1 (2019-11-23 16:46:18 отредактировано Liarra)

https://i.imgur.com/7LNYHD4.jpg
Действующие лица:
Liarra, Olaf
Внешний вид персонажей:
Согласно анкетам или первым постам
Дата и время в эпизоде:
Год Бристольско-голубого Водопада, Оникс (середина месяца)
Эстелл, Нижний город
Погода в эпизоде и место действия:
День, клонящийся к вечеру. Прохладно.
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Лили, совсем недавно покинувшая свой дом, кажется, совсем заблудилась на своем пути. Найдется ли тот, кто сможет направить черную кошку в нужную сторону?

Рейтинг поста: 0

2 (2019-12-09 19:47:54 отредактировано Liarra)

В животе снова забурчало. Лили отстраненно его погладила, глядя перед собой. С неба лило как из ведра, не переставая ни на минуту уже несколько часов. Дождь барабанил по стареньким облезлым крышам и упрямо превращал дороги в ручьи. Так, глядишь, скоро в них рыба заведется.
Девушка скрывалась в тёмном уголке подворотни под небольшим козырьком и следила за двумя торговцами, которые всё стояли на своей точке и, несмотря на погоду и отсутствие покупателей, продолжали стоять, надеясь еще хоть что-то продать. Видимо, совсем за сегодня выручка не радует. Впрочем, товар их тоже желал лучшего: помятые мелкие овощи, подсохший (а теперь еще и подмокший) хлеб да обычная вода. Пожалуй, только в этой районе такое и могли купить. Благо, и стоили эти сокровища сущие медяки - но у Лиарры и того не было.
Прошло чуть больше месяца с тех пор, как она сбежала из дома и теперь, пребывая в каком-то потерянном состоянии, не могла найти новую дорогу. Словно сошла с тракта, а нога никак не ступала на лесную тропу - вокруг сплошные дебри и дикие звери. Зверей оборотница не боялась - у самой клыки да когти, только люди-то много хуже...
Пару дней назад какой-то хмырь рискнул стащить у неё сумку с вещами и умело скрылся среди толпы так, что пантера не сразу смогла его отыскать среди множества не самых приятных запахов. Когда вор был найден, он уже потрошил Лилины вещи.Правда, он не ожидал, видимо, что девушка его выследит, и с испугу драпанул от неё подальше, бросив сумку (но не забыв прихватить кошель). А чтобы добавить аристократке забот, полоснул её мимоходом ножом по боку.Не смертельно, но достаточно болезненно.
благодаря хорошей регенерации, рана сегодня уже не кровила, но и на охоту с ней не сходишь - только силы потратишь.
Брюнетка чувствовала усталость и сильный голод, бок саднило. Из-за эмоционального истощения заклинания не складывались - нити словно развязывались, не желая собираться в прочные узелки.
Беглянке оставалось надеяться на свою ловкость, а единственный выход, который она сейчас видела - это позаимствовать несколько продуктов у тех самых торговцев.Терпеливо ожидала, пока они начнут собираться, только тогда у неё будет шанс что-то украсть. сейчас, в отсутствие покупателей, их взгляды были прикованы к прилавкам и проходящим мимо людям.
Наконец, они принялись складывать своим пожитки в небольшую тележку. Оборотница подобралась к ней сбоку и, подождав, пока оба человека вернутся к лоткам за остальным скарбом, вынырнула из-за колеса и сунула руку внутрь телеги.
- Эй! Воровка! - крикнул один из торговцев и рванул в её сторону.
Успевшая нащупать помидор, оборотница вытащила его и побежала назад. Но почти тут же подскользнулась на размытой дороге и рухнула в грязь.
Подбежавший мужчина с силой пнул её сапогом, попав ровно туда, где был порез. Лили вскрикнула от боли и, оскалившсь, зарычала на обидчика. Но того этот факт не смутил, тем более, что как раз подошел его приятель.

Рейтинг поста: 1

Что есть Нижний город? Олаф уже бывал в Эстелле дважды и мог уверенно ответить: это грязный лабиринт, наполненный крысами в большей степени, чем людьми. Идеально, чтобы затеряться, но слишком паршивое местечко, чтобы в нём на постоянной основе жить. Юноша ловко лавировал между залитыми водой выбоинами в утоптанной грязи, которая под натиском дождя медленно, но верно превращалась в болото. Он возвращался из таверны, расположенной под стеной, отделявшей Нижний город от Верхнего, в ту, где снимал себе комнату. Причина того, что он не работал там же, где поселился, заключалась не только в на удивление липком взгляде рыбьих глаз трактирщика, но и в том, что вторая была самым дорогим заведением Нижнего города, а следовательно, там собирались самые толстые кошельки по эту сторону разделительной стены.
Оборотень был в хорошем настроении - он присмотрел себе группу охотников, которые уже несколько дней безрезультатно искали провожатого в малонаселённую местность к юго-западу от Эстелла. Пару недель назад он срезал себе путь через те земли и неплохо представлял себе, куда можно отвести "клиентов", чтобы они не только выбирались оттуда несколько дней, но и не стали чьим-то обедом. Юноша уже представлял себе их лица, когда они поймут, что их облапошили, и обнаружат пропажу кошельков и ценных вещей, отчего он еле сдерживался, чтобы не расплыться в дебильной улыбке.
Неожиданно в сгущавшемся сумраке осеннего вечера разнёсся крик: "Воровка!" Пройти мимо Олафу ничто не мешало, но где-то глубоко внутри угнездившаяся радость от удачной находки шептала, что такой прекрасный вечер вряд ли окончится неудачно, что бы оборотень ни сделал. Поэтому он заглянул за угол и увидел, как два мужика склонились над довольно хрупким тельцем, скрючившимся в грязи.
Если что и осталось в аферисте, стоявшем сейчас в двадцати метрах от участников конфликта, от мальчика, который мечтал стать воином, так это стремление помочь тем, кто был слабее него. Юноша периодически старался бороться с ним, отворачиваться, но не всегда ему это удавалось. Вот и сейчас при взгляде на то, как один из мужчин пнул лежавшую девушку, Олаф внутренне грязно выругался, понимая, что белая полоса, скорее всего, для него закончилась. Впрочем, лишь один из потенциальных оппонентов был крупнее оборотня, обоим на вид было хорошо за сорок, а мятые лица выдавали в них профессиональных алкашей. Всё это хрейдмарец подметил за то время, что ноги несли его навстречу неприятностям.
- Добрый вечер, уважаемые!
Один из "уважаемых" поднял на оборотня налитые кровью глубоко посаженные глазки и зло бросил:
- Пшёл вон, мы уже ничего не продаём.
- Да неужели? - Невозмутимо улыбнулся юноша. - Я вижу у вас как минимум одну покупательницу. Только... зачем вы её бьёте? Вы так со всеми клиентами обращаетесь?
- Ты чё, глухой? - Второй торговец поддержал товарища. - Иди своей дорогой, малой! Мы тут воровку уму-разуму учим.
Олаф недовольно поцокал языком:
- Воровка, говорите. Ай-яй-яй, как нехорошо на людей-то клеветать. - Тут уже оба мужика выпучили на афериста глаза, пораженные его наглостью. - Это вообще-то моя сестра из глухой деревни. Я попросил её принести нам на ужин в салат пару помидоров. Глядите, - оборотень поднял девушку за грудки на ноги, после чего сунул руку ей за пазуху и "достал" оттуда несколько серебряных монет. - Видите? Я дал ей денег, но она ещё плохо разбирается в том, как совершается торговля и, наверное, от нервов забыла с вами расплатиться.
- А ты не охренел часом, пацан? - Ледяным тоном поинтересовался более мелкий из торговцев, очевидно, оправившийся от шока. - За дебилов нас держишь? Думаешь, мы поверим в эту байку?
- Так вам нужны не деньги, а проблемы? - Абсолютно спокойно ответил юноша. - Вы знаете, кто я? Нет? Какая досада. Думаю, когда вам выпишут плетей за нападение на племянницу Булварка, вы всё поймёте. - Булварком звали капитана стражи, отвечавшего за Нижний город, это Олаф с прошлого посещения города помнил, так как именно к нему его привели, когда двухдневная игра в прятки всё же закончилась провалом. Впрочем, в тот раз юноша ничего серьёзного сделать не успел, а капитан оказался на удивление приятным в общении человеком, из-за чего, собственно, из всего населения Эстелла его Олаф и запомнил. А ещё Булварк был оборотнем, что делало выдумку хрейдмарца на толику правдоподобней.
- В смысле племянницу? Серьёзно? - Глаза торговцев бегали по лицу хрейдмарца, ища следы лжи. - Но она...
- Она спешила из-за дождя и того, что вы уже собирались закрываться. Больше ничего. - Холодно ответил Олаф. - Деньги за три помидора возьмёте? И вот это, - он сжал предплечье девушки, заставив её разжать кулак, из которого в грязь упали ошметки украденного ей помидора, - За единицу товара не считать.
- Эээ... - Мелкий торговец почесал лысину на макушке, взглянул в пасмурное небо и, в конце концов, решился: - Хрен с вами. Гвин, заверни им помидоры. Но если эта девчушка ещё хоть раз подойдёт к моему прилавку, не показав деньги заранее, её никакой Булварк не спасёт. Отделаю так, что по частям собирать будешь. Понял?
- Это не повторится, - заверил его оборотень. Когда Гвин принёс то, что назвать помидорами можно было с большой натяжкой - аферист с огородов в сезон тырил овощи на порядок лучшего качества - юноша отдал торговцам серебряный. - Сдачи не надо. Пошли отсюда. - После чего развернулся и, приобняв девушку за плечо, повёл её в сторону трактира, в котором жил. Только оказавшись так близко от неё, волк спустя несколько секунд чётко различил запах, который до того дождь прибивал к земле, не давая тому дойти до носа оборотня. Это был запах родича, хоть и другого вида. Убедившись, что от торговцев их разделяет достаточное расстояние, он склонил голову к незнакомке, из-за которой только что рисковал своим покоем и, что важнее, шкурой, и негромко заговорил: - Я так понимаю, что дела у тебя совсем плохи, если ты пытаешься украсть такое. Делай вид, что мы давно знакомы, и иди со мной. В таверне я тебя накормлю.
Помидоры же отправились в грязь за первым же углом - Олаф рискнул бы их разве что в преступника на эшафоте кинуть, но точно не съесть.

Рейтинг поста: 1

4

Лили чувствовала, будто шерсть встает на загривке, хоть и была в человеческом облике, но.. Если торговец ударит ещё раз - быть беде. Младшая Бернстоф была готова обратиться, чтобы защищать себя, хоть этот шаг не приведет абсолютно ни к чему хорошему. Совершенно, с какой стороны ни посмотри.
Однако внезапный прохожий, молодой мужчина, девушке ни с какого боку не знакомый, отвлек на себя внимание недружелюбных людей.
- Только... зачем вы её бьёте? - не чувствуй Лиарра сейчас пульсирующую боль в боку, страх и обидное унижение, она бы посмеялась, шутка была хорошая. Но в совокупность её ощущений смех уже не влезал, так что она лишь перестала скалиться и теперь только смотрела исподлобья на опасных и глупых людей.
Почему глупых? Ну, для начала, они напали на оборотня и даже не обратили внимания на предостерегающее рычание. Во-вторых, они сейчас потеряли численное преимущество. Аристократка и в мыслях не предполагала, что незнакомец в случае опасности кинется в драку. Но одно его появление сместило чашу весов. Свидетель плюс отвлекающий маневр.
Так можно и убежать успеть, пока они препираются. Далеко за ней не побегут - товар не бросят.
Но сам мужчина решил иначе, и, пока лежащая на мостовой девица быстро обрабатывала возможные варианты, представил агрессивным лоточникам её как.. сестру! Подумать только!
Бернстоф растерянно подняла глаза на своего защитника. Сначала ей подумалось, мол, да как их можно принять за родню? Он, хоть и говорил складно, но на вид совсем не был похож на высокородного! Впрочем, стоило девушке вспомнить, в каком виде она сейчас сама, как задравшая было нос, быстро приуныла.
Торговцы, правда, в байку его не поверили и вели себя в той же степени неприязненно, но теперь еще и в отношении влезшего в разборки брюнета. Но тот не стушевался и добавил в свой выдуманный рассказ больше занимательных деталей. А пока они говорили, пантера наконец поднялась, придерживая рукой раненный бок.
- Она спешила из-за дождя и того, что вы уже собирались закрываться. Больше ничего. - один из защитников чести помидоров метнул на девушку сомневающийся взгляд, в ответ на который Лили невинно закивала. Хотя никакого Булварка отродясь не знавала.
Незнакомец заставил Лиарру выпустить из рук злосчастный несостоявшийся обед, про который незрелая чародейка и думать забыла. Помидор шмякнулся вниз, в грязь. Оборотница проводила его печальным взглядом - зря перевели продукт.
Наконец весь этот кошмар закончился, и спаситель притянув брюнетку к себе, повел её в сторону от телеги. Лили кинула последний взгляд через плечо на недовольных, переругивающихся между собой людей, и отвернулась. В её ощущения вторглись чувства поинтереснее. Продрогшая и грязная она прижалась боком к человеку, от которого веяло теплом, и уцепилась, словно за последнюю соломинку. Отчаянно надеясь, что заведя её за угол, он не бросит её там одну - хоть с помидорами, хоть без.
- Я так понимаю, что дела у тебя совсем плохи, если ты пытаешься украсть такое. - от его слов стало обидно, и на глаза навернулись слёзы, но уставшая беглянка сдержалась и дёрнулась было ответить, повернувшись к своему защитнику, как вдруг кое-что почуяла. От него пахло оборотнем, но не таким, как она. Так пахла её семья. От этого понимания к горлу подступил ком, и Лили так ничего и не ответила.
Хотя что тут скажешь? Да, хреново всё. Это он ещё не в курсе, что у неё бок распорот. Не учуял пока под одеждой и слоем грязи с водой запах крови.
Волк выбросил добытые томаты, к которым питал какое-то презрение. Зеленоглазая бы возмутилась, не пообещай он обед в таверне. Вкусная горячая еда заняла её воображение. В животе забурчало.
Кусок мяса! И картошечка! - девушка сглотнула слюну.
Она продолжала идти, опасливо прижимаясь к своему спутнику и одной рукой держась за ребра, которые отзывались неприятной болью при каждом шаге. Не смертельно, но приятного мало. И рану стоило осмотреть.
Лишь бы ничего не попало, лечить замучаюсь, - тоскливо подумала кошка.
Чтобы не думать о плохом, она решила нарушить тишину и поговорить наконец с тем, кто вытащил её из лужи.
- Спасибо тебе, брат, - последнее слово была с интонацией, в которой смешались признание братства по расе, шутливости над придуманной версией и выражение реальной признательности. Вначале Бернстоф хотела назвать собеседника волком, но решила, что этот вариант не вместит в себя все желаемые смыслы. Потом, помолчав, добавила: - Я Лиарра, или Лили, как удобно. А как мне обращаться к тебе?

Вскоре оборотни добрались до дверей таверны. Лили замешкалась почти у самого входа и посмотрела на волка.
- Мне жаль, что я доставила тебе неудобства. Но мне нечем отплатить за твою защиту.
Беглянка не плакалась, не жаловалась и не юлила - просто указывала на вполне очевидный факт. Вроде как давала парню возможность передумать и не тратить своё время и деньги на совершенно незнакомую девушку. Взгляд зелёных глаз был серьёзен, хотя в них читалась усталость.

Рейтинг поста: 1

То, что девушка доверилась незнакомому, хоть и выручившему её, оборотню (Олаф был уверен, что та уже в курсе того, кто он такой), ясно говорило о безвыходности ситуации, в которой бродяжка оказалась. Равно как и о том, что она явно не дитя улиц, иначе... Под это "иначе" можно было бы подвести много аргументов, но наиболее очевидным из них сейчас был выбор цели налёта. Аферист внутренне усмехнулся, скосив глаза на продрогшее, грязное и голодное существо, которое ещё недавно, скорее всего, жило в тепле и уюте родительского дома. Слегка поразмыслив, он накрыл её полой поношенного плаща и плотнее прижал к себе, чувствуя, как медленно, но верно сыреет бок его пурпуэна.
Озвучив свои намерения, юноша замолчал. Новая знакомая клиенткой стать уж точно не могла, а значит и забалтывать её смысла не было. Разве что... Под пальцами оборотня и мокрой тканью подрагивало от холода костлявое девичье плечо, а на покрытом грязными разводами осунувшемся лице блестели проснувшейся надеждой два изумруда. Олаф негромко рассмеялся, мысленно кляня себя за излишнюю мягкость, и отбросил мысли о возможной благодарности со стороны девушки.
Наконец, спустя какое-то время она достаточно пришла в себя, чтобы попробовать начать разговор:
- Спасибо тебе, брат. Я Лиарра, или Лили, как удобно. А как мне обращаться к тебе?
В ответ аферист широко улыбнулся:
- Без проблем, сестрёнка. Только постарайся больше не попадать в такие передряги. - Он втянул ноздрями поднимающийся из-под плаща воздух, постепенно согреваемый теплом его тела, и уловил запах крови. - Мда... Тебе определённо повезло. - Оборотень остановился посреди улицы, притянул девушку чуть ближе, чтобы она встала напротив, и склонил голову к вороту плаща, принюхиваясь. Со стороны могло показаться, что пара молодых людей решила о чём-то пошептаться. - Даже не загноилось. И это при такой-то погоде. Да тебя с собой вместо кроличьей лапки таскать надо. - Юноша пощупал монеты через ткань кушака, прикидывая возможные траты на чистые тряпки, лечебные травы и несколько тазиков кипятка. - Ладно, это всё решаемо. Только одно условие - ты не будешь мне мешать. - Тут аферист вспомнил, что Лили его о чём-то спрашивала. - Олаф. Зови меня Олафом. Других вариантов я тебе предложить не могу.
После этого оборотень уже не тянул девушку, а подстраивал свой шаг под неё. Из-за этого к моменту, когда они добрались до таверны, уже стемнело. Впрочем, даже подступавший ночной холод не помешал девушке попытаться проявить вежливость и избавить глупого мягкотелого волка от обузы, которую он взялся тянуть:
- Мне жаль, что я доставила тебе неудобства. Но мне нечем отплатить за твою защиту.
- Если бы меня интересовала плата, - усмехнулся Олаф, - я бы помогал богато выглядящим дамам, а не воюющим с торговцами бедного квартала оборванкам. У меня сейчас есть деньги и я трачу их на то, что считаю правильным. Так что не беспокойся на этот счёт.
Волк открыл дверь в таверну и пропустил девушку в тепло главной залы, после чего зашёл сам.
Убранство помещения говорило о том, что ясные дни этого трактира далеко позади. Рассохшиеся скамейки и столы, широкие щели в полу, в которых Олаф уже успел увидеть пару-тройку крыс, покосившаяся стойка... Если бы готовили здесь так же паршиво, как корчма выглядела, оборотень, наверное, сюда бы и не заселился вовсе. Однако еда целиком и полностью удовлетворяла всё же далёким от аристократических вкусам афериста, поэтому одна из маленьких комнатушек наверху была в его распоряжении. Вспомнив о комнате, юноша взглянул на Лиарру и задумался. Ненадолго, впрочем.
- Вот сюда садись, - Он указал на стол неподалёку от стойки, а сам направился к ней. Трактирщик, стоявший за стойкой, выглядел посреди общей разрухи заведения даже как-то неуместно - крупный детина с вислыми усами и буграми мышц. Впрочем, учитывая то, что вышибалы в таверне не было, он и был единственной причиной, по которой посетители ещё не разнесли её по камешку.
- Хозяин, - Олаф зашёл с козырей, достав пять серебряных монет, - видишь у стены девушку? Это моя сестра. - Глубоко посаженные глазки трактирщика сначала уставились оборотню за спину, потом снова вперились в лицо посетителя. - Моей комнатушки с тюфяком теперь недостаточно. У тебя есть свободная комната с двумя кроватями? - Кивок маленькой головы на необъятно толстой шее. И где там помещается мозг достаточного размера, чтобы управлять таверной? - промелькнула у афериста мысль. - Теперь она моя. Пяти серебряных на сколько хватит?
- Неделя плюс завтрак, - пробасил в ответ корчмарь.
- Отличненько. И скажи нам принести по тарелке похлёбки для начала, лады? - Не дожидаясь ответа, волк повернулся к Лиарре и, лучезарно улыбнувшись, направился к столу.
- Скоро будет мясная гороховая похлёбка. Пока ждём, можешь отблагодарить меня историей о том, как дошла до жизни такой.

Рейтинг поста: 1

6 (2019-12-29 15:13:50 отредактировано Liarra)

- Только постарайся больше не попадать в такие передряги.
В ответ на это Лили кисло улыбнулась. Хотела сказать, что вряд ли получится. Это ведь только самое начало пути. Наверняка, ей встретится ещё очень много передряг, в которые придется встрять. Но девушка не стала огорчать своего спасителя такими речами.
А сам он тем временем всё-таки учуял то, что беглянка пыталась скрыть - запах крови под её одеждой. Разошедшаяся рана, о которой Лиарра беспокоилась немного меньше, чем о пустом желудке и иссякнувшей магической энергии.
- Не стоит переживать об этом слишком сильно, - тряхнула мокрыми волосами брюнетка. - На мне всё быстро заживает. Она неглубокая.
- Только одно условие - ты не будешь мне мешать, - на этой фразе Бернстоф задумалась и почесала хмуро нос не очень чистым пальцем. Впрочем, сразу после этого незнакомец наконец представился, и отвлек её от дум.
- Рада знакомству с тобой, Олаф. Мне нравится твоё имя, - юная чародейка улыбнулась. К ней постепенно возвращался привычный настрой. - Оно кажется мягким сперва, но на самом деле оно сильное.
Вскоре эти поздние промокшие прохожие, бойцы за помидоры, оказались в таверне. Лили окутало тёплым воздухом, аппетитные запахи подстегнула активное слюноотделение. Конечно, стоило бы взглянуть на всё это более придирчиво, и хорошее впечатление могло развеяться, но скитавшейся по улице под дождем оборотнице сейчас было не до капризов.
Тепло, сухо, есть где сесть, есть что поесть. Больше пока ничего и не нужно.
Олаф усадил пантеру за один из столов и, провожаемый её взглядом, ушел общаться с хозяином заведения. Лили терпеливо сидела, отогреваясь и обсыхая, только живот бурчал, да глаза горели. Она старалась не смотреть по сторонам, чтобы не наткнуться на чужие тарелки со снедью - а то так ещё сильнее захочется. Чародейке начинало казаться, что волка нет целую голодную вечность. Чтобы отвлечься, собиралась заглянуть аккуратно под куртку, проверяя ноющий порез. Но не успела - её спутник наконец вернулся.
- О! Похлебка - это отлично. Горячо, вкусно, - девушка облизнулась, предвкушая сытный обед. Однако оборотень решил скрасить ожидание разговором и потребовал от Лиарры рассказ. Девушка нахмурилась. - Как дошла? Ножками, - фыркнула беглянка. - Из дома сбежала. Вначале всё нормально было. Ну как нормально, я искала.. - чародейка бегающим взглядом окинула таверну. - Не знаю даже, что именно. Себя, что ли. Думала, что дальше делать. Я знаю, что ты скажешь - надо было заранее об этом подумать и бла-бла-бла. Спорить не буду, да только по-другому всё представлялось. А как одна оказалась, потерялась, - Бернстоф вздохнула и устало откинулась назад. Затем снова сосредоточила взгляд на Олафе. - А потом один ушлёпок спёр мою сумку, - оскалилась, свернув глазами, и тут же расслабилась опять. - Я его нашла и вещи вернула. Только он успел полоснуть меня ножом и смылся с моими деньгами. Вот и весь сказ, собственно. Дальше ты знаешь.
Когда принесли тарелку с едой, Лили сразу накинулась на неё, активно работая челюстями (мама всегда говорила тщательно прожевывать пищу) и приговаривая что-то про вкуснейшую похлебку и отличное заведение.

Рейтинг поста: 1

Несмотря на возражения девушки, оставлять порез на самотёк Олаф не собирался. Он по себе представлял как пределы регенеративных способностей оборотней, так и то, как меняются следы порчи шкуры в зависимости от ухода за раной - уж на что, а на подобный опыт бродячая жизнь оказалась к волку щедра. Однако переубеждать Лили он не стал - не место и не время. Только кивнул в ответ на комплимент об его имени. Весь этот спектакль с родственными связями поднимал речной ил на дне памяти. То, что уже давно было забыто и похоронено за вредностью для настроения.
Но к моменту попадания в трактир юноша сумел успокоить эту муть и его сознание текло таким же кристально чистым потоком к решению повседневных проблем, как всегда. Оттого и вопрос был задан скорее из праздного любопытства - чтобы узнать степень открытости новой знакомой да время скоротать до того как еду принесут. Первой принесли миску с кусками ячменного хлеба, один из которых волк принялся неторопливо жевать, слушая старую как мир историю побега из родного дома.
- Всем нам кажется, что дома хуже, чем снаружи. - усмехнулся аферист, когда Лили замолчала. - И что мир сразу заиграет яркими красками, подстелет под ноги тебе хексовые ковры, чтобы ты ножки не запачкал, и выведет на тёплое, светлое и сытное местечко. Ведь именно это все рассматривают под свободой, так ведь? Жаль, что большинство всё же ошибается. А вот и ужин. - Дородная женщина в когда-то белом, а ныне волнисто-серо-буром фартуке поставила перед оборотнями дымящиеся миски с густой наваристой похлёбкой и, с сомнением осмотрев обоих, удалилась. Взяв в свободную руку ложку, Олаф продолжил: - Главная свобода, которую имеет каждый - сдохнуть и больше никому не мешать. И вот то, что эту деталь никто не учитывает - главная ваша ошибка. - Глиняная ложка ткнулась в сторону девушки, а потом нырнула обратно в на удивление вкусное варево. - То, что ты здесь - это просто череда удачных событий. Если бы "ушлёпок", о котором ты мне рассказала, предпочёл тебя пырнуть ножиком сразу, то мы с тобой сейчас не разговаривали бы. Впрочем, - юноша, положив себе в рот приличный кусок мяса, замолчал на минуту, пережёвывая его, - на ближайшую неделю о проблемах можешь забыть. Я снял комнату с двумя кроватями. Отлежишься, отъешься, приведёшь себя в божеский вид, а за это время решишь, что делать дальше. - На этом свой монолог аферист закончил и присоединился к молчаливому уничтожению ужина.
Когда оборотни оказались сыты, а миски - вытерты хлебом до блеска, Олаф махнул рукой:
- Уже поздновато, лекарские лавки будут закрыты, так что это придётся отложить до завтра. Но рану промоем сейчас, перед сном. Пошли, пока на порезе не образовалась новая короста.
Пропустив Лили вперед, Олаф задержался рядом с трактирщиком:
- Будь так добр, скажи, чтобы в нашу комнату принесли три бадьи с горячей водой и одну пустую, побольше. - Ладонь хозяина заведения прибила к столешнице очередные зазвеневшие по стойке монеты. - Я не сомневался в твоей отзывчивости. Кстати, наша комната теперь которая?
- Третья дверь слева, второй этаж.
- Спасибо. - Лучезарно улыбнулся аферист и, поднявшись вслед за оборотницей, показал ей их жильё на ближайшее время.

Рейтинг поста: 1

8 (2020-03-02 23:16:32 отредактировано Liarra)

Лили внимательно слушала слова Олафа. Ей было, что сказать в ответ - с чем-то она была согласна, с чем-то нет. Но всё же спорить не стала, как и в целом  развивать вообще эту тему. Наверное, оттого, что понимала - у всех разные пути и мыслят все не одинаково. И сейчас было совсем не главным, кто из них в чем прав. Истина была в следующем: есть ещё на улицах те, кто в трудную минуту помогут подняться на ноги. И это было важнее, чем причины поступков.
А на последнюю фразу оборотница только кивнула. Подумать действительно стоило.
Дальше они просто спокойно ели в молчании. Девушке показалось, что еда кончилась слишком быстро, хотя она вроде успела наестся достаточно. В животе образовалась привычная послеобеденная тяжесть, а по телу постепенно разливалось приятное тепло.
- Лекари и сдерут три шкуры, - фыркнула беглянка, поднимаясь вслед за своим спутником. - Да и не такая уж рана, чтоб к ним бежать. Лучше уж к травнику заглянем. Но не сейчас, тут ты прав.
Девушка уверена, что и сама бы смогла отыскать нужные травы за стенами города, но в нынешнем состоянии это бы стоило дороже, чем приобрести уже кем-то собранное.
Вскоре оборотни оказались в снятой Олафом комнате. Лили поспешила скинуть с себя грязный плащ, не желая пачкать мебель, прямо на пол (хуже ему самому уже точно не будет), ботинки и надоевшую сумку.
- Ух.. - девушка села на одну из кроватей, и по лицу её пробежала смесь эмоций - болезненность в боку и расслабленность от ощущения сухого безопасного помещения. А также предвкушение чистоты и сна. Кто бы мог подумать, как ценны такие обыденные вещи?
Юная чародейка неспешно расстегнула рубашку и отдернула одну сторону, пытаясь рассмотреть состояние пореза. Её почему-то не смущало присутствие Олафа при этом. Вероятно, дело было в её восприятии волка как родни, в здравом понимании, что не время для проявления своего светского воспитания и в целом доверительного отношения к своему спасителю. Лиарре почему-то мельком подумалось, что она не заинтересует оборотня как женщина, а даже если заинтересует.. То не сегодня.
- Отмываться надо, не понятно так ни демона, - аристократка завалилась на бок с явным намерением не двигаться до появления в горячей воды.

Когда Олаф её окликнул, Лили вздрогнула - сама не заметила, как задремала, хотя это было не удивительно. Девушка провела рукой по лицу. В комнату притащили несколько бадей с водой, и оборотни снова остались вдвоем.
Пантера с усилием поднялась и принялась устало раздеваться.
- Если тебе не сложно, достань у меня из сумки сменную одежду, пожалуйста, - обратилась она к спутнику, стаскивая с себя штаны. И почувствовав, как по боку потекла что-то теплое, ругнулась. - Да что ж она никак не уймется? - в нос ударил металлический запах крови. - Как вообще такая царапина может доставлять столько неудобств? - Лили ворчливо скинула вещи в сторону и, обхватив сеяб руками, направилась к воде.

Рейтинг поста: 1

- Лекарь, травник - какая к бесам разница? - Отмахнулся Олаф, не оборачиваясь. - Как подлатать такое, я и сам знаю. Пару вещей закупить надо.
Открыв дверь, он впустил девушку первой. К чести той надо сказать, что она не завалилась в замызганной одежде на чистую кровать, заляпываю её грязью, обрывками коросты и кровью. Хотя такому поведению беглянки после пережитых ей последних событий оборотень бы не удивился. Лиарра же, напротив, принялась осматривать беспокоившую её царапину, нисколько не смущаясь присутствия постороннего мужчины. Впрочем, на сей раз чуйка её не подвела - Олаф мог быть сколь угодно разболтанным бездельником, но, сосредоточиваясь на определённой задаче, он отметал в сторону всё, что не касалось её успешного выполнения. Это очень помогало в его деле - если бы аферист принимал во внимание пол, возраст или какие-то ещё особенности своих жертв, то с его достаточно мягким характером давно бы уже гнил в земле.
Вот и сейчас взгляд волка на девичий бок был абсолютно деловым. Он оценил ширину и глубину пореза и негромко фыркнул, скорее разговаривая с самим собой, чем с девушкой:
- Дилетант. Скорее всего, растерялся из-за того, что его нашли, и просто отмахивался в панике.
Мешать задремавшей оборотнице Олаф не стал. Вместо этого он подошёл к её сумке и деловито перетряхнул содержимое. Выбрав пару достаточно чистых тряпок и найдя комплект одежды на смену тому грязному недоразумению, что сейчас было на его гостье, он удовлетворенно кивнул. Сложив это на кровати, которая осталась незанятой, а значит, стала его, он дождался, пока к их комнате не принесли воду. Дав служанкам пару монет, он сам занёс бадьи с кипятком из коридора и расставил их перед четвёртой, пустой. Затем он убедился, что ковшик вместе с водой дать не забыли, выбранные заранее тряпки легли на край одной из бадей, после чего юноша подошёл к Лиарре и потряс её за плечо:
- Подымайся, раздевайся и вставай в ту бадью, - когда девушка подняла на него осоловелые глаза и в них появилось достаточно осмысленности, аферист указал на нужную. - Давай, давай. Чем быстрее станешь чистой, тем быстрее сможешь заснуть уже до утра.
Сам оборотень, раздавая указания, уже стягивал камизу, которая была брошена на уже снятые пурпуэн и плащ. Таким образом он оставался голым по пояс и мог не так опасаться потерять товарный вид от брызг, которых, вполне вероятно, будет немало, потому что у него, в отличие от Лиарры, сменной одежды не было, а выходить с утра надо было именно ему.
- Как вообще такая царапина может доставлять столько неудобств?
Услышав подобное, Олаф сначала не удержал смешка, а затем и вовсе откровенно расхохотался:
- Э-это ты... ещё на южном материке не была, уф. - Задыхаясь, выдавил он. - На нём есть участок жаркий и одновременно влажный. Так там ты с таким порезом спустя день выковыривала бы оттуда личинок мух, через два у тебя была бы сильнейшая лихорадка, а через три, если бы никто не помог, твою молодую, хорошо сложенную тушку обгладывали бы падальщики. Так что у тебя сейчас, считай, вообще от этой раны проблем нет.
Грязную одежду оборотницы юноша вместе с сапогами и плащом запинал в угол, сам же, взяв в одну руку ковшик, а в другую тряпку, принялся возвращать девушке свойственный жителям этих широт белый цвет кожи.

Рейтинг поста: 1

10 (2020-03-03 00:05:28 отредактировано Liarra)

- Так, знаешь что? Это не очень-то мне помогло, если честно, - с искренним отвращением заявила Лили, осторожно перебираясь через бортик и оказываясь в бадье, как указал Олаф. - То есть, я имею в виду, что я рада, что во мне нет никаких... личинок, а также я предпочту теперь вообще не держать направление юга в своих перемещениях. Раз уж там такие проблемы, - пробормотала оборотница, обнимая себя руками и поглядывая на собеседника исподлобья. - Прохладно, - пожаловалась она с усталым намеком на воду.
Сейчас молодая чародейка больше всего хотела оказаться чистой в тёплой постели под одеялом, закрыть глаза и уснуть. Проснуться без порезов и может быть даже дома, поняв, что это всё был плохой сон...
Лили закрыла глаза, когда сверху на неё полилась вода.
...начиная даже не с побега, а ещё раньше, когда эта дурацкая правда всплыла на поверхность...
Бок защипал, заставляя девушку поморщится, но она удержалась от шипения, крепко стиснув зубы. Хотя на самом деле хотелось сжаться в комок ещё сильнее и жалеть свою неудачливую бестолковую тушку.
...и тогда бы она снова была в окружении любящей семьи, которая заботится о ней, окунуться вновь в свою привычную аристократскую жизнь. Без воришек, подворотен и незнакомца, поливающего её худое голое тело из ковшика...
По коже проходилась то тут, то там ткань, которой Олаф сосредоточенно оттирал Лиарру. Та послушно делала то, что он говорил - вытянуть руку, откинуть волосы, пододвинуться, отклониться.. Она молча и терпеливо ждала окончания процедуры, которая в иных условиях могла быть смущающе интимной, но почему-то казалась Бернстоф всё же унизительной. Нет, она была очень благодарна этому оборотню за то, что он вот так вот с ничего взялся о ней заботиться, это просто бунтовало где-то внутри её воспитание.
Интересно, когда родители твердили, что до замужества оставаться одной с мужчиной без присмотра абсолютно непростительно, - они что-то такое имели в виду? - хмыкнула почти весело Лили, подставляя лицо под поток тёплой воды и растирая его пальцами.
В конце концов, то ли вода закончилась, то ли чародейка стала похожа на что-то презентабельное (Лили не стала разбираться), но Олаф перестал поливать её и скомандовал выбираться и вытираться.
Девушка послушно завернулась во что-то, очень отдаленно напоминающее полотенце и с некоторой опаской, стараясь не принюхиваться, принялась стирать с себя оставшуюся влагу. Основной проблемой оставались волосы, их было бы хорошо собрать, но у зевающей оборотницы не было никаких сил.
- Спасибо, - пробормотала она и тут же с некой надеждой, чуть помявшись, поинтересовалась: - Слушай, а ты это.. косы умеешь плести? Ну мне бы одну, точнее.. а то от этих волос вся постель промокнет, - почему-то это этого вопроса она смутилась больше, чем от процедуры купания.
Лиарра натянула с трудом белье, мягкие штаны и свободную светлую рубашку и теперь стояла, выжимая спутанную шевелюру. Немного покачивалась, но держалась на своих двоих.

Рейтинг поста: 1

- Да ладно тебе, - отмахнулся юноша. - При своевременной помощи и там можно выжить и отделаться лишь отметиной на память. - Оборотень задумчиво почесал такую отметину, которую Лиарра могла при желании рассмотреть. Это был след от четырёх когтей, глубоко врезавшийся в левый бок волка и выделявшийся даже на загорелой коже более тёмным оттенком. Аферист взглянул на девушку, которая ёжилась в пустой бадье, после чего окатил её из ковшика и аккуратными, но твёрдыми движениями стёр засохшую грязь с чумазого личика временной подопечной. Сделав шаг назад, он посмотрел на результат пару секунд и произнёс: - Впрочем, признаю - если ты сохранишь такой цвет кожи, тебе не пойдёт.
- Прохладно.
Услышав это, Олаф понял, что затягивать с омовением не стоит, и приступил к делу активнее. Он ожидал, что девушка, взяв вторую тряпку, по мере сил и такта поможет ему, однако Лиарра полностью уступила инициативу юноше. Аферист понял это, когда, в меру сил вымыв грязь из волос, он ненадолго приостановился, чтобы дать оборотнице возможность высказаться о границах дозволенного, но услышал в ответ лишь покорное молчание. Пожав плечами, волк принялся стирать грязные разводы с девичьего тела, полностью сосредоточившись на процессе и отключившись от восприятия того, что именно он трёт.
Тряпка довольно быстро стала чёрной, но дело своё сделала - потратив воду из почти двух бадей, Олаф высветлил девушку до цвета, который, насколько он знал, должны были иметь лица благородного происхождения из Эстелла. Третью он частично потратил на то, чтобы ещё раз ополоснуть Лиарру с ног до головы. Остальным юноша, встав на колени перед бадьёй, помыл плечи, руки, грудь и закровившие от активных действий рубцы на боку, перед этим сунув в руки подопечной оставшуюся сухой тряпку:
- Быстрее вытирайся, а то заболеешь безо всякой привязки к своей царапине.
Он уже растирал мокрыми руками покрытое трёхдневной щетиной лицо, когда его огорошил вопрос Лиарры насчёт косы. О том, что при такой длине волос их принято собирать, он как-то забыл. Обернувшись к оборотнице, он протёр пальцами глаза и рассмотрел то, с чем ему предлагали иметь дело. Чисто теоретически юноша представлял, как это делается, но себя он в этом деле не пробовал. Поднявшись на ноги и машинально вытирая ладонью очередную струйку крови, Олаф ответил:
- Нет, не умею. Но, если ты мне поможешь, думаю, что результат будет лучше, чем если ничего не сделать.

Рейтинг поста: 1

12

- О! - оживилась оборотница. Её сильно обрадовало то, что Олаф в общем-то не против помочь с этим незатейливым делом. В некотором роде, заплетать мокрые волосы даже было проще - не приставали к рукам и не пытались перепутаться. К тому же коса на ночь была необходима для дела, а не для красоты. А значит, итоговый внешний вид был не важен. - Это не так уж сложно, - радостно сообщила Лиарра. - Я сейчас покажу.
Девушка прошмыгала мокрыми ногами по прохладному полу, поморщилась недовольно и быстро залезла на свою (на какое-то время) кровать. Жестом подозвала своего спутника и принялась инструктировать, решив показать наглядно сразу на своих волосах.
- Смотри! Вначале, делим на три примерно одинаковые части, - Лили наощупь выполнила этот пункт, оставив за спиной одну часть, а две оставшиеся перекинув за плечи. - Вот так. А затем, мы начинаем их перекладывать по очереди. Во-от.. Правую влево, потом левую в центр, центральную вправо и так дальше.. - Лили сделала несколько кругов этого вправо-в-центр-влево и устало опустила руки. - Попробуй. Не обязательно, чтобы было красиво, главное, чтобы не мешалось.
Беглянка вздохнула, а потом зевнула. Усталость, накатывавшая на неё, сейчас усугубилась после того, как Бернстоф помылась в тёплой воде. Но нужно было продержаться ещё совсем чуть-чуть.
Пока Олаф пробовал себя в качестве помощника для благородных девиц, его подопечная совсем заклевала носом и перестала следить за тем, что он там ваяет.
Сонно и очень лениво заморгала, когда парень отпустил волосы, и, покрутив головой, пробормотала "спасибо", даже не озаботившись заколкой. Затем прямо в одежде забралась под одеяло и, стоило голове опуститься на подушку, закрыла глаза и отрубилась.
Спала кошка беспокойно, ей снился дом, злая матушка и воришка с ножом. Снился Аране, который.. А, чего уж, в общем, сны были тревожные. Она проснулась резко, выдернутая из какой-то очной картины, и села на кровати, быстро дыша и пытаясь сообразить, где находится.
Вскоре вспомнила последние события и, облизнув пересохшие губы, посмотрела в окно. Тонкий месяц светил сквозь запыленную занавеску, а волк лежал на своей постели. Почему-то от его присутствия было спокойнее, что вообще шло вразрез с тем, чему её учили и что вдалбливали в голову. Но все предыдущие действия Олафа подняли его до ранга того, кто может помочь и защитить, а значит - не причинит вреда сам.
Лиарра ещё очень плохо знала людей и не понимала, что те, кто однажды помог, могут быстро повернуться спиной. Так что, в отношении своего спутника она не переживала. Зная, что волк рядом, спокойно улеглась обратно и до утра больше не просыпалась. Кажется, и снов плохих больше не было.

Рейтинг поста: 1

Нуждался ли Олаф в том, чтобы его временная подопечная подхватила воспаление лёгких от ночи, проведённой в сырой постели? Определённо нет. Поэтому, понаблюдав за начавшей заплетать косу Лили, он принялся за дело сам. Раньше ему не доводилось заниматься подобным, поэтому вместо того, чтобы размышлять о причинах такого полного доверия постороннему, хоть и поддержавшему в тяжёлую минуту, человеку, оборотню пришлось полностью сосредоточиться на порядке перестановки пучков волос. Пару раз юноша даже путался в очерёдности и после этого ему приходилось как вылавливать обратно верный порядок, так и перезаплетать то, что распустилось из-за его ошибки. В конце концов он отпустил нечто узловатое и неравномерное, что должно было быть косой, но его подопечной уже не было никакого дела до того, как выглядит дело рук афериста, и тот не стал настаивать на проверке. Только укрыл девушку одеялом поплотнее, а затем занялся уборкой.
Пустые бадьи отправились башенкой в угол, полная грязной воды большая с натужным скрипом отправилась следом. Мокрые тряпки вместе с грязной одеждой Олаф в несколько уверенных движений завязал в узелок, в который вложил пару монет.
Удовлетворённо кивнув, он сбросил сапоги и штаны и нырнул в постель. И в этот момент оборотень понял, насколько он вымотался за день. Не физически, ментально. Голова распухла, словно набитая мокрым пухом, который глушил звуки окружения, вызывая ощущение нахождения под водой. Думать в таком состоянии было бесполезно, поэтому юноша, повернувшись лицом к кровати Лиарры, закрыл глаза и провалился в сон без сновидений.

Солнце осветило лучами слюдяные окна восточных комнат таверны, одной из которых была и та, которая досталась оборотням. Один из них, преломившись, заскользил по лицу афериста, заставив того, поморщившись, отвернуться, а затем, негромко выругавшись на чистейшем хрейдмарском мате, сесть в постели. Юноша растёр лицо, чтобы стряхнуть остатки сонливости, а потом взглянул на соседнюю кровать, где мирно посапывала Лиарра. "И почему именно сейчас, -" мелькнула в мозгу недовольная мысль. Мелькнула и исчезла, сменившись выстроенным с вечера алгоритмом действий на утро.
Волк, быстро встав и одевшись, спустился в зал, сжимая узел. Там он на скорую руку позавтракал и, подкинув обслуге пару монет, чтобы они тихо убрали следы вчерашней помывки и отнесли грязную одежду прачкам, а затем отнесли обратно в комнату, отправился в лекарскую лавку. Отмахнувшись от предложения владельца, по выбранным товарам понявшего, в чём дело, оказать помощь, Олаф запихал кульки с сушеными травами за пазуху и вышел на улицу. Вчерашний ливень превратился в редкую морось, а на улицы опустился довольно плотный туман. Оборотень, зябко поёжившись, плотнее закутался в плащ и быстро зашагал в сторону стены, разделявшей Верхний и Нижний Эстелл.
Зайдя в почти пустой зал таверны, он заметил за одним из дальних столиков одного из членов выбранной им группы, который с отсутствующим взглядом медленно тянул что-то из кружки. Олаф, не церемонясь, подсел к нему:
- Слышал я, что вы искали провожатого.
Охотник поднял мутные глаза на афериста, очевидно, слишком сильно отстранившийся от этого мира, чтобы понять, что он теперь не один:
- Э?
- Ты один из тех, кто хотел к югу от Истрицких могильников на тинебриссов поохотиться? - спокойно ответил юноша.
- А, да. - Взгляд его собеседника постепенно наполнялся осмысленностью... и подозрением. - А ты кто?
- Ваша карта, если мы договоримся о цене. - Аферист усмехнулся, всем видом показывая, что это охотники в нём нуждаются, а не наоборот.
- Ну, это к Нату, не ко мне, - Олафу было смешно наблюдать за тем, как крупный бородатый мужик, заполнявший своей огромной тушей выбранный им угол таверны, потерянно смотрит на решение главной проблемы его группы, само пришедшее к нему в руки, но удержать которое он был сейчас не в состоянии.
- Тогда передай своему Нату, что, если вы не найдёте больше никого, то дней через пять я снова зайду, чтобы обсудить с ним условия. - Оборотень поднялся со скамьи и направился к выходу. Крючок был заброшен, теперь оставалось выходить девушку, чтобы можно было взять её с собой.

Зайдя в уже полностью освещённую солнцем комнату, Олаф бросил на свою постель пропитавшийся водой плащ и купленные травы, а на пол поставил небольшую миску с кипятком, взятую внизу. После этого травы в виде сухих порошков были смешаны, лишние тканевые кульки пошли на тряпки, а часть получившейся смеси отправилась в кипяток.
- Проснись и пой, как говорится, - Оборотень снял пурпуэн и закатал рукава камизы.

Рейтинг поста: 1

14 (2020-04-13 22:45:43 отредактировано Liarra)

Лили проснулась уже утром от звуков в комнате. Не открывая глаз, девушка прислушалась и принюхалась. Это был Олаф - он прошагал от входа до кровати, прошелестел чем-то, от чего мимо оборотницы пролетел запах сырости. Потом о пол что-то глухо стукнуло, будто парень поставил тарелку или вроде того. Затем снова что-то тихо зашуршало, а вскоре после до чуткого носа добрался аромат трав.
- Проснись и пой, как говорится, - раздался голос оборотня, и Бернстоф приоткрыла сонно глаза. Быстро оглядевшись, насколько позволял угол обзора, девушка соотнесла звуки с тем, что было на самом деле. Шелестел плащ, вероятно, сейчас лежащий на постели, а о пол стукнула миска с водой, в которую сейчас Олаф ссыпал набор каких-то листочков-лепесточков.
- Доброе утро, - откликнулась оборотница и, зевнув, приподнялась, опираясь на локти. Чуть поморщилась, когда кожа округ раны натянулась. Лили извернулась и приподняла край рубашки, пытаясь рассмотреть, что там с её многострадальным боком. - Выгляди лучше, - сообщила оборотница своему собеседнику. - Не кровит, по крайней мере.
Чародейка села, свесив ноги, и уставилась на Олафа. Парень готовил какую-то смесь, закатав рукава. Лили, чувствовавшая себя лучше после купания и хорошего сна, рассматривала собрата более заинтересованно и оценивающе. Впрочем, пока ничего нового она не узнала, лишь подтвердилось вчерашнее впечатление. Он был молод, примерно её возраста, хотя выглядел чуть старше, пожалуй. Жилистый, с ярко выраженными скулами, но не худой - скорее поджарый. Сероглазый и темноволосый. Нос длинноват, губы широковаты... Аристократка не назвала бы его красивым, но и неприятным он не был. Вроде как, обычный такой парень. Движения не размашистые, аккуратные, собранные. На Лили он смотрел, кажется, без особой заинтересованности, скорее по-деловому, и это девушку устраивало.
- Как тебе спалось? - спросила она, чтобы заполнить тишину и вслушаться в голос. Подобралась поближе, глядя на кружащиеся в воде травки. - Я хорошо выспалась, мне стало лучше! Что будем дальше делать? И что у нас на завтрак? - она, правда, после вопроса вспомнила, что денег у неё всё ещё нет, а волк уже покормил её вчера. Потому она замялась ненадолго и поинтересовалась: - Скажи, как я всё-таки смогу отплатить тебе за вчера и сегодня? Может... Может тебе нужен помощник? Чем ты занимаешься? Я могу колдовать.. Смогу, когда силы восстановлю.

Рейтинг поста: 1

В ответ на приветствие девушки оборотень бросил короткий взгляд на порез на её боку и сосредоточился на размешивании горячей воды в миске, плавно принимающей желтовато-зелёный оттенок. Ложку он взять не догадался, поэтому делал это двумя пальцами, прерываясь, когда становилось нестерпимо горячо.
- Ночью ты не двигалась, вот короста и держится, - Олаф протянул свободную руку и дотронулся до раны на боку Лили. Корка была сухой и плотной. - Сейчас я промою порез этим настоем. Коросту он растворит, так что кровь снова пойдёт. -  Юноша взял одну из тряпиц, обмакнул в миске и протянул оборотнице: - При необходимости вытрешь лишние струйки.
После этого в комнате могло бы стать тихо, но беглянке, судя по всему, сейчас хотелось чувствовать, что она не одна, поэтому она принялась расспрашивать афериста обо всём подряд. Он открыл было рот, чтобы ответить на первый вопрос, но за первым последовал второй, поэтому волк предпочёл помолчать и, искоса глядя на девушку, ждал, пока она выговорится.
- Колдовать, говоришь... - Раствор приобрёл цвет нужной насыщенности, поэтому волк вымочил в нём тряпицу и повернулся лицом к Лиарре. - Рубашку подними. - Когда требование было выполнено, юноша принялся круговыми движениями стирать коросту, а после - аккуратными мазками протирать порез. - Терпи, так рана точно не воспалится и заживёт быстрее. Неоднократно проверено. Так значит колдовать умеешь. - Сосредоточившись на том, что он делает, оборотень едва не потерял нить мысли. - В принципе, я раньше справлялся и без колдовских штучек. С другой стороны, никогда не угадаешь, что где пригодится. Пока что я предлагаю тебе просто держаться меня. Нужно будет - поможешь. Нет - мне ничего не нужно. Я захотел помочь - я сделал это. Без задней мысли и далекоидущих планов. Хотя, если подумать, было бы неплохо иметь напарника. - В качестве последнего штриха Олаф развернул тряпицу и плотно приложил её к ране. Подержав так несколько секунд, он промыл тряпку в миске, выжал её и, открыв окно, выплеснул содержимое миски на улицу. - Вечером повторим. На ближайшую неделю у тебя задача проста - выздоравливай и набирайся сил. К слову о силах - завтрак оплачен вместе с комнатой, тебя просто должны запомнить, так что одевайся и пошли.
Об источнике своих денег аферист сказать забыл, но даже если бы запомнил этот вопрос, то попробовал бы пока что не давать на него прямого ответа - Лили пыталась украсть от безысходности и отчаяния, а для Олафа обман других людей был почти что профессией. Угадать её реакцию на подобное признание юноша пока затруднялся, а потому не хотел рисковать. По крайней мере до тех пор, пока та не встанет на ноги твёрдо.

Рейтинг поста: 1

16 (2020-03-30 19:08:46 отредактировано Liarra)

Лили держала в руке, сминая пальцами, тряпочку, что дал ей на всякий случай Олаф, и глядела куда-то в стену. Сегодня, когда она стала чувствовать себя лучше и прогнала усталость, появилось всё же такое свербящее ощущение.. Смесь смущения и дискомфорта. Впрочем, несмотря на подрумянившиеся щеки, молодая беглянка не собиралась мешать волку делать то, что он вызвался делать для неё. По крайней мере, до тех пор, пока оборотень не переходил черту приличия.
Кто-то мог сказать, что он пересёк её вчера, когда мыл обнаженную аристократку в этой бочке, но нет, Бернстоф смело отметала эту идею. Он же к ней не приставал, а помогал - это другое.
- Ага, - откликнулась пантера, выполняя указания Олафа. - Я.. ауауауау! - запищала девушка, когда травяной настой стал растворять корочку на ране и проникать внутрь. - Терплю я, терплю! У-у, давай скорее! - поморщилась чародейка. - Ну да. Всякие полезные штуки... - вяло сообщила, поглядывая за движениями своего собеседника. Она хотела было начать перечислять все свои возможные заклинания, но вовремя прикусила язык.В конце концов, что она знает об этом волке? Вообще-то ничего. Так стоит ли вываливать на него всю поднаготную? Не очень разумно.
Но он и не стал расспрашивать, лишь дав понять своими словами, что к магии отношения не имеет. Для Лиарры это было своеобразным облегчением. Означало, что, у пантеры есть преимущество и, пожелай Олаф причинить аристократке вред, она сможет защитить себя.
- Напарника? Звучит неплохо, - задумчиво протянула зеленоглазая. Правда, ей показалась настолько заманчивой эта идея, что она как-то даже подзабыла спросить: а чем, собственно, Олаф занимается? Отчего-то Лили подумала, что раз она представилась магом, значит и задача у неё будет ну такая.. Благородная! Защищать обездоленных или вроде того. Платят ли за это? Беглянка была не в курсе, но старательно романтизировала образ будущего дела, в которое волк её возьмет.
- О! Есть очень хочется, - закивала молодая чародейка и поднялась. К завтраку Лили решила одеться поприличнее. В луже она возиться не собиралась, а вот произвести хорошее впечатление на волка или его знакомых хотелось. Так что в зал девушка спустилась в простом, но элегантном платье глубокого синего цвета. Волосы Лили собрала в аккуратный пучок, оставив несколько прядей свободно обрамлять симпатичное бледное личико.
Она уселась за стол и, принюхавшись, заявила:
- Хочу омлет с беконом. И хлеб! И какой-нибудь.. - оборотница задумчиво постучала пальцем по подбородку. - Морс? Как-то так.

Рейтинг поста: 1

В отличие от Олафа, девушка решила прихорошиться. Зачем - он понять так и не сумел. В самой дешёвой таверне Нижнего Города выделяться более дорогой, чем у остальных, одеждой - не самая лучшая идея. Однако пока аферист был рядом, он решил дать Лили возможность поэкспериментировать. Пусть лучше набьёт шишки сейчас, когда есть кому сгладить углы возникающих по её вине проблем, чем потом.
Оборотень раскатал рукава камизы обратно и, взяв пурпуэн с кровати, повернулся к Лиарре, однако наткнулся взглядом не на её глаза, которые были скрыты за тканью рубахи, задранной вверх, а на её небольшие груди. Не то чтобы он не видел их предыдущим вечером, но сейчас не было никакой необходимости нарушать правила приличия. Олаф замер на пару секунд, пытаясь принять осознанное решение. Впрочем, когда голова девушки наконец освободилась из плена узкого ворота, он поспешил отвернуться. Мало ли что его временная подопечная могла напридумывать себе несмотря на его довольно редкое в своей честности заявление о бескорыстности оказанной ей помощи.
Закончив с узелками на пурпуэне, хрейдмарец сместил свой мокрый плащ в ноги кровати и лёг на неё в ожидании того момента, когда девушка будет готова к выходу. Временами он скашивал глаза, наблюдая за тем, как та одевается, но больше смотрел в потолок, думая о несомненно забавных шутках сознания, при которых ему почему-то становится не всё равно, когда кого-то учат уму-разуму в его присутствии. Ведь в действительности не стали бы эти продавцы запинывать юную воровку до смерти. Они бы, скорее всего, сдали её страже, сломав предварительно пару рёбер и, возможно... Олаф скосил глаза на Лиарру, точнее, на выпяченную ей в его сторону пятую точку, пока она пыталась поправить на ноге что-то невидимое оборотню с его места, и потряс головой, выбрасывая неприятную вероятность. Нет, скорее всего, девушка бы выжила, хоть и с гораздо большими потерями. Может быть, в итоге её даже вернули бы семье. А значит и в действиях афериста смысла особого не было. Кривая усмешка тронула его губы. В его действиях никогда смысла не было, если уж на то пошло.
Когда юноша увидел, что оборотница закончила с платьем, он сел на кровати и уже спокойно проследил за её приготовлениями к выходу до конца. Олаф пропустил подопечную вперёд и, спускаясь в зал, внимательно оглядел помещение, подмечая реакцию присутствующих на яркое пятно в этом изношенном и гниловатом заведении. Сама Лиарра, судя по её поведению, была сосредоточена только на предстоящем завтраке, поэтому была в приподнятом настроении.
Усевшись за стол и не дожидаясь, пока к ним подойдёт служанка, она вывалила на оборотня свои хотелки, судя по всему, слабо себе представляя доступность тех или иных продуктов для низших слоёв общества. Аферист в ответ только тихо крякнул, прикидывая, во сколько ему обойдётся такой приём пищи девушки.
Он молча поднялся со скамьи, на которой успел устроиться и, перебирая монеты в складках кушака, подошёл к тавернщику. Недолго с ним переговорив и заплатив, он вернулся обратно.
- Сейчас принесут. А пока ты будешь есть, я тебе пару вещей объясню. - Олаф вспомнил, насколько круглыми стали глаза хозяина заведения, когда оборотень озвучил заказ, и ему даже стало интересно, как отреагируют на завтрак оборотницы посетители заведения.

Рейтинг поста: 1

18

Олаф несколько странно отреагировал на слова своей новой подопечной, но Лили, сконцентрировавшись вначале на его лице, а затем на удаляющейся спине, не смогла понять истинной причины.
Кто его знает, что он там за звуки издает? Может, решил, что аристократка обжора, и должна есть одни салатные листья, дабы блюсти фигуру - а то платья не налезут. Может, это был замаскированный звук одобрения? Или он хотел чихнуть и передумал? А может, вообще с Лили никак не связано было - вот увидел знакомого и так отреагировал? А может, ему просто попал камешек в ботинок?
Что ж, кто теперь узнает - оборотень уже отошёл от стола, оставив аристократку, усевшуюся чинно, держа спину прямо, а руки - на коленях. Она вначале хотела положить их на стол, но он был такой сомнительной чистоты, что девушка не рискнула. Оглядела скептически поверхность и не поверила ей.
Волка беглянка ждала, бодро поглядывая по сторонам яркими зелеными глазами. Она уже не была похожа на вчерашнюю заморенную и забитую себя. Отмытая, выспавшаяся, не чувствовавшая сильного дискомфорта в боку, с какой-то появившейся надеждой... Лили стала похожа на себя. Вот только бы бочка наесть помягче, а то ребра торчат. Но этому своё время.
Теперь у неё был друг, который может за ней приглядеть и направить по нужному пути. Бернстоф почему-то считала, что так и должно было быть. Она никогда раньше не оставалась одна против.. всех остальных. И отсутствие "крыши" воспринималось ею с неким недоумением, с непривычкой.
А теперь всё вставало на свои места.
Пока оборотень не вернулся, Лиарра попробовала незаметно что-нибудь наколдовать. Маленькое и безобидное, вот светлячка, скажем. Но у неё не получилось - магия не отзывалась. Сила сонно ворочалась, но работать отказывалась. Лили озабоченно покусала губу - раньше она не оставалась без волшебства, и начинала беспокоится. Чувствовала себя беззащитной. Кроме того, она ведь пообещала Олафу, что сможет колдовать, а что, если нет?
Вернувшегося оборотня пантера встретила, впрочем, с чуть натянутой, но улыбкой.
- Да, конечно, я слушаю! - отозвалась охотно девушка, стараясь отогнать от себя и не показать собеседнику свою тревожность. Это было ей совсем не на руку...

Рейтинг поста: 1

19 (2020-04-19 10:54:15 отредактировано Olaf Sveinbjornsson)

- Надеюсь, что ты не только выслушаешь, но и услышишь, - усмехнулся Олаф, - потому что это пригодится тебе и в общении с другими людьми.
Он замолчал и дождался, пока Лили не принесли её заказ, а ему - кружку воды.
  - Знаешь, до того, как ты попросила у меня омлет, я мог лишь догадываться о том, из какого дома ты сбежала. - Оборотень глотнул из кружки и поставил её обратно на стол. - Теперь же я уверен, что твоя семья довольно состоятельная. Знаешь, откуда такой вывод? Вот этот бекон, от которого ты морщишь нос, обошёлся мне дороже, чем наша снятая на неделю комната. Если быть точным - я отдал за всё это добро пятую часть имевшихся у меня денег. - Аферист улыбнулся девушке. - Приятного аппетита. А твоя неосведомлённость о ценах на продукты и, не побоюсь этого слова, наивность показывают, что по улицам ты ходила редко. И работать тебе вряд ли приходилось. А кто у нас растёт в таких условиях и может без задней мысли надеть платье из крашеной ткани для того, чтобы позавтракать в самом задрипанном трактире Нижнего города? Правильно, дворянка. Это не моё дело, конечно, просто любопытный вывод. Но для тебя это значит, что, предпочтя злой и недружелюбный внешний мир безопасности родных стен, ты попала в условия, к которым абсолютно не подготовлена. И вот тебе первый урок: привыкай считать деньги. Свои, когда будешь платить за себя сама. И чужие, когда платить за тебя соберутся другие. Иначе будешь голодной гораздо чаще, чем тебе хочется.
Краем глаза юноша увидел, как кто-то направился к их столу, и мысленно выругался. Он думал, что у них будет больше времени.
- Кстати о твоём платье. Ты сейчас находишься на самом дне эстелльского общества. Люди здесь воспитаны очень паршиво и в других видят только таких же, как они. И то, что ты...
- Сколько? - Перед оборотнями стоял грузный мужик лет сорока.
- Тебе не по карману. - Олаф даже не стал отнекиваться. Судя по голосу, хоть сейчас и была середина дня, их внезапный собеседник уже успел хорошенько принять на грудь. А это значило, что разумные доводы и аргументы его переубедить неспособны.
- Сколько? - Мужчина не сводил липкого взгляда с декольте Лили.
- Сорок золотых и корона Тразина Неисчислимого.
Взгляд маленьких свинячьих глазок сместился на юношу, ища на его лице следы улыбки:
- Я серьёзно спрашиваю вообще-то.
- А похоже, что я шучу? Нет короны - иди туда, откуда пришёл.
Пьяница пробормотал что-то нечленораздельное и недовольное и опёрся на столешницу руками, похожими на дубовые стволы. В ответ юноша посмотрел на него и подозрительно сладким голосом произнёс:
- Не уйдёшь сейчас - я тебе кадык вырву.
Видимо, что-то в его интонации пробилось сквозь хмельные пары, потому что потенциальный первый клиент Лили попятился и, споткнувшись, едва не упал. Олаф проводил его равнодушным взглядом и допил воду в кружке, которую перехватил поудобнее, когда мужчина с ним только-только заговорил.
- Видишь, как они воспринимают твоё желание не выглядеть так же уродливо, как все остальные? Ещё и меня за сутенёра принял, надо же.

Рейтинг поста: 2

20 (2020-05-06 20:54:13 отредактировано Liarra)

- Хорошо, - Лили внимательно посмотрела на Олафа. - Давай, мне интересно.
Это и правда любопытно, что он хочет сказать? Чем его наука отличается от той, что давали дома. И насколько она близка к жизни за стенами. Но волк молчал, предпочтя поиграть в гляделки. Оборотница ещё какое-то время посидела в ожидании, а потом закатила глаза, решив, что парень над ней издевается, и принялась глазеть по сторонам. Народ в таверне собрался разномастный, но при этом одинаково.. Как бы это выразиться.. Не аристократичный. Достаточно для того, чтобы вызывать смесь отвращения и жалости от знатной девушки из верхнего Эстелла.
Бернстоф снова покосилась на своего молчащего спутника. И поняла, что он на самом деле выглядит почти так же. Но он сделал для неё уже много всего, хоть и не был обязан, и имел сейчас больше, чем она сама. И жалеть тут стоило разве что её - потерянную, обманутую, униженную. Это был первый урок, который усвоила чародейка, и о котором Олаф даже не знал, хоть сам и преподал.
Мир был большой, но кошка только сейчас начала это понимать. Но, пока осознание это не закрепилось в её голове, ей только предстояло начать учиться и адаптироваться.

Когда наконец принесли еду, явно отличную от той, к которой привыкла Лили, волк наконец заговорил. Но почти сразу после начала его речи, довольно длинной, девушка поняла, что пока есть не начнет. Быстро глянувшая на Олафа с удивлением и встретив не гнев, а насмешку, аристократка опустила взгляд. Все замечания своего спутника она выслушала, упрямо глядя в тарелку. От его проповеди было почему-то очень обидно, и на глаза наворачивались слёзы, которые чародейка старательно сдерживала.
Парень сделал заказ, будучи в курсе цены, но не предупредил не сведущую в его состоянии девчонку, а дождался, когда этот дурацкий бекон окажется перед ней, и только после этого, явно специально, решил её унизить перед.. самой собой? Или перед кем? Как-то слишком показательно. Разве он не мог просто сказать: это дорого, сумасшедшая аристократка, вот тебе вареная картофелина.
Пока оборотница рассматривала содержимое своей тарелки, которое теперь даже не хотелось, волк перешёл вдруг ещё и на её платье. Лили скосила взгляд на рукав своего синего платья. В таверне и правда всё остальное было серо-коричневым скорее. К этому пантера тоже была не готова - она не собиралась выделяться, лишь хотела, чтобы Олафу была приятно завтракать вместе с ней. Но она привлекла лишнее внимание, и вышло всё наоборот.
Когда подошёл человек, от которого пахло неприятно алкоголем, у них с волком завязался странный диалог. Лиарра не сразу поняла его смысл, но всё-таки разобрала до того, как негодяй ушёл. Лицо у аристократки вспыхнуло - принять её(!) за женщину, продающую своё тело?! Да как он вообще посмел! Чародейка знала, что такое бордель, от Аране, и относилась к работающим там людям без какой-то антипатии. Но никогда бы не подумала, что сама может быть похожа на них!
Поборов в себе желание убежать от всего этого, не притронувшись к еде, и спрятаться где-нибудь подальше от сальных взглядов, после того, как Олаф отвадил неприятного человека, девушка придвинула к себе тарелку.
- Извини, - тихо сказала она, всё-таки быстро посмотрев на волка. Щеки у неё были красные, а глаза на мокром месте, но она держала себя в руках. - Я не хотела доставлять тебе неприятности.
Лили принялась быстро есть, чтобы поскорее покончить с этим и вернуться в комнату. Вкуса она почти не почувствовала, занятая своими внутренними переживаниями. Когда блюдо опустело, Бернстоф так же тихо сказала "спасибо" и терпеливо дождалась, когда парень скажет, что они могут уйти.

Рейтинг поста: 2

Глядя на то, как девушка, повесив нос, выслушала его, не перебивая и не устраивая сцен, оборотень почувствовал укол совести, но вида не подал. Он собирался подбодрить её в конце, но оборвавший диалог пьяница спутал Олафу планы. Поэтому, когда они всё же остались за столом вдвоём, аферист просто молчал, пытаясь подобрать слова, пока Лиарра не нарушила наступившее молчание.
- Тебе не за что извиняться, - отмахнулся юноша. - У меня было чувство, что что-то подобное произойдёт за время завтрака, раз уж ты выбрала такое платье. Но извиняться, что не предупредил, я не стану. Когда ошибка делает действительно больно, она лучше запоминается, и меньше вероятность того, что ты её повторишь. Поэтому расслабься, совершай ошибки и получай последствия, пока тебе есть на кого положиться. Гораздо хуже будет, если такая ситуация повторится, когда ты будешь одна. Но имей ввиду - в оплату нашей комнаты входит простой завтрак. Ты сможешь его получить, сказав трактирщику номер нашей комнаты и не заплатив ни монеты.
Дождавшись, пока подопечная закончит завтрак, Олаф забрал у неё приборы, отнёс их к стойке и махнул девушке рукой, приглашая вернуться в комнату. Он пропустил её на лестницу вперёд себя и, оглядев зал, поднялся следом.
В комнате аферист, усевшись на свою кровать, произнёс:
- Подозреваю, что за твоё обнаружение твои родители выставили награду. Вряд ли они стали игнорировать побег родной дочери. - Подняв взгляд на оборотницу, он успокаивающе улыбнулся: - Не беспокойся, я не стану тебя сдавать и по возможности не дам попасться тем, кто был бы рад тебя сдать. Я, может, по вашим меркам и беден, но у меня тоже есть свои принципы. - Он отсел на кровать глубже и прислонился спиной к стене. - У тебя есть второй комплект одежды, похожей на ту, что я отдал прачкам? Или у тебя вся одежда цветастая и вчера я этого просто под слоем грязи не понял? - Он подумал и добавил: - Впрочем, платье тебе идёт. Только место неудачное.

Рейтинг поста: 1