1 (2019-10-29 14:59:50 отредактировано Equinox)



Действующие лица:
[ Equinox ] & [ Renatus Wells ]

Внешний вид персонажей:
Та, что неудачница с острыми ушами, одета подобающе аскетичному скитальцу; тот, что хмурый заклинатель, прячется под серым плащом.

Дата и время в эпизоде:
6-й день Месяца Аквамарина; полдень.

Погода в эпизоде и место действия:
Солнечно; город-государство Эстелл.

Тип эпизода:
Личный.

Краткое описание действий в эпизоде:
Неожиданная встреча в неожиданных обстоятельствах; и немножко магии.


Рейтинг поста: 1

2

Но мне очень это нужно, правда! Пожа-а-а-луйста!
Простите, но если вы не хотите оставить заявку на регистрацию для обучения алхимии или зачарованию, мы ничем не можем вам помочь. Доступ к архивам гильдии для гостей невозможен... – прозвучал ожидаемый сухой ответ, проглотив который, Эквинокс в расстроенных чувствах вышла из здания организации Вилварин. Несколько дней пути до столицы и все зря! Так еще и на обратном пути дважды чуть было не запнулась на входных ступеньках; каким-то чудом ей удалось не потерять равновесие, дабы не оставить на крыльце гильдии несколько своих – на удивление пока еще целых – зубов.
Знания должны быть доступны для всех! Это несправедливо! – тихо выругавшись на могущество бюрократии, оглядываясь через плечо на молчаливо-внимавшее ее сетованию строение, в стенах которого был получен официозно-вежливый отворот-поворот на просьбу допустить до связанных с колдовством рукописей, на последней ступеньке чародейка невольно дала осечку и, оступившись каблуком сапога, бесславно распласталась по пыльной мостовой. Несколько юных беспризорников, занявших тесное пространство переулка неподалеку, не упустили без внимания приключившийся с Эквинокс эпизод, в мгновение ока оказавшись поблизости.
Ха-ха, какая неуклюжая эльфийка!
Тётя, с вами все хорошо?
Ну же, ребята, помогите ей подняться, чего столбом застыли?
Заключенная в поношенную рваную одежду шпана засуетилась, обступив Эквинокс со всех сторон. Несколько наиболее старших мальчишек протянули горе-исследовательницы руку, помогая встать на ноги, покуда более младшие участники этой ватаги, оставшись чуть поодаль, лишь указывали на нее пальцами и полушепотом обсуждали наиболее примечательные детали внешности, а кто-то даже – очевидно, из примитивного любопытства, – не постеснялся потрогать острые уши.
Спасибо, – смущенно отозвалась Эквинокс, стряхивая с одежды подобранную на нее грязь и пыль. Оглянувшись на маловозрастную группу поддержки, ее взгляд выхватил лишь их удаляющиеся в глубину городских улиц спины.
Какие милые...
«..детишки» – уже почти что промурлыкала Эквинокс, когда пальцы син'трес, скользнув по жесткой ткани одежды на бедре, не нащупали привычно подвешенный к поясу мешочек с серебром.
Воры! – тут же проконстатировала она вслед убегающей под веселое гоготанье шпане; умиленная улыбка моментально испарилась с ее ставшего серьезным лица. Просто так расставаться со своими деньгами – единственными сбережениями, которые обеспечивали ее всем необходимым в путешествии, – син'трес не планировала, а потому без промедления рванула следом за малолетними разбойниками. Местное хулиганье хорошо знало пути к отступлению, оттого Эквинокс почти не удивилась, когда, преследуя их, оказалась втянута на переполненный ротозеями полуденный рынок. Стараясь не потерять воришек из вида, ей не оставалось ничего другого, кроме как отчаянно пробираться через разбросанные по торговым участком столпотворения, концентрируя внимания на беглых мальчишках.
В конечном счете, увидев, как те воспользовались узким переулком возле виноторговческого прилавка, чародейка поспешила за ними, невольно налетев на пару мужчин – и больно ударившись лбом об торс одного из них, – уже явно оценивших качество продаваемых поблизости напитков.
Только... ик!-посмотри на эту очаровашку, дружище! Как ни-ик!-как, заблудилась? Давай мы тебе все здесь покажем... – договорить настырный незнакомец не успел, будучи буквально оборванным на полуслове: едва не вскрикнув под пронзительным взглядом его серых глаз, Эквинокс резко выставила руки перед собой и опрокинула живое препятствие небольшим разрядом кинетической силы, после чего продолжила свою погоню за почти что скрывшейся с глаз шпаной, оставляя обескураженного произошедшим мужчину наедине с его мыслями, пытавшимися увязать произошедшее хоть с каким-то рациональным объяснением.
Наконец, погоня завела Эквинокс в тупик, где белобрысый юноша – очевидно, главенствующий в этой уличной компании, – самодовольно продемонстрировав ей украденный у нее кошель и принялся ловко взбираться по пустотелым бочкам с ящиками, намереваясь вместе с остальными перемахнуть на крыши близлежащих зданий. Для чародейки это означала окончательно отдать победу в руки воришек, оттого она не смогла сообразить решения более лучшего, нежели при помощи магии опрокинуть большую часть сопутствующих побегу предметов, лишив шпану единственного пути на крыши.
М-маг! Маг! Она маг! – под рой испуганных детских возгласов, наперебой скандировавших неожиданно сделанное открытие, Эквинокс подошла ближе к потиравшему ушибленный затылок верховоде этой шайки. Моментально утратив прежний азарт, тот испуганно протягивал в ее сторону руку, дрожащими пальцами сжимавшими вываренную кожу кошеля. А едва отвоеванный трофей вернулся к своему законному остроухому обладателю, шустро попятился назад и развернулся, стремясь поспеть за уже удравшими подельниками.
Эквинокс же лишь неуверенно пожала плечами, откровенно не понимая, почему ее элементарные магические способности произвели такое впечатление на эту шпану. В любом случае – свои деньги она вернула, пусть даже забыв о том, что колдовство без лицензии в Эстелле карается с тяжелой буквы закона.

Рейтинг поста: 2

3 (2019-11-01 19:17:16 отредактировано Renatus Wells)

— Именем…
Поцелуй меня в зад! АГРХ!
Ренэтус Уэллс недовольно нахмурился и покачал головой, в то время как теневой рыцарь опустил тяжелый сапог на спину лежащего на полу мужчины. Глухой вскрик пойманного преступника застрял у него в горле, когда по комнате отчетливо разнесся звук хрустнувших ребер. Недовольно постучав пальцами по столу, удобно разместившийся на простеньком деревянном стуле убийца не стал дожидаться полной тишины и продолжил:
— Именем Совета Трех и по приказу Верховного Судьи, вы, Альрус Пресли, осуждаетесь за разбой, работорговлю и убийства, и приговариваетесь к смертной казни. Приговор вступает в исполнение немедленно.
Подчиняясь безмолвному указанию, рыцарь сделал короткое движение мечом, отделив голову от тела. Уэллс неторопливо поднялся из-за стола и пересек комнату, стараясь не угодить ботинками в растекающуюся лужу крови. Как и в конце каждой охоты, сейчас парень чувствовал удовольствие от выполненной работы вперемешку с легким привкусом разочарования. Альрус отлично умел врать, прятаться и выживать, и благодаря этому сумел просуществовать в преступном мире Эстелла достаточно долго и обрести достаточно связей, чтобы привлечь к себе внимание Серого Братства. На его выслеживание у Ренэтуса ушло больше двух недель и это при том, что он получил подкрепление в виде молодого стажера. Правда, как искренне считал сам заклинатель, стажер в итоге только мешалась, хотя возможность скинуть на неё часть работы была весьма приятным бонусом.

— Отличная работа, спасибо, Ардис. Отдыхай.
Теневой рыцарь грациозно поклонился и, взмахнув плащом, словно неохотно обратился в струйку черного тумана, тотчас же поглощенную собственной тенью Рена. Хоть другим это могло и показаться странным, Уэллс довольно трепетно относился к своему старому другу, если так можно было сказать о призываемом существе. Словно сформированный из множества почерпнутых из книг образов, возникших в голове тогда еще юного Ренэтуса, Ардис был его верным слугой, тем, кому он всегда мог доверить прикрывать свою спину. И пусть теневой рыцарь неспособен был говорить, но по его жестам и поведению вполне можно было определить настроение. Пока заклинатель пребывал в собственных мыслях, сверху послышались шаги. Довольно юная девушка среднего роста с длинными, собранными в хвост светлыми волосами многим бы показалась красивой, если бы не уродливый шрам, по диагонали пересекавший молоденькое личико. 
Нашла множество бумаг с записями об операциях и несколько закрытых шкатулок. Часть информации зашифрована. Сейчас составлю опись и отправлю всё на экспертизу. Правосудие свершилось? — отрапортовала стажер по имени Мэри, неприязненно взглянув на распростершееся на полу обезглавленное тело.
От неожиданности Рен чуть было не поперхнулся собственной слюной. Насколько он знал, мать Мэри работала в государственной канцелярии, а отец был районным судьей, вследствие чего их дочь теперь страдала от чрезмерного чувства справедливости. Она пошла в Серое Братство дабы карать преступников и вершить правосудие, хотя на взгляд заклинателя такой как она было самое место в Ордене Цельпа. Если последние были защитниками, то Уэллс и ему подобные были гончими и карателя, оставляющими за собой след из трупов.
Да, приговор исполнен. Оставляю на тебя составление протокола.
Парень направился было к выходу, когда его догнал оклик девушки.
Постойте, но разве составление протокола не является обязанностью старшего в операции?
Да, ты абсолютно права, но в случае с тобой, как стажером, возможны исключения. Тебе необходимо всецело проникнуться выполняемой нами работой и на своем опыте познать всю важность миссии. Составление протокола даст мне возможность оценить твою наблюдательность, память и ответственность – крайне важные качества для члена Серого Братства. Как закончишь, отправь протокол мне, я проверю и, если всё будет в порядке, подпишу.
Уэллс давно научился врать без зазрения совести, совершенно спокойно глядя в глаза собеседника и в очередной раз этот талант ему пригодился. Он терпеть не мог бумажную волокиту. Закончив свою речь, парень развернулся и поспешно покинул лачугу в нижнем городе, служившую одним из тайных убежищ его сегодняшней цели. Вскоре причудливо запутанные улочки вывели его к рынку. Как и любой рынок, этот был полон гомона и толкотни. Люди бродили туда-сюда, разглядывая товары, прицениваясь и до пены у рта спорили с продавцами, пытаясь сбить цену. Однако, при всей кажущейся хаотичности движения толпы, она подчинялась определенным законам. Одним из проявлений таких законов было то, что вокруг Ренэтуса тут же образовалось пустое пространство как минимум в пару локтей.

Мелочь, а как приятно – насмешливо пробормотал заклинатель, специально не ставший снимать отличительный серый плащ его организации и лишь посильнее натянул капюшон, пряча лицо. При исполнении он не носил эту одежду в городе, справедливо считая, что она привлекает ненужное внимание. Впрочем, это было справедливо лишь для тех людей, кому было что скрывать, обычные же граждане предпочитали поспешно отвести взгляд и не приближаться к представителю “палачей.”
Остановившись у алхимической лавки, Рен задумчиво разглядывал ценники, когда шум и ругательства за его спиной стали звучать громче и чаще обычного. Развернувшись, убийца заметил ватагу мелюзги, поспешно просачивающуюся сквозь рыночную толпу. Обычное дело. Он хотел было уже отвести взгляд, когда тот зацепился на уверенно следующую за шпаной худощавую девушку, чье лицо показалось ему смутно знакомым. Парень порылся в памяти, пытаясь вспомнить, где он мог её видеть. Острые уши и темно-лиловые волосы сразу ассоциировались с эльфами, но вот багровые метки под глазами стойко выбивались из образа, настойчиво раздражая какие-то давнишние воспоминания.

Пока Уэллс был поглощен раздумьями, девушка со всего маху врезалась в одного из посетителей рынка и поспешно вскинула руки, словно извиняясь. Правда, после извинений люди обычно не отлетают на полметра и не опрокидываются на землю.
Неужто Вилварин? Кто еще, кроме них, осмелится так открыто использовать магию среди толпы?
За время жизни в городе убийца успел повидать множество представителей этой организации и многие из них существенно отличались от типичного образа “мудрого волшебника”. Могло ли быть так, что эта девушка из их, а помнит он её потому, что когда-то пересекался по работе? Что же, более чем вероятно, да только вот память всё еще упорно отказывалась давать ответ. Раздраженный отказом собственного разума сотрудничать, Рен принял решение и поспешил следом за убегающей эльфийкой.
Он нагнал её как раз в тот момент, когда она взмахом руки опрокинула многочисленные бочки, после чего забрала у одного из потрепанных мальчишек кошелек. Что же, картинка сложилась воедино. Задумчиво проводив взглядом убегающих беспризорников, Рен облокотился на стену узкого переулка.
Ардис, приготовься.
Он не стал пока что вызывать рыцаря, справедливо рассудив, что если эта девушка действительно член Вилварин, то проявление агрессии с его стороны может привести не к самым хорошим последствиям. Впрочем, он имел полное право попросить продемонстрировать значок гильдии, а если девушка попытается сбежать следом за мелюзгой, Ардис перекроет ей дорогу к отступлению. И чем дольше он её рассматривал, тем больше сомневался в её принадлежности к Вилварин. Подумав, Рен решил сделать вид что принял девушку за новоприбывшую. Если это не так, то ей достаточно будет показать ему магическую медаль и на этом они разойдутся.
- Не то чтобы я жалел эту мелочь, но ты же знаешь, что колдовать на улицах Эстелла запрещено законом?

Рейтинг поста: 2

4

Оглядевшись перед собой, Эквинокс, несмотря на случившееся отступление малолетних негодяев, продолжала неуверенно мяться на месте, оценивая устроенный ей беспорядок и заодно с тем прикидывая план своих дальнейших действий в стенах города. Вилварин закрыли перед ней свои двери, но чародейка по-прежнему нуждалась в накопленных ими знаниях; даже если среди них не было ответа на ее вопрос, она все равно полагала полезным опыт другой магической организации.
Речи же о возвращении к Прорицателям и вовсе не шло; вряд ли они с радостью примут обратно беглянку, которую наверняка успели окрестить ренегатом за весь ее интерес к литературе демонологического характера и внезапное исчезновение. Значит, следовало найти путь в гильдию, пока ее деньги вновь не оказались в руках посторонних, либо же попросту не закончились, принуждая к дальнейшей перспективе предлагать услуги ясновидящего мага обывателям с улиц. Наверное, здесь, в Эстелле, бывает не столь много фаэдерских прорицателей, чтобы занять нишу гадальческой магии...
В этот момент не самых радостных прогнозов до ушей донесся посторонний голос, из-за которого Эквинокс чуть не подпрыгнула на месте от неожиданности.
Не то чтобы я жалел эту мелочь, но ты же знаешь, что колдовать на улицах Эстелла запрещено законом?
Резво обернувшись, она увидела говорившего – непримечательного молодого человека в подобающем подобному образу невзрачном облачении, – и сам тон его вопроса, словно сплетенный из ядовитой формальности и тонкой снисходительности, показался ей обескураживающим. В нем не было ничего угрожающего или заискивающего, но отчего-то Эквинокс ощутила себя самым настоящим преступником, на запястья которого уже примеривают подходящего размера кандалы.
– З-запрещено?..
Кажется, если затаить дыхание и внимательно прислушаться, можно было услышать лихорадочно роющиеся мысли в голове син'трес, смотревшей на заключенного под ткань серого плаща мужчину с таким видом, будто он попросил ее сложить два и два, а она тот час же разучилась считать.
Ну конечно же!
Хоть детство и прошло в отдалении от столичного полиса, где хватка закона на шее нелицензированных магов шествовала бок о бок с попустительским отношением к мелким прецедентам бюрокатически незасвидетельствованного колдовства, Эквинокс вспомнила, что в момент ее отбытия из земель Эстелла столичная магия все еще находилась под неусыпным контролем со стороны власть имущих. Проведя почти десяток лет в Фаэдере, где искусство чародеев тесно вплетено в повседневную жизнь города, дышащего богато скопленными в нем колдовскими знаниями, син'трес совсем забыла о том, что Эстелл – практически полная его противоположность.
Теперь стало ясно, чего так всполошилась шпана из-за ее простого магического трюка; ведь в тот момент она оказалась на глазах сразу у нескольких свидетелей, об одном из которых даже не догадывалась.
– Я... Мне... Мне об этом никто не сказал! – сорвалось с языка неуверенное оправдание, вслед за которым дрожащие пальцы Эквинокс принялись накручивать вокруг себя тесьму от ее дорожной одежды, выдавая нервное напряжение девушки.
– Честное слово, я бы не стала использовать магию, если бы на то не было необходимости! Я... Я привыкла, что в Фаэдере...
Осекшись на полуслове, чародейка слишком поздно поняла, что не стоит упоминать прочее государство, наверняка не лишенное своей шпионской агентуры; еще не хватало, чтобы о ней доложили страже, как о соглядатае иностранных магов.
Ах, и почему у нее вечно столько проблем?
– Они обокрали меня, у меня не было выбора! – в конечном счете выпалила Эквинокс, понимая, что все возможные оправдания закончились у нее еще прежде, чем начался этот диалог. Лгать же она никогда не умела; еще в детстве, случайно испортив дорогой гобелен в имении Уэллсов и попытавшись сделать вид, что не имеет отношения к этому случаю, она настолько заволновалась во время рассказа своей выдуманной истории, что чуть было не потеряла сознание, объясняясь перед бароном.
И хотя того это даже позабавило, желание обманывать кого-либо без предварительной подготовки у нее с тех пор абсолютно отпало.
– П-пожалуйста, господин... – она запнулась, мгновением ранее странным образом уверенная, что знает имя человека перед ней; сейчас, когда блекло-алые глаза полукровной син'трес вновь мазнули по лицу собеседника, черты того по-прежнему казалась ей очень знакомыми. – Н-незнакомый господин, – все так же запинаясь, исправилась Эквинокс, – Не говорите никому о том, что вы видели!
Помявшись секунду, она неуверенно сжала пальцы, до сих пор сжимавшие отвоеванный у шпаны кошель и тот отозвался робким скрежетом серебряных монет.
– Если нужно... Я... Могу заплатить вам за молчание... – последовало осторожное предложение, а глаза девушки тем временем обшаривали переулок на предмет тех же путей к бегству, которыми ранее воспользовалась шайка вороватых беспризорников.
Вот теперь она определенно ощущала себя готовящейся к побегу преступницей.

Рейтинг поста: 2

Ну и ну – убийца едва слышно цокнул языком, когда его подозрения целиком и полностью подтвердились. Пристальный взгляд мужчины, казалось, проникал под кожу, внимательно подмечая поведение собеседницы и не упуская шанс подробно рассмотреть аккуратное личико, на котором волнение смешивалось с осознанием собственной глупой ошибки. Настойчивое ощущение узнавания упрямым роем гудело в голове Рена, не давая при этом ухватиться за какую-бы то ни было точную деталь. Это раздражало.
В целом, новоприбывшая из Фаэдера, выглядела не особо подозрительно. Будь она преступницей или шпионом, то очевидно предпочла бы не привлекать к себе внимание несанкционированным применением магии на кучке сопляков, да и в город её пустили. К тому же, технически, подобные преступления были больше под юрисдикцией местной стражи или самих Вилварин, поэтому, даже решив задержать девушку, Рен бы в итоге просто сбагрил её в другие руки.
Если нужно... Я... Могу заплатить вам за молчание...
Так и быть, я сделаю вид, что этого не слышал – съязвил Рен. Он не стал в подробностях объяснять, чем чревата попытка подкупить одного из Серого Братства, особенно в подобной ситуации. Отступив от стены, на которую он до этого облокачивался, Ренэтус в несколько плавных шагов оказался рядом со странницей. Левая ладонь словно невзначай легла на рукоять одного из кинжалов, скорее, как показатель серьезности намерений, чем прямая угроза. Да и он не мог быть уверен, что чаройдека не попробует повторить на нём тот фокус с пьяницей на рынке, опрокинув на землю и попытавшись сбежать.

И в этот самый момент, словно дождавшись, пока он встанет рядом с девушкой, одна из опор стоявшей рядом стойки с тарой, не затронутой магическими фокусами, предательски хрустнула и надломилась, обрушив закрепленные на почти трехметровой высоте деревянные ящики прямиком на голову парочки. Краем глаза заметив начавшееся движение Рен успел лишь сделать короткий рывок вперед, и, врезавшись телом в собеседницу, сбил её на землю, убрав с линии поражения. Позади раздался словно раздосадованный звук падающей на землю тары.
Твою мать, какого хрена? – недовольно рыкнул мужчина и тут же замолчал, осознав, что лежит сверху на девушке, едва ли не касаясь с ней носами. И в этот самый момент испуганный и полный вины взгляд багровых глаз вызвал в голове воспоминание многолетней давности, когда в семейной библиотеке на него так же неожиданно обрушился наполненный книгами шкаф. От удара его тогда спасло лишь чудо. Он помнил шумную суету прислуги и панические возгласы. Но лучше всего ему запомнился взгляд сидевшей за соседним столом девочки. Она была дочерью советницы отца. Ренэтус с ней практически не общался, но знал, что маленькая синтресс проводила за чтением довольно много времени. Он мог вспомнить несколько случаев, когда оба хотели взять одну и ту же книгу, впрочем, начинавшийся спор обычно вскоре разрешала старшая Тремар, заставляя девочку уступить книгу сыну барона. И в тот день, поднимаясь с пола и пытаясь унять неистово стучащее сердце, он хорошо запомнил полный страха и какой-то непонятной ему вины взгляд. И именно его он сейчас видел перед собой.
Несколько кусочков паззла наконец-то сложились в общую картину. Мужчина осторожно поднялся и встряхнул головой, словно пытаясь утрясти мысли.

Экви…нокс – шутливо-язвительный тон уступил место удивленному, и на короткое мгновение взгляд Рена, казалось бы, потеплел на пару градусов, но уже в следующую секунду вновь стал холодным, словно северные пустоши – что же, леди Тремар тоже в городе?
Из писем, получаемых от матери, он давно уже знал и о том, что Эквинокс с матерью покинули поместье Уэллсов спустя пару лет после его отъезда, и о слухах, утверждающих что болезнь, свалившая отца, была ничем иным, как делом рук демонической семейки. Не то чтобы он верил каждой бредовой идее, затесавшейся в головы людей, но и исключать такую возможность никак не мог.
Он протянул руку и помог синтресс подняться. Не дожидаясь ответа, обернулся, окинув переулок взглядом. Рухнувшая конструкция нашумела еще больше, чем чародейка и теперь это место стало совершенно не лучшим выбором для бесед. А спросить ему было что.
Иди за мной, быстро. Попробуешь убежать – уши укорочу.  – дождавшись утвердительного кивка, Ренэтус решительным движением накинул на Эквинокс капюшон её плаща, скрыв выделяющиеся волосы и уши. Схватив девушку за запястье, убийца добрался до конца переулка и осторожно огляделся, после чего пошел дальше по неплохо знакомым ему за время жизни в городе переулкам.
Тащить её в собственное жилище или, того хуже, штаб-квартиру Братства было бы глупостью, но к счастью, Рен обладал информацией о нескольких домах, время от времени используемых “палачами” в качестве временных баз. Одна из них была неподалеку и, по его сведениям, должна была сейчас пустовать. Добраться туда удалось достаточно быстро, хоть Рэнетус и подозревал, что картина мужчины в плаще, тащившего за собой по улицам худощавую девушку, могла привлечь ненужное внимание. Быстро отыскав ключ за одной из хитро отодвигаемых досок, убийца завел Экви в небольшое, скромно обставленное полуподвальное помещение. Плотно закрыв дверь и выглянув в небольшое окошко, чтобы убедиться, что за ними не увязался хвост, заклинатель жестом указал чародейке на потрепанное жизнью и молью кресло, а сам тем временем опустился на стоявший напротив обшарпанный стул.
  – Рассказывай. – карие глаза убийцы выжидающе сверкнули в царившем вокруг полумраке.

Рейтинг поста: 2

6

– Так и быть, я сделаю вид, что этого не слышал.
Эквинокс чуть ли не с квадратными глазами уставилась на собеседника; для нее отказ мутного на вид прохожего от легких денег за молчание был подобен сказке о пятиглавом драконе, выдыхающем живых дворфов из каждой своей пасти. А между тем, тот поступил весьма верно; лишь несколькими минутами ранее отвоевав свои последние кровные у вороватых негодяев, чародейка вовсе не собиралась расставаться теперь даже с малейшей их толикой, уже было решительно настроенная одарить человека в плаще магическим сном, если тот согласится на предложение.
Иной момент заключался в том, что она до сих пор не понимала, кто именно перед ней: бдительный прохожий, местный агент правопорядка или уличный разбойник.
– Знаешь, если ты собираешься меня ограбить, то ты какой-то странный грабитель. Ну, как тебе сказать... непоследовательный что ли? – полукровная син'трес задумчиво склонила голову вбок, склонившись больше к последнему предположению о личности собеседника и даже не осознавая, какой дурочкой выглядит в этот момент. Во всяком случае, для нее самой происходящее действительно было непонятно, ведь память о царящих в Эстелле порядках порядком обветшала за добрый десяток лет, принесенным в жертву путешествиям с матерью и обучению у фаэдерских Прорицателей.
Раздался хруст, от которого по спине Эвинокс пробежал знакомый холодок, дававший о себе знать в те моменты, когда проклятие в очередной раз намеревалось испортить жизнь своему носителю и ее окружению.
«И вот опять...» – едва успела подумать чародейка, как в следующее мгновение оказалась прижата к холодному камню улицы за счет веса своего собеседника.
– Да, со мной такое часто бывает, – будничным, но вместе с тем каким-то виноватым тоном пояснила она, даже не пытаясь спихнуть с себя постороннее тело. Это, как минимум, было бы сложно с ее худощавой комплекцией, а применять наиболее открытые формы магии, будучи буквально пойманной за руку на этом деле, не слишком-то хотелось без вынужденной на то причины. До тех пор, пока мужчина держал себя в руках, она только и могла, что сиять пунцовыми от смущения щеками и жалеть о том, что рухнувшая с мостков тара все-таки не пришибла этого человека по голове.
– Экви…нокс. Что же, леди Тремар тоже в городе?
– Чего-чего? Откуда ты...
Эквинокс запнулась на полуслове, еще раз внимательно присмотревшись к мужчине. Теперь его образ абсолютно точно наводил на воспоминания, отчаянно старавшиеся выбраться из своего кокона где-то на самых отдаленных задворках сознания. И, судя по удивленно-расширенным глазам девушки, память ее не подвела.
– Рен?..
Подобрать слова для столь неожиданной встречи было трудно; Эквинокс настолько отвыкла от детства, что совсем не ожидала встретить в столице кого-то из детей барона Уэллса. Хотя было бы ложью сказать, что она никогда не представляла о том, какими последствиями это может обернуться. Она хорошо помнила, из-за чего им с матерью пришлось бежать из имения Уэллса и этот осколок детских воспоминаний как никогда тревожно замер сердца.
Совладав с перехватившим дыханием, чародейка обескураженно залепетала, стараясь придать голосу большей уверенности, нежели было в ее распоряжении:
– А ну быстро слезь с меня, индюк!.. Иначе я тебе полную рожу заклинаний сейчас наколдую! Ты мне книгу, должен, вообще-то! Даже две!..
Скептически посмотрев на протянутую ей руку, Эквинокс с явной неохотой взялась за ладонь Ренэтуса, по-прежнему буравя его недоверчивым взглядом.
– Не твоего высокородного ума дело, где моя мать, – хмуро огрызнулась она, уже поднявшись и вновь отряхиваясь от пыли, которую во второй раз собрала на себя с улиц Эстелла. Пожалуй, в иной раз она бы уже со всех ног дала деру из переулка, но на этот раз ситуация сама приглашала стать заложником ее обстоятельств; полукровная син'трес не знала, как следует относиться к Рену после того, что случилось с бароном Уэллсом и какими намерениями он сам обладает в ее сторону. Но именно Ренэтус мог оказаться той самой полезной фигурой в городе, знакомство с которой значительно облегчит ее следующие дни пребывания в столице.
В конечном счете, она кивнула, согласившись идти за ним. И как наивно с ее стороны было полагать, что один из сыновей Уэллса приведет ее в приятного вида постоялый двор с ароматной и вкусной стряпней, а не в забытый всеми богами (и, возможно, даже городскими властями) подвал непонятного строения.
По меньшей мере, внутри нашлось, на чем можно было сидеть.
– Рассказывай.
Эквинокс огляделась вокруг, сквозь полумрак помещения отмечая его голые стены и безвыходность положение, мгновение спустя возвращая недовольный взгляд на Рена.
– Ничего я тебе не собираюсь рассказывать. Лучше выпусти меня отсюда, пока я тебе не запихнула что-нибудь в... одно место... – запнувшись, продолжала чародейка уже с меньшим пылом. – Я хороший маг... И... Ты меня бесишь!..
Скрещенные на груди руки сильнее впились пальцами в плечи.
– И вообще я... есть хочу.

Рейтинг поста: 2