1 (2020-03-06 17:01:21 отредактировано Leila de la Mare)

https://i.imgur.com/NlwoUWR.jpg
Действующие лица:
Leila de la Mare
Ordalion Westler
Внешний вид персонажей:
В постах.
Дата и время в эпизоде:
24 день Топаза, года Пепельной Хвои. Полдень.
Погода в эпизоде и место действия:
Всё тот же участок проклятого леса в трех километрах от Древа Жизни, где расположился лагерь экспедиции. Солнечно.
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде:
Казалось бы обычное задание, сопроводить командира на пути в его научных изысканиях, обернулось для Лейлы настоящим испытанием характера. И хоть она осознавала ту опасность, что таила в себе осквернённая часть леса, тот всё же нашёл чем удивить последнюю из рода де ла Мар. Она узнала, что исследовать предстояло не что иное, как хранилище последнего принца ледяных эльфов — самого Дь`Лонрака, который однажды едва не прикончил син`тресску. Лейла считала его своим заклятым врагом, обвиняя в том, что это он порекомендовал ассасина, впоследствии устранившего всю её семью. Но, как оказалось, "встреча" с этим "призраком" была лишь малой частью тех бед, что обрушились на молодую мстительницу. Самое страшное произошло уже на обратном пути, когда Лейла невольно разделилась с Ордалионом, угодив глубоко в осквернённые территории верхом на василиске. Она дала обещание маленькой девочке и несмотря на то, что всё шло относительно неплохо, не сумела его выполнить. Ведь Лейла была здесь, в безопасности, а Скарлет без вести пропала. И теперь ученице колдуна предстояло разобраться в происходящем и, возможно, отправиться обратно, на поиски таинственной девочки, следы которой до сих пор не удалось обнаружить никому.

Рейтинг поста: 2

2 (2020-03-06 21:20:32 отредактировано Leila de la Mare)

Скарлет! Скарлет, я не вижу тебя! — кричала Лейла, отчаянно пытаясь отыскать взглядом свою подопечную. Знала ведь, что та не дойдёт без неё и она обещала отвести малютку домой. А Лейла всегда держала свои обещания. — Малышка, дай мне хотя бы знак!
Убийца обыскивала каждый куст, проверяла каждый шорох, лишь бы только найти эту девочку, вывести её из этого ужасного места и забыть этот лес, как страшный сон. Вот только её нигде не было и никто не откликался на зов. Наверное она боялась чудовищ, что силой утащили её из родной деревни. Вот только Лейлу всё не оставляли мысли, как такая малютка сумела сбежать? Ведь сама убийца едва справлялась со своей «Скорбью», а уж безоружной и беззащитной, маленькой девочке наверняка было ещё труднее сбежать от этого ужаса.
Малышка, ну пожалуйста! Ты ведь знаешь, что я тебя не обижу! — уже умоляла Лейла, она не могла её бросить.
Внезапно позади послышался шорох листьев и Лейла подумала — Наконец-то она одумалась! И какого чёрта она вообще спряталась от меня? Мы же познакомились, поклялись на мизинчиках... Что ещё нужно ребёнку для доверия?
Ответа на этот вопрос Лейла, ожидаемо, не знала. У неё вообще не было детей, да и не могло быть, ведь она бесплодна. Но что-то она ощущала в этом ребёнке, что-то родное, неосязаемое, успокаивающее... И это было странно. Как вообще можно чувствовать безопасность из-за присутствия ребёнка? Должно же быть совсем наоборот — ребёнок должен ощущать себя спокойнее рядом со взрослыми. Де ла Мар не могла уловить смысл в происходящем и она просто всецело отдалась инстинктам, которые твердили ей отыскать потеряшку. Вот только раздвинув кустарник она нашла отнюдь не девчонку, а пасть очередной твари, что накинулась на Лейлу и уже смыкала зубастую пасть на её шее.
Ученица колдуна внезапно пробудилась, едва не вскрикнув от ужаса. Сердце отбивало бешеный ритм, дыхание участилось, но вокруг неё уже не было леса, лишь «Скорбь», лежащая в углу палатки неподалёку от самой убийцы, сама она лежала на подобии кровати, хотя, скорее, это был просто спальный мешок. Обрывков  рубахи на ней уже не было, вместо неё была надета новая, целая рубашка. Наверное Ордалион распорядился или сам приодел её, пока та спала, Лейла не была уверена. Штаны остались те же, они почти не пострадали. Ботинки лежали неподалёку и де ла Мар поспешила их надеть. Её раны были обработаны, а особо серьёзные царапины, тот же змеиный укус на правой ноге, были и вовсе перебинтованы, а кожа Лейлы была чиста, словно она только что помылась.
Сон ли? — подумала син`треска. Она осмотрела свой меч и, ожидаемо, тот был испачкан в крови и в какой-то непонятной жиже. Ожидаемо, к её мечу никто не прикасался, хотя она и не помнила, как отстегнула ножны, возможно это и вовсе сделали за неё, но главное, что саму «Скорбь» никто не трогал. Уж Ордалион знал, как не любила Лейла, когда к ней прикасался кто-то кроме самой де ла Мар. Об этом она сообщила сразу, как только начала на него работать.
Обрывки предыдущей рубахи валялись на земле, а рядом небольшая фляга с питьевой водой. Лейла сделала несколько жадных глотков и полила немного на рубаху, которая теперь выполняла роль тряпки. Прошло несколько минут и клинок был полностью очищен от крови и грязи. Лейла вышла из палатки.
Где Ордалион? — спросила она первого же встреченного члена экспедиции. Её голос был слаб, но она не придавала этому особого значения. В конце концов она ещё только проснулась, это ведь совершенно не означало, что сама она сейчас очень слаба. По крайней мере, так успокаивала себя Лейла, к тому же она хотела как можно скорее узнать о судьбе Скарлет и её собственное самочувствие отходило на второй план. Эльф лениво кивнул в сторону командира и ученица колдуна побрела к нему. — Ордалион! — окликнула она своего наставника и тут же начала расспрашивать о своей подопечной. — Скарлет... Это ведь был не сон? Твои следопыты нашли её?

Рейтинг поста: 1

К полудню, что застал участников экспедиции в безопасном лагере, история с ночными приключениями Лейлы и связанными с этим поисками должна была уже утратить актуальность и порядком забыться, если бы не продолжала обрастать новыми и крайне неприятными фактами. Полтора часа назад вернулись следопыты из экспедиционного корпуса и сообщили о своей пугающей находке в чаще леса. Все знали что места здесь опасные, даже несмотря на недавний успех в отражении крупной атаки бесов и их полном разгроме на этом участке, однако случившаяся трагедия едва ли имела отношение к местной фауне. И это насторожило Ордалиона.
- Так значит, это сделали не дикие звери?
- Нет. Животные успели частично съесть тела, но на них отчётливо видны следы меча. Они были убиты человеческой рукой.
- А что на счёт следов девочки?
- Ничего. Ни единого следа найти не удалось. Либо никакой девочки там не было, либо она весила не больше сухого листа и не оставляла следов при ходьбе.
- Как на счёт левитации? Если предположить, что она парила над землей при помощи магии воздуха, могли остаться следы энергии?
- Это возможно, но мы не сможем их найти в любом случае. Этот лес полон магии и на неё фоне столь незначительные эманации почти моментально растворяются.
- Понятно.
Вероятность того, что Скарлет всё-таки действительно была с Лейлой, помогла ей выбраться из леса и скрылась в неизвестном направлении не оставляя следов по-прежнему оставалась, однако Ордалион считал этот вариант развития событий почти невозможным. Всё-таки он видел Лейлу, убегавшую от кабана водиночку, в то время как сама син'треска утверждала, что Скарлет в то время всё еще была рядом с ней. Это несоответствие наводило на невеселые мысли о том, что соратница несколько тронулась умом за ночь, проведенную в этом кошмарном лесу. Если так, то в этом её нельзя винить, однако, мириться с этим нельзя было тоже. Безумие заразно и опасно для окружающих. Особенно когда ты оказываешься с сумасшедшей на опасном предприятии, где от слаженности действий зависит не только успех, но и жизнь. Впрочем, колдун надеялся на лучшее, а именно, на усталость, помноженную на страх, в сочетании с действием змеиного яда.
Спустя некоторое время, Лейла наконец проснулась и выскочила из палатки. Хотя ей удалось поспать, здоровой или хотя бы отдохнувшей она точно не выглядела. Быстро сориентировавшись, она нашли своего командира и первым же делом поинтересовалась об успехе поисков.
- Тебе лучше присесть, - сделал некромант пригласительный жест, указав на простенький стул, стоявший у противоположной от него стороны раскладного деревянного столика. - Была ли Скарлет сном или нет, я сказать наверняка не могу. Никаких следов девочки да и вообще ребенка следопытам найти не удалось. Зато они нашли кое-что более интересное. Троих пропавших поисковиков, что в числе прочих прочесывали лес в твоих поисках. И они мертвы. Но не просто мертвы, а частично расчленены. У одного пробит череп, второму бедняге кто-то отсек обе руки примерно по локти, а третьему снесли голову. И что примечательно, всё это было сделано клинковым оружием, а не лапами или клыками дикого животного. На "Скорби" я видел следы высохшей крови и теперь у меня к тебе встречный вопрос: что произошло ночью в лесу? Самое время рассказать об этом в подробностях и без истерических поисков Скарлет. Должен сказать, я сильно сомневаюсь что она вообще была. Вполне возможно, что девочка привиделась тебе из-за попавшего в кровь змеиного яда. Однако это не объясняет того, что с твоих слов именно она указала тебе верную дорогу. Сориентироваться в незнакомом лесу ночью ты едва ли смогла бы, ну а то, что ты нашла верный путь наугад... скажем так, в случайности я предпочитаю не верить. Уж больно часто они оказываются закономерными.
У Ордалиона и правда не было однозначного мнения на счёт всей этой истории. С одной стороны, было глупо не верить собственным глазам, но с другой, доказать то, что Скарлет лишь плод воспаленного воображения Лейлы, он тоже не мог. Всё-таки оставались возможности для её существования и успешного исчезновения без всяких шансов на обнаружение. Ничтожные, но возможности. Однако это заботило его во вторую очередь. Куда важнее было странное совпадение гибели поисковиков и кровавых следов на мече Лейлы. И что-то подсказывало колдуну, что и это совпадение не было результатом случайности.

Рейтинг поста: 1

Разговор начался на весьма мрачной ноте. Когда колдун предложил Лейле присесть, она отчего-то сразу приготовилась услышать о том, что нашли тело уже погибшей девочки. Но убийца держала себя в руках, не бросалась на Ордалиона, озвучивая свою догадку, не рвала на себе волосы от чувства невыполненного обещания... Она просто медленно опустилась на стул и упёрлась взглядом в своего командира, ожидая, когда тот продолжит говорить. Её опасения не подтвердились и это было, конечно, хорошо — оставалась надежда на то, что Скарлет ещё жива. Вот только что-то Лейлу это несильно успокаивало. Девочка была всё ещё там, одна. И какой прок в призрачной надежде, если опасность потеряшке грозила каждую секунду? Из слов некроманта становилось ясно, что тот и вовсе не верил в существование той, кто вывел син`тресску из осквернённой части леса. И с этим она ничего не могла поделать. Много ли смысла в том, чтобы просто твердить, что она есть, когда у Лейлы не было никаких доказательств, способных подтвердить её правоту? Она просто знала, что её подопечная существует. Она её своими глазами видела, говорила с ней, чувствовала, держа её за руку! Но, в то же время, и она сама понимала, что у этой истории и правда было слишком много странных, необъяснимых моментов.
Ты же не думаешь, что после всего, что я пережила, мой рассудок может слететь с катушек всего за одну ночь? — скептически поинтересовалась демоница. — Кровь на «Скорби» действительно была, но я не вижу в этом ничего удивительного. Что на пути к пещере, что на обратной дороге, сражений выдалось немало.
Лейла закинула ногу на ногу, располагаясь поудобнее. Очевидно, разговор предстоял долгий, особенно, если колдун намеревался услышать от мечницы полную версию произошедшего в проклятом лесу. Недолго думая, она решила начать повествование с самого начала, чтобы все вопросы отпали сами собой.
Василиск меня здорово приложил. Не знаю, сколько я пролежала в отключке, но, когда очнулась, было уже темно. Думаю, мои навыки ориентирования в лесу тебе хорошо известны, — под навыками де ла Мар подразумевала их полное отсутствие, разумеется. — К тому же, я не была уверена, с какой стороны меня принесло и оставалось только брести наудачу. И хоть я старалась обходить стороной местную фауну, полностью избежать столкновений было попросту невозможно. Приходилось сражаться. После укуса змеи и без того ничтожные шансы на спасение резко стали нулевыми. Но потом я встретила её и положение перестало казаться таким безнадёжным. Я не могла рассмотреть ничего дальше собственного носа, то и дело натыкалась на деревья, не пройдя и пару шагов. Но Скарлет видела прекрасно и подсказывала, где можно пройти, продвижение по лесу стало заметно быстрее. Будь она всего-лишь наваждением... Как я тогда, по-твоему, ориентировалась с таким-то зрением? И, в самом деле, не думаешь же ты, что я стала бы убивать своих же, да ещё и тех, кто мог вывести меня из того проклятого леса? Это же...
Она вдруг осеклась, явно припоминая случившееся. Три следопыта, убитые точно так же, как она проделала это с тремя чудищами, как их называла Скар. В голове сразу всплыла картина происходящего, но это же бред какой-то! Даже будучи отравленной, разве могла она спутать эльфов с монстрами? Не слишком-то много у них было общего. Глаза Лейлы расширились в удивлении, она не могла поверить, что действительно убила поисковиков своим мечом, но иного объяснения попросту не было, слишком уж идентично выходит. Так не бывает.
Безумие... — в растерянности произнесла де ла Мар. — Никакой яд, даже с проклятьем в придачу, не способен настолько извратить восприятие! — едва не срываясь на крик, торопливо выпалила она. — Я... припоминаю что-то подобное — тот способ убийства, который ты описал. Всё в точности так, но это не могли быть они, я не могла перепутать! Это же просто нелепо!

Рейтинг поста: 1

- Ну, опыт пережитого, конечно, делает разум устойчивее к потрясениям, однако панацеей от сумасшествия не является, - пожал плечами некромант. Он говорил это с видом знающего человека. - В конце концов, всё когда-то бывает в первый раз. Полагаю, при всём своём опыте тебе впервые довелось провести ночь в оскверненной части Льесальфахейма. Так откуда же тогда мы можем знать, что тебе по силам выдержать это? Здравомыслие - вещь хрупкая. Может быть уничтожено за секунду одним единственным происшествием, а может через сотню лет рассыпаться в прах самостоятельно из-за истечения срока службы. Всякое бывает, - но разговор о том, насколько сумасшедшей могла сделаться Лейла после этого неприятного приключения в лесу оборвался после слов девушки о боях, что произошли в лесу.
- Ну туда мы и правда прорывались с боями, но что на счёт обратной дороги? С кем это ты там успела подраться? При мне была только стычка с василиском. Да и та, как я понял, завершилась не его гибелью, а твоим выходом из строя, - история стремительно обрастала всё новыми подробностями. Странными, если принимать их все как должное, но вполне логичными, если допускать что представали они перед Лейлой будучи предварительно пропущенными через призму её воспаленного воображения. Если бы син'треску атаковали бесы, это было бы одним из первых опасений, что она озвучила бы. Бесы и со взрослым мужчиной справиться в состоянии, чего уж говорить о маленькой девочке.
- Пойми меня правильно, Лейла, тот факт, что будучи отравленной, замерзшей, напуганной, чего уж греха таить, и полностью дезориентированной в незнакомой местности ты всё-таки сумела найти дорогу из проклятого леса уже к утру является основной причиной, почему я допускаю что ты действительно была там не одна, а вместе со Скарлет. Но проблема твоей истории состоит в том, что этот факт является не только основным, но и единственным доводом в пользу Скарлет. Никаких иных доказательств её существования нет. Более того, есть масса неудобных вопросов, ставящих под сомнение даже то, что уже достоверно известно. Одну минуту, - Ордалион поднялся из-за стола и войдя в ближайшую палатку вскоре вернулся оттуда с металлическим чайников в руках. Пройдя мимо Лейлы куда-то в сторону, он повесил чайник на крючок, висевший на треноге над костром и вернувшись к столу принялся рыться в деревянной коробке, стоявшей рядом.
- Например, если Скарлет действительно там была, как она оказалась в чаще леса? Откуда пришла, если на много миль вокруг нет никаких поселений? Как ей удалось дожить до встречи с тобой, если там полно монстров? Хочу напомнить, что наша вылазка являлась результатом нескольких недель обороны господствующей высоты от бесов, причём с применением военных хитростей и самых передовых технологий. И даже после этого всё прошло, прямо скажем, не гладко. Если в том же самом лесу маленькая девочка может просто разгуливать и не быть сожранной местной фауной дольше получаса, то тогда... тогда я вообще ни хрена не понимаю как устроен этот мир. По всем законам логики такого быть не должно. И, наконец, главный вопрос, который беспокоит меня больше прочих. Ты видела лес не дальше чем на несколько шагов впереди себя до или после укуса змеи? Постарайся вспомнить, это очень важный момент. Потому что если твоё зрение помутилось из-за яда, это одно, но если туман был непроглядным с самого начала, то тогда становится непонятно, каким образом Скарлет могла видеть дорогу? Да и вообще, с твоих слов она будто бы знала как выйти из леса. Да только если она и сама в нём потерялась, то откуда ей было это знать? Как маленький перепуганный ребенок может ориентироваться в кишащем монстрами ночном лесу, где ничего не видно, а что видно - всё одинаковое? - свист чайника отвлек некроманта от критики феномена гениальной маленькой следопытки Скарлет. К тому времени Ордалион как раз завершил поиски в коробке и едва услышав чайник выставил на стол две кружки, извлеченные из нее. Взяв чайник за деревянное покрытие ручки, он вернулся к столу и наполнил кружки кипятком на две трети. Затем вытащил из всё той же коробки банку с измельченными чайными листьями.
- Не стоит недооценивать яд. На самом деле, даже если бы тебя не укусила змея, эта часть произошедшего с тобой вызывала бы у меня меньше всего сомнений, - он снял с пояса флягу и стал доливать в кружки холодную воду, продолжая свой рассказ. - В условиях, в которые ты совершенно неожиданно для себя попала, искажение восприятия было бы абсолютно нормальным следствием. Нас изрядно вымотали как ловушки в сокровищнице Лонрака, так и путь к ней. Затем не самый простой марш-бросок к месту сбора. Незнакомая местность в ночное время. Переохлаждение, которое навевает сонливость, ухудшающую восприятие. Отравление. Постоянное чувство опасности, выводящее из равновесия. Да было бы удивительно, если бы ты сохранила здравый рассудок при таком наборе стрессовых факторов. Любому бы почудилось что угодно в темноте. Ты вполне могла принять поисковиков за чудовищ и за это трудно тебя винить. Но только тебя, если, конечно, ты была там не одна... - он таинственно растянул конец фразы, оставляя её следующие из нее выводы уже на Лейлу. Сам же Ордалион, тем временем, насыпал чай в чашки с горячей, но уже не кипящей после разбавления водой.

Рейтинг поста: 1

Лейла не стала спорить. Если говорить начистоту, то она и сама была не вполне уверена в своём состоянии. То, через что ей довелось пройти этой ночью, можно было бы назвать самым худшим обстоятельством за всю её жизнь, если не считать получения статуса последней из рода, конечно же. Её история, рассказанная, пожалуй, очень уж размыто, не сняла вопросы относительно случившегося, а лишь добавила новых.
У меня... не найдётся слов, чтобы описать то, с чем я столкнулась на обратном пути, — честно призналась Лейла. — Проклятие изменило обитателей леса до неузнаваемости. Иначе, как чудовищами, их и не назовёшь.
Затем Ордалион начал задавать очень уж неудобные вопросы. Неудобные в том плане, что исчерпывающих ответов она никак не могла дать. Син`тресска и сама не до конца понимала, как ребёнку удавалось выживать в чаще проклятого леса. Хотя, с другой стороны, учитывая то, как прекрасно Скар видела всё вокруг, несмотря на густой туман, который стелился по всей территории проклятого леса, это уже переставало казаться таким уж абсурдным.
Совсем никаких поселений? — удивлённо спросила де ла Мар. — Но... Скарлет сказала, что её похитили из родной деревни. Звучит, конечно, очень странно, но тогда меня не волновали такие вопросы. В конце концов, это был лишь потерявшийся ребёнок и я просто хотела вывести нас обеих, поэтому не уточняла, из какой именно деревни её похитили.
Убийца задумалась одновременно пытаясь вспомнить, как лес виделся ей до попадания змеиного яда в кровь и размышляя о загадочной девочке. Почему же она вдруг исчезла без следа и как она умудрялась выживать. Была ли она?
Вообще-то видимость с самого начала была ни к чёрту. Туман не давал разглядеть окружение дальше пары метров, но после укуса определённо сделалось гораздо хуже. Я не знаю, как Скарлет могла видеть так далеко, но я уверена, что она видела. Когда мы заметили три фигуры... Я не доверяла своим глазам, поэтому спросила девочку, что видит она. Она... сказала, что это чудовища пришли за ней.
Де ла Мар выдержала достаточно длинную паузу, явно погружаясь в свои мысли, копаясь в собственных воспоминаниях.
Что же произошло на самом деле? Неужели я и правда схожу с ума?
Теперь, после всего, что было сказано, после того, как Лейле, частично, вернулась трезвость мысли — её рассудок требовал отыскать логическую связь между всем произошедшим. Син`тресска должна знать, как она вообще вернулась, была ли маленькая девочка наваждением или, может быть, очередной проказой проклятого леса. Погружённая в думы, девушка даже не обратила внимания на заваривающийся чай.
А что, если... — она запнулась, не до конца решив, хочет ли вообще озвучивать свою теории. Впрочем иного выбора не было, она должна всё узнать, а кто ещё сможет помочь ей разобраться в происходящем, если не Ордалион? И она продолжила. — Что, если в лесу поселилось существо, способное внушить иллюзию? Что, если Скарлет, посланное им наваждение и направляла меня девочка не к выходу из леса, а прямиком в ловушку? Я перестала слышать её голос в тот момент, когда появился ты. А ты её не видел вовсе, так? Что, если существо просто испугалось и отступило?

Рейтинг поста: 1

Слова Лейлы указывали на то, что некроманту удалось напасть на верный след, ведущий к разгадке этой странной истории. Никаких деталей рассказ Скарлет, ожидаемо, не содержал, что выдавало его поддельность. Зрение демоницы, конечно, стало хуже после отравления, однако если видимость изначально была не сильно лучше, это указывало на то, что Скарлет, как минимум, не человек. То, что она не ребенок, было очевидным почти с самого начала. И наконец, не самое заметное, однако самое важное обстоятельство - ложь. Эта так называемая девочка совершенно определенно видела кто на самом деле повстречался им в лесу, однако подговорила Лейлу на убийство своих спасителей, воспользовавшись помутнением рассудка своей спутницы и представив поисковиков как чудовищ. То есть, в её действиях прослеживался злой умысел и довольно тонкий расчет. Она умело использовала в своих целях все обстоятельства, что были ей известны. Однако главный вопрос оставался без ответа: зачем?
Тем временем, чаинки одна за другой осели на дне, давая понять, что чай заварился. Ордалион придвинул одну из чашек своей собеседнице, а затем сам отпил немного приятного согревающего напитка, что гнал прочь последние нотки утренней прохлады, еще витавшие в этих вековых кронах.
- Отлично, значит, мы на верном пути. Случившийся инцидент не был несчастным случаем. Он результат коварного замысла этой твоей девочки. Её-то змея не кусала и она точно знала кто перед вами, но не сказала тебе правду. Только вот какую цель она преследовала? Должен признать, её мотивы по-прежнему остаются для меня загадкой. Если бы она хотела тебя убить, то не стала бы выводить из леса а напротив - направила бы к ближайшему участку, где обосновались бесы или оскверненные волки, с которыми мы имели неудовольствие повстречаться накануне. Именно то, что она помогла тебе выбраться оттуда отметает всякие логические объяснения нападения на следопытов. Версию со спонтанностью этого поступка я даже в расчёт брать не буду, уж очень хорошо спланированными выглядят её действия. Даже слишком спланированными. Откуда она знала насколько плохо ты видишь? Почему была уверена что ты не поймешь кто перед тобой? Что-то мне подсказывает, что это не простая детская проницательность или блестящая догадка, - он снова отпил чай. Слова Лейлы по поводу иллюзии вполне были похожи на правдоподобное объяснение тому, почему Скарлет не видел никто кроме нее. Но всё так же не отвечали на главный вопрос.
- Может и иллюзия. Но как я уже и сказал, следопыты не нашли никаких подозрительных следов. А иллюзии, даже самые искусные, требуют нахождения своего создателя на определенном расстоянии от цели. То есть, если Скарлет и не была настоящей, то тот, кто послал тебе это видение, настоящим определенно был. Чтобы марионетка двигалась, кто-то должен дергать её за веревочки. Возможно, конечно, что этот кто-то передвигался по деревьям или опять же с помощью левитации, но у меня есть своя версия. Скарлет - какой-то лесной дух. Это объясняет и то, как она выживает в лесу с монстрами, и то, как ей удается манипулировать сознанием и даже её способность не оставлять после себя следов. Дух может становиться невидимым и определенно видит и в темноте, и в тумане. Правда, в таком случае её агрессия по отношению к эльфам становится совершенно бессмысленной. Ведь местные чтят природу и не должны быть в немилости у её порождений. Не в пример нам, кстати говоря. Мы за время экспедиции натворили дел в пойме реки и у духов леса едва ли есть за что сказать нам "спасибо", даже на фоне успешной защиты Древа на этом участке леса.
Чем больше Ордалион пытался разобраться в происхождении и мотивах загадочной Скарлет из Льесальфахейма, тем глубже погружался в трясину вопросов. Всякий раз, когда он находил приемлемое объяснение одному событию, оно тотчас неизменно исключало возможность происхождения другого. Это начинало отдаленно напоминать его собственный стиль ведения дел. Только если в действиях колдуна присутствовала лишь иллюзия хаотичности, за которой лежала чёткая последовательность действий, то поступки Скарлет у него никак не получалось собрать в цельную картину.
- В общем, с уверенностью я пока что могу сказать лишь одно: о её судьбе тебе беспокоиться не стоит. По-моему для Скарлет этот лес безопаснее чем для любого из нас.

Рейтинг поста: 1

До чего же странные обстоятельства. Чем больше предположений было выстроено, чем больше узнавала Лейла из слов колдуна, тем меньше она понимала произошедшее. Даже теория лесного духа вызывала у неё большие сомнения. Ведь в таком случае у Скарлет и правда было больше причин убить свою "провожатую", а не светлых эльфов.
Догадаться о том, насколько плохо я вижу, было несложно даже ребёнку. Ордалион, я натыкалась на каждую преграду, да на такую, что её не заметит разве что слепой. К тому же, я сама упомянула о своём состоянии.
Взор син`тресски был словно устремлён куда-то сквозь Ордалиона, она всё ещё пыталась понять какова Скарлет, что действительно ею движет. Де ла Мар помнила как изначально даже не могла коснуться этой девочки, но потом... они ведь держались за руки, она была осязаема. Даже на фоне сделаных открытий Лейла не хотела верить, что Скар просто обдурила её, преследуя свои собственные интересы. Как ни крути, а без неё демоница бы не вышла живой из леса. Так ради чего всё это?
Сколько не копайся, не найдётся логического объяснения тому, почему она предпочла убить эльфов, но не навредить нам с тобой. Я бы предположила, что лесной дух пожелал наказать почитателей природы за то, что те не сберегли её от проклятья. Но чтобы при этом не натравить друг на друга нас с тобой? Это... странно. Я-то конечно не спутаю запах твоего колдовства ни с чем другим, независимо от своего состояния, но ей откуда об этом знать? Что мешало точно так же сказать, что ты чудовище? — убийца невольно усмехнулась, подумав о том, что назвать её наставника чудовищем было бы весьма близко к его истинной сущности. Говорить такое вслух она, ясное дело, не стала.
Лейла вздохнула и наконец заметила пододвинутую к ней чашку. Хотя она бы сейчас предпочла чего покрепче, но, за неимением альтернатив, сделала небольшой глоток чая. Напиток приятно согревал и син`тресска сделала ещё несколько глотков.
Значит мы просто уйдём? — спросила де ла Мар, взглянув колдуну в глаза. По её голосу и взгляду можно было понять, что такой расклад ей не слишком-то нравился. Не хотела она уходить так и не узнав истины, да и нарушать клятвы было совершенно не в её стиле. А она пообещала, что не бросит эту девочку. — Когда?

Рейтинг поста: 1

Дальнейшие рассуждения и том, а была ли девочка и кто она, не имели никакого смысла. Слишком противоречивым оказалось её поведение и непредсказуемыми возможности. Ордалион пока что оставил рабочей теорию о том, что Скарлет всё-таки существует и является местным лесным духом. Её же странный выбор друзей и врагов мог быть связан с тёмной магией неизвестного происхождения, что поразила участок леса, где они находились. Лесные духи напрямую связаны с местностью, в которой они обитают и если та претерпела столь радикальные изменения, это вполне могло отразиться на их мировосприятии. Да, пожалуй, старая добрая магия в очередной раз помогала сгладить углы в этой странной истории.
- Вряд ли мы узнаем сейчас больше, если Скарлет сама не объявится и не расскажет. А причин сделать это у нее нет. Будем считать, что это какой-то тёмный дух, оскверненный магией, что поразила этот лес. Точно такой же как животные, которых мы встретили на реке. И да, лучшего решения чем просто уйти я не вижу. Искать в опасном лесу того, кто не оставляет следов и умеет становиться невидимым - бессмысленное занятие. Да и цель этой экспедиции достигнута. Две цели, хоть и из трех, - он допил свой чай от отодвинул чашку в сторону, окинув взглядом лагерь. Часть его обитателей была занта погрузкой вещей в ящики и сбором палаток.
- Да и задерживаться здесь нам теперь не стоит. Мы хоть и отстояли Древо Жизни, но и ущерба лесу нанесли предостаточно. Всё-таки "Кулак Инари" был не самым изящным решением проблемы, пусть и самым эффективным. А теперь еще и этот случай с поисковой группой. Так что лучше уйти пока нас считают героями.
Беспокойство Лейлы по поводу судьбы таинственной девочки не было понятным Ордалиону. Даже если она действительно помогла демонице покинуть проклятый лес, это совсем не повод быть преданной ей до гроба. Наверняка она преследовала какие-то свои цели, так что благодарить её особо и не за что.
- Сегодня к вечеру. До темноты успеем выйти из опасной зоны и остановимся на ночлег возле одного из эльфийских поселений. Оттуда родом часть добровольцев, так что им с нами по пути. Ты можешь заодно поспрашивать на месте, не пропадала ли накануне девочка. Но почему-то мне кажется, что это не даст результатов. Наш путь лежит в противоположную от пещеры ледяных эльфов сторону, что с учётом пути по реке полностью исключает вероятность того, что Скарлет могла прийти из этих мест. Если конечно у нее вдобавок к невидимости для чудовищ нет еще и сапог-скороходов.
Ордалион заметил идущую через лагерь тёмную эльфийку и вздохнул. Сейчас предстояло объяснить ей, что всё прошло по плану, а накладка случилась уже на пути обратно и её никак нельзя было предвидеть. В том, что Бертран в курсе всех последних новостей, он не сомневался.
- Говорят, что боги вернулись в Долину Врат, Лейла. Так что если на то будет воля Всеоки, вы со Скарлет еще встретитесь. Если же у вас иная судьба, то никакие скитания по лесу не смогут её изменить.

Рейтинг поста: 1

10 (2020-03-20 20:40:02 отредактировано Leila de la Mare)

Сейчас Лейла бы предпочла молчание разговорам. Пусть Ордалион и был весьма эрудированной личностью, но даже он не сумел развеять её сомнения, скорее даже посеял их ещё больше. Чего уж тут говорить, вердикт на основе одних лишь помыслов никак не годился для того, чтобы де ла Мар успокоилась и перестала думать о Скарлет. В конце концов, о том, что сейчас переживала эта девочка, они могли только гадать, отчего проку было мало. Демоница была готова вновь сигануть в чащу проклятого леса, лишь бы отыскать потерявшуюся девочку и, учитывая, что колдун, скорее всего, будет вынужден отвлечься на иные дела, у Лейлы вскоре могут быть развязаны руки для совершения столь абсурдного поступка. Её даже не останавливало то, что она могла подвергнуть опасности остальных членов экспедиции, ведь убийца ссылалась на то, что, если те отправятся на её поиски, то это будет лишь их выбор, за который сама она никак не может быть в ответе. Син`треска и сказала бы о своей цели колдуну, да вот только тот её точно попытается удержать, ссылаясь на то, что его ученица слетела с катушек и сейчас совершенно недееспособна.
От догадок толку нету, — отрезала Лейла. — Да и ты, насколько мне известно, веришь только фактам. Я тоже. Так что... Давай на этом и закончим, ладно?
Вот уж демоница никогда бы не подумала, что Ордалион употребит слово "герои" в их отношении. Кем бы они не были, но уж совершенно точно не героями. Уж точно не Лейла с её желанием уничтожить мир или, как минимум, погрузить его в пучину хаоса ради мести. Если посмотреть на ситуацию с этой стороны, то её стремление спасти одну единственную девочку и правда выглядело просто нелепо. Но, как и говорилось, де ла Мар не привыкла оставлять долги за спиной, даже если, спасая её, таинственная Скарлет преследовала собственную выгоду. Лейла в очередной раз поднесла чашку к губам, но вдруг обнаружила, что та опустела. Неужели случай в осквернённом лесу столь глубоко засел в её разуме?
Боги, Ордалион?! — эмоционально выдала демоница. — К чёрту богов! Взгляни на меня и поймёшь, что до простых смертных им нет никакого дела!
Лейла шумно выдохнула, пытаясь успокоиться. Что ни говори, а уж богов она точно не жаловала, обвиняя их в своих страданиях, по большей части. Последняя из рода де ла Мар уже давно утратила веру в них и даже успела возненавидеть пантеон двенадцати. Служи некромант кому-то из них, возможно, Лейла бы и не согласилась работать на колдуна, но его покровителем был Юок. Наверное, единственный, к кому у убийцы не возникало вопросов. Да и чего греха таить? Син`тресска начала поклоняться ему ещё задолго до того, как примкнула к Ордалиону.
Говори что хочешь, но не верю я в судьбу. И Всеоке никогда не поверю.

Рейтинг поста: 0

Лейла явно была расстроена тем обстоятельством, что уже сегодня экспедиционный корпус покинет проклятый лес и шансы на обнаружение Скарлет растают словно снег в Топазе. Судя по всему, данное девочке обещание было очень важным для демоницы. Но это нисколько не отменяло того, что поиски Скарлет в проклятом лесу занятие не только безрассудное, но и бессмысленное. А ведь еще вчера у последней из рода была отличная возможность увидеть в деталях то, к чему ведет подчинение своим эмоциональным порывам. Неужели ей нужно было напоминать о такой очевидной вещи каждый день?
- Разумеется нет. А почему им должно быть дело? Разве тебе есть дело до кучки муравьев, что копошатся под ногами? Едва ли, эти существа слишком примитивны по сравнению с тобой и их слишком много чтобы даже при всём желании каждому из них можно было бы уделить время. Но если муравей заберется на стол, или еще лучше - больно укусит тебя, тогда ты определенно обратишь на него внимание. Иными словами, если хочешь чтобы боги помогли тебе - заинтересуй их. Да это работает и не только с богами, - возможно, Лейла сможет углядеть в этих словах некроманта какой-то важный скрытый смысл, но сам Ордалион едва ли вкладывал его в них. Он всего лишь на простом примере объяснил, почему боги равнодушны к проблемам смертных и почему иногда из этого правила случаются исключения.
- Твоё неверие в судьбу похвально, но в то же время и удручающе. Судьба придает каскаду бесчисленных событий, которые никак от нас не зависят хотя бы некое подобие порядка. Без судьбы останется только хаос. А верить лишь в хаос сложно, ведь это означает что ни одно действие не связано со своим же конечным результатом. И тогда, как следствие, всякое действие лишено смысла. Раз уж появление Сарлет в месте, где ты окажешься, не зависит от тебя, искать её нет смысла. По твоей версии. Ведь поиски не связаны с нахождением. Но ты рассчитываешь её найти, рассчитываешь на то, что она случайно окажется там же, где и ты. Что это, если не судьба? Единство из множества вариантов.
Не дожидаясь приближения укоризненно смотрящей на него тёмной эльфийки, Ордалион пошел к ней на встречу первым, оставляя Лейлу наедине со своими мыслями и очередной порцией сомнений, вызванных словами колдуна. Утешение явно не было его коньком.
- Так это и был твой надежный план? - первой заговорила Бертран, сложив руки под грудью, тем самым соблазнительно подчеркивая её размеры. Однако колдуну смотреть ей хотелось, почему-то, в глаза.
- Ну туда мы добрались согласно нему без особых проблем. Непредвиденная трудность возникла уже на обратном пути.
- Судя по всему, твой план не включал в себя подобные трудности, хотя вы должны были несколько часов двигаться по глухому лесу, в опасной близости от оскверненной его чащи, - Берти зрила в корень. Ордалион действительно уделив внимание наиболее опасным участком путешествия, конец его расценивал как почти что безопасный.
- Всё просчитать невозможно. Да и не бесы это были, а василиск. Откуда он вообще взялся?
- Как Лейла? - резко сменила тему разговора Берти.
- Почти в норме.
- Почти?
- У нее навязчивая идея спасти ту девочку, что вывела её из леса, но при том никто кроме самой Лейлы её не видел. Даже в тот момент, когда с её слов они вместе бежали, держась за руки.
- Мне в общих чертах рассказали об этой истории. Она всё время звала какую-то Скарлет. Что думаешь?
- Несмотря ни на что, слишком много странностей, чтобы списать всё просто на галлюцинацию. Я думаю что эта пресловутая Скарлет какой-то оскверненный магией лесной дух.
- Вот уж сомневаюсь, - покачала головой эльфийка. - Местные говорили что духи покинули это место, когда пришло зло. Скорее уж это какая-то разновидность демона. Всё-таки бесы же откуда-то берутся. Так почему бы из того же источника не прийти демону классом повыше?
- Хм... - задумчиво протянул колдун. Берти озвучила версию, о которой прежде он даже и не подумал бы, хотя она и лежала на поверхности. Тем временем, люмберка перешла к сути.
- Ну или она просто переутомилась. А как на счёт целей вашего похода?
- Источник тёмной магии не установлен. Но кое-что нам добыть всё же удалось... - он торжественно извлек дневник из внутреннего кармана плаща.
*     *     *
Через два часа, лагерь был почти собран и первые члены корпуса уже покинули его расположение. Ранний вечер застал Ордалиона и Лейлу в дороге через лес. К счастью, нормальный лес. Хотя счастье тут было не при чём, чистая логистика. Берти предусмотрительно выбрала маршрут сама, решив не доверять его Ордалиону, учитывая представления последнего о "нормальном".
- Знаешь, а Берти высказала любопытную версию о происхождении Скарлет. Что если она какой-то местный демон? - решил он разбавить тишину, заговорив с заметно поникшей от осознания невозможности спасти девочку напарницей. - Эта версия, если так посмотреть, куда логичнее, чем с лесным духом. У демона были мотивы убить эльфов, как представителей светлой расы, и был точно такие же мотивы помочь тебе, поскольку син'трес наиболее родственная демонам раса. В проклятом лесу полно демонических существ, а значит, кто-то вроде Скарлет чувствовал бы там себя как дома. Может потому тебе и не встречались бесы, коих там должно быть полно: они избегали демона более высокого ранга. Наконец, Скарлет пропала тогда, когда вы покинули оскверненную часть. Возможно потому, что без подпитки магией, поразившей лес, она не может находиться в мире и вынуждена была отступить назад. Проще говоря, она заперта в проклятом лесу и даже найдя её ты всё равно не смогла бы вывести это существо за пределы оскверненного леса.

Рейтинг поста: 1

Лейла и не надеялась, что колдун поймёт её чувства. В одно мгновение она лишилась всего — дома, состояния, титула, семьи в конце концов. И син`тресска совершенно точно не была к этому готова, как и не готовилась к тому, что её обещание может оказаться нарушенным в такое же простое мгновение. Почему она здесь, а Скарлет всё ещё одна в проклятом лесу, в окружении чудовищ, во власти страха? Так не должно было случиться. В какое мгновение демоница упустила свою подопечную? А ведь должна была понять, что та отстала. Разве стала бы она молчать, когда Лейла собиралась рискнуть собственной жизнью, заведомо зная, что этот бой ей не выиграть? Хотя, учитывая теорию, которую выдвинула де ла Мар, было бы весьма логичным, что малышка загнала её в ловушку. Но разве можно отказываться от своих клятв только потому, что тебе что-то там показалось? А ведь никаких фактов не было, одни теории, основанные на пустых догадках и оттого не заслуживающие права считаться достоверными данными или хотя бы логичными обоснованиями случившегося.
Может и так, — уже более сдержанно и спокойно сказала Лейла. — Вот только, в таком случае, их погубит собственное высокомерие. Даже муравей может больно укусить.
Лейла вкладывала в свои слова весьма ощутимый смысл, учитывая, что она желала смерти всем богам из пантеона. Если уж и сравнивать её с муравьём по отношению к богам, то сама она считала себя муравьём-переростком, наподобие пчёл в улье близ Холлентаура. Уж Лейла бы с удовольствие "покусала" богов, да так, чтобы от тех остались разве что воспоминания тех, кто в них верил. Но разве подобное подвластно простой смертной вроде неё?
Они были на удивление разные. Колдун предпочитал порядок, который устанавливался судьбой, если его речь была истолкована верно. А вот его ученица была сторонницей хаоса и беспорядка, который окружал её уже не первый год и возможно именно из-за беспорядочности собственных деяний она и оставалась жива до сих пор.
Я верила судьбе, когда даровала имя своему мечу и пошла мстить. И либо судьбе неугодно, чтобы я достигла своей цели, либо её попросту нет. Я предпочту поверить, скорее, в счастливую случайность, — пожала плечами де ла Мар.
Пребывавшая в состоянии уныния, которое лишь усилилось после слов Ордалиона, Лейла ушла в другую часть лагеря. Хотелось остаться наедине с собой, но это было невозможно, везде кто-то да был. Может быть, если бы убийца вернулась в чащу проклятого леса, воспользовавшись случаям... Но нет, это походило на какую-то выходку обидевшегося ребёнка, забот бы только прибавилось. А шанс найти Скарлет, был ли он вообще?

Лейла предпочла не говорить ни о чём и пытаться не думать, но колдун заговорил и не совершать ни того, ни другого было уже попросту невозможно, потому что речь зашла снова о Скарлет. Новая теория, наверное, должна была сбросить с плеч син`трески тяжкий груз вины. Если так, то отчасти это получилось, но если демонопоклонница и правда встретилась в том лесу с настоящим демоном, то она упустила великолепную возможность!
Час от часу не легче, — демоница хлопнула ладонью по своему лицу. — То есть ты хочешь сказать, что я профукала возможность изучить настоящего демона? Не такого, как те безмозглые бесы, а самого настоящего и разумного?
Под "изучить" де ла Мар подразумевала завладеть, разумеется. Хотя она не была уверена, что колдун сходу поймёт, но главное, чтобы остальные не поняли в принципе. Её разочарование тут же сменилось прозрением, когда она вспомнила одну незначительную на первый взгляд, но важную деталь, если эта теория действительно была верной.
Клятва! Мы поклялись, что всегда будем вместе. Так неужели... Я заключила договор с демоном? — уже мысленно продолжала рассуждения син`треска. — Но если так, то до сих пор остаётся неясным, каким образом я могу призвать её, ведь я же звала, но она так и не появлялась.

Рейтинг поста: 1

Так, в приступе бессильной злобы на обитателей небосвода, Лейла совершенно случайно озвучила один из замыслов колдуна. Не на ближайшее время, конечно, но тем не менее. Ведь Ордалион не из праздного интереса стремился попадать на всевозможные праздники и фестивали в честь богов пантеона Двенадцати. Он наблюдал. Следил за тем, кто из богов и в каком обличье появляется на этих мероприятиях. Если уж даже Разоэнру удалось одолеть горстке авантюристов, то значит, и к другим божествам найдется подход. Тем более, Юок поручил ему ослабить их влияние, а он не стал бы давать невыполнимых задач. Скорее всего.
- На мой взгляд, в твоём случае судьба это лишь половина дела, - вздохнул Ордалион, вновь услышав о месте столь скоро после истории, которую они узнали в сокровищнице Лонрака. - Судьба - это шанс отомстить. Но сама месть это не судьба, потому как она зависит от твоего выбора и то, какой выбор ты сделаешь, не предрешено, ведь зависит только от тебя. Возвышение Лонрака было результатом его выбора, а его падение - судьбой, так как он не мог больше сдерживать Разоэнру и потерял контроль над ситуацией. Я думал, его история тебя чем-то научила. Пока ты карабкаешься по камням на гору, тебе тяжело, но ты контролируешь происходящее и неизменно поднимаешься. Когда же ты падаешь с горы вниз, тебе легко, но от тебя уже ничего не зависит. Остается лишь надеяться на удачное приземление. Это падение и есть судьба. Вот почему я всегда выбираю тяжелый путь.
Разговоры о демоне произвели на Лейлу не тот эффект, которого стоило бы ожидать. Да, син'треска интересовалась демонологией, но сейчас проявилось её поистине маниакальное увлечение этой тематикой. А оно, по опыту некроманта, не могло закончиться ни чем хорошим. Во всём следует знать меру, а в некоторых вещах, еще и соблюдать предосторожность. Общение с демонами как раз было одной из таких вещей. Неужели и столь очевидное придется объяснять?
- Изучить? - Ордалион усмехнулся. Было чему, ведь сейчас Лейла показала свою по-настоящему детскую наивность. - Не "профукала", а благополучно избежала, если конечно теория о том, что Скарлет демон, верна. Ты, видимо, не вполне понимаешь, кто такие демоны. Настоящие демоны, а не полудикое отребье, с которым мы столкнулись здесь. Ты изучаешь демона тогда, когда призываешь его, владея истинным именем, удерживаешь за магической печатью и имеешь возможность принуждения с приятным дополнением в виде способности вернуть его обратно в любой момент, если тебе что-то не понравится. Во всех остальных случаях именно демон изучает тебя, а не наоборот. Ты же, в это время, ходишь по очень тонкому льду, удерживающему тебя лишь до того момента, пока это не наскучит демону. Вот что такое занятие демонологией в полевых условиях. Так что если Скарлет демон, тебе повезло, что она решила помочь. Видимо, ты показалась ей забавной.
- Этого у тебя не отнять.
Сейчас, увы, слишком поздно, Ордалион понял, что озвучивание версии Бертран было опрометчивым поступком. Но откуда ему было знать о всей пагубности пристрастия напарницы к изучению демонических сущностей? Оставалось надеяться на то, что не слишком умная Лейла не придет к очевидному выводу о том, что Скарлет можно призвать, вместо бесцельных и опасных поисков по проклятому лесу. Правда, демоническое происхождение этой таинственной девочки было всего лишь одной из многих теорий на её счёт, но вдруг именно эта теория окажется верной? Только демонов под боком им не хватало для полного счастья.

Рейтинг поста: 1

14 (2020-03-28 18:02:35 отредактировано Leila de la Mare)

На всё у Ордалиона имелось своё, неисчерпаемое объяснение. Порой Лейлу это раздражало, ведь звучало так, словно он оглашал единственно верную истину, а всё остальное бредни, от которых следовало бы отказаться. Демонопоклонница не могла отказаться от своих взглядов, как и не могла перестать интересоваться демонами, ведь её отец, как оказалось, интересовался демонологией и она должна была продолжить его дело во что бы то ни стало. Иначе ради чего она вообще живёт? Ради продолжения рода, как ей не так давно советовал колдун? Было бы смешно, если б не было так грустно. Даже пожелай последняя из рода принять такое развитие событий, она неспособна забеременеть. А как можно продолжать род без детей? Это было попросту невозможно, именно поэтому син`треска и выбирает месть и продолжение семейного дела. Потому что, по сути, возможности выбора у неё нет вовсе.
Конечно же научила! Дь`Лонрак в открытую бросил вызов целому миру. Его ошибки я не повторю. Моя месть должна быть скрыта до того момента, пока она не начнёт осуществляться, пока один за другим не распрощаются с жизнью эти ублюдки! И нас с ним отличает то, что мне нет нужды бросать вызов целому миру, достаточно всего-лишь нескольких людишек отправить на тот свет. Придёт время и я отыщу их, всех до единого! — довольно маниакально выдала Лейла, постепенно возвращаясь к своему изначальному состоянию — к жажде возмездия, ради которого и встала подле колдуна.
Дальнейшая речь колдуна ненадолго ввела последнюю из рода в ступор. Неужели Ордаилион и правда настолько не верил в свою ученицу, что был рад её провалу в плане изучения настоящего демона? Может быть и глупость, но это задело её. Неужели он думает, что и в своей стезе она не сумеет одержать верх? Не сумеет победить в схватке с тем, кто прощупывает её слабости? И всё это оттого, что ей управляет жажда возмездия? Какая глупость! Демонопоклонница ни за что бы не проиграла демону! Ей бы хватило сил приручить его! Она справится!
Ордалион! — тут же огрызнулась, син`треска, позабыв о том, что они вообще-то шли не одни. — Ты что, считаешь, что я недостойна такой силы?! Ты думаешь, что я повторю участь Лонрака?! Вздор! Я способна покорить демона! Я способна сделать его своей слугой! Придёт время и ты сам в этом убедишься! Я докажу тебе, что моя сила ни в чём не уступит твоей собственной! Тогда-то ты поймёшь, что взять меня в команду было поистине верным решением! Я... — она на мгновение запнулась, но вскоре продолжила свою мысль. — Я превзойду тебя, наставник!
Столь пламенная речь была вызвана тем, что Лейла вообще-то некогда являлась членом аристократии, а они, как известно, в большинстве своём весьма высокомерны. Да и став единственной в своём роде, она не имела права проиграть. Либо она успешно продолжит истинное дело своего отца, либо бесславно погибнет, пытаясь исполнить свой долг. Иного не дано. И последние слова, брошенные в адрес колдуна, были не обычной показухой, ведь демонопоклонница действительно намеревалась превзойти своего учителя. Она вообще желала превзойти всякого, кто встречался на её пути, говоря себе, что именно она должна оказаться сильнее, она должна выйти победительницей. Этому научила её встреча с последним принцем ледяных эльфов. Когда колени дрожали от страха, когда взор застилал кошмар перед противником, которого Лейла была не в силах одолеть — она сказала себе — "Я, во чтобы то ни стало, должна стать намного-намного сильнее! Должна найти в себе силы, чтобы сокрушить врага, сколь бы страшным тот не оказался!" И именно такой настрой помог ей выбраться живой из проклятого леса. Раз за разом демоница напоминала себе о том, сколь важна её роль теперь, после падения целого рода. Возможно её слова и были даже чересчур высокомерны, но разве могла она вести себя иначе? Она — последняя из рода де ла Мар, единственная, кто может продолжить семейное дело. И она готова ступить на столь тернистый путь, и речи колдуна никак не могли этому воспрепятствовать.

Рейтинг поста: 0

Последовавшая тирада Лейлы о том, что она всё поняла и извлекла ценный урок из печальной истории последнего принца ледяных эльфов, убедила колдуна в обратном. Теперь-то можно было не сомневаться в том, что она ничего не поняла. А точнее, поняла неверно. Её выводы и направленность её мыслей пугающе походили на начало пути Лонрака, приведшего его к безумию, а затем и гибели.
- Это поверхностная мораль его истории, - покачал головой Ордалион. - Вызов, брошенный всему мирозданию, не был планом принца, он стал следствием из его жажды мести. Той самой жажды мести, через которую Разоэнру и нашел ключ к его подчинению своей воле. Даже самый великий путь отмщения неизменно ведет в пропасть, вот чему учит биография Дь'Лонрака. Если бы он мыслил свою жизнь после возмездия, то, я уверен, был бы жив до сих пор. Творил бы великие и ужасные деяния, а мы бы лишь дивилось тому, почему всё вокруг рушится без видимой причины. Но он не планировать так далеко. Месть была конечной точкой его пути и итог его закономерен.
Лонрак определенно стал постоянным незримым участником их бесед с момента визита в последнее пристанище ледяных эльфов. И если поначалу Ордалион относился к этой исторической фигуре скорее негативно, из-за грубых ошибок в управлении, бездарной потере почти безграничных возможностей и безумной попытке уничтожить Долину Врат, то после даже беглого ознакомления с его записями, мнение колдуна резко изменилось. Теперь он испытывал к покойному принцу уважение, несмотря ни на что. Высоко оценивал его находчивость, терпение, до поры до времени, и, безусловно, силу воли. Было и еще кое-что. Практически забытое некромантом чувство жалости, хотя сам Ордалион предпочитал списывать всё на простую досаду. Представьте себе такую ситуацию: гениальный художник рисует свою лучшую картину. Полотно почти завершено, осталось всего несколько штрихов и тут мастер внезапно чихает и дрогнувшая рука, держащая кисть, проносится по полотну, смешивая линии и меняя цвета. А убрать последствия этого инцидента бесследно - невозможно. Досадно же, не правда ли? Таким чихом стал для Лонрака падший бог солнца. Если бы не он и его слепая ярость, быть может, Ордалион с честью ступил бы под знамёна армии Лонрака, когда пробил бы решающий час. Но увы, время имеет свойство двигаться лишь в одну сторону.
Слова колдуна о том, что игры с демонами, мягко говоря, небезопасны, были приняты син'треской в штыки. И куда только подевалось то взаимопонимание, что было между ними еще утром? Неужели превращение прежней Лейлы в нынешнюю случилось в результате одной единственной ночи, проведенной в проклятом лесу? Или всё дело в этой Скарлет, которой может и не было вовсе?
- Ну, учитывая что ты явно решила идти его путем, было бы странно ожидать иного результата, - отозвался некромант, однако далее решил послушать пламенную речь демоницы до конца. Пусть девочка выговорится, ей нужна эмоциональная разрядка и одним только чаем тут не поможешь. По-хорошему, ей бы сейчас оказаться в гуще боя, но проклятый лес остался позади и драться не с кем.
- Вопрос не в том, достойна ли ты этой силы. Вопрос в том, сможешь ли ты ею управлять? Лонрак, вот, не смог. Или ты считаешь себя сильнее него? Твоё право, конечно, но я с таким утверждением согласиться не могу. Зато могу заверить тебя, что все, кто занимается демонологией, говорят то же самое - " я смогу подчинить демона". Но много ли демонологов известны истории? Как ты думаешь, почему? Твоя самоуверенность похвальна, но безрассудна, - Ордалион огляделся по сторонам. Как и ожидалось, их разговор привлек внимание нескольких идущих неподалеку членов экспедиционного корпуса, но это внимание быстро угасло. Хотя не стоило сомневаться в том, что теперь они будут внимательнее слушать о чём толкуют эти двое. Так, из праздного интереса, чтобы скоротать время в дороге. На здоровье.
- Я позволяю себе самоуверенность тогда, когда результат мне заведомо известен благодаря тщательной подготовке. Я выхожу на поле боя в открытую только в тот момент, когда битва уже выиграна. Сомнения - палка о двух концах. С их помощью мне удается делать своих врагов слабее, но в то же время, меня они делают сильнее. Сомневаясь в успехе, ты ищешь иные пути его достижения. Часто, более удачные, хоть и менее очевидные. Я побеждаю не потому что я сильнее, Лейла, а потому что я не лезу на рожон и просчитываю все варианты. Ну а когда знаешь все возможные вариации грядущего, ты не можешь проиграть. Я не говорю что тебе это не под силу, но я хочу указать тебе на явное отсутствие у тебя плана. А хороший план это уже половина успеха.

Рейтинг поста: 1

Нельзя было сказать, что слова Ордалиона не имели никакого смысла. Даже напротив, в какой-то мере он сумел урезонить, разгневавшуюся на несправедливость этого мира. Ведь Лейла и правда не видела ничего дальше той пропасти, к которой неизбежно приближалась шаг за шагом в поисках своей мести. Не нужно быть гением, чтобы понять, к чему приведёт путь, построенный на одной лишь кровожадности, на одном лишь желании вырвать око за око. Но, в то же время, последняя из рода де ла Мар была слепа из-за своего горя и потому месть была для неё приоритетной задачей, даже несмотря на то, что она знала — это был путь в никуда. Такое вот противоречие.
Может в этом ты и прав. Но прежде, чем задумываться о том, что будет после, я должна их убить. Таков мой долг, как последней из де ла Мар.
Как многое может измениться за одну ночь. Никогда прежде син`треска ещё не страдала столь переменчивым настроением, по большей части сохраняя хладнокровие, тем более, в окружении тех, кому не могла доверять. А уж таких среди экспедиции было немало, ведь большинство из них демоница видела впервые. Что там, единственным, кого она более-менее хорошо знала из всей собравшейся кампании, был колдун. И обсуждать в таких условиях что-то настолько личное, что-то, чего Лейла не могла доверить и большей части команды некроманта, было просто глупо. Что с ней происходит? Неужели всего одна ночь способна настолько пошатнуть её рассудок?
Соберись! Нельзя быть настолько безрассудной! — твердила она себе.
Ей ещё повезло, что Ордалион был спокоен. Ещё больше повезло в том, что тот позволил ей выговориться и лишь затем ответил сам. Очевидно, Лейле было необходимо выговориться, чтобы хоть немного сбросить напряжение, вызванное, наверное, её собственными ошибками. И как колдун находил в себе силы, чтобы терпеть свою заносчивую ученицу? Это было для Лейлы загадкой не менее сложной, чем лабиринты Дь`Лонрака, которые им двоим не так давно довелось исследовать. Но де ла Мар определённо не была разочарована этим обстоятельством, скорее, ей было любопытно разгадать логику мышления своего наставника. Хотя тут проще сказать, чем сделать. Слишком уж хитёр был колдун. Син`треска на несколько секунд прикрыла глаза и сделала глубокий вдох.
Прости. Я утратила контроль над своими эмоциями. Это недопустимо. Такого больше не повторится, — её голосу вернулся привычный холод. Можно было даже подумать, что Лейла вняла предупреждениям колдуна и не собиралась ставить на кон свою душу. Однако это было не совсем так. Демонопоклонница всё ещё оставалась ею, она просто верила в собственные силы. Но Ордалиону было совершенно необязательно знать, насколько далеко она была готова зайти в своих изысканиях. В конце концов, его соратница была уверена в том, что тот не при каких условиях не поддержит её маленькое хобби. — Хотя, должна сказать, такие предостережения из уст колдуна выглядят довольно необычно. Ты используешь силы тьмы и с самого начала нашего сотрудничества знал, что это основная причина, по которой я присоединилась к тебе. Ну, если не брать в расчёт Риетту, конечно же, — усмехнулась убийца. — Однако, хоть я и учусь колдовству у тебя, похоже я применяю твои техники совершенно иным образом. Думаю, ты и сам это заметил. Если ты побеждаешь врагов хитростью и не позволяешь врагам достигнуть дистанции ближнего боя, то я, напротив, предпочитаю изначально сокращать дистанцию, полагаясь на навыки фехтования и лишь дополняя их магией. Видишь ли, для меня сила важнее хитрости. Война между мной и убийцами моей семьи — то же сражение. Придёт время и мой меч их настигнет, сам факт моего существования не позволяет им действовать в открытую и это мне на руку, но больше всего я ненавижу ждать. Придёт время, я и с демоном справлюсь. Мой отец их изучал, вёл записи. Я должна продолжить его дело. Ты ведь говорил, что мне нужен путь, а не цель и мой путь уже определён. Но в самом деле, ты же не думаешь, что я настолько глупа, чтобы ввязываться в неравную схватку? Я пока ещё ценю свою жизнь, просто я знаю, на что я способна.

Рейтинг поста: 1

- А ты уверена, что у тебя будет это самое "после"? - как бы невзначай поинтересовался Ордалион с интонацией, будто они сейчас на званом ужине и он осведомляется о любопытных слухах, не имеющих особого значения. - Если ты загонишь последнего врага в горящий дом, запрешь дверь, выбросишь в окно ключ и, наконец, завершишь путь мести, о какой дальнейшей жизни пойдет речь? Ведь месть свершилась, но это не отменяет подступающего огня. удушающего дыма и рушащихся на голову горящих балок, что будут окружать тебя. А пути назад уже нет, ты лишила себя его. При том умышленно, должен заметить, - поняв, что говорить о высоких материях с Лейлой в её нынешнем, взвинченном состоянии, мало толку, он перешел на наглядный пример. Утрированный, но довольно точно передающий суть его слов. - Даже если ты уверенна в победе, всегда планируй путь к отступлению. Лучшая тактика - тактика выживших. Лонрак выживать не планировал, и... всё пошло по его плану, если так посмотреть.
Он усмехнулся на слова о долго последней из рода. Ему это казалось просто каким-то ребячеством. Вот у него перед Юоком действительно был долг, вынуждающий действовать. И даже несмотря на это, условия, в которых производились действия, устанавливал сам некромант. Здесь же не было вообще ничего.
- Долг? Хах! По-моему ты сама себе это придумала. Никто не брал с тебя даже слова об этом. Если ты внезапно откажешься от мести - никаких последствий для тебя это не возымеет. Проще говоря, все правила этого долга устанавливаешь ты. Так что мешает сделать их более удобными и чуть менее самоубийственными?
Оправдания Лейлы выглядели довольно мило. Второй раз за несколько минут он видел перед собой не умудренную опытом воительницу, сражавшуюся когда-то с самими Дь'Лонраком, а девочку, укравшую конфеты из буфета и теперь стыдливо опустившую взгляд заверяя, что больше так не будет. Колдун с трудом мог скрыть улыбку, возникшую при этой мысли.
- Повторится, не сомневайся. Но пока это случается не перед лицом смертельной опасности, это не проблема, - вроде бы успокоил он её. Хотя формулировка была сомнительная. - Ты судишь поверхностно. Да, это логично, сражаться с противником тем, в чём ты лучше. Да только вот я, как ни странно это прозвучит, едва ли могу называться боевым магом. Я специализируюсь на защитных чарах. Моё настоящее оружие это разум, логика и хитрость. Лучшее сражение то, в котором ты побеждаешь, даже не принимая участия. Радость победы, слава и никакого риска. Если дело дошло до применения магии, значит, либо что-то пошло не так, либо на руках изначально были плохие карты. Но зачем же брать плохие карты добровольно?
Ордалион немного подумал о том, стоит ли добавить эту фразу, чтобы еще немного подзадорить Лейлу, и пришёл к выводу что стоит.
- И потом, как же ты собираешься меня превзойти, если полагаешься только на свою силу? Я всегда побеждаю тех, кто так делает, потому что их план всегда оказывается хуже моего.

Рейтинг поста: 1

18 (2020-04-16 16:01:32 отредактировано Leila de la Mare)

Лейла внимательно слушала своего наставника, однако его пример оказался слишком... прямым что ли? И у демонопоклонницы нашёлся столь же прямой ответ на его высказывание.
Разумеется оно будет. Огонь и хлипкие стены — ничто против моей магии, — весьма высокомерно ответствовала последняя из рода. — И даже поступи я столь нелепо, чего, разумеется, не случится, я пробью себе выход. Что за странный пример?
Видимо, затем колдун понял, что столь абстрактный пример в разговоре с Лейлой оказался весьма неудачен. В конце концов она и близко не стояла рядом со своим наставником в умственном плане. Однако и совершенно глупой она не была. Ведь разве иначе прожила бы она столь долгую жизнь, постоянно находясь "под прицелом"?
За моими речами этого можно и не заметить, но я не глупенькая девочка, Ордалион, — с усмешкой произнесла де ла Мар.
Но вот затем усмехнулся уже сам колдун, словно син`треска ему сейчас рассказала отличный анекдот, и это на слова о её долге, как последней из рода де ла Мар! Не дай она обещание того, что её выход из под контроля не повторится, взяла бы колдуна за шкирку, но усилием воли она подавила желание, буквально вырывающееся наружу.
— Я поклялась у могилы своих родных, что накажу всех причастных, — с холодной враждебностью, буквально сквозь зубы процедила убийца. — Хотя я и не сомневалась, что ты не способен понять ни эту боль, ни эту тяжкую ношу, которую не сбросить никак иначе.
Если Ордалион стремился заслужить её доверие или направить верным путём, то двигался явно не в том направлении. Всё, чего он добился, это сдерживаемое раздражение. Он не понимал и не стремился понять, лишь продолжал гнуть свою линию. И если при иных обстоятельствах Лейле не было бы до этого никакого дела, учитывая отношения в виде командир-подчинённая, то сейчас, когда разговор шёл о её личных делах, она не позволяла изменить своё мировоззрение, не позволяла даже заставить себя на секунду задуматься о том, что он мог оказаться прав на этот счёт. Ведь это было совершенно не его дело.
Всего один инцидент и это уже становится диагнозом? — спокойно спросила Лейла, после чего продолжила. — Я была хладнокровна на протяжении долгих лет и это впервые, когда я предалась эмоциям с того времени, как стала убийцей. Не стоит судить обо мне по одному лишь случаю, тем более, учитывая обстоятельства, — всё тот же холод в голосе, тот же знакомый холод. Лейла умела взять себя в руки, когда это было необходимо. — Победить без сражения? Не смеши меня, командир. Даже если все мои враги умрут, я не ощущу наслаждения, если их кровь не будет стекать с моего клинка. Как вообще можно назвать местью столь жалкую пародию? Знаешь, меня всегда бесило, когда при заказе звучало слово "месть". Если враг умирает не от твоей руки, это нельзя назвать местью.
Но этого было явно недостаточно. Отчего-то Ордалион решил потоптаться по самолюбию последней из рода де ла Мар. Не будь он столь силён, то это определённо было бы его последней выходкой, но даже Лейла понимала, что совладать с ним она не сможет с помощью грубой силы, потому оставалось лишь ждать когда они доберутся до треклятого Эстелла и лишь вступить с колдуном в словесную баталию.
Похоже теперь ты начинаешь судить поверхностно. Как по-твоему работают наёмные убийцы? Они изучают свою цель прежде, чем атаковать. Пусть у меня и в мыслях нет пытаться покуситься на твою жизнь, желание превзойти тебя, всё равно, что тот же заказ. Пока я с тобой, я изучаю тебя, а не только наращиваю свою магию. Ты обучаешь меня основам, но ты ведь заметил, что в моём арсенале есть и то, чему ты меня не учил? Разве ты не заметил, что я уже практикую магию демонологии? Низший уровень, но всё же, — внезапно на лице Лейлы засияла улыбка, хитрая. — К тому же, не будь я достаточно хитрой, убийцы, подсылаемые за мной едва ли не каждые сутки, уже давно нашли бы наше жилище, однако ты не видел вблизи дома ни одного, не так ли?
Догадывался ли колдун за время их совместной работы, что его соратницу пытаются выследить и отправить на тот свет? Это был интересный вопрос и на сей раз пришёл её черёд дразнить некроманта.

Рейтинг поста: 1

Сейчас Ордалион уже всерьёз задался вопросом о том, точно ли перед ним та же Лейла, с которой они вчера проникли в сокровищницу Дь'Лонрака? Не могла же демоница всего за одну ночь в лесу из несколько импульсивной, но решительной и дисциплинированной убийцы превратиться в взбалмошную девчонку, совершенно не понимающую метафоры? А ведь метафорами некромант пользовался постоянно. Это был его способ представлять сложные вещи в виде простых примеров.
- Он не странный, его всего лишь не надо понимать буквально. Я имел ввиду что идя без оглядки вперед, ты можешь, в итоге, столкнуться с невозможностью сделать шаг назад.
Словно бы в подтверждение его мыслей, Лейла начала доказывать что она совсем не глупая. Не действиями, а именно словами, за что была удостоена ироничной улыбки колдуна.
- Твоя беда не в том, что ты глупая, а в том, что ты не такая умная, как полагаешь. Это куда опаснее. Глупые ничего не планируют, ибо не могу. Недостаточно умные же планируют, но потом сталкиваются с осознанием того, что не в силах контролировать созданную ими ситуацию.
Син'треска явно злилась, хотя Ордалион не мог с уверенностью сказать, на что именно. На то, что он её не поддерживал? Глупо, она не маленькая чтобы её кто-то утешал. Такое было бы еще простительно Джин, но никак не Лейле. На то, что он не понимал её? Так он понимал, просто относился к этому намного спокойнее. Или причина была в том, что в глубине души демоница понимала, что её наставник был прав? Она злилась на нелицеприятную правду? Нелепо, но тоже возможно.
- О, я прекрасно понимаю, милая, - протянул он с довольной улыбкой. - Я еще помню первый раз, когда лишился тех, кто был мне дорог. Помню и первый раз, когда лишился всего достигнутого за столетия и вынужден всё начать сначала. Я помню, что чувствовал тогда. Но затем я лишился всего снова. И снова. И снова... в конечном счёте, я стал относиться к этому проще. Привык. Ко всему со временем привыкаешь, даже к пребыванию в Аду.
Лейла очень уж остро реагировала на его замечания. И это, как ни странно, было сейчас даже на руку некроманту. Её действия по сути прямо сейчас сводили на нет её же слова. Ордалион поднял бровь, глядя на подопечную. - Сам факт того, что ты можешь потерять самообладание говорит о том, что этому суждено случится вновь, покуда ты остаешься собой. И потом, разве сейчас ты сохраняешь хладнокровие? Ты была куда спокойнее на плоту в окружении сыплющихся нам на головы бесов или у выхода в сокровищницу, когда огонь надвигался на нас со всех сторон. Что же изменилось с тех пор? Ты встретила девочку, которой дала обещание? И только?
И снова она неверно понимала его слова о сражении, которого не было. Ведь речь шла не о мести какому-то конкретному лицу, а о куда более масштабных вещах. Ордалион вообще не брал во внимание отдельных своих врагов, за редким исключением, в процессе планирования. Личные предпочтения или переживания нельзя смешивать с целеустремленностью, ибо эмоции способны испортить любое начинание.
- Победа, это не всегда смерть твоего врага, Лейла. Это крах его надежд, отчаяние и страх, что накрывают его с головой. Разве подарить тому, кто сломал тебе жизнь быструю и почётную смерть в личном бою приятнее, чем увидеть сначала как сгорает его мир?Я предпочитаю сначала одержать верх и только потом убить. И потом, смерть это не худшее, что может случится. Уж поверь старому некроманту, хе-хе-хе.
Разговор зашел о профессиональной пригодности син'стрески. Бессмысленный разговор, ведь будь она бесполезной колдуну, он не стал бы тратить на нее время. Наверняка, она об этом знала. Просто забыла, как и очень многое из того, что узнала из его "уроков".
- А чего нас выслеживать? Мы и не прячемся, как ты могла заметить. Я не скрываюсь от тех, кто считает меня врагом, только от тех, кого считаю врагом я. Прочих же милости прошу к нашему шалашу. Как ты наверняка не раз замечала, даже в ночное время наш особняк полон жизни. Мои глаза и уши повсюду и если кто-то настолько глуп, чтобы добровольно забраться в эту ловушку, то я не против. Можно сказать, это естественный отбор. В конце концов, не для того ли паук плетет свою паутину, чтобы в нее попадались мухи? А вот твои опыты в демонологии это уже интересно. Ты прочитала много книг по этой дисциплине? Говорила со знающими людьми? Демонология куда менее предсказуема, чем прочие запретные школы магии. Никогда не знаешь, кто явится на твой зов и как сложатся ваши дальнейшие... отношения... - колдун замолчал, вспомнив нечто важное, что никогда не забывал, но старался держать в тёмном углу своей памяти, чтобы лишний раз не мучить себя. Однажды ритуал демонологии уже изменил его жизнь, позволив поверить в то, что он сможет однажды быть свободным от своего тёмного пути. А затем больно щелкнув по носу, в назидание.

Рейтинг поста: 1

Не пойми меня неправильно, просто... Обычно твои метафоры звучат так, что на них невозможно дать однозначный ответ. Сейчас же ты выбрал, пожалуй, слишком простую формулировку. И знаешь, оглядываться назад порой бывает очень... больно.
И это было действительно так. Ведь, оглядываясь на прошлое, Лейла только и видела, что гибель рода де ла Мар. Рода, который она оставила в своём глупом стремлении увидеть мир, оторваться от семьи. Теперь же ей не хватало её родных, она скучала по ним и оттого не любила вспоминать былое. Ведь она бросила свою семью, когда должна была сражаться за них или погибнуть вместе с ними. В смерти не было боли, лишь умиротворение, ведь мёртвые уже не могут сожалеть. Син`треска вон множество жизней оборвала. И что? Разве они страдают? О нет. Страдает лишь она и будет страдать ещё больше, если все жертвы окажутся напрасны, если её враги так и не поплатятся за содеянное.
Позволю себе не согласиться. Да, я не столь умна, как ты, но моих знаний достаточно для того, чтобы подчинить демона, не заплатив за это непомерно высокую цену. Ты ведь видел на что я способна. До сего момента не используя магию, почти ничего о ней не ведая, я очень быстро усвоила то, чему ты меня научил и научилась использовать это на практике. Только представь, насколько сильнее мы станем, если я подчиню себе ту силу, о которой мы говорим! Эта сила сослужит тебе отличную службу! Стоит ли отвергать нечто подобное?
Эта речь была призвана не переманить колдуна на сторону своей точки зрения, а лишь узнать почему он не желает, чтобы Лейла практиковала демонологию. Она действительно не понимала, почему Ордалион против. Ведь он и сам практиковал тёмную магию, которая делала его намного могущественнее, и разве не выгодно ему будет иметь подле себя столь же могущественных соратников? Страх того, что подчинённая превзойдёт его, де ла Мар отметала, ведь наставник сам сказал, что не боится тех, кто превосходит его в силе — он берёт своих врагов хитростью, заставляя их поплатиться жизнью. Так почему же он не желает помочь своей соратнице стать сильнее? Это был вопрос, на который невозможно было получить ответ, только если колдун сам не озвучит причину.
А вот следующие слова командира действительно остудили пыл убийцы. Внезапно пришло осознание того, что не одна она чего-то лишилась. А ведь раньше де ла Мар даже и не задумывалась о том, что пришлось преодолеть Ордалиону и его команде, что было с ними до того, как она к ним примкнула, как они жили до того, как стали единым целым... Это было эгоистично, но, если подумать, Лейлу всегда устраивало то, что она заботилась лишь о себе и исполняла лишь свои прихоти. Но так было раньше. Эта команда сумела изменить её восприятие. Немного, но всё же.
Я не могу привыкнуть, Ордалион. Они... Они снятся мне каждую ночь. И они, и те, кого я убивала, чтобы однажды приблизиться к врагам. Но ничего не вышло. Ничего. Я лишь выполняла приказы тех, кто использовал мою слабость. Я ни на миллиметр не приблизилась к своей мести. Обагрила свои руки кровью ни за что. Но... в конечном итоге свыклась с ролью убийцы. Лишь с этим, но никак ни с тем, что моей мести не суждено свершиться. И не с тем, что я оставила семью в тот момент, когда была нужна им больше всего. Я никогда не свыкнусь с этой мыслью, просто не смогу. Даже не представляю, как тебе это удалось, если ты чувствовал то же самое, — её голос заметно поник, но Лейла не позволяла себе проронить ни слезинки. И, дабы отвлечься от своей печали, спросила о том, чего не поняла, хоть особого интереса это и не вызывало. — Ад? Что ты имеешь ввиду?
Далее речь зашла о самообладании, которое сейчас Лейла не сохраняла от слова совсем. Но можно ли было её за это винить, учитывая, сколько всего на неё навалилось за последние сутки? Конечно же она не стала оправдываться подобным образом. Это звучало бы просто нелепо и недостойно ранга опытной, хладнокровной убийцы, какой и считала себя последняя из рода. Да и, к тому же, причина пролегала несколько глубже, чем просто тревожная ночь в лесу при необъяснимых обстоятельствах.
В бою мне гораздо проще забыться, ведь фрагменты из прошлого меня не терзают. В мирное время себя контролировать гораздо сложнее, — она умолкла на какое-то время, обдумывая свой ответ, и вскоре заговорила вновь. — Будь это простое обещание... Но что, если ты прав и передо мной был действительно демон? В таком случае, это было не просто обещание, а клятва. Клятва, принесённая демону. Вот только я не чувствую перемен.
А вот теперь Ордалион кое-кого напоминал, того, кто обещал "золотые горы", но явно не внушал доверич.
Сейчас ты мне напоминаешь Этерру, — безуспешно пытаясь подавить смешок, сказала де ла Мар. — Вы совершенно точно стоите друг друга.
Неожиданно, но на слова о том, что на син`треску ведётся охота, колдун отреагировал весьма спокойно. Словно это было в порядке вещей. Знал ли он или нет, но парировал весьма успешно и даже неожиданно. Лейла осталась в дураках, ей-то уж точно парировать было нечем, ведь столь спокойного ответа она и не ожидала.
Ладно, удивил, — "подняла лапки кверху" убийца. Затем речь зашла непосредственно о демонологии. Было ли Лейле что скрывать? Разве что грядущие планы, но явно не то, что она уже практиковала, а потому ответ был честным. — Я ведь уже говорила, что мой отец практиковал эту науку. Все записи есть в дневнике, который теперь по праву наследование мой. Именно оттуда я и узнала основы. И, как ты мог заметить, весьма успешно применяю их на практике. Если ты так за меня беспокоишься, мог бы и помочь, ты ведь прекрасно понимаешь, что я не отступлюсь от своей цели.

Рейтинг поста: 1

- Я никогда не отвергаю силу, Лейла, - отозвался на "щедрое" предложение демоницы Ордалион, - однако всегда отвергаю безрассудство. Всякое оружие опасно для врага лишь тогда. когда ты умеешь им пользоваться. В противном же случае, оно опасно только для тебя, - стоит сказать, что говоря о своей неприязни к безрассудным поступкам, колдун сильно лукавил. Половину, а временами, и две трети его деяний, вполне можно было назвать безрассудными или вовсе самоубийственными. Чего стоил один только визит в последний приют ледяных эльфов. Всё, что на момент, когда они с Лейлой вошли в пещеру, знал о ловушках в сокровищнице Лонрака Ордалион это то, что они могут там быть. Не слишком-то похоже на хороший план, не правда ли? Да и предшествующему этому сплаву по реке на плоту явно не доставало хотя бы минимальной техники безопасности.
Рассказ син'трески лишний раз демонстрировал некроманту то, что Лейла не такая уж плохая, как может показаться. Строго говоря, едва ли она вообще была злой и сложись её судьба иначе, эта девушка вполне могла бы стать прославленной героиней, что спасла бы, а не отняла великое множество жизней простых людей. Или, по крайней мере, обрела бы простое житейское счастье. Но пути Всеоки неисповедимы и вот они здесь, плечом к плечу. Хоть Ордалион и предостерегал её от пути возмездия, глупо было бы отрицать, что именно благодаря ему они встретившись нашли общие интересы.
- Плохо. Это означает, что у тебя всё еще слишком сильная совесть, - немного печально сказал колдун. - Я преодолел её давным-давно и ныне вместо громогласного голоса этого чувства, я лишь изредка слышу едва различимый шепот. Мне не о чем жалеть. Иногда иметь совесть полезно, но куда чаще - вредно. Поэтому мне не снятся жертвы. Мне вообще редко что-то снится. Закрывая глаза, почти всегда я вижу лишь тьму. Быть может так потому, что теряя тех, кто был нам дорог, умирает часть нас самих. Со временем, мы прежние умираем полностью. Кто-то возрождается и продолжает жить с этой болью, а кто-то так и остается мёртвым. Мёртвые не видят сны. Как я.
Лейла спросила про Ад скорее для отвлечения от тяжелых разговоров, чем из интереса. Оно и к лучшему. И правда, как-то незаметно их обсуждение минувшей ночи превратилось в исповедь.
- Адом, в общем смысле этого слова, называют обитель демонов, лежащую где-то за пределами нашей реальности, но достаточно близко, чтобы при желании и умении, -  последнее слово он выделил, - наладить с ней контакт. Но я имел ввиду не её, а худший из возможных вариантов пребывания в той реальности, где мы находимся. Полагаю, ты в полной мере ощутила Ад, стоя перед пепелищем родного дома. Но ощутила не кожей, а душой, потому как Ад, в моём понимании, это не место, а твоё внутреннее состояние. Именно поэтому из него нельзя сбежать. От себя не убежишь. Его пламя жжет тебя изнутри, подгоняет идти вперед путем мести, но чужая кровь не погасит его этот огонь, сколько бы её не пролилось. Потушить его можешь лишь ты, силой своей воли. Или привычки. Так поступил я.
Слова о клятве прозвучали тревожно, хотя паниковать было рано. До этого момента Ордалион думал о той части их разговора с этой так называемой Скарлет, как о простой шалости неизвестного существа. которого и вовсе могло не быть. Но если Скарлет действительно демон и Лейла что-то ей пообещала, то дела их обстоят куда хуже, чем могло бы показаться. Уж не поэтому ли Лейла сегодня несдержанна как никогда?
- То что ты их не чувствуешь, не значит, что их нет. Что если твоя нервозность - первая ласточка этих перемен? Хотя вряд ли. Я сомневаюсь что должно было немедленно случится нечто грандиозное, всё же даже если она демон, то не одна из Владык. Демоны не всесильны, иначе давно бы уже всем тут управляли.
На упоминание Этерры Ордалион усмехнулся: - Да, мысли она немного масштабнее, я мог бы с уверенностью сказать, что Этерра - моя женская версия, ха-ха-ха. Потрясающая женщина, не удивительно, что она стала одной из правительниц Ваэддиара. Таких как она лучше держать поближе к себе. Чтобы были на виду, разумеется.
Да, колдун понимал, что разубедить Лейлу не получится. Она в любом случае пойдет на поводу у своей жажды силы, пускай и нужна та ей для достижения весьма и весьма примитивной цели. Управляемость син'трески оставляла желать лучшего, совсем не то же самое, что с Риеттой. Та хоть и делала глупости с завидным постоянством, но по крайней мере, всегда знала когда пора остановиться. Лейлу же природа обделила этим ценным качеством.
- Увы, понимаю. Я понимал это еще в самом начале нашего разговора. Потому я не предлагаю тебе отказаться, я предлагаю делать это по науке. Нам нужен план и запасной план. А еще имя этого демона. Настоящее имя, потому как я что-то сомневаюсь, что Скарлет - не псевдоним. Демоны вообще не слишком-то любят называть свои настоящие имена, поскольку это дает власть над ними. Но если она всё-таки сделала это, то что мы имеем? Что знаем о ней и её мотивах? Если Скарлет тебе не навредила, значит, ты зачем-то ей понадобилась. Это уже немного обнадеживает. Однако с демонами всегда нужно держать ухо в остро, особенно если они стараются выглядеть дружелюбными.

Рейтинг поста: 0