмоций не выражает, то сейчас в её глазах можно было ясно увидеть отчаяние. Она совсем запуталась, не хотела ведь говорить о том, чего желала от неё владычица Ваэддиара, не хотела доверять, но как она может? И всё же, Лейла не забывала, где находится. Она полагала, что шпионов, скорее всего, не отозвали даже сейчас, поэтому самую важную часть разговора записала на бумаге, как это ранее делал Ордалион в своём инструктаже для Лейлы. Пергамент с записанным сообщением она положила так, чтобы и Ордалиону и Риетте было удобно читать.



Есть свои сложности в политическом противостоянии. Этерра ловко выдавала желаемое за действительное, настолько ловко, что мой разум твердил — её обещаниям можно верить. Но инстинкты заставляли сомневаться в каждом её слове. И хоть, в целом, всё прошло как мы и предпологали, меня беспокоит, что на какое-то время я поверила её словам, как наивная девчонка.

Рейтинг поста: 3

Как оказалось, причиной беспокойства Лейлы стала тайна, рвущаяся наружу. У всех есть свои секреты, у кого-то совершенно безобидные, способные лишь вызвать смущение перед окружающими, в случае их раскрытия, у кого-то грязные и чудовищные, способные изменить судьбу своего обладателя. А порой, не только его. Секрет Лейлы располагался где-то посередине. Не то чтобы Ордалион ожидал чего-то подобного, но и сильно удивлен не был. В самом деле, зачем решать одну проблему, если можешь решить две, двигаясь в том же направлении? А затем, демоница начала что-то писать. Вот это уже было интереснее. Похоже, было еще кое-что, что она считала куда более важным и потому опасалась шпионов люмберов.
- Иного не стоило и ожидать, - пожав плечами ответил некромант, когда они с Риеттой прочли написанное. Примечательно, что его слова могли в равной степени быть ответом как на откровение син'трэски, высказанное вслух, так и на написанное на листке. Но колдун кивнул на лежавший на столе клочок бумаги, чтобы уточнить, что именно он комментирует. - Этот город, в своей приветливости, подобен венериной мухоловке. Заманивает тебя в свой бутон приятным ароматом, а затем захлопывает створки и переваривает. Как ты могла заметить, нас всех стремились оставить здесь. Каждого по своим причинам. Меня - чтобы сделать лояльным здешней власти и управляемым, а только после вернуть в верхний мир. Риетту - в качестве не явной, но заложницы. Опять-таки инструментом давления на меня. Верховные жрицы не чужды женских чувств, а потому они легко по одному лишь взгляду способны определить, кто кем дорожит. Наконец, тебя, в качестве внутреннего агента, стань ты младшей жрицей, - с этими словами, Ордалион указал пальцем на листок, дабы было понятно что на самом деле он имел ввиду. - Ваэддиар испытал нашу слабость и будет продолжать делать это каждую минуту, что мы проведем под его сводами. Но нам нельзя уступать. Никому из нас нельзя останавливаться в этой тихой гавани. А для этого нужно быть откровенными друг с другом. Тебе стоит побольше рассказать о своей мести. Может мы пока и не оплели "Золотой паутиной" весь мир, но рано или поздно, это произойдет. И вот тогда у нас в руках будут поразительные возможности. Сама посуди: четыре месяца назад я был мёртв, два месяца назад мы ютились вчетвером в таверне, зарабатывая на жизнь ковкой оружия и кражами. Теперь же у нас под контролем целая торговая компания, которая, к тому же, получила эксклюзивную торговую лицензию и скоро значительно вырастет. Представляешь, что может произойти через год? Как ни крути, а мы весьма перспективны, хе-хе-хе.
Так Ордалион объяснил своё отношение к минутной наивности Лейлы, обойдясь без бумаги, но при этом ни единым словом не выдав её текст. То, что Этерра не оставит девушку равнодушной после своего переложения, было само собой разумеющимся. А вот то что Лейла расскажет об этом не было гарантированно. Можно было сказать, что она прошла проверку на верность. Но лишь на время. Ведь если отряду Ордалиона окажется не по силам то, что по силам верховной жрице, отношение демоницы ожидаемо изменится и в этом будет глупо её винить. Винить нужно будет себя, в слабости.
- Расскажи, кто же обидел мою девочку? - с игривыми нотками в голосе спросил колдун, подперев голову рукой. Сейчас он словно был мужской версией госпожи Арам'Хан. Самец того же вида паука. Много меньше самки, но не менее ядовитый.

Рейтинг поста: 4

7

И все же заниматься работой в комнате с двумя товарищами плохая идея. Пока Лейла определялась рассказывать группе о своем прошлом или нет, Риетта выводили символы на бумаге, тщательно переписывая рецепт в дневник и обводя важные моменты будь то быстрое охлаждение или внедрение частиц магических сущностей. Затем на столе появилась записка от Лейлы.
- Так-с, пока они разговаривали между собой - работать можно было, но когда тут тайны раскрываются, - размышляла рогатая читая записи соратницы, - поработать уже не выйдет.
- "Дом де ла Мар когда-то был богат и имел некоторую власть..." - всплыла в подсознании фраза девушки. - Как она сказала? Вымер? Ниужели кто-то помог родным Лейлы упокоиться в земле? Похоже, сегодня на одну тайну станет меньше. Посмотрим... Посмотрим.
Ордалион заговорил, периодически кивая на записку, а ван ден Кляйн еще некоторое время рассматривала выведенные Лейлой слова. Что-то настораживало рогатую и даже пугало.
- Можно верить... Инстинкты... Наивность... - по коже пробежал холодок. - От чего же у меня столь странное ощущение? Лейла? Ты предаш Ордалиона? - не сильно вслушиваясь в слова демонесса следила за де ла Мар. - Однажды я верила одной девушке. Больше этого не повторится.
- Сама посуди: четыре месяца назад... - Ордалион говорил весьма спокойно и впрочем чистую правду, так что Ри лишь молча кивала в знак подтверждения слов колдуна.
- Звучит весьма любопытно, - син'трес кивнула на пергамент, после чего продолжила уже о том, что "подруга" произнесла вслух. -  Месть? Сколько лет ты уже живешь этой мыслью? Что произошло с твоей семьей?

Рейтинг поста: 4

Вопреки ожиданиям, Ордалион спокойно принял слова Лейлы, словно ожидал нечто подобное.
Неужели ты продолжишь мне верить, даже после того, что я только что сказала? — сказать, что она была удивлена, не сказать ничего. Будь на месте командира она сама, разговор был бы уже окончен оборванной жизнью. Что ж, не зря именно Ордалион был лидером этой маленькой группы — самый рассудительный из всех и несомненно самый дальновидный. Этот разговор только начался, а син`трес уже сделала столько выводов в пользу колдуна, удивительно.
Взглянув на Риетту, Лейла словно посмотрела в зеркало. Увидела ту же тревогу, то же беспокойство, что терзало и её саму. Затем последовали вопросы уже от них двоих — Ордалиона и Ри. Впрочем вопросы эти были взаимосвязаны.
Уже четыре года. Их заказали, ещё за полгода до моего возвращения в Эстелл, — начала Лейла. — Но мне стоит рассказать всё с самого начала. Моя семья, при жизни, имела успешный бизнес, торговая сеть, пролегающая едва ли не по всей Долине Врат. Как же я ненавидела принимать важных гостей в доме. Помню, как я подбросила змею в гостевую спальню, вот смеху-то было! — син`трес сначала рассмеялась, а потом вдруг опечалилась. Давненько девушка не вспоминала своих проступков, такое чувство, словно всё это было только вчера. — Да, кажется, после ссоры, случившейся в тот вечер, я начала ходить в Нижний город. Просто, чтобы отстраниться от лицемерия, что сопровождает каждый аристократичный дом в той или иной мере. Стоит ли говорить, что эти походы вечно оканчивались неприятностями? К моему удивлению, отец сам настоял на том, чтобы я научилась фехтованию. А когда я достигла успеха, отдал мне этот меч, — взгляд пал на, лежащую в стороне, «Скорбь». — В поисках себя, я отправилась в путешествие, посетив множество разных городов, но когда вернулась...
***
Месяц Граната года Тагашинного Сияния. Эстелл
Лейла возвратилась в родные края после полугодовых скитаний по Долине Врат, но вместо привычного дома и родных, её ждали руины и горечь утраты.
Как?! Как это могло произойти?! — кричала девушка в лицо стражнику, который рассказал ей о том, что отныне она последняя из рода де ла Мар. У него не было ответа для скорбящей син`трески, как и не было ответа ни у кого другого. Смерть встретила её родных незадолго после отъезда Лейлы. Знал ли отец, что так случится? Одни вопросы...
Лейла осталась одна наедине с бизнесом, о котором толком не знает ничего, потому что никогда им не интересовалась. Да и сейчас не заинтересована. Вместо того, чтобы сохранить оставшиеся сбережения, удержать на плаву торговую кампанию, она бросила все деньги на поиск виновных. Что-то она, конечно, узнала, но у неё больше не было ни денег, ни влияния. Жизнь вытолкнула девушку в, уже знакомые, земли — в Нижний город Эстелла. Оказаться в мороз без гроша в кармане, разве может быть что-то хуже? Лейла убивала, чтобы выживать — добыть горсть монет, кусок хлеба... А затем её навыки заметили и оценили по достоинству, предложив работу наёмной убийцы.
***
Так, познав жизнь в роскоши и, позже, в нищете, я стала той, кто я есть — убийцей. 20 Сапфира я почти напала на след убийцы, который выполнил заказ на мою семью, но из-за Дь`Лонрака я не узнала ничего, ну... кроме, разве что, самих заказчиков. Даже выследила одного, но тот был наименее осведомлённым из всех. Его смерть должна была положить начало моему кровавому шествию, но, поскольку остальных виновников найти мне так и не удалось, я не могу считать такое начало успешным.
Лейла подняла правую руку и в её ладони заклубилась тёмная энергия, затем принявшая вид книги — дневника, в котором мстительная де ла Мар записывала всё, что считала важным. Сам дневник выглядел весьма потрёпанным — обложка была вся в царапинах и со следами застывшей крови, а страницы уже давно пожелтели, но разобрать написанное, тем не менее, не составляло труда. Син`трес протянула дневник Ордалиону.
В нём всё, что я узнала за эти годы, вернее, то немногое. Имена, сведения, личные заметки и выводы...

Рейтинг поста: 3

И Лейла поведала свою печальную историю. Печальную, хоть и не уникальную. В жестоком мире часто происходят подобные вещи и с этим ничего нельзя поделать. Наверняка, там, в Досуул Нане, и у самого некроманта осталось великое множество таких вот Лейл, грезящих об отмщении, но разочарованных тем, что они опоздали. Ордалиону хорошо было знакомо чувство мести. Будучи чрезвычайно злопамятным и мстительным он прекрасно мог понять, что чувствовала эта демоница. Желание свершить свою личную справедливость не даром называли жаждой. Месть именно ею и была, мучая свою жертву и становясь со временем лишь сильнее. Но в отличие от обычной жажды, жажду мести невозможно было утолить. Она навеки оставалась в душе. Был, конечно, еще один способ борьбы с этим недугом - прощение, но Ордалион сомневался в том, что оно вообще существует на самом деле. А если и существует, то является ни чем иным как признанием своей беспомощности. Прощение - выбор тех, кому месть не по силам. Но знал колдун также и то, сколь опасен этот путь. Не даром поговорка гласила, что избравший путь отмщения роет две могилы: одну врагу, другую - себе.
- Ах, моя бедная Лейла, -  вздохнул некромант, - быть может, случись эти события в обратном порядке, тебе было бы легче. Обрети ты богатство и ответственность после потери близких, это отвлекло бы от страданий. Но прошлое нельзя изменить. Ты потеряла всё, мир, в котором ты выросла, рассыпался на осколки и потому месть стала для тебя единственной целью. Последней соломинкой, удерживающей тебя от погружения в пучину безумия. Но тебе стоит волноваться не о своём возмездии, нет. Возмездие всегда находит того, кто его заслужил. Так устроена Вселенная и никому не обойти это правило, даже мне. По ту сторону Врат, я плел интриги, заставлял моих врагов предавать друг друга, убивал и что в итоге? Я был предан и убит. Ирония, скажешь ты? Нет, это воздаяние. И оно неотвратимо. Не уйти от него и убийцам твоей семьи. К тому же, раз тебе единожды удалось выйти на их след, стало быть, они не слишком-то хорошо прятались. И потом, заказное убийство семьи торговцев явно указывает на то, что заказчики были из этой же среды. Ищи того, кому выгодно. Это правило универсально и только деяния безумцев ему не подчиняются.
Лейла призвала свой старый дневник, по-видимому, хранившийся в некоем маленьком подпространстве, магическом кармане. Довольно интересно, давно уже колдуну не доводилось видеть подобные чары. В нём, как она сама пояснила, были результаты четырех лет её поисков. Ордалион принял книгу из её немного дрожащих рук и открыл. Быстро изучая написанное, он, тем не менее, не погружался в этот омут воспоминаний и переживаний син'трэски с головой, оставаясь по большей части всё еще "здесь".
- Да, всё указывает на деловых партнеров в качестве заказчиков и на банальную алчность в качестве мотива. Пока что моё влияние в Долине Врат не велико, но вскоре это изменится. Вдобавок, наверняка либо сам Даби, либо кто-то из его многочисленных знакомых в среде торговцев знает что-то об этом. Когда какое-либо происшествие оборачивается для кого-то выгодой, это очень трудно скрыть, особенно от тех, кто мыслит так же, как "счастливчик". Но меня куда больше волнует другое. Что потом? Что ты намерена делать после того, как твоя месть свершится? Она долгие годы была целью твоего существования, мотивом всех твоих действий, венцом всех твоих мечтаний. Если ты достигнешь этой цели, вокруг тебя воцарится пустота. Не будет больше причин идти вперед, стремления стать сильнее, смысла жить дальше. Враги хотели уничтожить всю твою семью, но ты осталась жива. Ты правда считаешь, что ради мести готова подарить им победу? - он положил дневник на стол. - Идти к цели - плохое решение. Любая, даже недостижимая цель, конечна. А за нею нет ничего. Поэтому я предпочитаю Путь. Путь бесконечен и пока ты в движении, все твои печали и разочарования обречены оставаться позади, со временем скрываясь за линией недостижимого горизонта.
Он улыбнулся, глядя на демоницу, в душе которой, по-видимому, его слова посеяли определенные сомнения. Сеять сомнения вообще было коньком Ордалиона.
- К тому же, - добавил он, - смерть далеко не худшая участь для человека. Уж кому как не мне это знать.

Рейтинг поста: 2

10

- Как знакомо, - Риетта мысленно согласилась с Лейлой на счёт приемов, одно дело быть приглашенной на такой прием и совершенно другое быть тем, кто его устраивает. В свое время отец Ри часто устраивал подобные приемы, сообственно именно поэтому уроки бабушки ей и не нравились. После каждого приема следовал анализ поведения девушек в доме и разбор ошибок совершонных за вечер. И все бы ничего, если бы после не следовало их исправление.
- "Спину ровнеё... Улыбайся..." Бррр... Дрессура. Фи, - Лейла продолжила рассказ забавной историей. - О! Вот ведь. А мы до такого не додумались как-то... Хотя. Нет, после было бы еще хуже. Но выглядело бы действительно забавно.
- Забавно. А ведь в чем-то мы с тобой похожи, вот только истории наши слегка разные. Так можно ли тебе верить, Лейла де ла Мар? - она посмотрела на девушку.
Когда рассказ Лейлы закончился Риетта смотрела в окно, размышляя о чем-то своем. И лишь когда заговорил Ордалион Риетта вновь посмотрела на компаньонов.
- Мир рухнул... Ага. Мой когда-то тоже... Возмездие находит того кто его заслуживает. Ага. Как бы не так. Пусть ты сейчас со мной, но та, что отобрала тебя у меня на целых пять лет все еще ходит по свету. Тьфу, - Риетта вновь уставилась в окно, будто так были ответы на все вопросы.
- Твоя история полна печали. Когда-то и моя была такой, - Риетта посмотрела на Ордалиона изучающего дневник Лейлы. - Тебе удалось выяснить  причину по которой твою семью убили? Все из-за денег или есть что-то еще? - пусть Ордалион и произнес в слух предпологаемый мотив, но Риетте хотелось услышать ответ именно син'тресс.
Некоторые вещи мы не можем доверить даже бумаге...

Рейтинг поста: 1

На первый взгляд всё было просто: заказчики — деловые партнёры, их мотив — алчное обогащение. Выследи их и выбьешь информацию об убийце, а дальше жестокая и сладкая расправа. Но на деле это преступление было, что спутанный клубок. Возможно осиротевшей син`трес было бы полезнее не знать того, что было ей известно, полезнее было бы считать, что дело лишь в деньгах, но увы.
Твои слова имеют смысл, Ордалион. И я бы согласилась, если бы не одно но, — девушка сделала пасс рукой и, повинуясь этому простому движению, страницы, оставленного на столе, дневника начали перелистываться сами собой, пока не остановились на, нужной Лейле записи. — В 20 день Сапфира я узнала не только о заказчиках, но и о том, что отец вмешался во что-то более... — она на секунду прервалась, очевидно, подбирая подходящее слово. — Любопытное. Быть может его основным делом была вовсе не торговля. Я знаю лишь, что на убийцу компаньонов отца навели ледяные эльфы, — девушка посмотрела на Риетту, отвечая на её вопрос. — Я предполагаю, что деньги для них оказались лишь приятным дополнением, но основной целью были исследования отца, о которых мне, к несчастью, ничего неизвестно. И вполне возможно, что деловые партнёры отца лишь пешки в большой игре. Если б я только лучше знала свою семью...
"Путь" — задумалась Лейла. Она действительно не знала, что будет потом, после свершения её мести. Удовлетворение? Спокойная жизнь, в которой больше не будет кровопролития? Нет, последняя из де ла Мар в это не слишком верила. Она уже ступает по пути — неосознанно, но уверенно. Хотя тот ли это путь, о котором говорил Ордалион? Нет, её тропа обрывается пропастью, в которой убийцу ждало лишь отчаяние. На этой тропе терялся всякий смысл жизни, ведь Лейла, как правильно заметил её командир, долгое время жила одной лишь жаждой мести и эта жажда поедала изнутри её саму. Она требовала свершить возмездие немедля и син`треска, словно подгоняемая незримой, обжигающей плетью, прокладывала кровавую дорогу, двигаясь к своей цели. От её руки гибли простые, невинные люди, когда она, словно цепляясь за соломинку, проверяла очередной слух. Разве сможет она жить спокойно после всего, что творила? Лицо Лейлы приняло задумчивый вид, пока она пыталась понять, какой же путь она может избрать. Не найдя ответа в своей голове, она вновь заговорила.
Я... не знаю, по какому пути мне ступать, если... — она осеклась, явно подобрав неправильное слово, а затем поправила себя. — Когда, моя месть настигнет цели.

Рейтинг поста: 4

Мы можем прекрасно разбираться в незнакомых людях вокруг нас, понимать как они думают и предугадывать каждый их поступок, но в то же самое время ничего не знать о тех, кто всю жизнь был рядом с нами. Классика жанра. Это одна из причин, по которым Ордалион считал абсолютное доверие глупостью. Доверяя кому-то ты перестаешь его изучать, а так, не ровен час, проглядеть нечто важное, порою, жизненно важное. Очевидно, Лейла получила этот горький урок, как в своё время получил его и сам некромант. Но в каком-то смысле это было даже хорошо. Отрицательный опыт куда ценнее положительного. Поражения всегда поучительнее побед.
- Что же, - Ордалион погладил подбородок, - это обстоятельство несколько усложняет задачу, однако не делает её невыполнимой. В любом случае, мотив есть, а раз он есть, то его можно найти. Более того, я склонен полагать, что ты его знаешь. Шило в мешке не утаишь. Наверняка твой отец говорил об этом, может не напрямую. О своих мечтах, о будущем, которого желал своей семье, о переменах, что вскоре должны случиться. Любое важное события неизменно оставляет за собой след. Тебе стоит искать зацепки не в мире вокруг, а внутри самой себя. В своей памяти. Единственном месте, где власть времени относительна.
Лейла всерьёз задумалась над тем, что же ждет её по ту сторону мести. Безусловно не в первый раз, но именно сейчас её осознание конечности избранного пути и безысходности, следующей за ним, было почти осязаемым, делая атмосферу комнаты тягостной. Колдун дал ей немного побыть в этом неприятном состоянии, а затем вывел из ступора, протянув драгоценный дневник. Избавившись от записей, он сложил руки в замок и положил перед собой на стол.
- Лично я вижу два логических продолжения твоей жизни, после того как возмездие, наконец, свершится. Первое - продолжить путь гнева. Это будет лёгкий путь, ибо с ним ты уже хорошо знакома. В мире всегда найдутся те, кому будет за что мстить и за что ненавидеть. Может это будут не чистые на руку торговцы, что напомнят тебе виновных в смерти семьи и ты решишь избавить мир от них, дабы никто больше не познал то, что довелось познать тебе. Благородно. Может ледяные эльфы, причастные к этим печальным событиям и едва не погубившие всю Долину Врат не столь уж давно. По-своему справедливо. А может это будут случайные прохожие, имевшие неосторожность косо на тебя посмотреть. Прирожденному убийце не нужна причина. Если так подумать, то каждый заслуживает смерти, - улыбнувшись пожал плечами колдун. Сказанное во многом было его идеологией. Самооправданием. Даже самому законченному негодяю приятнее совершать зло, думая что оно идет во благо. - Со вторым вариантом сложнее. Видишь ли, целью тех, кто убил твою семью, очевидно, было полное исчезновение фамилии де ла Мар из этого мира. И учитывая что ты последняя из своего рода, до осуществления их цели остался последний шаг. Даже отомстив им всем, но после умерев, ты подаришь им победу. В твоей власти возродить свой дом. Найти мужа, родить детей и поднять из пепла семейное дело. Не существовать, но жить врагам на зло. Однако этот слабый, на первый взгляд, путь, требует огромной силы.
- Я бы точно так не смог, даже если бы обстоятельства позволили.

Рейтинг поста: 3

13 (2019-09-02 16:09:37 отредактировано Rietta)

Лейла дополнила свой рассказ новой информацией и Риетте стало немного спокойней, но с доверием после открывшихся подробностей жизни этой юной син'тресс стоило повременить. Может Ордалион и был более спокоен на этот счёт, однако Риетта не собиралась терять его во второй раз.
- Я помогу Лейле достичь её цель, но если она предаст...
- Я... не знаю, по какому пути мне ступать, если... - отозвалась Лейла на предложения колдуна.
- Хм... Выбор он, конечно, тяжелый дал, да и не согласится сложно. Последняя из рода... Сложно возродить целый род если ты наследница. Не представляю эту милашку в торговле хоть убей. Риетта взглядом нашла графин с водой, затем наполнила стоящий рядом стакан и сделала несколько глотков прохладной воды. - А вот исследования... Это куда более увлекательно и не привязывает к одному месту. Ей бы подошло. Осталось только мужа найти согласного с подобным укладом, - девушка мысленно улыбнулась. - Интересно, а мои родители мне все рассказали? - разговор зашел о тайнах семьи и Ри на некоторое время ушла в размышления о своей семье. - Интересно, как там отец и мама? Сестры? Бабушка? Хотела бы я увидеть своего Терая и милую Орианну. Нужно написать Криелле... Вот только дойдёт ли ей письмо?
- Повезло же мне... - она посмотрела на колдуна, - мой Путь лежит рядом с тобой, да и месть теперь не принесет пустоту, - Тринадцатая улыбнулась. - Любопытно, стал бы ты отговаривать меня?
- А если мы... - девушка запнулась, посмотрела на Ордалиона, - попытаемся разузнать об исследованиях твоего отца?

Рейтинг поста: 3

Син`трес рассмеялась над вторым вариантом, предложенным колдуном, как над хорошей шуткой.
Повесить меч на стену и зажить семейной жизнью? Ха-ха-ха! Орддалион, ты же это не всерьёз, правда? Чему я могу научить детей? Как правильно смазывать клинок ядом? Как перерезать человеку горло так, чтобы в трёх метрах от него никто не услышал и вздоха? — успокоившись от лёгкого приступа смеха, она продолжила уже более серьёзно — Как ни печально это признавать, но нет большей уязвимости, чем семья. Месть — это голод, утоляемый пищей, которую ты крадёшь у кого-то другого, обрекая на голод уже его. У меня украли всё и я выбрала путь насилия. В своём возмездии я наверняка отниму всё у кого-то другого и уже он захочет разыскать меня и убить. Конечно же, когда я убиваю, стараюсь забрать жизнь не только у своей цели но и у всех, кому он или она при жизни был дорог. Но ведь за всеми не уследишь. Если я отставлю меч в сторону ради создания семьи рано или поздно чья-то месть настигнет и меня. Слабый всегда становится добычей сильного, не так ли?
Лейле было приятно предложение помощи от Риетты, но с чего же начать такие поиски, когда неизвестно ровным счётом ничего? Она лишь посмотрела на соратницу, открыв было рот, чтобы сказать что-то, но так и не найдя слов, из её уст не вырвалось ни звука. Последняя из рода взглянула на дневник, который вновь был у неё в руках.
«Тебе стоит искать зацепки не в мире вокруг, а внутри самой себя» — повторила мысленно Лейла слова командира.
И тут-то её осенило, дневник, который мстительница доверила двоим товарищам и, который так жадно оберегала от всех прочих, не всегда был таковым. Эту книгу родители подарили ей ещё в детстве и тогда он был просто сборником мифов, преданий, легенд, да детских сказок о приключениях, которые так любила перечитывать син`трес, когда была ещё совсем юна. И в этой книге, после всех написанных рассказов, оставались пустые страницы, как бы намекая на то, что продолжение историй предстоит написать ей самой. Естественно спустя годы, повзрослев, она уже забыла о любимой книге и не взяла её, когда уезжала из родного дома. Когда же она вернулась и вместо дома её ожидали лишь руины, почему-то именно книга — единственная, уцелела, когда всё остальное сгорело дотла и по какой-то причине этот сборник оставался нетронутым на протяжении полугода на том самом месте. Быть может потому что не был нужен никому, а может...
Ещё одна семейная реликвия... — одними губами прошептала Лейла, не отрывая глаз от книги.
Она начинала вспоминать все те рассказы. Один из них, к слову, особенно сильно отпечатался в её памяти и, даже позабыв саму книгу, она не забывала ту историю, но сейчас важно не само сказание как таковое, а гипотеза, которая возникла в голове убийцы после слов колдуна. — Я точно помню, эта книга таила в себе множество преданий... Лишь истинному наследнику рода будет открыто сокрытое — последние слова были сказаны на родном языке.
Лейла положила книгу на колени и, взяв в руку небольшой кинжал, оставила порез на второй руке и окропила книгу-дневник своей кровью. Символ, изображённый на рукояти её фамильного меча засиял и точно такой же символ появился на обложке книги. Открыв её, де ла Мар увидела недостающие страницы, они словно ждали, когда о них вспомнят и наконец возвратились на прежнее место. Не обращая внимание на кровь, продолжающую стекать с руки, она листала страницы, словно одержимая жаждой знаний.
Невероятно... — в восторге шептала она.

Рейтинг поста: 3

Иной реакции на второй вариант пути Ордалион от Лейлы и не ждал. Да чего уж там, он и сам на её месте отреагировал бы так же. Действительно, повесить меч на стену, обзавестись семьей жить мирной жизнью - это не для таких как они. Хорошо что не все такие, иначе Долина Врат давно бы стала необитаемой. И на счёт уязвимости через семью она была абсолютно права. Может поэтому Риетта покинула Досуул Нан? Не ради бегства от тягостных воспоминаний, а чтобы вновь быть сильной вдали от своих детей. До этого момента Ордалион, признаться, не рассматривал данную ситуацию с подобной стороны.
- А что в этом тебя смущает? Не самые бесполезные навыки в нашем неспокойном мире, как по мне. Но как я и сказал, слабый путь требует великой силы, - подытожил выводы Лейлы колдун. По поводу мирной жизни он, как ни странно, не шутил.
- Да, так всегда было и всегда будет, - кивнул в знак согласия Ордалион, - но сила разная бывает. Посмотри, например, на меня. Без своей магии я едва ли справлюсь в бою один на один с рекрутом эстелльской стражи. Но в то же самое время мне под силу уничтожить целую армию, даже не встречаясь с ней. Думаю, в скором времени я покажу тебе, как это делается, - по сути, у них с Риеттой за плечами был относительно успешный опыт сохранения "силы" при наличии семьи. Правда, последние несколько лет у их детей не было ни отца, ни матери, но тем не менее, они жили, а все враги колдуна и его любовницы находились по другую сторону Врат от дома ван ден Кляйн. Все, кроме одного...
По-видимому, слова Ордалиона возымели должный эффект на демоницу. Она что-то вспомнила и достала кинжал. - Сокрытое, истинный наследник... похоже на магию крови, - озвучил колдун свою догадку. Но это уже и не требовалось. Порезав руку, Лейла окропила кровью обложку дневника. В тот миг, когда алые капли упали на него, символ на обложке засиял, ровно как засиял и аналогичный символ на странном мече син'трэски. Странном, поскольку он источал тёмную магию, но при этом никаких волшебных свойств до сих пор не проявлял. Возможно как раз потому, что не были выполнены некие условия, требуемые для этого. Некроманту уже доводилось сталкиваться со "спящими" артефактами. И нужно заметить, что далеко не всегда будить их было хорошей идеей.
Вот и нашелся ответ на вопрос, почему бумажный дневник уцелел в пожарище, уничтожившем всё остальное. На нём были защитные чары. Лейле следовало раньше подумать об этом, уж больно странно выглядело чудесное спасение этой реликвии. Как оказалось, соприкосновение с кровью наследницы рода де ла Мар, сделало видимыми спрятанные с помощью чар страницы дневника. Следовал из произошедшего и еще один вывод.
- Похоже, ответы и правда кроются в тебе. Видимо, верно мудрое высказывание о том, что мы есть отражения мира, в котором живём. Загляни в себя и увидишь весь мир. Занятно, меч и дневник связаны между собой. Я бы сказал что это парные артефакты, вроде тех, из которых создаются комплекты, но уж больно странное сочетание. Какой смысл делать связанными два столь разных и несовместимых между собой предмета? Ладно бы это были парные клинки, или книга и скипетр, но меч и дневник... - загадок в этой истории становилось всё больше с каждой минутой, однако Лейла определенно наконец сдвинулась с мёртвой точки.

Рейтинг поста: 3

16 (2019-09-12 19:27:13 отредактировано Rietta)

- Лишь истинному наследнику рода будет открыто сокрытое - отчего-то стоило Риетте услышать эти слова, как по спине побежали мурашки.
- Противное ощущение...
Син'тресс наблюдала за тем, что вытворяет соратница и молчала. В голове засела фраза девушки и Тринадцатая готова была поклясться, что когда-то очень давно она слышала подобное высказывание, вот только к чему оно относилось рогатая вспомнить так и не смогла. В подсознании всплыла драка с отцом, когда она пыталась стать для него опорой и подбодрить. В следующее мгновение Риетта оскалилась, пропустив воспоминания сквозь себя. Еще через мгновение красноволосая услышала голос Ордалиона и тут же успокоилась. Ощущение того, что вся эта история с родом де ла Мар ей не нравится засело глубоко в душе.
- Как интересно, - произнесла Риетта. Уже полностью спокойна, и даже чуточку надеявшаяся, что её реакцию на происходящее в этой комнате не заметили, девушка наблюдала за тем, как Лейла что-то читает. - Если бы меня интересовал род занятости отца и матери, то я могла бы тебе помочь, а так... - она отпила пару глотков воды и пожала плечами, - тебе поможет разве только Ордалион. К магии у меня, увы, не лежит душа. Вот, если потом нужна будет физическая сила - это я с удовольствием.
Тринадцатая потянулась за листом бумаги. Спустя мгновение девушка положила на стол свое послание:
"А вы уверены, что здесь стоит говорить об этом?
Лейла, ты доверишь свою историю жрицам?"

Рейтинг поста: 3

Они связаны, — подтвердила девушка очевидное. — Но я не думаю, что будет правильно называть их парными. Это скорее как... — она сделала паузу, подбирая подходящее слово. — Своего рода инструкция.
Син`тресска говорила, не отрываясь от чтения, словно надеялась вобрать в себя все знания прямо здесь и сейчас — в одно мгновение. Хотя здравый смысл требовал отложить загадочный дневник и осмыслить увиденное. Как верно заметила Риетта, Ваэддиар — не то место, в котором следовало бы обсуждать личные тайны. Тайны, которые одновременно притягивают и страшат последнюю из рода де ла Мар. В её голове шумным эхом бились вопросы. Почему завеса тайны приоткрылась только сейчас? Почему так спонтанно? Почему, в конце концов, отец не доверил своей дочери эту тайну, но доверил реликвию? Поток нескончаемых вопросов прервался шёпотом, исходящим от самой «Скорби». Было невозможно разобрать слов, но было ясно одно — меч зовёт Лейлу и она неосознанно откликнулась на зов, прикоснувшись к сияющему символу на рукояти меча. Однако, в следующее же мгновение, син`тресска отпрянула от своего оружия так, словно обожглась от этого прикосновения и символ погас. В тот краткий миг «Скорбь» что-то показала своей хозяйке, прикоснувшись снова, в надежде более ясно "разглядеть" подсказку, Лейла не почувствовала ничего.
Как странно, — подумала она.
Её взгляд пал на книгу, которую она всё ещё не выпускала из порезанной руки и, с удивлением, де ла Мар обнаружила, что дневник открыт на совершенно иной странице. Пробежавшись глазами по тексту, убийца удивлённо вскинула брови. Написанное явно указывало на демонов, но не на таких, какими были соратницы Ордалиона, находящиеся сейчас в этой комнате. Речь шла о тех самых Благородных демонах, заточённых в Преисподней. В этих буквах Лейла угадывала почерк отца. Он говорил о том, что этот мир лишён равновесия из-за давнего деяния Богов. День сменяется ночью, жизнь сменяется смертью... Однако есть то, чему нет равноценного отражения — благо, дарованное создателями этого мира. Глава семейства де ла Мар истинно верил, что заточение Демонов было величайшей ошибкой. Он верил, что этому миру придёт конец, если не вернуть естественный порядок вещей. Читая строки, в которых отец описывал своё видение мира, восторг его дочери плавно сменялся разочарованием. Лейла пока была не готова принять это знание.
И ради этого ты поставил на кон свою жизнь... жизни своих родных? Какой в этом смысл, если некому продолжить то, к чему ты стремился?
Знал ли он, что дочь не только выживет, но и решит продолжить его путь? В это было сложно поверить, слишком уж много факторов играло не в пользу этого пути. Начиная от того, что младшая дочь держалась отрешённо от семьи до их гибели и заканчивая тем, что знание пришло к ней, можно сказать, случайно. Не встреть Лейла однажды Риетту, ради которой, отчасти, наёмница и вступила в группу Ордалиона, эта тайна была бы обречена ею и остаться навеки. Проказы Миролики, не иначе! Такое просто невозможно было предугадать... Последняя из рода стремилась к ответам, но получила только ещё больше вопросов. Эта зацикленная петля раздражала. Захлопнув дневник, она вновь сокрыла его своей магией и лишь усевшись обратно обратила внимание на записку Риетты. Син`тресска согласно кивнула и устало вздохнув, сказала:
Довольно о делах, давайте отдохнём, пока такая возможность ещё есть?

Рейтинг поста: 2

Лейла, судя по всему, испытывала скорее некое восхищение вперемежку с недоумением, размышляя над сделанным только что открытием. Что же, её можно было понять. Однако Ордалион испытывал несколько иные чувства после предположения о том, что дневник является инструкцией к мечу. Мечу, определенно обладающему каким-то магическими свойствами, но о сих пор так толком их и не показавшим.
- Если так, то это хорошо. И плохо, в то же время, - заключил некромант. - Хорошо потому, что наличие руководства позволит пролить свет на ряд тайн, связанных с твоей семьей. Ну а плохо то, что к этому оружию нужна инструкция. Ты когда-нибудь видела инструкцию к обычному мечу? А арбалету, который устроен сложнее? Даже не ко всем осадным машинам она есть. Инструкция прилагается только к по-настоящему опасному оружию. Стоит дважды подумать прежде, чем предпринимать хоть что-то связанное со свойствами этого меча. Само наличие руководства к нему уже является предостережением. А тот факт, что даже это предостережение было сокрыто, явно намекает о том, насколько на самом деле опасной может оказаться "Скорбь".
Хотя Ордалион явно был не тем человеком, кто в праве читать подобную мораль. Сам-то он постоянно ввязывался в смертельно опасные авантюры и стремился к владению силами, лежащими за гранью его понимания. Однако он никогда не забывал об осторожности, оставаясь начеку. Может поэтому прожил так долго? Как бы то ни было, он предупредил Лейлу о том, что она играет с огнем. всё что может случиться после - уже её вина.
- Ну да, если меч вздумает дурить - Риетта мигом согнет его в син'тресский рог, - шутливо одобрил колдун благородный порыв демоницы. - Ну, или в ятаган.
По-видимому, Лейла решила взять передышку от этого неиссякаемого потока открытий и откровений, что обрушился на нее и предложила завершить обсуждение меча, дневника и давно усопших родных. И она была, безусловно, права. Они заслужили отдых. Более того, им было что отпраздновать. Пусть и нехотя, но верховные жрицы согласились на "Золотую паутину", а значит, всё было именно так, как любил Ордалион - шло по плану. А планировал колдун не только работу, а вообще любой аспект своей жизни.
- Заметьте, не я это предложил, - сказал колдун. - Ри, доставай наш резерв. Он вон в том шкафчике. Я же не совсем сумасшедший, чтобы закупив хекские вина, раздать люмберам всё до последней бутылки, хе-хе.
- Ну, Риетта, вот мы и дошли до твоей любимой части любого мероприятия.

Рейтинг поста: 2

19

- Надо будет - согну, - мысленно согласилась демоница, с некой обидой посматривая на стакан с водой. Слова колдуна о том, что клинок Лейлы, может быть, а скорее всего есть, опасным оружием её не сильно испугали. Она всегда рассуждала так: хорошо если противник силен, но еще лучше если у тебя есть чем его прибить. И будь то информация о нечестном ремесле, или оружие невиданной мощи, да хоть пленник из его родословной... Собственно говоря, сейчас не об этом - врагов пока как бы на горизонте не было. Была Лейла со своими реликвиями и тайной гибели её семьи, но с этим можно разобраться - пусть и не сразу, и были они с Ордалионом, коих связывало многое, но втягивать в это Лейлу ни Риетта, ни колдун не спешили. Не так много времени они еще знакомы...
- Вот, гад... - Ри посмотрела на колдуна с некой злобой, но в тоже время и уважением, - запрятал. От меня значит, да? - а ведь она уже успела бы распить бутылку, не будь Ордалион столь предусмотрителен. Девушка встала со стула и направилась к шкафчику, на который указал мужчина.
- Это хорошее решение, - ставя на стол бутылку вина и невесть откуда "добытые" бокалы произнесла Ри, с улыбкой взглянув на Лейлу. - Будет еще время во всем разобраться, а сегодня, - она перевела взгляд на колдуна, - есть возможность отметить успешное, в некотором роде, начало осуществления планов.
Девушка открыла бутылку с вином, поочередно наполнила бокалы и раздала союзникам. Сперва Лейле, потом Ордалиону, а затем и себе. 
- За начало!

Рейтинг поста: 2

В предостережении Ордалиона Лейла видела смысл и немалый, но отказываться от силы лишь потому что та может быть опасна она не собиралась. Всякая сила опасна в той или иной мере. Но разве не затем наёмница присягнула колдуну, чтобы стать сильнее? Она верила, что с его опытом, её упорством и поддержкой Риетты сможет обуздать это могущество. Иного пути для неё попросту не существовало, если она хочет разгадать тайны своего рода. Да и самому Ордалиону демоница будет полезнее, если откроет в себе новые способности. Вот только не окончится ли её путь бесславной гибелью, не переоценит ли она свои возможности в погоне за таинственной мощью своего клинка? Подобного исхода нельзя было исключать и даже более того, Лейла допускала, что вероятность такого результата крайне высока. Но ей не впервой балансировать на грани между жизнью и смертью, а на сей раз у неё хотя бы появилась цель, достойная подобного риска. Но размышлять об этом сейчас не было никакого смысла, особенно после того, как она сама предложила расслабиться.
Чёрт, Лейла, тебе нужно научиться хоть иногда отдыхать, — мысленно сделала замечание син`тресска самой себе.
Меж тем Риетта, немедля, принесла выпивку и даже нашла подходящие бокалы. Де ла Мар невольно вспомнила предыдущую попойку с этой девушкой и улыбнулась ей в ответ. В прошлый раз им так и не удалось продолжить вечер в более интимной обстановке и учитывая, что другой возможности при занятости группы возможно в ближайшее время больше не представится, Лейла намеревалась исправить недоразумение именно в этот вечер. Тем более, что условия для этого сейчас были самые подходящие. Отличное вино, уютная комната и редкий выходной. Это был идеальный момент.
И за столь же успешное продолжение, — поддержала тост де ла Мар, хотя думала уже вовсе не о делах, а о рогатой красавице, сумевшей вскружить ей голову.

Рейтинг поста: 2

Риетта ожидаемо была преисполнена энтузиазма, едва услышала об алкоголе и немедленно извлекла припасенное вино. А заодно и бокалы, также заготовленные для такого случая. Как хорошо, что запасы были сделаны не зря и действительно пригодились. Вопреки ожиданиям спутниц колдуна, он не был полностью уверен в успехе предприятия, поскольку женщины у власти зачастую своенравны, да и на то что Юок замолвит словечко за своего ревенанта рассчитывать особенно не стоило. Он вообще хоть раз заговорил с ним с момента воскрешения в той заброшенной шахте, бывшей логовом предыдущего хозяина этого тела? То-то же. Но может оно и к лучшему, всё-таки верховные жрицы, пускай и общались с богом-пауком регулярно, делали это совсем не тем способом, который понравился бы Ордалиону. Быть может они поэтому так удивились тому, что его избранник мужчина?
Риетта была права, они достигли определенного успеха, но он был лишь началом. До реализации проекта "Золотая паутина" теперь оставались долгих два месяца, за которые многое могло измениться, особенно, учитывая отсутствие единства между правительницами. Но сейчас думать об этом было рано, а оттого и бессмысленно. Некромант решил сосредоточиться на более приятных вещах, чем осуществление планов, а именно, на вине и женщинах. И не просто женщинах, а син'тресках, любимой расе Ордалиона по обе стороны Врат.
- Итак, девочки, чем же мы займемся этим тёмным вечером, переходящих в долгую ночь? - игриво спросил колдун, осушив бокал вина. Вкус у хекских вин и правда был отменный. В пору было пожалеть о том, что Ордалион отложил для себя и своих соратниц только пять бутылок. Не все в одном месте, конечно.
- Обычно, у нас с Ри в такое время и при таких обстоятельствах не встает вопроса о том, чем заняться, но я не знаю пока как ты отнесешься к таким играм, Лейла. Достаточно ли ты любопытна чтобы узнать... - он придвинулся ближе к Риетте и провел рукой от живота девушки вверх, остановившись на груди, - что таиться здесь. А может, и не только здесь?

Рейтинг поста: 2

22

День прошел почти незаметно. За разговором, который, возможно, не стоило вести в хищном Ваэддиаре. Многое было поведано и многое открыто. Рогатую особенно радовало то, что колдун припрятал бутылку с вином. Эта тайна грела душу син'тресски, так что сделав первый глоток, Ри на мгновение, которое показалось достаточно длинным, для того, чтобы пропустить часть разговора, отвлеклась, наслаждаясь богатым вкусом вина. Очнулась она, вернее вернулась из "страны забвения", лишь когда колдун подсел поближе и провел рукой по её животику.
- Так-с, либо я чего-то пропустила, либо... - демоница сделала еще один глоток вина, но уже скорее для того, чтобы привести себя в порядок и проверить не мерещится ли ей происходящее. Когда ладонь колдуна добралась до груди, Ри прикусила губу и отложила в сторону бокал.
- Достаточно ли ты любопытна чтобы узнать...
- Кхм... Ты чего удумал, шалун? Влюбился? - рогатая украдкой посмотрелана Лейлу. - Или? Хм... Разнообразия хочешь? Знаешь, Орд, у тебя отличный вкус, вот только не думаю, что ты смог её заинтересовать... Риетта наблюдала за реакцией соратницы, на предложение её любовника. - Родной, эта милочка, устояла даже тогда, когда я подлила ей зелье... А ты хочешь её мною сооблазнить? Ха!
- Да, дорогой, ты говоришь так, будто хочешь, чтобы она нарисовала с меня картину, - усмехнулась воительница. - Ты же не художница? - осмотрев убийцу, а мысленно даже облизнувшись, спросила Риетта. Рука Риетты незаметно переместилась на ногу колдуна.
Она наклонилась к Ордалиону:
- Распугаешь всех наемниц, - легонько укусив мужчину за мочку уха, прошептала она.
После демонесса выпрямилась и подмигнула красотке:
- Ты можешь многое упустить отказавшись, но выбор всегда остается за тобой, - она улыбнулась, - хочешь присоединится - присоединяйся, хочешь уйти, - небольшая пауза, - встретимся утром. Если хочешь наблюдать, хм... - она задумалась, после чего хитро улыбнулась, - наблюдай. Выбирай, красавица.

Рейтинг поста: 2

Несмотря на то, что Лейла была частой постоялицей питейных заведений, алкоголичкой она себя не считала. Да, зачастую она может надраться настолько, что еле держится на ногах, как это было в тот вечер, когда убийца ещё не была частью группы, но уже видела их двоих — Ордалиона и Ри. Однако Лейлу, как она сама считает, от пьяницы отличает тот факт, что она не пьёт всякую дрянь и разбирается в действительно отменной выпивке, вроде той, что припас колдун. Сделав небольшой глоток, девушка удовлетворённо прикрыла глаза, в полной мере наслаждаясь напитком.
Для человека, который не слишком часто пьёт, ты чертовски хорошо разбираешься в винах, — сказала она командиру.
Син`треска не собиралась осушать бокал залпом, предпочтя насладиться каждым глотком, словно это последняя пьянка в её жизни, последняя выпивка. И как знать, быть может так оно и было? Учитывая грядущие планы, пировать им будет уже некогда, впереди ждало приключение куда более опасное, нежели знакомство со жрицами. Хотя, по правде сказать, Лейла чувствует себя куда более спокойно в смертельной битве, сжимая в руке «Скорбь», нежели в политических играх, в которые она была втянута и, которые, наверняка, ещё не раз её побеспокоят, даже несмотря на то, что выбор уже сделан. Но то, что происходило сейчас... Лейле хотелось осушить залпом не то, что бокал, а целую бутылку лишь бы набраться смелости и наброситься на красавицу Риетту, оставляя жгучие поцелуи на шее демоницы, а затем и на груди, да и вообще на всём теле, попутно раздевая девушку. Ордалион словно прочёл мысли темноволосой мечницы и его рука легла именно туда, где мысленно де ла Мар уже раздевала соратницу и, если говорить начистоту, далеко не в первый раз. Командир озвучил свой вопрос, а наёмница, которая, узнав о запасах вина, надеялась на такое продолжение вечера, но никак не ожидала, что всё произойдёт столь быстро и даже без её инициативы, была до того удивлена, что не смогла проронить ни слова. Она изучала взглядом демоницу, которая до этого времени была недоступна в том смысле, в каком думала о ней Лейла, до этого вечера они были просто соратницами под предводительством Ордалиона. Сегодня же они о многом поговорили, Лейла поведала свою тайну, но стала ли она ближе к ним, особенно к ней — к Риетте?
От нарастающего волнения вперемешку с подступающим возбуждением, дыхание Лейлы становилось всё глубже, всё сбивчивее и с каждой секундой это всё отчётливее читалось в её движениях.
Ты же не художница?
Голос Ри вернул син`треску к реальности. Де ла Мар "нарисовала" что-то двумя пальцами в воздухе, оставив на том месте след из тьмы, который, впрочем, исчез буквально через несколько мгновений.
Как знать, — отвечала Лейла почти шёпотом. — Я бы сказала, что я всё-таки художница, но явно не в том смысле, который вложила в это слово ты.
Когда уже Риетта озвучила Лейле своё предложение, вернее, три варианта развития событий, сердце бешено заколотилось. Вариант оставить парочку наедине до утра де ла Мар даже не рассматривала. Насладиться шоу? Это было бы весьма любопытно, но пожалуй не столь приятно, как самой в этом поучаствовать. Забавно, но Лейла поймала себя на мысли, что испытывает неловкость от ситуации и это при том, что без какого-либо смущения раздевалась догола в присутствии колдуна.
Неужели я стесняюсь... её? — посетила голову неожиданная мысль, ведь никогда прежде убийца ещё не испытывала смущения в такие моменты в принципе.
Не слишком-то спеша переходить к активным действиям, де ла Мар некоторое время наблюдала за колдуном и воительницей, периодически покусывая губу и попивая вино. Но так не могло продолжаться вечно, в какой-то момент ей всё-таки нужно было набраться смелости. В очередной раз поднеся бокал к губам, девушка обнаружила, что тот опустел, а волнения к этому моменту так и не были отброшены. Сейчас-то де ла Мар уж точно жалела, что не осушила свой бокал залпом. Вино ударило бы ей в голову и всё было бы проще. Хотя стоило ли так обманываться? Даже в этом случае разум Лейлы нашёл бы повод для волнения, да и разве хватило бы ей всего-лишь одного бокала вина, чтобы приглушить свои эмоции? Но тут-то, поразмыслив, син`треска поняла, что она и не хотела бы их приглушать или отключать вовсе. Нет-нет, она предпочтёт насладиться этим моментом в трезвом уме, чтобы запомнить каждую деталь, ведь она желает именно прожить эти события, а не вспоминать их фрагментами наутро, попутно борясь с головной болью.
Разве можно тут устоять? — вопрошала Лейла, наконец решившись присоединиться к общему веселью. Правда начала она как-то робко. Лишь подсела поближе, приобняв Ри за шею. Нетрудно было догадаться, что её волнение пока никуда не делось.

Рейтинг поста: 2

- Для человека прожившего столько, сколько прожил я, было бы странно не разбираться в том, что доставляет наслаждение, - хитро улыбнулся некромант, выпив еще вина и отставив бокал в сторону. - В конце концов, удовольствие - единственная отдушина бессмертных.
Их провокационная игра набирала обороты. Ордалион мог наблюдать забавную картину: Лейла явно была смущена увиденным и услышанным, хотя при их первой встрече спокойно мылась в реке обнаженной, нисколько не стесняясь ни его, ни еще одной особы, также присутствовавшей там без одежды. Тут уж было два варианта: либо Лейлу успокаивало присутствие оленей, либо она вела себя так когда рядом был кто-то, к кому она не равнодушна. Странно, конечно, вроде бы всё должно быть как раз наоборот, но у всех свои причуды.
- Зачем же рисовать прекрасное, создавая вторичную копию, когда есть возможность прикоснуться к оригиналу? - продолжал колдун, пока Лейла оставалась в стороне, пребывая в нерешительности. Его пальцы сжались, смяв полную грудь рыжей син'трески, а затем помассировав её круговым движением. Когда Риетта переместилась на колени к Ордалиону, он вновь провел уже обеими руками от бедер до грудей, остановившись на них, словно держал в руках свои сокровища. В каком-то смысле, именно так он и воспринимал происходящее. Помимо самой верной его соратницы, Риетта была любовницей Ордалиона и матерью двоих его детей, которых, пусть, он никогда не видел. Разве такая женщина не истинное сокровище?
Наблюдать за реакцией Лейлы было забавно. Они точно дразнили встреченную посреди пустыни путницу кувшином воды, которую не просто пили, а выливали на себя. Но не потому ли они делали это, что путница позволяла себя дразнить? Ведь ничто не мешало ей и самой припасть к заветному "кувшину". Именно эту мысль и была призвана донести их маленькая игра.
- Ну если ты не художница, то, быть может, скульптор? - продолжал с придыханием говорить колдун, проведя щекой по плечу Риетты. - Любишь... объёмные произведения, - он немного приподнял груди Риетты, позволив тем качнутся. - Ощущение совершенства изгибов и формы в своих руках, - оставив в покое грудь демоницы на какое-то время, он поднялся выше, задевая ладонями уши и начав поглаживать рога своей партнерши, немного взъерошив её волосы. На этом момента Лейла начала понемногу сдавать и сделала шаг на встречу. Пока что робкий шаг, всего лишь немного сократив дистанцию между ними и приобняв объект своего восхищения. Колдун положил руки на колени Риетты, дабы не мешать объятиям.
- Знаешь, говорят, что скульптор не создает шедевр. Шедевр уже изначально сокрыт в том, с чем он работает. Искусство скульптора состоит в том, чтобы убрать всё лишнее, - по интонации и взгляду Ордалиона было ясно, что говорит он совсем не о скульптуре в общем понимании этого слова. Так и оказалось. Он снова поднялся выше и как бы невзначай зацепив лямку одежды Риетты сдвинул её в сторону плеча. - Риетта - уже почти шедевр, нужно лишь убрать лишнее...

Рейтинг поста: 2

25

Вечер набирал обороты. В довольно большой комнате, где происходил разговор троицы, становилось жарко, то ли от выпитого вина, то ли от разворачивающейся перед глазами картины. Вполне конкретные намерения были озвучены Риеттой и подтвержденные действиями Ордалиона, а поэтому раз Лейла все еще находилась в одной комнате с этими двумя, вариантов оставалось не так и много - либо она будет наблюдать, либо таки не устоит и присоединится. Вскоре, как только Тринадцатая боком уселась на колени к мужчине, нашелся и ответ на вопрос о том, что будет дальше. Она одной рукой обнимала Ордалиона за шею, другой расстегивала пуговицы на его рубашке.
- Ммм... - прикусив нижнюю губу выдохнула демонесса. - Вы, - по спине пробежала приятная лёгкая дрожь, внизу живота постепенно разгоралось пламя, - меня ещё долго, - она закрыла глаза, как только рука возлюбленного коснулась её лица, и заговорила тише, с придыханием, - ждать заставите?
Примерно в это же время Риетта ощутила лёгкое прикосновение соратницы.
- Умная, девочка, - подумала ван ден Кляйн.
Сколь уверенными были действия колдуна, столь же осторожными были прикосновения Лейлы. Этот контраст приятно отзывался в теле демоницы, однако, долго ли еще сможет продержаться Риетта привыкшая к слегка более быстрым действиям?
В мыслях Риетта уже набросилась на Лейлу, срывая с неё одежду, в действительности она продолжала сидеть на коленях Ордалиона методично - одну за одной - расстегивая пуговицы. Когда рубашка была расстегнута наполовину, Ри поцеловала колдуна. Поцелуй хоть и был страстным, но оказался коротким. Мгновением позже син'треска на время бросила свое занятие и повернулась к Лейле.
- Ты правда этого хочешь? - притянув милое личико, выдохнула демонесса на ушко девушки. Впрочем дожидаться ответа она не стала и тут же поцеловала красотку.

Рейтинг поста: 2