1 (2020-02-14 09:20:38 отредактировано Vincent Fal'k Eshenval'd)

Действующие лица:
de la Mare vs Fal'k Eshenval'd
Внешний вид персонажей:
В постах.
Дата и время в эпизоде:
Год Орлеанового Рассвета, 13 Граната, более полу-года после событий арки Уйти, чтобы вернуться.
Погода в эпизоде и место действия:
Северные границы Эстелла на границе заснеженных хребтов, руины заброшенного храма Гаргеи.
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Кто такие Син'трес? Гордый и своенравный народ, издавна покинувший родной мир в поисках лучшей участи, в крови которых течет добытое в войне право на мирное сосуществование с прочими расами Долины и тяга к обособленной жизни. Изгои, отшельники. Не бесы, не черти, этот народ веками несет на себе печать демонического клейма по воле таинственного прошлого, сокрытого магической пеленой Врат. Отчаянные беженцы, непокорные рабы, проклятые вместилища истинных хозяев, проводники первородной энтропии. Так кто же такие Син'трес на самом деле? Возможно каждый представитель этой расы не раз задавался подобным вопросом, но благодаря своей уникальной силе именно Лейле де ла Мар предстоит понять и принять ответ.

Свернутый текст

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 0

2 (2019-12-23 17:06:55 отредактировано Leila de la Mare)

Забавно, но Лейла никогда не задавалась вопросом о происхождении своей расы и почему в народе ходит молва, что син`тресы произошли от демонов. Если так подумать, то куда интереснее был вопрос о том, почему она, до поры, была обделена теми ярко выраженными инфернальными чертами внешности. Почему у неё не было ни рогов, ни хвоста, ни даже копыт на худой конец, но были клыки, которые куда больше делали её похожей на вампира, нежели на демона. Долгое время, ещё до становления убийцей, она не раз задавалась этими вопросами, но сейчас все они так или иначе отходили на второй план. Союз с истинным демоном даровал ей те желанные рога, хвост и даже крылья, о которых последняя из рода де ла Мар даже и мечтать не смела! В том чтобы делить своё тело со Скарлет определённо были и свои недостатки, например герб семьи, который после разрушения «Скорби» расположился вокруг правого глаза, этот знак на деле оказался тюремной печатью для низшего демона, о чём раньше Лейла даже и не догадывалась. К недостаткам стоит добавить и то, что Лейла больше не может остаться наедине со своими мыслями и сама определять свой жизненный путь, ведь Скарлет всегда рядом, её влияние то увеличивается, то уменьшается, но никогда не исчезает полностью. И это из-за неё де ла Мар была вынуждена расстаться с Люцифером, едва не убив. Впрочем, глупо отрицать, что вместе им обеим лучше, во всяком случае до тех пор, пока одна не поглотит другую. Скарлет не может существовать без сосуда, а Лейла жадна до могущества и правда в том, что большую часть своих сил она черпает из демонической сущности.

Вопросы, которые терзают демоницу сейчас и вовсе невозможно разрешить без её альтер эго. Эти вопросы связаны с тайной её семьи, с теми делами, о которых по какой-то причине они не захотели рассказывать своей дочери, с теми делами, за которые они поплатились жизнью. К сожалению, даже расшифровав большую часть записей в дневнике, де ла Мар так и не сумела собрать картину воедино. И она до сих пор не понимала, почему ею так интересуется одна конкретная секта, когда сама Лейла знает о них немного. Первый раз это была просто работа и син`треска не придала этому особого значения, но когда ей наконец удалось вспомнить, что именно случилось 10 Рубина, она всерьёз заинтересовалась своими преследователями. Это была ловушка и они ждали не просто разведчика, шедшего по их следу, этот след был оставлен специально и ждали именно её — Лейлу. Вот только почему? Какую ценность она может иметь для кучки фанатиков? Откуда они столько знают о ней и, что гораздо важнее, о сущности, что разделяет с ней одно тело? Ведь о Скарлет от самой Лейлы знают лишь единицы и она уверена, что они бы ни за что не предали её доверие. Была Лейла уверена и в Люцифере, уж он её понимал даже лучше, чем кто-либо другой. Так откуда у них информация? Этот вопрос повис над Лейлой, словно противно жужжащий комар над ухом. Решив, что они могут быть как-то связаны с её прошлым, син`треска всеми силами пытается отыскать ниточку, которая приведёт её к этой секте. Проведя расследования де ла Мар сумела отыскать ещё один храм и сейчас находилась как раз в нём, замаскировавшись под члена культа. Пройдёт какое-то время прежде, чем кто-то заметит два тела неподалёку от храма, с одного из которых были стянуты одеяния.
Вот будет забавно, если они и здесь меня ждали, — подумалось Лейле, когда она изучала местную библиотеку.

Рейтинг поста: 1

Винсент видел сон. Черная, непроглядная мгла вокруг простиралась до бесконечности в стороны, поглощая в себя любые видимые границы горизонта и заключая сущность волшебника в некое подобие непроницаемого кокона невообразимых размеров изнутри. Свое движение внутри этой сферы Эшенвальд мог ощутить благодаря крохотным крупицам света, скользившим вокруг астрального тела, нет, чистого сознания волшебника. Но на самом деле это было обманом, сфокусированным миражем, катализированным синхронным движением мириад крохотных, с булавочную головку, световых точек. Винсент всегда оставался в одной группе координат. Светлячки двигались очень медленно, оставляя за собой в пространстве исчезающий след по траектории очень плавной кривой и синхронность их движений вкупе с абсолютным отсутствием любых звуков и запахов рождала в воображении пугающую картину безжизненного дрейфа остова жизни в ледяных объятиях бескрайнего звездного неба. В этом месте и впрямь было холодно. Но волшебник понимал это не на физическом уровне, он просто знал это, как и то, что окружающие его крупицы света не происки разыгравшегося воображения, а вполне объяснимое физическое явление. Почти физическое. Здесь, в чреве глубин храма Гаргеи, сокрытого под толщей десяткой метров каменных пород северных гор, движение "светлячков" проходило в среде абсолютного покоя, абсолютно синхронно, в своем первозданном девственном виде. Направление и кривизна траектории их скольжения подчинялись градусу кривизны земной поверхности и вращения самой планеты. И хотя увидеть магические гармоники ни одному живому существу было не под силу, состояние в которое ввел себя волшебник позволило ему абстрагироваться от реальности, позволяя заглянуть в саму суть магии, где подобные картины рождало уже подсознание на уровне базовых инстинктов и таких сложных ощущений, как шестое чувство. Масштаб проецирования медитативного состояние в сознание волшебника в таком случаем мог быть абсолютно любым, от колоссальных конструктов и до картин на молекулярном уровне. В любом случае итоговая проекция была не так важна, важным было то, что Эшенвальд мог ощущать капризное течение магических гармоник, вероятно, самых чувствительных частиц во вселенной.

Поэтому однажды все изменилось. Маг не знал сколько времени он провел во сне. Час? День? Год? Но внезапно движение магических гармоник изменилось. Тысячи белых волокон двигались максимально синхронно, поэтому изменения в поведении одного из них моментально бросилось в глаза. Замерев на месте, крупица света погаснув растворилась во мгле. Потом еще одна и еще. Вскоре гармоники исчезали десятками, затем сотнями, рождая в той области зону абсолютной тьмы. Заинтересовавшись, Винсент изменил траекторию наблюдения, отмечая как с каждой секундой эта импровизированная зона отчуждения растет в объемах поглощая все больше и больше частиц. Что-то приближалось. Это было знакомое чувство, но сила, которую сейчас Эшенвальд ощутил не являлась привычной в его понимании. Зачастую "искусственный" источник притягивал гармоники к себе, образуя нечто вроде ореола с ярким эпицентром сосредоточения магии, сейчас же ситуация складывалась таким образом, что источник попросту поглощает гармоники, фактически уничтожая их. И хотя подобное было невозможно, Эшенвальд вполне допускал подобное развитие событий на уровне абсолютной некромантии. Впрочем, у волшебника нашлось еще одно объяснения происходящему: и хотя ощущать подобное было аристократу в новинку, Винсент слишком долго ожидал объект своего интереса, чтобы сбрасывать внезапную догадку со счетов - тень. Астральная тень. Одно существо прикрывает другое, отчего распознать и почувствовать подлинный источник магии привычными методами становится практически невозможно. Совпадение? Возможно. Но Эшенвальд уже давно перестал доверять им.

-Заблудилась? - собственный голос звучал в этом месте неправдоподобно, чужеродно. Когда разум Винсента полностью вошел в симбиоз с реальным миром, тело неотвратимо вернуло ощущение привычной тяжести и пульсации крови в ушах. Сквозь щель медленно раскрывающихся век зрение аристократа постепенно сфокусировалось на бредущей вдоль бесконечных рядов книг фигуре с факелом в руке. Космических холод и мрак властвовали здесь. Своды циклопических размеров библиотеки устремлялись к вершине горы, достигая, казалось, ночного неба, само же помещение имело не менее полу-километра в диаметре. Рукотворные конструкции, воздвигнутые когда то давно гномами во имя своей богини, по всем канонам инженерного мастерства этого народа отличались внушительными размерами, буквально потроша гору изнутри. И хотя от библиотеки с тех пор осталось лишь название - разграбленная мародерами и странствующими искателями приключений, она до сих пор хранила на своих полках тысячи трудов мастеров всевозможных профессий из народа воинов и инженеров. Впрочем, доносившемуся сейчас голосу из мрака до них не было никакого дела. Своды библиотеки поддерживали семь кубических колонн, между которыми был установлен овальный шестидесятиметровый стол из полированного базальта, за которым расположился аристократ. Состояние "астральной дремоты" в котором пребывал маг на момент появления син`тресс затрудняло в том числе и его обнаружение, а окружающая тьма не позволяла де ла Мар как следует рассмотреть говорившего вдали.
-Но не стоит беспокоится: уйти отсюда тебе уже врядли удастся. - оставив девушке немного времени на обдумывание сказанного, Эшенвальд подхватил со стола шляпу, одевая ее одним четким выверенным движением. Не позволяя эху человеческих слов окончательно погаснуть, своды библиотеки содрогнулись, роняя с высоты струи пыли и каменной крошки оглушительным грохотом. В этом момент путь которым сюда проникла син`тресс перестал существовать.

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 1

4 (2019-12-24 23:57:22 отредактировано Leila de la Mare)

Лейла явно была не в восторге от книг, что лежали на полках этой библиотеки. Несомненно эти труды не были бесполезными, вот только пришла демоница сюда явно не за знаниями об инженерии или о военном ремесле. Её интересовала секта, которую, в свою очередь, интересовала она. Одержимая жаждала получить ответы, но снова и снова жизнь подкидывала ей лишь очередные вопросы. Кто же такие эти сектанты, которым так много известно о двуликой убийце?
Похоже здесь ответов не будет, я снова взяла ложный след, — подумала син`тресс.
А я тебе разве не говорила, что скверный из тебя искатель истины? Сколько ты потратила время на поиск убийц? Три года? Четыре? Кажется скоро уже будет пять! Перестань сопротивляться и дай мне волю, я получше тебя с этим справлюсь.
Ну да, — мысленно отвечала Лейла своей "тёмной стороне". — В прошлый раз, помнится, нам руки и ноги пробили кольями. Просто Великая Искательница!
Ну я же их нашла, да? Ха-ха-ха! А ты, дорогуша, забрела в заброшенный храм!
Заброшенный, как же! — уже вслух возмутилась девушка. — Это не может быть правдой, ответ где-то рядом.
Внезапно откуда-то из темноты донёсся незнакомый голос. Лейла пыталась разглядеть мужчину, прервавшего её спор с демоном, но в темноте она видела не так хорошо, как те же люмберы. Син`тресс осторожными шагами приближалась, освещая путь светом горящего факела, но ответила лишь после того, как неизвестный заговорил вновь.
Ты не первый, кто даёт мне подобные обещания, — мысленно она добавила. — Правда же, Скарлет?
25 день Оникса. Последняя из рода де ла Мар помнит это, как сейчас. Запертая в темнице собственного подсознания, она не могла повлиять ни на что, в то время, как вселившаяся в неё Скарлет стремилась убить горячо любимого Лейлой Люцифера. Страшно представить, насколько обезумела бы девушка, умри её возлюбленный от её же руки. Но ловушка не задержала её надолго и Лейла сумела вернуть контроль над своим телом и разумом, хотя и разделяла теперь последнее с низшим демоном.
Позади одержимой послышался грохот, она медленно обернулась и томно вздохнула.
Похоже, этот маскарад нам больше ни к чему, — плавным движением руки де ла Мар отбросила в сторону причудливый балахон, после чего расправила, томящиеся до этого момента в тесноте, крылья. Демонопоклонница была облачена в чёрные одеяния, которые помогли бы ей раствориться в темноте, если бы не свет факела. Впрочем прятаться девушка и не собиралась. Она бросила факел на пол примерно в середине между ней и незнакомцем в шляпе, чтобы огонь в равной степени освещал их обоих. — Полагаю, старые "друзья" решили-таки нанять убийцу по мою душу? — озвучила де ла Мар своё предположение. — Весьма скверно. Я надеялась, что мы с ними ещё повидаемся.
Тем не менее, девушка пока не спешила хвататься за оружие. Что-то ей подсказывало, что её ждала небольшая "прелюдия" и как знать, может ей доведётся услышать что-то очень-очень интересное?

Рейтинг поста: 1

Где-то капала вода. Далекие отзвуки падающей влаги вошли в резонанс с размеренными шагами и Винсент медленно поднял голову. Взгляд волшебник внимательно следил за приближением син`тресс и вскоре описал дугу, отслеживая траекторию падающего факела. Лейла остановилась.

-Ну разумеется. - посыпались искры и в глазах темной отразилось подобие слабой усмешки. Тем не менее, Винсент не улыбался. Будучи весьма известной в определенных кругах, аристократ охотно верил в то, что инстинкт самосохранения и боевые навыки де ла Мар не единожды и летально испытывали на прочность крепость убеждений, а также плоти охотников за ее головой. Но если бы эта син`тресс имела понятие об их реальном количестве и истинной цене, назначенное за ее милое личико, она бы, пожалуй, польстила себе, а Эшенвальд имел все шансы разом покончить с фамильными долгами. Но фамильные долги, ровно как и чья-то месть, отнюдь не являлись причинами нахождения Эшенвальда здесь и сейчас. Привело его сюда нечто гораздо большее.
Коснувшись шляпы, Винсент выразил некую признательность демонопоклоннице легким поклоном за ее проницательность и то видимое безразличие, за которым син`тресс невзначай прятала свою выдержку и деликатность профессионального убийцы. Впрочем, и сам аристократ не давал ей повода занервничать по-настоящему. Пока. Встречались они впервые, поэтому маг не без любопытства наблюдал за обнажением той характерной мрачной и хищной сексуальности, свойственной исключительно ограниченному кругу существ Долины. Такие "вечно молодые" расы как син`тресс, светлые эльфы и люмберы славились красотой своих женщин, внешние данные которых были как один близки к эталонам человеческой красоты, но лишь образы первых фокусировали в душе эмоции, сродни прогулке по чертовски острому лезвию клинка. Было ли это прихотью природы, масштабным совпадением, либо чьим-то грандиозным планом Винсент не знал. Но он точно знал что именно представительницы этих рас наиболее эффективно пользуются своим даром, взращивая в своих рядах самых умелых любовниц и убийц одновременно. Ведь само время было их главным союзником. Как знать, возможно когда-нибудь и сам Эшенвальд станет жертвой подобного союза. Когда-нибудь, но не сегодня.

-В этом мире достаточно пугающих сил, невообразимых существ, сильных героев. Но далеко не все из перечисленного заслуживает внимания, способного образовывать вокруг себя целые культы. Но когда подобное случается, ее члены начинают исповедовать единую цель. И чем дольше держится стержень их веры, тем разнообразнее становятся методы достижения заветной цели. До такой степени, что общепринятые границы норм поведения постепенно стираются, облекая себя в оболочку ничем не прикрытого безумства, соперничающего с открытым фанатизмом. Особенно ясно это видно тому, кто принял подобную веру совсем недавно. - не склонный к обильному словоизлиянию, Винсент взял небольшую паузу, позволяя де ла Мар осознать, к чему ведет незнакомец в шляпе. В руке аристократа блеснул небольшой плоский металлический предмет размером с небольшую шкатулку и тотчас послышался тихий щелчок отпираемого механизма. Крышка откинулась и Эшенвальд извлек на мерцающий свет догорающего факела длинную сигарету. Винсент никогда не слыл заядлым курильщиком, но в определенные моменты своей жизни удовлетворял необходимость организма в табаке, давно привитой ему спецификой общества, в котором он родился и вырос. На первый взгляд подобные моменты не имели между собой ничего общего, будь то ситуации острого нервного напряжения, либо глубокой тоски, они всегда сопровождались различными жизненными обстоятельствами, ничего, кроме одного - так Винсент хотел подчеркнуть важность происходящего. В первую очередь, для себя. Но маг так и не притронулся к табаку. Рука его вертикально зависла в пространстве, невесомо сжимая узкое тело сигареты двумя пальцами, кончик которой уже начал медленно тлеть, выпуская в воздух заметную струйку дыма. Словно намекая, что именно длительность ее жизни станет тем самым мерилом, после чего слова более утратят всякий смысл.

-Но я не безумен. А ты уникальна, Лейла де ла Мар. Поэтому я не могу винить твоих старых "друзей" за излишнюю радикальность их методов. Ведь они давно и безнадежно ослепли в своих, в какой-то степени, благородных намерениях. Поэтому, дорогая, никто не собирается тебя убивать. Я лишь хочу помочь. Мы хотим. - примерно в этот момент Лейла смогла рассмотреть, что одежда незнакомца имеет гораздо больше общих черт с бурой мантией, которую она не так давно скинула на пол с той лишь разницей, что волшебник не прятал свой взгляд чертогах глубокого капюшона, предпочитая тому теневую вуаль широкополой шляпы. Но продолжения мысли не последовало. Ведь "прелюдия",  как известно, спешки не любит.

Не бывает безвыходных ситуаций.
Бывают неприятные решения.

Рейтинг поста: 1

Лейла столь же внимательно слушала речи незнакомца, сколько следила за каждым его движением. Опять убийца ловила себя на том, что она гораздо сильнее, когда действует в одиночку и не имеет даже никчёмно слабой надежды на то, что кто-то придёт к ней и спасёт от этого ужасного мира, от этого мрачного культа, от жестоких предателей её семьи, от мужчины стоявшего напротив, в конце концов. Ей было не на кого надеяться, потому что она никому не сказала куда лежит её путь и ради каких целей он преодолевается. В такие моменты её инстинкты кричат в унисон, заглушая лишние эмоции и переживания — в такие моменты де ла Мар вспоминает и чётко осознаёт, что значит быть убийцей. А вечная игра с самой смертью начинала казаться чем-то рутинным, обыденным, словно утренняя чашечка кофе.
Видел бы её сейчас отец, его душа, наверное, подобно птице, воспарила бы до самых небес от, переполняющей его, гордости за своё чадо. Лицо Лейлы излучало спокойствие и уверенность, толика высокомерия в её взгляде не выбивалась из общего фона, а лишь подчёркивала её решимость. Пусть син`трес и пришла прямиком в ловушку, если она и ощущала себя мышкой, которую вот-вот раздавит механизм мышеловки, то лишь где-то глубоко внутри отзвуками страха, тщетно пытавшегося достучаться до разума, перекрикивая во всю орущие инстинкты убийцы. Натренированные инстинкты смеялись над своим бессильным собратом, которому было не суждено дотянуться до заветной цели. Во всяком случае сейчас, пока демоница ещё уверена в своих силах и её не покидала надежда не только на то, чтобы выбраться, но и на то, чтобы приоткрыть завесу тайны, которая всё никак не позволяла полуодержимой ясно разглядеть картину прошлого.
И ты хочешь чтобы я уверовала в вашего покровителя и подносила ему дары в обмен на возможность обладать толикой его могущества, да? В какой-то степени это звучит даже любопытно, но все покровители жадны и их жадность лишь увеличивается по мере того, как растёт число их верных служителей и почитателей.
Тянул ли незнакомец в шляпе время, чтобы его товарищи подготовили какой-то "сюрприз" для своей гостьи или это была просто такая манера общения, при которой он вроде и говорил, и говорил немало, но в то же время умудрялся не сказать абсолютно ничего — Лейла не знала. Она вообще мало чего понимала. Несомненно, речи собеседника заставляли девушку заинтересоваться и в голове уже зрели вопросы — много вопросов, хоть некоторые и не по делу. Но время утекало сквозь пальцы и уж кому, как не ассасину, знать цену времени, особенно в тех ситуациях, когда остаться в тени уже не вышло и нужен был план Б. В левой руке, скрывающейся под длинным рукавом, материализовался маленький паучок, созданный из магии тьмы. Паучок выполз из рукава, перебрался на спину и по ней уже спускался вниз, к ногам, после чего наконец достиг пола и, быстро перебирая лапками, пополз к заваленному выходу, проложив курс таким образом, чтобы скрываться от постороннего взгляда за хозяйкой. Но ученица колдуна знала, что даже столь малое колебание магических гармоник было не трудно заметить находясь в такой близости, поэтому манёвр был скрыт за другим, более сильным призывом. Лейла безмолвно призвала «Скорбь» и в её правой руке возник осколок фамильного меча, но этот призыв не был угрожающим, скорее демонстративным. Как минимум ей ещё требовалось время, чтобы шпион перебрался на ту сторону и собрал информацию о количестве и расположении противников, и, возможно, о готовящихся ритуалах.
В ней я уверена. В тебе и твоих товарищах? Не вини меня, но, помнится, в прошлую мою встречу с людьми в подобных мантиях, мои конечности оказались пробиты стальными кольями. Не самое приятное ощущение, — произнося последние слова, губы Лейлы искривились в такой безобидной улыбке, словно она разговаривала с близким приятелем за кружечкой эля и вспоминала какой-то забавный случай. Син`трес сжала своё оружие и оно обратилось в дымку, стелясь на полу вокруг демонопоклонницы. — Скажи мне, почему именно я вас так сильно интересую? Настолько сильно, что по другую сторону весов безвольно шатается в воздухе чаша с вознаграждением за мою голову. В чём именно заключается моя уникальность?

Рейтинг поста: 1